Юрий Воробьевский: «Давайте пищать, пока не поздно!»1 min read

Юрий ВоробьевскийС Юрием Юрьевичем Воробьевским я познакомилась в православной гимназии города Ельца лет шесть назад. Приехала по приглашению тогдашнего директора протоиерея Василия Романова на Сретенские чтения, а батюшка сделал подарок – устроил неожиданную встречу. С тех пор, если появляются вопросы, Юрий Юрьевич всегда откликается.

Когда я увидела его фильмы о Святой горе, захотелось встретиться и поговорить об этой удивительной земле. И случай представился – в Липецке в начале апреля проходила православная ярмарка, на которой гостил писатель Юрий Воробьевский. Там и случился наш разговор.

– Один из старцев, папа Михалис, говорил: «Любите русских, они возьмут Город», – с этих слов началась наша беседа. – Он верил, что благодаря России Константинополь вернётся православным. У него под кроватью даже стоял маленький чемоданчик на случай, если придёт весть о возвращении Константинополя, он сразу же был готов лететь туда на самолёте и служить в Святой Софии.

– Русский – это не совсем национальность, это духовное понятие, – продолжает Юрий Юрьевич. – Русский народ триедин. Живущие сейчас – самая малочисленная и, наверное, самая плохенькая часть нашего богохранимого народа. Бог даст, после поживут наши потомки – они будут лучше нас. Но самая большая и духовно значимая часть русского народа находится в мире ином, стоит у престола Божия. Это и есть наш засадный полк. Наверняка в каждой семье рождался хотя бы единственный праведник, молитвами которого и держится род, не стирается с лица земли. Вот ему, безымянному сроднику по плоти, и нужно возносить молитвы, дабы он защитил своих людей.

– Святой Нил Мироточивый тайно зрил: когда Господь по грехам человеческим поднимает покров Божией Матери с территории Афона, то на обнажённой земле начинают происходить катаклизмы, свидетелем которых однажды довелось стать и мне, – рассказывает Юрий Воробьевский.– И только по молитвам самой Богородицы и святых старцев, что слёзно уцепились за Её покров и всеми силами тянут его на себя, благодать всё-таки Святую гору не покидает…

Впервые я приблизился к Афону в 1994 году – мы тогда снимали фильм о паломничествах по святым местам. В то время поездка была для меня не духовной, а сугубо профессиональной – я отправился работать… Но домой вернулись мы с женой совершенно другими людьми – там произошло настоящее воцерковление. Путешествие переменило мир, в том числе и наш внутренний. Прежде чем добраться до Афона, мы побывали в разных святых местах, первое моё осознанное причастие было у Гроба Господня в Иерусалиме, на корабле, что вёз нашу группу к Святой горе, нас с супругой обвенчал нынешний митрополит Киевский Онуфрий. И когда мы встали на рейде у Афона, он показался нам совершенно недоступным, похожим на град Китеж. Но Господь устроил по-своему: с 1997 года я каждый год отправляюсь в паломничество к Престолу неба.

– Какой он сегодня – русский Афон? И чувствуется ли там русский дух?

– В этом году мы отмечаем действительно потрясающее по своему духовному значению событие – тысячелетие русского пришествия на Афон. Конечно, наши предки пришли в Земной Удел Богородицы намного раньше. Я, например, склоняюсь к версии, что скит Успения Богородицы (Панагия Ксилургу)был создан трудами византийской царевны Анны, впоследствии ставшей супругой князя Киевского святого Владимира, Крестителя Руси. (Существуют ещё несколько версий возникновения самой древней русской церкви. Согласно устному афонскому преданию, первыми обитателями монастыря Богородицы Ксилургу стали крещёные воины из дружины равноапостольной княгини Ольги, сопровождавшие её в Константинополь в 957 году. Некоторые исследователи называют и более раннюю дату обоснования русских на Афоне – времена императора Михаила III (около 842 года), когда «приходила Русь на Царьград и многие русы крестились». Поэтому неудивительно, что первыми ктиторами (благодетелями, жертвователями) обители Богородицы Ксилургу на Афоне считаются великий князь Владимир (умер в 1015 году) и его сын Ярослав Мудрый. – Прим. авт.).

