Бутафорное государство как новая реальность1 min read

Почему деградация требует глобализацииПрямая взаимозависимость между политикой и национальными интересами существует по определению, как связь самой деятельности и ее целей. Однако череда последних событий в мире заставляет усомниться в действенности данного принципа применительно к настоящим реалиям.

Наглядный тому пример – масштабное переселение народов, уже сейчас ввергающее в хаос отдельные страны ЕС. И даже при поверхностном рассмотрении проблемы становится понятным, что эти процессы вполне осознанно координируются на уровне «национальных» правительств.

Государства не существуют в отрыве от политики. Ведь политика, независимо от того внутренняя она или внешняя, – это, главным образом, деятельность органов государственной власти и управления. В данном случае политика выступает как неотъемлемая характеристика самого субъекта ее осуществляющего, т.е. государства. Но возможно ли считать государственной политикой деятельность, цели которой определяет не государство, а наднациональные субъекты? К тому же такие цели прямо противоположны и откровенно враждебны жизненно важным интересам обществ. И примеров тому слишком много.

Современные государства уже превратились в своеобразные конвейера по нормативно-правовому обеспечению и реализации довольно таки странных программ, если оценивать их с точки национальных интересов. Одни из них направлены на разрушение семьи (т.н. ювенальная юстиция, социальный патронат семьи и т.д.). Другие – на создание и усовершенствование системы тотального электронного контроля и программирования человека. Третьи – на демонтаж систем образования, медицины, скрытую стерилизацию и т.д. И все это охватывается последовательной и по сути уже глобальной политикой в информационно-культурной сфере, главная цель которой – изменение образа человека.

Государство фактически перестало быть субъектом того, что принято считать государственной политикой. Исполнителем (и соучастником) – еще да, но самостоятельным субъектом – уже нет. Да и сама такая «политика», в силу ее откровенно разрушительной, антигосударственной направленности не может считаться государственной, она глобальна и по своей сути.

Поэтому современную «государственную политику», как и ее производную – геополитику нельзя рассматривать в отрыве от явления глобализации. В связи с этим, необходимо напомнить, что одним из первых понятие глобализации ввел в обиход К. Маркс. В его представлении человечество со временем должно было превратиться в единое глобальное гражданское общество без государства. Как видим, уже изначально, представления о государстве и глобализации имели взаимоисключающий характер. Намного позже М. Тэтчер обозначила некий лукавый «компромисс» между глобализацией и сохранением института государства. Реализацию этого подхода мы сейчас и наблюдаем.

Пропаганда усилено пытается констатировать крах проекта мировой глобализации. Якобы процесс глобализации зашел в тупик, и глобализация, как таковая, в итоге, не удалась. При этом активно популяризируются всяческие теории кластеризации, много(би)полярного Мира, мультивалютных зон и др., основная задача которых – подмена самого содержания фрагментами формы. Такой кардинальный переворот в индустрии «внушения представлений» был связан с необходимостью дальнейшего обеспечения возможностей манипулирования обществами в условиях, когда основные цели глобализации уже достигнуты.

Ведь констатация факта свершившейся глобализации является одновременным отрицанием «жизни» современного государства со всеми его производным – политикой, геополитикой, как, впрочем, и патриотизмом, умело используя который удается и «горы переворачивать»… Очень уж эффективна сложившаяся исторически система понятий. Большинство людей, по привычке продолжают оперировать такими неразрывными понятиями как государство, политика, национальные интересы, вкладывая в них привычный для себя смысл. Так и поддерживается массовая иллюзия о реальности. Виртуальная матрица должна еще работать…

Сама же реальность как раз свидетельствует об обратном – «успешном» завершении процесса глобализации. И главное тому подтверждение – создание единой системы глобального управления. Она, в свою очередь, объединяет систему тотального электронного контроля и программирования людей; систему институтов глобальной «политики» и экономики; систему управления подсистемами современных псевдогосударств.

Надгосударственная система управления и контроля является тем самым апокалиптическим «зверем», выходящим из моря – сверхгосударством, уже подготовленным для воцарения единого мирового диктатора (Антихриста, как 8-й «головы зверя»). В данном случае находится объяснение довольно таки странному, на первый взгляд, происхождению «зверя». Ведь глобальная система управления пронизала всю среду обитания человечества, в прямом смысле, – земную сушу, которая и «выходит» из моря.

Для «канализирования» темы глобализации удобно, конечно же, рассматривать данное явление, в качестве неизбежного следствия эволюции технологических укладов. Но, как известно, наиболее «перспективный», так называемый, шестой технологический уклад, был описан еще 2000 лет назад в Апокалипсисе святого Иоанна Богослова. Он венчается чипизацией всего человечества.

Об успешном завершении эры глобализации и окончательной ликвидации государственности свидетельствуют ряд значимых, и если копнуть глубже, взаимосвязанных «деталей». Во-первых, это наглядно демонстрируют синхронно разыгрываемые сценарии «геополитических противостояний», вся логика развития которых свидетельствует о наличии одного могущественного «дирижера». Во-вторых, со всей явственностью обнаружился уход от того, что принято считать прагматизмом в политике.

