Борьба за веру свт. Серафима (Соболева): О противостоянии модернизму и экуменизму в Болгарской Церкви1 min read

Архиепископ Серафим (Соболев)В начале февраля с. г. на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви состоялось прославление в лике святых архиепископа Богучарского Серафима (Соболева). После революции 1917 года около 30 лет, вплоть до своей кончины, этот выдающийся иерарх жил в Болгарии и ныне широко почитается как русскими, так и болгарскими верующими. Мы проанализировали попытки искажения духовного облика святителя в книге доцента Свято­-Тихоновского гуманитарного университета А.А. Кострюкова и отчасти затронули тему противостояния владыки Серафима различным проявлениям модернизма в Болгарской Церкви. Однако проблема реформации православных устоев актуальна ныне практически для всех Поместных Церквей, поэтому мы предлагаем вниманию читателей новую публикацию, посвященную непосредственно опыту борьбы приснопамятного архипастыря с обновленчеством.

Как известно, во время Второй мировой войны болгарское правительство встало на сторону Гитлера, да и послевоенная Болгария получила отнюдь не «меньшее из двух зол» – в стране был установлен коммунистический атеистический режим Георгия Димитрова. Эта власть не могла нейтрально относиться к Болгарской Церкви и, сразу же заняв непримиримую позицию, старалась сделать все для ее ослабления и, если возможно, уничтожения. Болгарские безбожники не стали «изобретать велосипед», а применили опыт российских единомышленников, создав структуру по аналогии с обновленческой «живой церковью». Органы госбезопасности взяли под опеку и всячески поощряли и поддерживали относительно немногочисленную группу священнослужителей­-реформаторов БПЦ, продвигавших антиканонические новшества.

Отметим здесь, что всех обновленцев объединяют некоторые схожие внутренние комплексы, главный из которых – гордыня, эгоистичное стремление поставить собственное «я» на первое место, впереди Господа и выше всех канонов, чувство превосходства над окружающими и желание восполнить нравственную пустоту карьерными достижениями. По внутреннему мироощущению модернисты близки с революционерами. «Старое» и незыблемое им мешает, стесняет их, оно для них неудобно, поэтому им нужно его поменять, переделать, сломать – а уж в «новом» они надеются найти себе место по достоинству.

Итак, получив поддержку властей, болгарские реформаторы заметно активизировались: осенью 1945 года Варненский митрополит Иосиф официально заявил о необходимости перемен в Православной Церкви – введения анафематствованного пятью Соборами папского григорианского календаря, упрощения богослужений и изменения внешнего облика клириков. Начинавший свое служение под руководством архиепископа Серафима (Соболева) протоиерей Всеволод Шпиллер писал по этому поводу: «Ему [митрополиту Иосифу] надо нарядить духовенство в немецкие сюртучки и английские пиджачки». В поддержку инициативы выступил еще один владыка-­модернист – Ловчанский митрополит Филарет; к ним присоединилась и некоторая часть священства, прикрывавшая пагубное намерение изменить вековые традиции словами о мнимом благе Церкви. Это было, по свидетельству того же священника, «все обритое, все снявшее уже рясы или снимающее их духовенство, вполне оторвавшееся от верующей массы, и с ним много морально опороченного элемента».

По этому поводу 18 июня 1947 года архиепископ Серафим (Соболев) сообщал Патриарху Алексию I: «Некоторые из болгарских митрополитов в прошлом году на заседании своего собора высказывались в духе протестантизма за сокращение богослужений, за ослабление постов и даже Великого Поста, говоря, что все эти строгости тягостны для народа. Но никто из других иерархов этому не возражал. В этом году один из митрополитов напечатал статью, в которой требовал церковных реформ в модернистическом, протестантском смысле. Синод решил предать этого митрополита суду. Но на официальном заседании, когда виновного стали обличать, он вместо покаяния стал несогласных с ним злословить. Дело окончилось ничем. И это понятно. Чтобы иметь не только каноническое, но и нравственное право судить своего собрата за уклонение в протестантизм, надо сначала самой высшей церковной власти быть непричастной этому греху. Но в действительности мы сего не наблюдаем».

