Махинации константинопольских экуменистов: О лжеединстве на «Святом и Великом» соборе1 min read

О подготовке к созыву Всеправославного СобораСобор и соборность – слова однокоренные. Церковный собор – это собрание епископов, пресвитеров и благочестивых мирян, которые в духе соборности, т. е. в духе взаимоуважения и взаимопонимания, сообща решают вставший перед Церковью Христовой вопрос. Так было во время первого Апостольского собора в Иерусалиме, о котором повествуется в 15 главе Деяний Святых Апостолов.

«Изволися нам, собравшымся единодушно: потому что все так определили и пишут это по тщательном обсуждении», – объясняет блж. Феофилакт Болгарский момент вынесения соборного определения.

«Замечательно, – подчеркивает он, – что ни Петр, ни Иаков не дерзали, без всей Церкви постановить определения об обрезании, хотя признавали это нужным. Но и все вместе не положились бы на себя самих, если бы не были убеждены, что так благоугодно и Духу Святому».

В этом святоотеческом тексте ясно прописана формула соборности. Никто, даже Апостол Петр, не дерзал единолично на соборе принимать решения, а прислушивался ко всем другим Апостолам, и не только Апостолам, но и ко всем присутствующим на соборе пресвитерам, отцам и братьям.

Этим же духом соборности отмечены все Вселенские и Поместные Соборы. Никто единолично или же небольшой группой не смел диктовать Церкви Христовой, как и во что ей веровать.

Иное видим в процессе подготовки, а фактически на заседаниях «Всеправославного собора». На всех своих этапах он отмечен отсутствием духа соборности и согласия.

Вот только несколько примеров. По свидетельству проф. С.В. Троицкого, в 1930 г. в конференции Православных Церквей в монастыре Ватопед на Святой Горе Афон, несмотря на то, что подавляющее большинство православного мира принадлежит славянству, протоколы комиссий велись исключительно на греческом языке. Когда сербская делегация предложила исследовать вопрос, каким образом некоторые Церкви ввели новый календарь и кто виновен в этом беззаконии, по настоянию делегатов Константинопольской и Румынской Церквей вопрос не был рассмотрен. Не разрешили фанариоты обсуждать и поднятый той же делегацией вопрос о насильственном искоренении славянского монашества на Афоне, ссылаясь на то, что якобы это – внутреннее дело Константинопольской Церкви. В реальности же Константинопольский Патриарх имел там лишь номинальную власть, а все более важные вопросы относительно его решались гражданской и церковной властью в Афинах.

На Первой предсоборной конференции в ноябре 1976 г. в Женеве тот же самый диктат константинопольской делегации. Преп. Иустин Челийский отмечает: «На этой Женевской конференции митрополит Лаодикийский Игнатий, представитель Антиохийской Патриархии, с болью констатировал: „Я чувствую некоторое безпокойство, ибо наносится вред соборному опыту, который составляет основание Православной Церкви»».

То же самое мы наблюдаем и на завершающем этапе предсоборного процесса. Об этом узнаем из рассказа одного из его участников, представителя Грузинской Церкви митрополита Горийского и Атенского Андрея (Гвазавы).

«Чтобы яснее представить себе картину, – пишет Высокопреосвященнейший Владыка, – необходимо вначале описать атмосферу, в которой проходила работа Специальной Межправославной Комиссии, созданной в 2014 году решением Предстоятелей Православных Церквей <…>. 1. Известно, что данная Комиссия получила мандат на переработку текстов 1982 и 1986 гг. для того, чтобы предложить их на утверждение Пятому Всеправославному Совещанию. А именно, необходимо было пересмотреть тексты: „Православная Церковь и экуменическое движение», „Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» и „Вклад Православной Церкви в достижение мира, справедливости, свободы, братства и любви между народами и устранение расовой и прочих дискриминаций» и отредактировать, где это необходимо, тексты «Вопрос об общем календаре», „Препятствия к браку» и „Важность поста и его соблюдение сегодня»», – отмечает митрополит.

По его словам, «несмотря на ясный характер мандата, на заседаниях Специальной Межправославной Комиссии в Шамбези (Женева) по той причине, что подлежащие пересмотру тексты были приняты органами выше Комиссии (т. е. Всеправославными Предсоборными Совещаниями разных лет), Высокопреосвященный Владыка Председатель не позволял представителям Церквей вносить „существенные изменения», с чем мы не можем согласиться, поскольку Специальная Комиссия имела таковые полномочия. Вышеуказанную позицию Председатель занимал по отношению ко всем текстам, и не менял ее, несмотря на серьезные протесты со стороны делегаций различных Церквей. Однако этот запрет по неизвестным причинам не распространялся на те изменения, которые он сам предлагал или с которыми соглашался. Так были объединены два известных текста, устранены параграфы, содержавшие оценку ведущихся с различными конфессиями диалогов, а также внесены и другие важные изменения», – подчеркнул владыка Андрей.

