Мы имеем вечный состав преступления: С.А. Матвеев о свержении Царя1 min read

Сергей МатвеевПродолжая разговор с С.А. Матвеевым, мы затронули еще некоторые аспекты тех горьких уроков истории, от усвоения которых напрямую зависит наше настоящее и будущее.

– И прошлые, и нынешние противники монархии ставят в вину Государю Императору Николаю II тот якобы факт, что Царь отрекся от престола. Отсюда следует, что монархическая традиция в России прервалась на законном основании, а, значит, говорят они, для ее возрождения нужно опять доказывать ее законность…

– Доброй воли Государя оставить престол не было, это я подчеркиваю особо. Был произведен масштабный, хорошо спланированный террористический удар по России, одним из результатов которого стало намеренное погубление главы государства и Предстоятеля Церкви. Этот удар совершила банда террористов, в том числе и международных, именующих себя Третьим Интернационалом. В сакральном же плане это была атака сатанинских сил на силы добра, на русскую монархию и Православие.

Конфликт этот, разумеется, тянется до сих пор. И до скончания веков Церковь и силы зла будут непримиримыми оппонентами. Сегодня мы забыли об этом, мы привечаем иные религии, иные мнения – мол, у них тоже есть вера. Но вот только в кого эта вера?

И задача этих людей, исполняющих замыслы антихриста – не только свершившееся физическое уничтожение Царя, но и дискредитация его святого имени. Отсюда и родятся все слухи об Императоре, в частности, о его «добровольном отречении».

– Вы говорите, что воли Государя оставить престол не было. Какие аргументы это подтверждают?

– Внутренний мир святого таинственен, его перед всеми не раскроешь, да и мало кому дано понять все это до конца. Но печалит излишняя доверчивость людей, их некритичность. Вот, я разговариваю с соотечественниками, простыми людьми, неофитами, невоцерковленными – и их первая реакция на слова о Царе Николае II такая: «Он же отрекся». Практически у всех! Это как какое-то клеймо, штамп в сознании. И попробуй при короткой встрече объяснить все сложности и детали: вот, отречение – это юридически строгое дело, Царь думал то-то, считал так-то, не мог отречься потому, что знал о себе пророчества… Кому нужны такие подробные и скучные лекции? И я отвечаю кратко – не было отречения! Его просто не было, и это снимает все остальные вопросы. Если руководствоваться нормами права, де-юре никакого отречения не было, следовательно, оно незаконно и его не существует де-факто.

Во-первых, принудительное действие силы не имеет. Показания, полученные под давлением, всегда незаконны. Государь был отлучен от власти в качестве арестанта. Арест – был, он произошел на станции «Дно», и это факт, который задокументирован в архивах, например, в городском архиве. Этим арестом даже гордятся некоторые семьи, предки которых были к нему причастны. В архиве я встречал одобрительные письма о действиях тех, кто участвовал в блокировке поезда. Да… Вот уж не предмет для гордости! Так что даже если бы Государь на самом деле подписал отречение, оно все равно не имело бы законной силы как полученное по принуждению.

– Да, назвать такое «отречением» – абсурд.

– Конечно. Нужно учитывать характеры людей и логику событий. Я читал перевод английской энциклопедии с выступлениями Черчилля. Он был в восторге от Николая II. Меня это поразило – насколько он высоко ценил и хорошо отзывался о нашем  Государе. «Это политик от Бога», – говорил Черчилль. Английский премьер лучше многих знал, что происходило на фронтах Первой мировой войны, когда наш Государь управлял военными действиями, был главнокомандующим. Черчилль – не легковес в политике. Он выступал против режима Советского союза в те времена, но никогда не ругал Николая II. Надо обязательно на такие вещи обращать внимание читателей и собеседников, проговаривать их. А если Государь был настоящим политиком, то не стал бы отрекаться хотя бы по этой причине. Как политик он бы себе этого не позволил. Ведь понятно, что, отрекаясь от престола и утрачивая рычаги правления, о какой победе над Германией можно было говорить?! Усмирение внутренних брожений в России можно было осуществить только после победы на внешнем фронте, а отречься и выйти из войны с Германией – это однозначно отдать власть в России врагам внутренним. Если, по словам Черчилля, Царь был прекрасным политиком, он это понимал как никто другой. Более того, он ясно осознавал цели и задачи внутренних врагов, людей, которые начинали революцию – это гражданская война, а не сама революция как акт. Ни февральская, ни следующий этап этой же революции – октябрьская – не были целью. Целью являлась гражданская война и убиение русского народа. Ведь все эти «международные интернационалы», наши враги, по сути руководствуются самыми примитивными инстинктами, их задачи – физического свойства, как у зверя. Звери одной популяции стараются истребить другую популяцию для того, чтобы захватить ее территорию и ресурсы.

Ну и, в-третьих, есть прямые свидетельства того, что «отречение» Государя – фальшивка. Телеграмма Николая II, которую лукаво называют «манифестом», была написана Рузским и Родзянко. Подпись Царя подделана, и это подтверждают эксперты. Государя лишили свободы и не допускали к нему представителей прессы и народа именно потому, что Царь мог бы опровергнуть ложь о своем мнимом отречении.

Еще раз подчеркну, что сам факт существования таких фальшивок есть отражение извечной борьбы между Христом и антихристом.

– Сергей Александрович, а что Вы думаете о современных церковных событиях? Может показаться, что мы отходим от темы, но ведь на самом деле происходящие в государстве и Церкви процессы неразрывно связаны, и правильно их понять можно лишь в контексте этой борьбы…

– Да, об этом нужно говорить. Если будут публиковаться вероучительные статьи с анализом ситуаций, сходных с «отречением» Государя, всем нам станет понятнее, откуда исходит опасность. Только так можно предупредить каждую новую беду, потому что никто не упразднит этого конфликта, кроме Самого Господа Бога, Самого Христа – Вторым пришествием. И если Он назвал Церковь воинствующей, значит, мы должны быть все время начеку, на посту. Ведь экуменисты уже давно «на посту», и много лет ведут эту войну.