В октябре 1948 года на 30­м съезде болгарских священников было принято решение о передаче газеты «Народный пастырь» (печатного органа «Союза священников Болгарии») в ведение и под руководство государственного аппарата. По воспоминаниям очевидца, в зале, где проходил съезд, не было даже икон – вместо святых образов висел большой портрет идола, коммунистического вождя Димитрова.

Кроме упомянутых инициатив, обновленцы выдвинули идею об учреждении в стенах монастырей социальных и культурно­-просветительских центров. Ученому монашеству предлагалось взять за образец «просвещенный немецкий пасторат». В результате действий реформаторов серьезно пострадала одна из главных святынь Болгарской Церкви – Рыльский монастырь, превращенный, по словам современников, «в „курортное“ место, т. е. в место отдыха туристов <…>. [Там] были отменены все ночные и ранние утренние богослужения, „утомлявшие без нужды“ братию. Молодежь взяли оттуда в семинарию, на богосл[овский] фак[ультет], и многих отправили за границу <…>, [в обители] осталось не более 2-3 монахов доброй монастырской жизни, да и те ушли в скиты».

Наиболее же смелые новаторы заговорили об узаконивании разводов, а также второго и третьего браков для вдового и разведенного духовенства. Впрочем, и здесь они не стали первопроходцами, а пошли по уже проторенному константинопольскими и российскими обновленцами пути. Например, о последних сщмч. Иларион (Троицкий) в 1922 году писал: «„Оживляют“ Церковь пусть другие; нам с ними не по пути. Интересно, что на съезде для „оживления“ только и надумали: 1) жениться архиерею, 2) жениться монахам с оставлением в сане, 3) жениться священнику на вдове, 4) жениться священнику вторично, 5) жениться на свояченице, 6) жениться на двоюродной сестре. Итак, шесть „жениться“– и только! Как просто­то оказывается! Ну, что ж! На здоровье! А уж мы лучше по ссылкам поездим, а преклоняться перед наглостью, безсовестностью и глупостью – не преклонимся. Дело­то не Божие, а потому разорится рано или поздно».

Т. е. можно заключить, что с прекращением существования «живой церкви» в России ее идеологические наследники не исчезли. Ересь, раскол, обновленчество, глобализм – как единая сущность, связанная пуповиной с князем мира сего – от начала истории Церкви до наших дней только изменяются, приспосабливаясь к обстоятельствам времени, но не искореняются «до жатвы» (ср.: Мф. 13, 30). Обновленческая смута в Болгарской Церкви в конце 40­х – начале 50­х годов прошлого века подтверждает это.

В сентябре 1948 года под давлением безбожного правительства был смещен державшийся относительно консервативных позиций экзарх Болгарской Церкви митрополит Стефан. Для окончательного подчинения БПЦ государству правительство ввело в состав Синода «своих» иерархов, лояльных к коммунистическому режиму – митрополитов Варненского Иосифа, Ловчанского Филарета и Пловдивского Кирилла (впоследствии Патриарха БПЦ, осуществившего ее переход на новый противоканонический календарь).

Архиепископ Серафим всеми силами боролся с обновленчеством. Под его влиянием сформировалась т. н. «русская партия» болгарского клира – противников реформ и сторонников сближения с Русской Церковью, которая, пройдя через горнило лютых гонений, сохранила чистоту Православия.

В 1949 году Владыка смог опубликовать в ведущем издании БПЦ «Церковном вестнике» статью против экуменизма, модернизма, второбрачия духовенства и ослабления роли Священного Синода в церковном управлении за счет расширения прав приходских пастырей. Это богословски выверенное, отвечающее святоотеческим нормам и исполненное православного духа слово оказало благотворное влияние на ее иерархию и клир.

