СЕЯНИЕ НА КАМНЕ: Документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» в свете святоотеческой традиции1 min read

ЗерноВ соответствии с решением Собрания Предстоятелей Поместных Православных Церквей в Шамбези 21–28 января с. г., на официальном сайте Московского Патриархата был опубликован Проект документа «Всеправославного собора» «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», принятый V Всеправославным предсоборным совещанием в Шамбези 10–17 октября 2015 года. Документ достаточно объемный, и осуществить полный его анализ в рамках газетной публикации не представляется возможным. Однако рассмотреть отдельные положения Проекта в свете Церковного Предания и учения Святых Отцов необходимо.

Сегодняшняя небольшая статья посвящена сравнению методов экуменического диалога с апостольскими и святоотеческими правилами бесед с еретиками. Об этом говорится в пунктах с 11по 15.

Пункт 11 гласит: «Методология ведения богословских диалогов направлена на разрешение традиционных богословских различий или выявление возможных новых разногласий и на поиск общих моментов христианской веры. Она предполагает соответствующее информирование церковной полноты о разных этапах развития диалога. В том случае, когда какое-либо богословское различие преодолеть невозможно, богословский диалог может продолжаться, а отмеченное разногласие по конкретному вопросу фиксируется и сообщается всем Поместным Православным Церквам для принятия в дальнейшем необходимых действий».

Сразу же отметим несогласие предлагаемого метода с православной святоотеческой практикой и традицией. Ни в житиях святых, ни в их творениях, ни в церковном законодательстве, ни в Слове Божием нет указаний на подобные методы. Напротив, говорится о совсем других правилах и принципах словопрений с еретиками и раскольниками. Например, святой апостол Павел предлагает следующие простые и всем понятные действия: Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся, зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден (Тит. 3, 10–11).

Святитель Иоанн Златоуст так пишет об этом: «Схваток, т. е. споров с еретиками, он [апостол]велит избегать, чтобы не трудиться напрасно, когда нет никакой пользы, потому что конец их ничтожен. Когда кто-нибудь развратился до такой степени, что ни за что не решается переменить своего мнения, то для чего тебе трудиться напрасно, рассыпая семя на камни, тогда как можно употреблять этот прекрасный труд для своих, беседуя с ними о милосердии и других добродетелях? Далее, почему [апостол] в другом месте говорит: „Не даст ли им Бог покаяния» (2 Тим. 2, 25), а здесь: „Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся, зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден»? Там он говорит о людях, подающих надежду на исправление и только оказывающих сопротивление; а когда кто-нибудь [держится ереси] явно и открыто перед всеми, то для чего напрасно состязаться с ним, для чего бить воздух? Что значит: „будучи самоосужден»? Он не может сказать, что никто не говорил ему, никто не вразумлял его; и когда после увещания останется таким же, то он – „самоосужден»».

Экуменический метод, изложенный в пункте 11 Проекта соборного документа, отражает модернистские представления «православных» экуменистов и наглядно показывает, как не должно вести такие собеседования; он содержит в себе все пороки, на которые указывает Златоуст. Например, в науке тоже есть принцип «отложенного вопроса», но там решение откладывается до поры, до получения новых знаний или открытий. А на какие «открытия» в православной традиции рассчитывают модернисты? Это напрасный труд, от которого не будет никакой пользы. Если же сказать прямо, то предложенный метод – уловка, не побуждение к отказу от ереси, а затягивание времени. И паписты, и монофизиты, и протестанты, и все прочие еретики развратились до крайней степени и ни за что не согласятся переменить своего мнения. И потому итоги такой деятельности, все «диалоги» и их «методология» – не просто ничтожны, но душепагубны.

Посмотрим еще, как объясняет приведенные выше слова апостола блаженный Феофилакт Болгарский: «Как же Павел в другом месте говорит: „Не даст ли им Бог покаяние» (2 Тим. 2, 25)? Там он говорил о людях, подающих надежду на исправление; а здесь говорит о неисправимом еретике, совершенно развращенном, который осужден сам собой, т. е. безответен. Ибо он не может сказать: никто не вразумил меня, никто не научил. Итак, если после увещания он упорствует в одном и том же, он сам осудил себя».

Блаженный Феофилакт полностью согласен со святителем Иоанном, однако акцентирует внимание на теме виновности самого еретика в его заблуждении. Экуменисты же тяжко согрешают, возлагая вину за «разделение церквей» на Святых Апостолов и Отцов и утверждая, что они якобы не имели любви. Но мы видим, что не угодники Божии повинны в отпадении еретиков от Церкви, а сами заблудшие, поскольку не послушали их доброго совета и упорствовали в ересях. Это относится и к нынешним последователям первых лжеучителей – современным папистам, протестантам, монофизитам и прочим «инославным».

Следующий, 12 пункт Проекта соборного документа по своему содержанию утопичен.«Очевидно, – пишут авторы, – что общей для всех целью богословских диалогов является окончательное восстановление единства в правой вере и любви». Но это далеко не очевидно! Особенно когда дело касается «единства» с еретиками. Напротив, давно понятно, что экуменический диалог – это путь не в Церковь Христову, а в единую синагогу антихриста.

