Опасность «правды» без духовного рассуждения1 min read

ПоминовениеНа сегодняшний день в Русской Православной Церкви в связи с фактически принудительным и обманным навязыванием духовенству и мирянам документов, принятых на Совещании Предстоятелей Поместных Церквей в Женеве 19–21 февраля с. г., возникла крайне опасная ситуация. Дело в том, что эти документы, например, об «Отношении Православной Церкви с остальным христианским миром», – имея официальный статус догматических, по своему содержанию антиправославны. Кроме того, напряжение церковных чад сугубо возросло после встречи Патриарха Кирилла с папой Франциском на Кубе…

 Некоторые из обсуждающих эту тему, несмотря даже на академическое образование, пытаются акцентировать внимание исключительно на положительных моментах встречи, проявляя тем самым духовную близорукость. Мы же убеждены, что данное событие не является нейтральным и безобидным, а тем более – исторически выдающимся и значимым в положительном смысле слова. Также и подписанную двумя религиозными лидерами Декларацию недопустимо считать «равной Апостольским Посланиям», как опрометчиво заявил председатель Синодальной комиссии по катехизации и религиозному образованию митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий в эфире телеканала «Россия 24». Поразительно, что иерарх Русской Православной Церкви с подобными суждениями возглавляет названный отдел! Где же, как и чему Его Высокопреосвященство учился? И неужели такая безрассудная легкость суждений отныне будет признана нормой в области духовного образования? По нашему мнению, за посеянный среди всероссийской паствы соблазн он должен быть призван Священным Синодом на церковный суд.

Разумеется, с секулярной точки зрения встреча в Гаване есть событие необычное, поскольку подобные религиозно-синкретические мероприятия случаются, конечно, не каждый день. С позиций духовных – как для Православной Церкви, так и для всего мира – она тоже не рядовая и вполне знаковая, но – с каким именно знаком? С плюсом или с минусом? Чтобы ответить на этот вопрос, следует не просто принять к сведению наставления Святых Отцов и великих подвижников благочестия Православной Церкви о папизме и фигуре римского понтифика, но и руководствоваться ими в жизни. Эти взгляды и оценки, хотя и произнесены благочестивыми устами разных людей, но проникнуты единым смыслом; они лишь дополняют друг друга в раскрытии сути римо-католицизма и роли римского папы. Резюмировать отеческие изречения можно так: папа – ересиарх, прообраз антихриста, символ отступления. И любая встреча с ним, а в особенности обращение к нему за поддержкой в политических и религиозных вопросах свидетельствует по сути о признании его авторитета. Даже соблюдение протокольных норм официальной встречи как бы подтверждает законность папского положения, его пребывания «на своем месте»; это тоже своего рода форма поклонения понтифику. Разумеется, что кто-то не согласится со сказанным, но таковое суждение, повторимся, не наше личное, а святоотеческое.  Таким образом, гаванская встреча носит апостасийный и апокалипсический характер, она – знак грядущих бед.

Важно знать и то, что римский папа сегодня – не просто предстоятель католической «церкви». Он – координатор международного движения по построению единой мировой религии на тех началах, которые были выражены известным современным католическим «богословом» профессором Хансом Кюнгом. В основу его кодекса положены «социальная справедливость, экуменизм, плюрализм, толерантность, феминизм и соблюдение прав человека». При этом в доктрине все религии признаются равнозначными, но сохраняют «свои представления об истине» и обряды. Иными словами, кодекс провозглашает абсолютную толерантность и общую веру в то, что все религии так или иначе ведут к одному Богу и имеют Божественное происхождение. Примечательно и то, что межрелигиозные мероприятия, инициируемые римским понтификом, финансируются банкирами мирового масштаба, мировой закулисой.

Потому встреча папы и Патриарха вполне закономерно по чутью верующего сердца вызвала отрицательную реакцию у большинства клириков и мирян Русской Православной Церкви. Такой отклик, нашедший выражение в различных протестах, нельзя считать чем-то из области религиозного экстремизма, фанатизма или ревности не по разуму. Напротив, это доказательство здравой веры и адекватного религиозного безпокойства, свидетельство существования живой православной соборности. Безусловно, отдельные проявления недовольства носили неоднозначный характер. Но наша задача не в том, чтобы дифференцировать формы несогласия и давать им психологическую и каноническую оценки.Мы только констатируем факт самого неодобрения встречи папы и Патриарха в православной среде и считаем его вполне естественным и оправданным.

Тем не менее, уже известны случаи прекращения поминовения Патриарха Кирилла на богослужениях и отделения от епископата якобы на основании 15-го правила Двукратного Собора. Скажем сразу, что мы считаем такие действия духовенства преждевременными и неоправданными. Они противны букве, но еще более – духу соборного правила, которым допускается и даже похваляется разрыв епископата с Патриархом и, соответственно, духовенства с епископом только в случае «некия ереси, осужденныя Святыми Соборами или Отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно, и учит о ней открыто в Церкви». Этот канон ценен тем, что, по замечанию составителя «Афинской синтагмы» иеромонаха Матфея Властаря, ограничивает власть епископа и не позволяет ему творить в Церкви произвол.