Показательный иррационализм, демонстрируемый мировыми политическими «лидерами», фактически демонтирует привычную для нас конструкцию, согласно которой политика (геополитика) и национальные интересы взаимообусловлены. Ну и на конец, истинная мотивация «суверенных» игроков, а вместе с ними и того, пока еще коллективного субъекта, который ими играет, довольно таки непривычна в традиционной политологической парадигме. Вышеизложенное, в свою очередь, свидетельствует и об окончательном отрыве устоявшейся понятийной матрицы, в координатах которой продуцируется популярная политика от того, что происходит на самом деле.

Вопрос зависимости государства в лице его политической верхушки от внешних факторов, как и тема внешнего управления, связаны с наличием (отсутствием) суверенитета. Под ним, как правило, понимают независимость государства во внешних и его верховенство во внутренних делах. В системе конституционно-правовых понятий суверенитет рассматривается в качестве неотъемлемого признака государства. Иными словами – нет суверенитета, нет и государства. Верность данного подхода подтверждается и повсеместным декларированием суверенитета в конституциях современных т.н. демократических государств. Пример: Украина (Зимбабве…) – суверенное государство. Как видим, обществам до сих пор настойчиво пытаются внушить наличие того, чему давно уже «и след простыл».

В идеальном же представлении, политический руководитель должен быть самостоятелен в принятии решений, что определяется его независимостью от влияния других систем. Только в этом случае он может в полноценном смысле олицетворять государство в качестве субъекта проводимой им политики. Требование независимости от внешних центров управления, определяется системным подходом. Такие уязвимые моменты как обучение и проживание за границей членов семьи, дворцы, банковские счета и прочий не совсем даже традиционный компромат превращают властного политика из субъекта в объект управления. Но уже со стороны внешней системы.

Как следствие, классическая модель: «государство (в лице его политического руководства) – национальные интересы – политика» становится несостоятельной. Ведь, сама система (государство – общество) управляется со стороны другой – внешней, по отношению к ней системы. При этом национальные интересы всего лишь декларируются, так как цели реального управления с ними не совпадают. Такое «государство» становится инструментом и выразителем интересов внешнего (надгосударственного) субъекта управления.

«Смерть государств» стала следствием зависимости политических элит от внешних, по отношению к самим государственным системам центров управления. Такими центрами для западного политистеблишмета уже продолжительное время являются организованные структуры масонского типа. В свою очередь, сами закулисные надгосударственные системы являются звеньями глобальной властной вертикали (своеобразной пирамиды) на вершине которой находятся хозяева денег – фактические хозяева мира.

Как отмечает известный исследователь Валентин Катасонов – люди чрезвычайно религиозные. Хозяева мира «одержимы» одной очень древней религиозной идеей. Она заключается в объединении всего мира (глобализация) под началом одного правителя, который, в итоге, должен обеспечить господство избранных (или «просвещенных») в лице этой самой «элиты», как главного двигателя глобализации. В православной понимании речь идет о всемирном царстве антихриста.

История деятельности закулисных структур уже достаточно исследована (см. например, труды О. Платонова, О. Четвериковой и др.). Такие центры, как Бильдербергский и Римский клубы, иудейская масонская ложа Бнай-Брит, ордена связанные с Ватиканом, а также известные тоталитарные секты и другие структуры уже фактически исполняют роль властных институтов глобальной политики, пока еще закулисной. В данном случае, речь идет вовсе не о дополнительном контуре власти, как многими представляется, а о прямом влиянии внешних по отношению к государствам систем, как правило, оккультно-религиозного характера.

Не является каким-то образом обособленной от глобальной и, так называемая, постсоветская элита – те же самые секты, клубы, ложи, ордена в составе все той же пирамиды. Хотя в качественном плане отличия, конечно же, есть. Не считая мизерного процента государственников, постсоветская властная элита представляет собой еще более гремучую, «упоенную баблом», смесь – настоящую клоаку для всякого рода авантюристов и предателей, «только вылупившихся» и в большинстве своем хоть и не сознательно, но, все же, настойчиво доказывающих свое право служить дьяволу напрямую и без посредников. У последних, правда, иллюзия власти безнадежно укрепляется иллюзией наличия денег. Фантики ведь понятно где хранятся. Старик Бжезинский, конечно же, прав – «наша», так называемая, элита, а точнее ее верхушка, уже давно не наша, а является частью глобальной.

Коллективные братья вовсе не априори едины, ведь их объединяет одна сверх «сакральная» идея. А то, что зомбоящик вещает иначе – да не смущает нас. Значит так надо. Это требуется для успеха их общего дела – скорейшего воплощения той самой «заветной» идеи.

Биляев Владимир Александрович,
доктор юридических наук, доцент

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924