Русская Патриархия публично признаёт ереси так называемого «Всеправославного Собора на Крите»1 min read

Архиерейский Собор, состоявшийся в Москве 2-3 февраля 2016 годаУже с очень давних пор некоторые богословские комиссии поместных Православных Церквей, — составленные чаще всего из тех же лиц, что вовлечены в экуменическое движение, — готовят так называемый «Всеправославный Собор». Название, никогда не встречавшееся в Традиции Церкви, неприятно напоминающее о «Всеправославной» комиссии 1921 года, вызвавшей беспрецедентные волнения и расколы в Церкви. Как данное название с двоякой негативной коннотацией, так и массовая принадлежность к синкретической идеологии экуменизма тех, кто готовит собор, встревожили и тревожат многих.

С течением времени было много богословов, заметивших соскальзывания из Православия: как по участию некоторых в экуменических движениях, акциях и организациях, так и по текстам, подготавливавшим «Всеправославный Собор». Им каждый раз отвечали, в лучшем случае: «это будет исправлено», «да это же только приготовления», «ничего постоянного нет», «мы это проверим и исправим». Однако чаще всего отвечали не иначе как только молчанием или сокрытием содержания документов.

В этом году, за несколько месяцев до того как была назначена Критская встреча, названная организаторами «Святым и Великим Всеправославным Собором», окончательные документы наконец стали доступны широкой публике.

Их чтение вызвало широкую тревогу.

Епископы и богословы, священники и монахи со всего православного мира обнаружили множество попраний Священного Писания, Священного Предания, священных канонов, решений Вселенских Соборов и постановлений святых отцов.

Их голоса звучали на все тона: помягче и посуровее, дипломатичнее или прямее, но, что потрясающе, в точности с теми же богословскими возражениями и замечаниями. Не зная друг друга, разделенные расстоянием в сотни, тысячи и многие тысячи километров, но связанные одним и тем же учением Церкви, данным святыми раз и навсегда, они обнаружили те же отклонения от Православия в документах, регламенте, названии и полномочиях так называемого «Всеправославного Собора».

После некоторого молчания стали появляться первые ответы со стороны организаторов. Здесь мы проанализируем первый такой ответ, дошедший до нас.

Мы его проанализируем абзац за абзацем, строка за строкой, от начала и до конца. Моля Бога, да просветит Он нас, чтобы мы видели и представили всё по Его учению, запечатленному Жертвой Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава вовеки!

*

С радостью мы узнали, что Русская Патриархия, озабоченная волнениями клириков и православного народа по поводу так называемого «Всеправославного Собора на Крите», опубликовала официальный ответ. Он появился на официальном сайте Русской Патриархии patriarchia.ru (http://www.patriarchia.ru/db/text/4431309.html) и исходит от «Отдела внешних церковных связей».

Однако радость наша была недолгой!

Моя надежда на то, что Русская Патриархия учтет голоса тысяч священников и богословов из России, Украины, Республики Молдова, США, Греции и многих других стран, была обманута. Документом-ответом Русская Патриархия пытается оправдать подготовку, организацию, документы и запланированное проведение встречи на Крите, именуемой «Святым и Великим Всеправославным Собором». Не обращая внимания ни на одно из фундаментальных богословских замечаний, приведенных в единодушии, типичном для Церкви Христовой, голосами, поданными из всех поместных Церквей.

Однако, чтобы не забегать вперед, изложим основные утверждения данного документа, чтобы каждый мог увидеть, что Русская Патриархия публично исповедала и признала.

1. «Святой и Великий Собор Православной Церкви, проведение которого на острове Крит запланировано на период с 18 по 27 июня 2016 года, не будет обсуждать догматических вопросов, которые уже обсуждены1 Вселенскими Соборами».

(а) Из этой фразы ясно и категорически виден тот факт, что Русская Патриархия публично признаёт, что на Критской встрече не будут обсуждаться догматические проблемы! К этому признанию мы будем возвращаться не раз, поскольку оно имеет самое важное значение и связано с рядом других утверждений этого же документа.