Когда в 1997 году я впервые оказался в монастыре, ныне покойный старенький иеромонах Иаков благословил зайти в алтарь, поднял покрова престола и указал на закладной камень, который, по его словам, был положен ещё при князе Владимире – тысячу лет назад! А ведь маленькая Успенская обитель, сложившаяся вокруг Панагии Ксилургу, наряду с Великой Афонской лаврой имела статус царской. Неслучайно впоследствии на Руси во всех крупных городах появились именно Успенские храмы. Наверное, и особое почитание русскими Божией Матери идёт с Афона.

Другой важнейший эпизод из жизни этой русской обители – постриг в Ксилургу основателя русского монашества Антония Киево-Печерского.

Ксилургу с греческого означает «обитель древодела». В этом названии заключено изумление греческих монахов, ведь русские иноки возводили свои первые постройки из дерева, хотя в жарких и влажных широтах всегда в ходу был только камень. Понятно, что со временем климат и жучки «съели» те деревянные постройки, и русские монахи поставили каменные храмы и монастыри. Но название осталось.

А русский дух чувствуется, конечно, не только в том, что многие афонские обители имеют огромные драгоценные вклады в своих ризницах от русских царей. В сложнейшие шестидесятые годы прошлого века, когда Святая гора в буквальном смысле задыхалась при «чёрных полковниках», афонскую молитвенную традицию спасли именно карульские русские старцы (среди них наставник преподобного Паисия Святогорца русский старец схимонах Тихон Голенков). В те времена в Греции разрабатывался проект превращения Афона в туристическую базу, а афонских старичков предполагалось собрать в одной Великой лавре и показывать туристам. Тогда с протестом выступил патриарх Московский и всея Руси Пимен, его услышали, и проект так и не был реализован.

Сейчас Афон представлен разными национальностями, он оказывает мощнейшее влияние на те страны, откуда приехали монахи. А в афонский лексикон вошли такие русские слова, как Богородица, старец…

– Сегодня говорят, что со старцами везде – и на Афоне, и в России – кризис…

– А на Афоне говорят: «Не старцев нет – нет послушников». То есть старцы есть, а говорить им некому…

Великим старцем был наш земляк Силуан Афонский. С ним связаны потрясающие моменты. При всём своём сдержанном отношении к русскому благочестию именно греки первыми и в очень короткие сроки прославили батюшку Силуана как чудотворца. А ведь, строго говоря, кроме единственного раза, когда ему явился Христос и заповедовал: «Держи ум свой во аде и не отчаивайся», никаких чудес с ним при жизни не случалось… Но здесь мы можем говорить о сверхприродном чуде, которое проявляется после смерти человека. Когда ученик старца архимандрит Софроний Сахаров уже после ухода учителя опубликовал в Париже книгу о Силуане, изданную потом на многих языках, то батюшка явился одному из русских монахов на Афоне и посетовал, что совсем не хотел такой известности. Но этого пожелал Господь. В Греции книга о Преподобном появилась в самые страшные, кризисные шестидесятые годы. Прочтя её, многие греки заново обрели веру, некоторые из них стали афонскими монахами. А именно то, что происходит в сердце человека, когда он приходит к вере, старец Силуан и считал главным чудом. Ведь через самого Преподобного и случилось это чудо – преображение людей! Хотя по нашим человеческим представлениям Силуан уж очень не похож на святого – слишком живой, слишком сильный. Я застал старцев на Афоне, которые рассказывали о его неимоверном аппетите, как он, съев целую сковороду яичницы и запив её кружкой вина, шёл мешки таскать. Какая же здесь святость! То есть Силуан себя внешне никак не проявлял, а Господь всё по его кончине и устроил.

– Есть легенда: в скрытых глазу человеческому кельях в недоступных горах Афона с древних времён живут то ли двенадцать, то ли девять, то ли семь тайных старцев. Они лишь изредка являются монахам или отшельникам. Если один из старцев умирает, на его место приходит самый достойный из подвизающихся в монастырях. И так тысячелетие. Их главная миссия – перед концом света отслужить на пике Афона в церкви Преображения Господня последнюю земную литургию…

– Старцы эти сами решают, кому и когда являться. Афонская потаённость или обнаруженность – это тайна Божия. Она проявляется, например, на иконе Собора Афонских святых: в первом ряду мы видим всеми узнаваемых старцев, а за их плечами – только сонм нимбов. Кому они принадлежат, пока неизвестно. Но Господь потихонечку открывает их имена, как, например, Силуана Афонского. Старец Паисий Святогорец оставил описание многих афонских подвижников. А когда собрался рассказать о самом, на его взгляд, великом старце, забыл не только его имя, национальность, но и монастырь, где тот подвизался. Так Паисий понял, что Господь пока решил оставить того старца сокровенным. 