Святитель не мог спокойно наблюдать и за изменениями, проводимыми болгарскими безбожниками в кадровой политике Церкви, особенно – относительно членов Синода. В письме к Патриарху Алексию I он извещал: «Все митрополиты являются решительными последователями экуменизма <…>. Если экуменическое разложение будет идти и впредь такими же шагами, то недалек тот день, когда вожди Болгарской Церкви приведут ее на радость врагов Православия к полному духовному единению с создавшимся на Западе религиозным единством, которое в лице экуменизма ставит своей задачею поглощение всех Поместных Православных Церквей и образование единой вселенской, только не Православной, а экуменической, т. е. еретической и масонской, церкви, в чем и состоит сущность экуменизма».

Для преодоления модернизма архипастырь предлагал конкретные конструктивные меры – отстранение от церковного управления архиереев­-экуменистов и удаление из богословских школ профессоров­-обновленцев. «Нужно включить в число митрополитов Болгарской Церкви, – настаивал он, – таких иерархов, которые отличались бы преданностью Православной Церкви и могли бы вести борьбу с экуменизмом <…>. Митрополитов же Паисия, Кирилла, Иосифа и Филарета (совершенно безпринципного, самого худшего из всех болгарских иерархов) – удалить на покой». Однако московское церковное руководство, само находившееся под жестким контролем безбожников, не имело свободы поддержать эту полезную инициативу.

Кстати, перечисленные Владыкой болгарские архиереи в годы немецкой оккупации сотрудничали с фашистами. Митрополит Иосиф даже получил от гитлеровцев знак отличия за плодотворную деятельность. И именно поэтому он и единомысленные с ним священнослужители стали удобными объектами для шантажа со стороны коммунистического правительства и послушными исполнителями директив богоборцев.

Но владыка Серафим, слава Богу, тоже не остался без единодушного окружения – среди местного духовенства и иерархии нашлись подвижники, проявившие себя в период этой смуты подлинными исповедниками и даже сподобившиеся мученичества. В частности, за истину пострадал Неврокопский митрополит Борис (Разумов) (ныне готовится его прославление). Этот архипастырь никогда не скрывал своих симпатий к Русской Церкви. Например, после войны, чтобы возродить духовную жизнь в Рыльском монастыре, он предлагал населить его русскими монахами. Но, пытаясь претворить эту идею в жизнь, митрополит Борис столкнулся с сопротивлением коммунистических властей и послушных им обновленцев. 8 ноября 1948 года Владыка погиб от рук лишенного сана священника Ильи Станева. Убийца­-расстрига в годы фашистской оккупации тесно сотрудничал с немцами, выдавая им партизан, за что был приговорен новыми властями к расстрелу, но избежал казни, видимо, согласившись содействовать болгарской «охранке».

Претерпевал скорби за свой исповеднический подвиг и сам архиепископ Серафим. В 1949 году учрежденный коммунистами в России Совет по делам РПЦ, возмущенный его активным противостоянием экуменическому движению, потребовал от Патриарха Алексия удалить святителя на покой, что и было исполнено. Однако к тому времени Владыка уже достаточно преуспел в деле защиты чистоты Православия и вместе со своими духовными чадами приостановил распространение обновленчества в Болгарии. Несмотря на то, что спустя 20 лет в БПЦ все же был введен антиканоничный «новоюлианский» календарь, его приняли далеко не все священнослужители и миряне. По сей день высокий нравственный облик иерарха, пример его всецело посвященной служению Богу и Церкви жизни остается духовным ориентиром для православных болгар. Значительная часть глубоко воцерковленных верующих БПЦ выступают за возвращение старого стиля; снисходительно, а точнее – равнодушно относятся к новому календарю в основном те, кто просто не разбирался в этом вопросе. И даже либералы не дерзают подвергать сомнению святость владыки Серафима – настолько велико его народное почитание, подкрепляемое множеством чудес, происходящих в месте погребения подвижника на подворье РПЦ в Софии.