(Утверждение, впрочем, будет повторено. Это можно увидеть и из данного нашего изложения, в пункте 5.в.)

(б) Из этой фразы ясно и четко видно, что Русская Патриархия публично признаёт тот факт, что после Вселенских Соборов не появилось новых догматических проблем. Очевидно, что если «догматические проблемы» уже были обсуждены на упомянутых соборах, то они не могли появиться после соборов.

Что означает, что Русская Патриархия публично признаёт следующее:

* спор между Православием и католицизмом о нетварных (соответственно, тварных) Божественных энергиях не является догматической проблемой;

* католическое новшество о «непорочном зачатии» не является догматической проблемой;

* католическое новшество о «непогрешимости папы» не является догматической проблемой;

* католическое новшество, в силу которого которого папа считается «Церковью», не является догматической проблемой;

* появление протестантизма и всех группировок, вышедших из него, не является догматической проблемой;

* появление новых форм докетизма, иудействующей теологии и иных подобных (нео)протестантских концепций не является догматической проблемой;

* появление феминизма не является догматической проблемой;

* проблема возникновения мира с теистическими, эволюционистскими, креационистскими и т.д. спорами не является догматической проблемой;

* появление доктрины о хиротонии женщин не является догматической проблемой;

* появление доктрины, объявляющей нормальными сексуальные извращения, начиная с содомии, не является догматической проблемой;

* появление доктрины, предусматривающей хиротонию гомосексуалистов и прочих адептов различных сексуальных извращений, не является догматической проблемой;

и т.д., и т.д., и т.д.

Данное публичное признание Русской Патриархии вступает в прямое противоречие с Учением о Православной Вере Христианской2, которое признаёт все нравственные проблемы, все проблемы, касающиеся иерархической и благодатной структуры Церкви, всё учение о Боге Откровением. То есть догматикой, поскольку оно открыто Богом, а не установлено по хотению людей.

Следовательно, мы имеем публичное еретическое признание Русской Патриархии.

Сказать, что это печально, было бы слишком мало.

2. «Созыв Всеправославного Собора не связан и с влиянием тех или иных политических сил или общемировых процессов, поскольку его подготовка, продолжающаяся с 1961 года, началась и развивалась в совсем иных исторических и политических условиях».

(а) Из этой фразы с очевидностью явствует, что для Русской Патриархии самым ранним годом начала приготовлений к «Всеправославному Собору» является 1961. Позднее мы увидим важность публичного признания этой 55-летней давности приготовлений.

(б) Эта фраза представляет собой вызов в адрес логики. В первую очередь, предполагается, что настоящий созыв не обусловлен «политическими силами или общемировыми процессами», потому что в прошлом, пока шли приготовления, существовали… «совсем иные исторические и политические условия». Отсутствие когерентности3 потрясающе, особенно для патриархийного документа. Это как если бы кто-нибудь отрицал, что он подписал какой-нибудь документ, мотивируя это тем, что когда он родился, и многие годы после этого, он не умел писать. Истина заключается в том, что независимо от первоначальных условий и пройденного пути «политические силы» или «общемировые процессы» могут влиять теперь на кого угодно и что угодно.

Очевидно, что это бросающееся в глаза отсутствие когерентности не касается догматического или канонического предмета. Однако мы представили его, потому что, как это будет видно, оно первым обозначает ясное присутствие определенного стиля изложения — и, кажется, мышления тоже. Стиля нелогичного, в котором определенные категорические утверждения доказываются утверждениями, не имеющими никакой связи с предметом.

3. «Предстоящий Собор не является и не может явиться “Восьмым Вселенским Собором”».

Заметим утверждение как таковое, наряду с утверждением из пункта 1.а («Собор… не будет обсуждать догматических вопросов»).