– А зачем современному человеку Афон? Сегодня благодаря Интернету всё доступно, а туда попасть может не каждый, например женщинам в Земной Удел Богородицы путь заказан…

– Но это совсем не означает, что женская нога не ступала на Афон. Не будем брать военные времена и истории с византийской принцессой Плакидией и сербской царевной Маро. Наши с вами современницы иногда решаются нарушить запрет, но это, как правило, плохо для них заканчивается. Запрет (аватон) на посещение женщинами Афона является моментом уголовного права Греции. И, несмотря на международный нажим, на возмущение о «нарушении прав человека по половому признаку», они всё ещё держатся. И когда «налогоплательщики» из стран ЕС, на деньги которых ведутся реставрационные работы на Святой горе, возмущаются фактом дискриминации, хитрые греки отвечают: мол, Афон является частной собственностью двадцати монастырей. А перед «священным» для западной цивилизации правом частной собственности европейцы пасуют…

Паломничество всё-таки не главное на Афоне. Главное – молитва его насельников, и эта молитва держит мироздание. Человек может десятилетиями собираться на Афон, но так туда и не попасть. А может случайно оказаться на Святой горе – всё устраивается по воле Божией. Я знаю многих людей (среди них я сам), которые ехали на Афон ради любопытства, а возвращались другими людьми. Один человек упал в пропасть на туристическом автобусе, остался жив. Через некоторое время к нему в больницу пришли афонские монахи и позвали с собой – сейчас он постриженник одного из греческих монастырей, построил келью с первым на Афоне храмом Серафима Саровского.

На Афоне точно есть нечто, отделяющее наш мир от мира незримого. Совершенно не удивляешься, когда ныне покойный инок Вонифатий говорил, что к нему приходил батюшка Силуан. И сказал: «Молиться нужно так: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий – на вдохе, а помилуй мя грешного – на выдохе». И ведь это не дыхательная гимнастика, а напоминание, что молитва – это как дыхание.

Близость горнего мира, мира чуда на Афоне поражает. И особенно на фоне болезни, которой подвержены сегодня многие, – чудобоязни. Чудо никому и ничего не должно, оно случается по воле Божией. И когда я рассказываю людям, впервые собравшимся на Афон, о близости этого чуда, близости Матери Божией, всё воспринимается с неким скептицизмом. Но на Афоне стоит только попросить…

Ходишь, например, целый день по горам, во рту маковой росинки не было, в изнеможении взмолишься: «Матерь Божия, помоги!» – завернул по тропинке, а перед тобой на камне не просто пища, а ещё и бутылка вина! Конечно, можно объяснить это тем, что у некоего путника остались припасы и он поделился ими с другими людьми. Но ведь трапеза не случилась за час до молитвы, даже за минуту до неё, а именно после. Вот эту историю я рассказал своим друзьям, они улыбнулись, пожали плечами. А когда вернулись с Афона, поведали приблизительно такую же историю, только связанную с водой. Однажды в Москве ко мне подошла женщина и напомнила свой случай: им с мужем был поставлен диагноз «бесплодие», а я привёз им с Афона лозу святого Симеона. И у них родился прекрасный здоровый мальчик. Разве это не чудо?

А недавно к старцу Гавриилу – сомолитвеннику старца Паисия – пришла экскурсионная группа. И один из богатых паломников подумал, что сейчас одним из элементов туристического шоу будет показ старца. И тут же стал в ужасе метаться по келье с криками: «Где верх, где низ?!» Когда по молитве старца всё прекратилось, человек понял, что таким образом монах просто показал, насколько у него неправильный, перевёрнутый с ног на голову, взгляд на мир. Человек уехал с Афона изменившимся.