«А потому нашей делегации не оставалось ничего другого, как ждать Пятого Предсоборного Совещания, чтобы там добиться требуемых изменений, – продолжает он. – Исключение представляют лишь два текста: „Вопрос об общем календаре» и „Препятствия к браку», в отношении которых абсолютное большинство Церквей заняло отрицательную позицию, а Грузинская Церковь отказалась подписывать. На это президиум нам ответил, что эти тексты уже были одобрены Третьим Предсоборным Совещанием 1982 года и потому прямиком направляются на Великий Собор в их первоначальном виде. Грузинская Церковь заявила свой категорический протест и официальными письмами просила Вселенский Патриархат либо исключить эти две темы из тематики Святого и Великого Собора, либо дать возможность для их дальнейшего обсуждения. Так нам удалось добиться того, что на Собрании Предстоятелей в 2016 году текст „Вопрос об общем календаре» был снят с повестки дня, а текст „Препятствия к браку» подвергнут переработке. В этом вопросе подобную нам позицию занимали и некоторые другие братские Церкви».

Затем архипастырь пишет, что на Пятом предсоборном совещании грузинскую делегацию ждали сюрпризы. «Когда началась работа, Высокопреосвященный Владыка Председатель заявил, что, по его мнению, Совещание имеет полномочия вносить изменения не в тексты Предсоборных Совещаний 1982 и 1986 гг., а в изменения (sic), которые мы сами внесли в рамках Специальной Межправославной Комиссии! Когда же мы дошли до изучения текста „Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», то у представителей Святейших Антиохийской и Грузинской Церквей было отобрано гарантируемое им Регламентом право выражать собственное мнение под тем предлогом, что мы заранее не внесли в письменном виде предлагаемые нами поправки к текстам. На голосование участников пленарного заседания Совещания был поставлен вопрос о равноправном участии представителей Антиохийской и Грузинской Церквей в работах заседаний. Мы почувствовали себя весьма оскорбленными. В конце концов, нам „было дано» это право, однако мы не смогли воспользоваться им для переработки всего текста».

Вот с такими ужимками, передергиваниями и почти откровенным, нескрываемым шулерством фанариоты проводили предсобрные совещания и комиссии.

Впрочем, в истории Православной Церкви такое встречается не впервые. Бывали и раньше соборы, на которых представители одной Церкви пытались диктовать всем остальным Поместным Православным Церквам поведение и образ мышления. Однако такие папистские поползновения всегда находили решительный отпор у православной полноты, а соборы не признавались Церковью и остались в истории под именем неправославных, «разбойничьих».

Очевидно, что и нынешний т. н. «Святой и Великий собор», проведение которого ожидается в июне этого года на о. Крит, преждевременно и несправедливо присвоил себе эти наименования, поскольку не отмечен духом святой православной соборности. Наименование же его «Великим» очевидно происходит от величия интриг и махинаций Константинопольских обновленцев и их соратников из других Поместных Церквей, которые они допускали на предсоборном этапе и, вне всякого сомнения, еще допустят в ходе проведения самого собора.


1. Блж. Феофилакт Болгарский «Толкование на Деяние святых апостолов».
2. Преп. Иустин Челийский. «По поводу созыва «Великого собора Православнй Церкви»» // «Православный взгляд на «Восьмой вселенский собор»». М., 2016. С. 69.
3. Проф. С.В. Троицкий «Будем вместе бороться с опасностью» // Журнал Московской Патриархии, 1950 г. № 2. С. 35-51.
4. Андрей (Гвазава), митрополит Горийский и Атенский. «Ответ на статью Великого протопресвитера Георгия Цециса «Решение Грузинской Церкви – это событие или провокация?» // Богослов.ру

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 4,33 out of 5)
Загрузка...

Один комментарий на “Махинации константинопольских экуменистов: О лжеединстве на «Святом и Великом» соборе1 min read

  • Михаил Ершов:

    Согласен в общем с автором этой статьи. Добавлю: П. Варфоломей и такие же как он марионетки будут делать все, чтобы протащить согласованные в Шамбези «документы» и выполнить поставленные задачи. Да запретит им Господь! Скоро узнаем, есть ли в наше время исповедники Православия среди архиереев, делегированных на Крит.

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924