4. «Многие церковные писатели древности, в том числе почитаемые в лике святых, именовали Восьмым Вселенским собор, состоявшийся в Константинополе в 879–880 годах, на котором были осуждены добавления к Символу веры».

(а) Нужно отметить тотальную двусмысленность тутошних фраз. Тот факт, что «многие церковные писатели» что-либо именовали или нет, является фактом историческим. А позиция Русской Патриархии по отношению к этому именованию (или не-именованию») какова? Ее нет!

Практически второй фразе (пронумерованной здесь как «4.») следовало бы быть подтверждением предыдущей (пронумерованной нами как «3.»). Однако она ничего не подтверждает, поскольку не утверждает, что Собор 879–880 годов был восьмым Вселенским Собором. Если многие церковные писатели, включая святых, так считали, а Церковь в целом имеет другое мнение, тогда они ошиблись и всё. А если они правы, тогда Собор 879–880 годов как раз и является восьмым Вселенским Собором. И в этом последнем случае, и только в нем, «Всеправославный Собор» не может быть восьмым. Однако, если он является вселенским собором, он может быть девятым!

Вам кажется, что это нечто неясное? Ну хорош, таков способ, каким умеет изъясняться, в документе максимальной важности, Русская Патриархия: неясно, неприемлемо, двусмысленно, нелогично.

(б) Открыто не признавая того, что Собор 879–880 годов был восьмым Вселенским Собором, Русская Патриархия входит в вопиющее противоречие с самой собой: мы видим, что в 1.б она же говорила, что после Вселенских Соборов более не возникало догматических проблем, а здесь показывает, что обсуждались «добавления к Символу веры», то есть именно к фундаментальному догматическому исповеданию Церкви!

(На самом деле речь идет о католической доктрине «Филиокве» — доктрине самой важной для познания Бога в католицизме, находящейся в радикальной оппозиции к православной догматике.)

Неясность документа, — в котором, вероятно, хотели проявить «дипломатическое искусство», — приводит к тяжелым противоречиям и даже ересям (одним из трех логических вариантов данной фразы могло бы быть то, что Русская Патриархия не признаёт познание Бога в качестве догматической проблемы.)

5. «Что же касается Собора, который созывается на Крите, то, как ясно заявил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2 февраля 2016 года, предстоящий Собор  “мы не называем Вселенским. В отличие от древних Вселенских Соборов, он не призван решать вероучительные вопросы, так как они давно решены и не подлежат пересмотру”».

(а) Утверждение из пункта 3 взято здесь намного более общо — «мы не называем его Вселенским», — но тоже неясно, поскольку тот факт, что «мы его называем или нет», добавляет очень мало ясности в вопрос: «он является Вселенским, но мы его не называем так, или мы не называем его Вселенским потому, что он им не является?»

И здесь, как и в фразе о Соборе 879–880 годов, документ крайне неясен именно там, где необходима была бы наибольшая точность выражения.

(б) С уже отмеченной двусмысленностью Русская Патриархия проводит очень опасную игру слов. Говоря о «древних Вселенских Соборах», она вызывает логическое заключение о существовании каких-то «новых Вселенских Соборов». Или, самое меньшее, о том, что этот «Всеправославный Собор» является «новым Вселенским Собором». Созванным не для того, чтобы «решать вероучительные вопросы»… а для чего-то другого. Для чего? Мы увидим в изложении Русской Патриархии ниже.

Стоит, однако, заметить, как Русская Патриархия старается внедрить понятия, чуждые Преданию Церкви и учению о вере. Если нам всё преподносится новый тип собора, то следовало бы сказать, на каком каноническом, догматическом и историческом основании он был создан, кем и по какому праву. К этой серьезной проблеме мы еще вернемся.

(в) Русская Патриархия в этой фразе снова громко и четко утверждает, что «Всеправославный Собор» «не призван решать вероучительные вопросы».

Конечно, утверждение это должно было бы утешать.

Однако в том контексте, что Патриархия уже противоречила себе (пункт 4.б), а неясности изобилуют, оно скорее вызывает опасения.