Я общаюсь с деятелями культуры и представителями СМИ по поводу, скажем, той же фальшивки о царском «отречении», но вижу не просто людей равнодушных, а именно противоборствующих нам. Например, недавно на канале «Культура» я привел своими аргументами в замешательство целый «междусобойчик» т. н. экспертов. Даже присутствовавший там следователь по особо важным делам не нашел ничего лучшего, как прошипеть ведущим: «Откуда вы его взяли?!» А я ответил: «Послушайте, Вы же образованный юрист, должны понимать, что, руководствуясь нормами права, Вы обязаны признать, что никакого отречения не было, потому что нет в природе такого документа. Вы должны признать, что преступления тех, кто совершил убийство, и тем более убийство больного ребенка – Цесаревича – срока давности не имеют».

Я указал, на чем нужно акцентировать внимание, – на том, что мы имеем вечный состав преступления, которое требует осуждения. Но главное – что мы должны открыто назвать те силы, которые в этом преступлении участвовали. И еще – по каким принципам формировался приговор, как он был приведен в исполнение, какие потом были властные и общественные реакции… – у нас же об этом сегодня минимум информации!

– Да, все намного сложнее и глубже, чем кажется…

– Безусловно. Все это имеет давнюю историю и глубокие корни. Можно, например, вспомнить очень важную цитату Троцкого, который уже в Мексике, в эмиграции написал в своих воспоминаниях: «Революция в России удалась благодаря сволочи и пассивности остального населения страны». Вот так. Иногда от врагов получаешь информации об их целях больше, чем от своих – и при этом без лишнего «тумана». Ведь это признание – лучшее нам напоминание, что мы не должны быть пассивными в борьбе за свои ценности.

Недавно я нашел в своих бумагах высказывание внука Александра Керенского – Степана. Он живет в Америке, именуется на их манер Стивеном, уже пожилой, оставил фамилию деда. Он пишет, и якобы своими ушами слышал это от деда, что революция случилась по звонку Троцкого двенадцати членам Государственной думы. Это лучшее свидетельство того, насколько сильна их «международная» организация! Эти звонки были сделаны в январе – т. е. буквально за месяц до февральских событий. И это крайне важный аспект.

И еще. К сожалению, тема о невозможности отречения Николая II от престола носит отрывочный и совсем не наступательный характер. Мелочи и специфические детали, возможно, важны и интересны специалистам и людям, наделенным духовной властью, им эти нюансы будут понятны. А суть всего в том, что у Царя не было ни желания, ни мысли в сердце отрекаться от своего народа. Но объяснять это людям очень сложно – и почему само слово «отречение» неадекватно, и какова была истинная подоплека событий, и о чем Царь размышлял, и в чем был до конца убежден… Важно понять, почему ценно свидетельство Стивена Керенского, насколько серьезной организацией, жестокостью, безкомпромиссностью обладает та сила, которая нам – христианам – противостоит. Мы ее, к сожалению, совершенно недооцениваем! Она скрыта. И она до сих пор действует в том же самом ключе, что и век назад. События повторяются, они идентичны и происходят по тому же сценарию, что и в 17-м году.

Мы все сегодня, в том числе и некоторые чиновники Патриархии, балансируем на том же зыбком канате, что и в 17-м, и наше единственное спасение – Церковь, которая чиста, свята и непогрешима, как Сам ее Основатель.

– Риторический вопрос: что же делать?

– Не сдаваться, бороться, давать отпор. Раз Господь определил Церковь воинствующей, она обязана быть таковой до Его Второго пришествия. Она не сможет никогда примириться с силами антихриста. Сказанное же о Церкви относится к каждому из нас. Нельзя допускать нашего пленения гуманизмом и толерантностью, экуменизмом. Нельзя ходить на «совет нечестивых» и искать с еретиками мира любыми средствами – «мы все христиане», «мир, дружба, жвачка». Как говорили Святые Отцы, война лучше худого мира. Какой может быть мир с врагами Христовыми, с иезуитами?!

– Но ведь это не значит, что раз Церковь воинствующая, мы первые рвемся в бой. Это не мы, а мир ополчился на Христа, Его Церковь…

– Конечно, здесь надо обязательно уточнить, что Церковь – сторона обороняющаяся! Мы воинственны лишь как защитники. А Господь наш – Всепобеждающий, поэтому если мы даже в обороне, победа все равно уже за нами – Царство и Воскресение.

Очень важно дать людям полную ясность относительно судьбы и роли Государя – чтобы они смотрели на все открытыми глазами и не ударялись в лишние гадания, вызванные недостатком информации: «Вот, здесь могло быть и так, и эдак, а это не так…» Любовь превосходит все. Вот, любишь Государя, и все как бы само проясняется. Помните, как было в школе, классе в пятом или шестом, когда проходили уравнение с двумя неизвестными? Допустим, что «икс» равен тому-то… Так и здесь. Вот, допустим, что Государь свят, и все – больше ничего не требуется, и уравнение тем самым уже решено. Откуда-то приходит информация, но еще до того, как она складывается в общую картину, ты, – если веришь и любишь Государя, уже получаешь ответ. Ищешь – и обретаешь. Потому, что правым быть несложно – нужно только верить и поступать правильно.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Один комментарий на “Мы имеем вечный состав преступления: С.А. Матвеев о свержении Царя1 min read

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924