Но на Афоне нужно быть предельно внимательным. Первое паломничество – это сплошные дары, Матерь Божия водит всех как младенцев за пальчик. А потом уже нужно учиться ходить самому и чутко ко всему прислушиваться. Иногда идёшь по хорошо знакомой местности, и вдруг заблудился, попал к дверям незнакомой кельи, увидел старца, который сказал тебе самые необходимые слова. На Афоне ничего планировать нельзя, всё устроится по воле Богородицы.

А случается, что приезжают на Святую гору братья и близкие друзья, а по искушению уезжают настоящие враги – здесь очень сильное демоническое воздействие. Со мной такие искушения тоже случались. Однажды мы с кумом шли по краю пропасти, день был ненастный, туманный. И мне вдруг так стало тяжело на душе. Когда прошли опасный участок, кум покаялся, что именно в тот момент ему в голову словно вбивалась мысль: «Толкни его, всё равно никто не увидит и не найдёт». Он начал молиться и увидел, что позади нас идут румынские монахи, вот они меня, можно сказать, и спасли. У меня даже фотография осталась на память, на которой изображены две чёрные спасительные точки – идущие вдалеке отшельники…

– Борис Зайцев, прекрасный писатель-эмигрант, оставил интересные зарисовки о своём паломничестве на Афон. Он сожалел, что вместе с ним не было Льва Николаевича Толстого. А вам там кого-то недоставало?

– Какие там Толстые – там и своих бесов хватает, – смеётся Юрий Юрьевич. – Кстати, в одном из паломничеств мы плыли на Афон на судне под названием «Лев Толстой». И всю дорогу шутили, что один святой летал в Иерусалим на бесе, а мы плывём на Святую гору на Льве Толстом… На Афон нужно ехать с молитвой. И вспоминать о крушении корабля, на котором на суд кесаря плыл апостол Павел и спасся во время шторма. Потом один из святых прокомментировал это так: в бурном море века сего нужно спасаться на обломках апостольского корабля, то есть на святоотеческом наследии. А старец Паисий утверждал, что на пароходе на Афон не нужно разговаривать, следует держать Иисусову молитву, а гул двигателя, как исон (монашеское монотонное песнопение), станет поддержкой. 

– Чем сейчас живёт видимый Афон, в том числе и русский?

– Я убеждён, что всё решается не в ООН, не в Белом доме и не в Кремле, а там, где идёт неустанная и, быть может, потаённая молитва о благостоянии мира… На Афоне главные события, как мне кажется, происходят сегодня не в больших обителях, а в убогих кельях, в горах, в пещерах, где до сих пор подвизаются люди, которые «сидят» на водичке и сухарях. В этих пристанищах свершается главное деяние, которое чувствуешь всем своим сердцем. Когда попадаешь в такое место, долгую ночную афонскую службу выстаиваешь без усилий, молишься с братией по чёткам и чувствуешь радость от сопричастности к большому нужному делу. Когда схиархимандрит Стефан, которого на Афоне звали просто «папа Краль» (из-за принадлежности к царской сербской семье), начал подвизаться в месте сугубого подвига в скиту Карули, он поначалу засомневался в значимости молитвы по чёткам. В то время Карули населяли русские отшельники и его наставник старец Тихон. Так ему был дан явственный ответ: однажды на такой молитве поочерёдно начали вспыхивать и светиться, как лампочки, монахи, все, кроме него. Больше папа Краль не сомневался…

…Инок Вонифатий мне поведал такой образ: огромные длинные чётки приделаны к вершине Святой горы, и по ним, перебирая по зёрнышку, поднимаются монахи. Это и есть образ молитвенного духовного восхождения. Когда я молился в каливе (келье) отшельника, думал, что если верёвочка чёток сейчас оборвётся, можно улететь в пропасть. На Афоне каждый получает свой опыт. И когда человека в очередной раз клюнет птица под названием «жареный петух», православный знает, куда и к кому бежать, какие слова шептать и за какую верёвочку держаться. И эта самая надёжная из верёвочек – чётки – протянулась с Афона в Россию и по всем великим вершинам мира…

Когда каждый из нас молится, то в масштабах жизни это всего лишь еле различимый писк комариный. А когда мы молимся в церкви, всем миром, нас уже слышно хорошо. Давайте же пищать, пока не поздно…

– Спасибо, Юрий Юрьевич.

Беседовала Евгения ИОНОВА

По материалам: ОБУ ИД “Липецкая газета”

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (5 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924