(д) Русская Патриархия снова утверждает, что вероучительные вопросы «давно решены и не подлежат пересмотру».

Хотя она и здесь не поясняет, что бы могло означать это «давно», присутствие несколькими фразами выше утверждения о том, что «догматические проблемы» «уже обсуждены Вселенскими Соборами», являет нам ясный ориентир. И подтверждает замечания, представленные в пункте 1.б.

6. «Он также не призван вносить какие-либо новшества в литургическую жизнь Церкви, в ее канонический строй».

Утверждение фундаментальное. Непосредственно оно связано с пунктами 1.а и 5.в, а опосредованно — с пунктом 3.

Мы бы с этого места пошли дальше, если бы не было двусмысленности пункта 5.а — двусмысленности, посредством которой фактически вводится новшество — новый тип собора!

Будь он вселенским или нет!

Что на деле приводит к тому, что данная фраза [«6»] вступает в прямое противоречие с предыдущей [«5»].

Ибо мы или имеем древний тип и новый тип Вселенских Соборов, а следовательно, имеем новшество; или не имеем нового типа собора — хотя «Всеправославный Собор» нечто уникальное в истории Церкви, а следовательно, является новшеством, — и тогда не следовало бы дискутировать о «древнем» типе собора.

7. «Предметом рассмотрения Всеправославного Собора станут лишь те вопросы, которые в силу исторических причин не получили общепризнанного решения в церковном праве, как, например, вопрос о сотрудничестве в духовном окормлении православных верующих, проживающих за пределами канонических границ Поместных Православных Церквей».

Фраза эта ошеломляюща.

(а) Патриархия России публично, официально признаёт, что церковное право, называемое также каноническим правом, не обосновано догматически. Что сводит его к нулю, потому что в Церкви Христовой лишено авторитета то, что не исходит из Божественного Откровения (из которого отделяются, как описания неких [бого]откровенных реалий, догматы).

На самом деле, однако, именно каноническое право предусматривает тот факт, что оно основано на догматах Церкви Христовой, то есть на Божественном Откровении! Откуда следует, что или эта фраза Русской Патриархии противостоит каноническому праву, или здесь открыто признаётся тот факт, что на «Всеправославном Соборе» на самом деле будут затрагиваться канонические и догматические вопросы!

(б) То, что последний вариант является правильным, категорически явствует из приведенного примера, видимо, сочтенного составителем документа за предельно нейтральный, а именно из «вопроса о сотрудничестве в духовном окормлении православных верующих, проживающих за пределами канонических границ Поместных Православных Церквей».

Вот еще одна причина, кроме пункта (а), по которой эта фраза является, богословски говоря, ошеломляющей!

Как же иначе можно охарактеризовать фразу, которая желает доказать, что не затрагивается «канонический строй Церкви» (пункт 6, но и 5.в, 1.а и др. тоже), чтобы затем начать говорить о пробелах, которые надо заполнить в церковном праве (каноническом праве), а также о том, что касается «духовного окормления православных верующих, проживающих за пределами канонических границ Поместных Православных Церквей»???

(в) Итак, в реальности Русская Патриархия публично и категорически признаёт тот факт, что «Всеправославный Собор на Крите» вмешается в церковное право, т.е. в каноны.

(г) В то же время Русская Патриархия публично и категорически признаёт тот факт, что будет обсуждаться «духовное окормление православных верующих», что, безусловно, является вероучительным вопросом, причем фундаментальным. Споры на эту тему имеются в Новом Завете, начиная с Евангелий до Соборных посланий, имели они место и на различных поместных соборах, а также на Вселенских Соборах. Учение Церкви по данному вопросу фигурирует в бесчисленных догматических документах Церкви, в том числе в древнейших догматических трактатах. Это, безо всяких сомнений, свидетельствует о том, что, согласно публичным декларациям Русской Патриархии, на «Всеправославном Соборе» будут обсуждаться догматические проблемы, будут приниматься решения по вероучительным вопросам!