Документ не учитывает свободную волю людей и то, что Господь не может никого спасти насильно. А желают спасения, к сожалению, далеко не все. Некоторые люди откровенно служат лукавому, есть и скрытые его агенты, которые также сознательно поклоняются врагу рода человеческого; и таковых, к несчастью, множество среди тех же участников ассамблей экуменического «Всемирного совета церквей». Святитель Серафим Богучарский свидетельствовал: «На Стокгольмской экуменической конференции, бывшей в 1945 году, и Лозаннской экуменической конференции в 1927 году 80% участников были членами масонской организации ИМКИ, руководимой <…> д-ром Джоном Моттом». Ясно, что члены сего антихристианского общества, скрывающие принадлежность к нему, не ищут спасения, не хотят каяться и вступать в Церковь Христову, но намеренно держатся заблуждений.

Соответственно, цели этих деятелей не сходятся с указанными в Проекте. Они стремились и стремятся к созданию масонской лжецеркви. «Если экуменическое разложение будет идти и впредь такими же шагами, – пишет святитель Серафим, – то недалек тот день, когда вожди <…> Церкви приведут ее на радость врагов Православия к полному духовному единению с создавшимся на Западе религиозным единством, которое в лице экуменизма ставит своей задачею поглощение всех Поместных Православных Церквей и образование единой вселенской, только не Православной, а экуменической, т. е. еретической и масонской, „церкви», в чем и состоит сущность экуменизма». При таком взгляде кажущаяся наивность авторов Проекта, невзвешенность их рассуждений приобретает иной, далеко небезобидный смысл.

Вполне закономерно, что пункт 14 расширяет полномочия Вселенского Патриарха в духе «восточного папизма»: «Любой официально объявленный диалог заканчивается с завершением работы соответствующей Смешанной богословской комиссии, когда председатель Межправославной комиссии подает отчет Вселенскому Патриарху, который с согласия Предстоятелей Поместных Православных Церквей объявляет об окончании диалога. Ни один диалог не считается завершенным до того момента, пока на всеправославном уровне не будет объявлено решение о его окончании».

Очевидно, что авторы Проекта духовную свободу во Христе приносят в жертву пагубному экуменическому единомыслию. Но Святые Отцы, наоборот, верность истине ставили выше всего и при необходимости ради нее и согласие нарушали. «Да не подумают, однако же,– пишет святитель Григорий Богослов, – будто бы я утверждаю, что всяким миром надобно дорожить. Ибо знаю, что есть прекрасное разногласие и самое пагубное единомыслие; но должно любить добрый мир, имеющий добрую цель и соединяющий с Богом. И если нужно о том выразиться кратко, то скажу свою мысль: не хорошо быть и слишком вялым и чрезмерно горячим, так чтобы или по мягкости нрава со всеми соглашаться, или из упорства со всеми разногласить. Как вялость недеятельна, так удобопреклонность на все необщительна. Но когда идет дело о явном нечестии, тогда должно скорее идти на огонь и меч, не смотреть на требования времени и властителей и вообще на все, нежели приобщаться к закваске лукавства и прикасаться к зараженным. Всего страшнее – бояться чего-либо более, нежели Бога, и из-за этой боязни служителю истины стать предателем учения веры и истины».

Кроме того, не стоит забывать, что Константинопольский Патриарх открыто пропагандирует униатство. Он регулярно встречается с папой римским, молится с ним и поминает его как православного иерарха, первого по чести. При этом Варфоломей не скрывает своей папистской деспотичности при общении с Предстоятелями прочих Поместных Православных Церквей. Данное обстоятельство также вызывает большие опасения относительно обсуждаемого Проекта.

Пункт же 15 касается положения, с позиций Священного Писания и Святых Отцов попросту невозможного – исправления целых сообществ грешников, коснеющих в ереси. «После успешного завершения работы какого-либо богословского диалога, – пишут авторы, – на всеправославном уровне принимается решение о восстановлении церковного общения, которое должно основываться на консенсусе всех Поместных Православных Церквей». Но, как известно, за 70 лет экуменического диалога случаи обращения еретиков к Православию исчисляются жалкими единицами, т. е. попытки их увещевания в рамках экуменического движения не дают положительных результатов даже в отношении каких-либо групп, не говоря уже о целых еретических «церквах».

Кто-то может возразить, указав на известный пример «снятия» анафем между Фанаром и Ватиканом в 1964 году. Однако это свидетельство не плодотворности экуменического диалога, а удачной деятельности папского совета по склонению к унии в новой форме своей жертвы – Константинопольской Патриархии;яркое доказательство успешности интриг лукавых иезуитов из куриального отдела «по содействию христианскому единству».

Подводя итог рассмотрению методов экуменического диалога, еще раз отметим, что они радикально расходятся с апостольскими и святоотеческими практиками поведения и общения с еретиками. Этот диалог – суть напрасный, безполезный труд с душепагубным результатом, не что иное, как сеяние семени Слова Божия на камне, которое, по свидетельству Евангелия, никогда не принесет плода.


Список использованной литературы:

1. Блж. Феофилакт Болгарский. Толкование на Послание к Титу.

2. Свт. Серафим (Соболев). Надо ли Русской Православной Церкви участвовать в экуменическом движении: Доклад на Всеправославном совещании 1948 г.

3. Слово 6-е о мире, произнесенное в присутствии Отца после предшествовавшего молчания по случаю воссоединения монашествующих // Святитель Григорий Богослов, архиепископ Константинопольский. Собрание творений: В 2-х т. Т. 1. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1994.

4. Толкование на Послание к Титу. Беседа 6-я // Творения Святого Отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского. Т. 11. Кн. 2.

Иеромонах Петр (Семенов)

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924