Ясно, что встреча Патриарха Кирилла и папы Франциска будет иметь продолжение в виде тех или иных событий, и вектор происходящего направлен именно на «восстановление утраченного единства христиан» (в понимании экуменического движения) посредством участия в т. н. «диалоге любви». Такая форма взаимодействия активно утверждалась Константинопольским Патриархом Афинагором в 60-е годы прошлого столетия. «Диалог» был призван развивать тесное сотрудничество во всех областях социальной и религиозной жизни на основе «общих воззрений и мнений» и «закрытия догматов в сундук», как говорил сам Патриарх.

С другой стороны, есть информация и о почислении за штат и запрещении в священнослужении некоторых клириков за их критические оценки и высказывания о встрече на Кубе, прозвучавшие на радио, в печати или электронных СМИ. Соборность составляет один из важнейших принципов полноценной церковной жизни, и выражение отношения к происходящему, в том числе и критика в адрес епископов, поступающих вопреки церковной совести, вере и священным канонам, должна иметь место.

Напомним замечательные слова мужественного исповедника Православия преподобного Феодора Студита: «Это заповедь Господа – не молчать, когда вера находится в опасности из-за еретиков». Но, конечно, в критике неуместны личные выпады и оскорбления в адрес высших иерархов. Хотя, как показывает история Церкви периода Вселенских Соборов, искусственно вписать данный процесс в какие-либо стандарты и рамки практически невозможно. Тем не менее, клирик, делающий в формате живого слова критические замечания в СМИ по поводу действий представителей высшей иерархии, должен ответственно относиться к содержанию своего выступления. Священник обязан сознавать, что слушающая его аудитория в основном либо совсем не воцерковлена, либо просвещена не в должной мере, а СМИ чаще всего, явно или скрытно, враждебны к Церкви. Поэтому аргументация в оценках необходима всесторонняя и взвешенная, а не абстрактная и эмоциональная, с учетом факторов и реалий современной действительности. Должно следовать правилу: не навредить Церкви. Это «не навредить» следует поставить главным условием всех звучащих из наших уст в СМИ оценок и основным принципом любого интервью; впрочем, сказанное касается любых слов клирика или епископа.

Епископат – и высший, и низший – должен относиться к критическим выступлениям с глубоким вниманием и не в коем случае не стремиться подавлять «всех и вся». Важно помнить, что Церковь – это не предприятие, не светская организация, а живое Тело Христово, в котором каждый православный христианин – чадо Божие. Паства – это не собственность епископа, а Божественное достояние (ср.: Божественной Литургии, молитва 2-я тайная после 2-го антифона: «Спаси, Боже, люди Твоя и благослови достояние Твое…»).

Возвращаясь к вопросу о наложении прещений на клириков, мы хотели бы указать на некоторые важные принципы православного канонического права.

1. Наказания, выносимые церковным судом для согрешившего и преступившего Божественное право, носят характер врачевания.

2. Налагаемые наказания – это средства для исправления, предупреждения от дальнейших преступлений «для сохранения блага всей Церкви».

3. Наказания для клириков могут быть четырех видов: замечание, отлучение, извержение и анафема.

4. Все виды наказания делятся на два типа по своей цели: наказания для исправления и наказания в строгом смысле слова.

Накладываются они при тщательном исследовании состава преступления и его причин, дабы церковный суд не погрешил против Божественной справедливости, правды Божией и его решения не стали источником серьезного соблазна.

Для этого церковный суд любой инстанции должен четко выявить обстоятельства совершенного преступления и мотивы, побудившие ко греху. Православная Церковь наиболее суровые наказания налагала за еретические учения, высказываемые иерархами и клириками, а также за учинение любого вида раскола и за блудные грехи. Разбрасываясь запретами и не желая с полной степенью ответственности разрешать возникающие трения с духовенством, правящие архиереи еще в большей степени способствуют расколу, его углублению. И если налагаемые наказания не соответствуют букве и духу канонического права, что бывает достаточно часто, то по сути они недействительны.

Священные каноны, напоминаем, есть орудие и средство не наказания человека, клирика, но – уврачевания страсти, немощи, разрешения спорных вопросов. К великому сожалению, наша иерархия не всегда это понимает. В ее решениях жесткость, а порой и жестокость нередко преобладают над правдой и милостью Божией. Но Господь наш Иисус Христос изрек: Милости хочу, а не жертвы (Мф. 9, 13).

Поэтому случаи произвола епископов, порой не держащихся даже буквы священных канонов, в особенности когда дело касается вполне объективной критики отступлений и ошибок в вероучительных вопросах, – свидетельствуют о нарушении принципа соборности в нашей Поместной Церкви.

Но, проявляя духовное рассуждение и мудрость, безпокоясь о ее судьбе, очень важно любыми способами избегать преждевременных и необдуманных шагов, которые ведут к расколу, тем самым ослабляя Церковь и делая ее еще более уязвимой для врагов. Всем нам необходимы усиленная молитва, покаяние и смиренномудрие. Дар духовного видения подается только с очищением сердца и лишь людям, ведущим не внешнюю церковную жизнь, а внутреннюю духовную. И если человек не обладает этим даром, то по действию страсти он будет принимать неверные решения, вредить пастве и Церкви Христовой, полагая, однако, что поступает право. Святоотеческая мудрость говорит нам, что диавол часто маскируется под личиной справедливости и истины. Поэтому любая «правда» без духовного рассуждения противна воле Божией и по сути своей уже не правда, а ложь.

Источник: Газета «Православный крест» № 151

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924