Мы не можем не поблагодарить, хотя и с глубоким прискорбием, Русскую Патриархию за данное признание, которое хотя очевидно и является невольным, но зато повторяющимся и категоричным. Им исполняется слово Божие о том, что «нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы» (Лк. 12: 2), но также и то, которое говорит: «твоими устами буду судить тебя» (Лк. 19: 22).

8. «Святой и Великий Собор также призван выразить согласованное и авторитетное мнение Православной Церкви по некоторым актуальным проблемам современного мира».

И эта фраза по меньшей мере ошеломляюща.

Потому что, сохраняя всё уважание к авторитету, одобрившему ее для опубликования, необходимо сказать, что она еретическая!

(а) В Церкви Христовой отношения как с теми, кто находится внутри Церкви, Тела Христова, так и с находящимися вне Церкви, — ибо призваны и они ко спасению, даже если еще и не ответили на призыв, — руководствуются одним-единственным фундаментальным критерием: Учением о Вере [Катехизисом]. Следовательно, мнение Православной Церкви по любым проблемам — внутренним или внешним, своим или светским — должно быть, на абсолютном уровне, основано на Учении о Вере.

Что означает, что или Русская Патриархия — и кто бы ни одобрял эту точку зрения — отпала от Учения о Православной Вере, или все утверждения, касающиеся того, что не будут обсуждаться и не будут приниматься решения по вопросам веры, являются ложью.

Мы увидим ниже, что каждая из этих возможностей — если даже не обе — подтверждается другими утверждениями Русской Патриархии.

(б) Патриархия России и другие патриархии приписывают себе этой фразой власть католико-папистского типа над Православной Церковью. Что, очевидно, является догматическим новшеством (ересью) и новшеством, вводимым в канонический строй Церкви. Именно тем, о чем двумя фразами выше утверждалось, что его не будет!

Никогда в истории Церкви никто, повторяем, никто не имел права говорить от имени всей Церкви, согласованно и авторитетно, за исключением Вселенских Соборов!

Между тем, Русская Патриархия неоднократно признавала в этом документе, что «Всеправославный Собор» не является вселенским собором!

Что означает, что «Всеправославный Собор» не может, канонически, догматически и исторически, принимать решений или говорить от имени Православной Церкви! Что она, однако, вот, хочет сделать! «Согласованно и авторитетно»!

(Для первого раза откроем небольшие скобки, чтобы уточнить для читателей, незнакомых с темой, несколько фундаментальных моментов.

Церковь Христова была установлена Христом на началах соборности, без признания власти одного апостола над другими, одного епископа над другими, некоторых священников над другими; это Православное Учение от самых начал и доныне; напомним только, что святитель Григорий Великий, Патриарх Римский, говорил, что тот епископ, который делает себя больше остальных, впал в заблуждение и является «предтечей антихриста».

За всю историю Церкви у нее было два типа соборов: поместные и, соответственно, вселенские (то есть всей Церкви); любой клирик Церкви, любой признанный богослов поместной Церкви, однажды принятый/приведенный на собор своим епископом, имел право принимать участие в этих соборах, так же как и, очевидно, любой епископ поместной Церкви (на поместных соборах) или любой православный епископ, откуда бы он ни был (на вселенских соборах). Единственными соборами, насильно ограничивавшими участие епископов, были те, которые называются «разбойничьими соборами» и которые не были признаны Церковью, а осуждены.

«Всеправославный» означает «всего Православия»; таким образом, «Всеправославный Собор» является собором или собранием всего Православия; «Вселенский Собор» означает собор «всей Церкви». Практически эти два наименования являются синонимами: один ссылается на всех принадлежащих к Православной Вере, а другой — на тех, кто принадлежит к Православной Церкви, что на самом деле означает одно и то же.