Скончался подвижник 26 февраля 1950 года, в день Торжества Православия. Из множества его замечательных духовных заветов приведем лишь один, совсем краткий, но емкий: «Храните душевную чистоту! Храните себя от любого общения с экуменизмом! Твердо держитесь Православной веры и учения Господа нашего Иисуса Христа!»

Какие же полезные уроки мы можем извлечь из этого небольшого рассказа об обновленческой смуте в Болгарской Церкви и о борьбе с ней православных? Сегодня в нашей Церкви возобновились аналогичные описанным попытки реформации. Как известно, когда противник – солдат чужой армии или враг веры Христовой – находится в своем окопе или на своей территории, бороться с ним относительно просто из-­за наличия определенной, явной разделительной черты. Но если недруг уже внутри твоего сообщества, в церковной ограде – задача значительно усложняется. Пример владыки Серафима и его паствы показывает, что плодотворное противостояние возможно, и потому нам тоже нельзя сидеть сложа руки, а необходимо трудиться для искоренения обновленчества, не уклоняясь, однако, и в раскол. Надо держаться «царского» спасительного пути и, ревностно прилагая усилия в борьбе за веру, предоставлять успех наших действий на волю Создателя, Который, по слову святителя Иоанна Златоуста, «не смотрит на различие лиц, но награждает намерение, испытывая душевное расположение».

***

Не без основания можно полагать, что ныне сбывается то видение, которое показано было Иоанну Богослову в откровении после снятия Агнцем с таинственной книги шестой печати, когда произошло великое землетрясение <…>, и звезды небесные пали на землю <…>, и всякая гора и остров двинулись с мест своих (Откр. 6, 12–14). Может быть, в этом апокалиптическом образе Господь открыл Своему возлюбленному ученику, что в последнее время перед пришествием антихриста жизнь Православной Церкви Христовой будет протекать в таких тягостных условиях, что даже архипастыри, предназначенные быть благодатным светом для мира и твердым оплотом для всех православных христиан, не вынесут тяготы своего высокого положения и будут изменять Христу. И время это наступает, если уже не наступило.

Естественно отсюда возникнуть в душе моей опасению: смогу ли я подъять на свои рамена столь тяжелый теперь омофор архиерейский? Правда, я получу завтра, если допустит Господь, благодать архиерейства. Я знаю, что благодатию мы спасаемся и с нею мы можем препобедить все непреодолимые преграды в достижении благих своих намерений. Вся могу о укрепляющем мя Иисусе Христе (Флп. 4, 13), – сказал апостол Павел.

Но знаю я и то, что благодать Божия только тогда в нас действует, обновляет, спасает нас, когда и с нашей стороны обнаруживается спасительная ревность, без которой благодатный огонь не возгорится в нас своим возрождающим действием. Ведь божественный дар благодати одинаково имелся как у разумных дев, так и у неразумных. Но у последних вместо ревности было нерадение, и огонь их светильников погас, а вместе с этим они лишились наследия в Небесном Царствии Христовом. <…>

На обращенный ко мне ныне призыв Христов мне хотелось бы вместе с апостолом Петром сказать: Господи, Ты вся веси: Ты веси, яко люблю Тя (Ин. 21, 17). С получением от Господа архиерейской благодати мне хотелось бы так полюбить нашего Спасителя, благодетеля со дня моего рождения, истинное счастье и радость всей моей жизни, чтобы всего себя отдать на служение Ему и быть в таком неразрывном с Ним единении, о котором говорил Господь Своим ученикам, Себя сравнивая с лозою, а их – с ветвями этой лозы (см.: Там же. 15, 1–6), и чтобы никто и ничто уже в мире не могло меня отторгнуть от Христа.

Из речи архимандрита Серафима (СОБОЛЕВА)
при наречении его во епископа Лубенского

Архиепископ Серафим (СОБОЛЕВ). Проповеди. София, 1944.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924