Вселенский Собор поистине не признан как таковой, пока полнота Церкви (вся Церковь, миряне, монахи и клирики) не подтверждает его, признав полное согласие его решений с Учением Христа и Церкви. Существовали соборы, созванные как вселенские, с сотнями участвовавших в них епископов, которые затем были отменены как разбойничьи. А другие были объявлены вселенскими пост-фактум, потому что устанавливали догматы вселенского значения.

В Церкви сейчас имеется только в США около 50 епископов (канонических); в Румынской Православной Церкви более 42 епископов только на исторической территории <…>; в Русской Православной Церкви более 260 епархий в мире с соответствующим числом епископов, на вселенском соборе — то есть соборе всей Церкви — принимают участие свободно, по своей воле, все эти епископы и любые другие клирики или богословы, кого они захотят с собой привести.

Те, кто организовал так называемый «Святой и Великий Всеправославный Собор», навязали присутствие с правом голоса… 14-ти епископов! Только 14-ти епископов из многих сотен епископов Православной Церкви. Всем остальным было запрещено участвовать или подавать голос.

Всем поместным Церквам, не являющимся автокефальными, — фундаментальный административный, а не благодатный статус, — было запрещено участвовать.

Этот узкий собор, на котором будут властвовать православные патриархи, претендует на то, чтобы «выразить согласованное и авторитетное мнение Православной Церкви», вопреки Писанию, Преданию, канонам, Вселенским и поместным Соборам и всей истории Церкви, которые исключают подобную элитарную и диктаторскую структуру, попирающую соборный, вселенский фундамент Православной Церкви.

Явно, что подобный собор не является великим, не является всеправославным и не является святым.

До тех пор, пока организаторы «Всеправославного Собора» — в числе которых Церковь России — освещали бы деятельность и полномочия «собора» на «Встрече [Синаксе] Предстоятелей автокефальных Церквей» (честное и православное название собрания на Крите), собрание это могло бы быть каноничным. Но с того момента, когда оно приписывает себе наименование «Всеправославный» и право «выражать согласованное и авторитетное мнение Православной Церкви», оно сталкивается с фундаментальными принципами Церкви и пытается перехватить контроль над Телом Христовым. Что — со всей болью нужно сказать эту правду — означает узурпацию и ересь.

Чтобы привести пример из повседневной жизни, это как если бы у нас был парламент с несколькими палатами: сенатом, палатой депутатов, палатой общин, палатой меньшинств и т.д., а председатели палат решили бы собраться на Крите, назвав свое собрание «Великим Парламентом» и присвоив себе право издавать законы от имени всего парламента. В повседневной жизни это было бы названо государственным переворотом. В Церкви это называется попыткой узурпировать соборность, установить диктатуру нескольких епископов, — придав им папские полномочия, — и попрать ногами Священное Писание и Священное Предание.

Надо быть благодарными Русской Церкви, с глубоким прискорбием, за публичное признание данного антиправославного переворота, который демонстрирует «Всеправославный Собор»).

9. «На состоявшемся с 21 по 28 января сего года Собрании Предстоятелей Православных Церквей было принято решение о вынесении на рассмотрение предстоящего Собора проектов шести документов. По настоянию Русской Православной Церкви все эти проекты были опубликованы, в том числе на официальных сайтах Московской Патриархии (www.patriarchia.ru/db/document/4361821/) и Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата (www.mospat.ru)».

Серьезность данного утверждения крайне велика, поскольку подтверждаются все опасения и печальные замечания, изложенные выше. Вернемся здесь к году, указанному Русской Патриархией в качестве начала приготовлений ко «Всеправославному Собору», — 1961 (пункт 2.а в нашем ответе). Следовательно, у нас имеется около 55 лет, в течение которых договаривались и так и эдак по поводу этого собрания, этого собора, если хотите, без того, чтобы документы были сделаны публичными, без того, чтобы валидность документов была представлена всей Церкви: мирянам, монахам, клирикам!

Спустя около 55 лет, 21–28 января 2016 года, по настоянию Русской Православной Церкви, становятся наконец публичными некоторые документы… Которые, впрочем, на некоторых патриархийных сайтах, не будем приводить названий, были опубликованы и удалены по неведомо чьим капризам или соображениям.

Эта секретомания — типичная для диктаторских режимов — совершенно противоречит Православию. Упоминание Русской Патриархии о том, что она была вынуждена согласиться на публикацию данных документов — это лишь последняя капля в переполненную чашу более чем пятидесятипятилетних секретных переговоров, из которых большинство епископов, колоссальное большинство священников и почти все миряне систематически исключались.

Если заглянуть в «церковные уставы» большинства поместных Церквей, то мы увидим, что там предписывается, фундаментально, «публичное исповедание Веры». Что делает секретное — или, согласно некоторым, осторожное — удерживание богословских документов попранием церковных уставов. И, более того, попранием всего учения Церкви — подход, свойственный оккультным организациям и полностью чуждый Церкви Христовой.

Запрещать в течение пяти десятилетий честные, православные, публичные обсуждения подготовительных богословских документов ко «Всеправославному Собору» — это поступок огромной серьезности и безнравственности. Находящийся, впрочем, на типичной линии поведения экуменистов и филетистов.

Напомним также о Божественном слове, которое гласит: «всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы, а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны» (Ин. 3: 20–21).

Снова, с великой скорбью, нужно поблагодарить Русскую Патриархию за то, что она официально подтвердила с той выдающейся позиции, которую занимает, существование данного умышленного «заговора молчания» вокруг так называемого «Всеправославного Собора».

10. «Ознакомившись с опубликованными проектами соборных решений, любой заинтересованный член Церкви имеет возможность убедиться, что опасения относительно пересмотра на Соборе церковных правил, как то: отмена монашества, введение женатого епископата и второбрачия духовенства, сокращение или отмена постов, переход всех Поместных Церквей на новый календарь, а также подписание унии с Римско-Католической Церковью и объединение с инославными конфессиями — беспочвенны».

Примем данное утверждение как таковое, ниже мы увидим, в какой мере оно оправдано.

Подчеркнем только одно: как же поздно появилась возможность «ознакомиться» и как мала свобода мнения, которая Русской Патриархии кажется нормальной в Церкви. Естественное право на другое мнение или на нюансирование мнений не присутствует в этой километровой фразе.

11. «Так, например, в документе “Важность поста и его соблюдение сегодня” не только не отменяются существующие в Православной Церкви посты, но и впервые (!) провозглашается общеобязательный характер Рождественского, Петрова и Успенского постов, которые, в отличие от поста Святой Четыредесятницы, не были в древнюю эпоху закреплены в священных канонах»

Восклицательный знак принадлежит Русской Патриархии. Благодарим ее и на этот раз за уточнение. И отметим тот факт, что, несмотря на утверждение о том, что «не будет приниматься решений по вопросам веры» и не будут затрагиваться канонические проблемы, на самом деле именно это и будет делаться на Всеправославном Соборе. Восклицательный знак подчеркивает новшество, о котором раньше заявляли, что его не будет!

Посты, очевидно, являются литургическими и вероисповедными актами, актами, посредством которых живут верой и исповедуют ее, актами, установленными канонически. Некоторые посты обязательны, как, например, в среду и пятницу, пост перед Пасхой, а другие установлены следуя местным традициям. Они также каноничны, но валидность их меньше. Она местная. Переход некоторых традиций, литургических действий и т.д. из местной традиции в универсальную традицию Церкви совершается, по Учению о Православной Вере, двумя способами: через Вселенские Соборы или через их естественное принятие всей Церковью. А не иными способами. И, конечно же, не посредством некоего «собора», который отрицает соборность Церкви, организован «осторожно», неканонично, вопреки церковным установлениям, вопреки Священному Преданию и Священному Писанию.

Не посредством какого-то «собора», о котором один из главных организаторов заявляет, что он «не будет принимать решений по вопросам веры» и не внесет изменений в литургическую жизнь и канонический строй Церкви. Потому что явно, что вводить или изымать посты из священных канонов означает совершать изменение в священных канонах. Изменение, имеющее ясные литургические последствия и нуждающееся в широких обсуждениях — публичных, открытых, православных — по вопросам веры, определяющим посты и духовную жизнь христиан. Изменение, которое может быть благотворным, если совершено по соборному согласию Церкви, но, безусловно, является плохим, если служит предлогом для отрицания соборности Церкви.

Потрясающе, как эти намерения противоречат утверждениям о «неизменности», отсутствии решений по вопросам веры и т.д.

Потому что, как мы показали в пункте 8.а, подобная позиция означает или отрицание Учения о Вере — в которое, очевидно, входят и священные каноны, и посты, и всё касающееся жизни Церкви, — или присвоение себе некоторых полномочий и прав, имеющихся только у Вселенских Соборов. Но чтобы группа епископов — максимум 14-ти — присваивала себе подобную власть, это, как мы сказали выше, эквивалентно государственному перевороту, эквивалентно превращению Православной Церкви в новую «Папистскую Церковь», только имеющую нескольких пап вместо одного.

12. «Восполнить недостающие нормы церковного права призван и документ по теме “Автономия и способ ее провозглашения”, проект которого канонически закрепляет4 право каждой автокефальной Церкви самостоятельно предоставить какой-либо своей части ту или иную степень автономии».

Может показаться утомительным и даже бесполезным удивляться в каждой фразе отсутствию Православия, противоречию содержания Учению о Вере. Однако это необходимо! Потому что раскрывает нам всю серьезность момента и всё заблуждение потаенных приготовлений ко «Всеправославному Собору».

И в данной фразе мы имеем всё ту же атеистическую концепцию разделенности между жизнью и управлением Церковью и, соответственно, Учением о Вере. И здесь мы имеем изменения в церковном праве, заявленные недостаточно, хотя нам было обещано, что не будет канонических новшеств. И здесь публичные обсуждения отсутствуют. То, что мы видим здесь, совершенно дополняется тем, что мы видим в пункте 14, и оба эти пункта в действительности тесно связаны друг с другом.

13. «Проект документа “Таинство брака и препятствия к нему”, в частности, подтверждает невозможность вступления в брак лицам, облеченным священным саном или принявшим монашеский постриг».

Благодарим Русскую Патриархию за то, что она публично признала, что она и другие организаторы «Всеправославного Собора» считают, что Таинство Брака и его различные аспекты и последствия не относятся к Учению о Вере, не относятся к священным канонам, не имеют литургических последствий и т.д.

Или же мы могли бы поблагодарить ее за то, как она доказывает, что «Всеправославный Собор» собирается вмешаться деспотически, не-соборно, антиправославно в вопросы веры, в канонические, догматические и литургические вопросы. И это несмотря на неоднократные заявления о том, что он не будет этого делать, заявления, противоречащие почти каждому предложению ответа Русской Патриархии.

14. «Отраженная в проекте еще одного соборного документа Проблема канонического положения православной диаспоры, то есть верующих, живущих за географическими пределами той или иной Поместной Православной Церкви, до настоящего времени не имела решения в церковных канонах, поскольку в своем нынешнем виде возникла лишь в двадцатом столетии. Проект решения Всеправославного Собора по данному вопросу направлен на укрепление взаимной помощи православных через создание в разных регионах мира Епископских собраний, в которые на равных правах входят канонические епископы, несущие свое служение в данных регионах».

Святые апостолы возвещали Евангелие от Иерусалима до краев земли, по меньшей мере, насколько она была известна тогда евреям. От Испании и Африки до Скифии, пределов Гипербореи или до Индии. С тех пор, из века в век, Церковь проходила через огромные росты своей численности и убыли, гонения и периоды спокойствия, времена духовного возвышения и времена душевного упадка. Возникали и исчезали приходы и храмы, монастыри и скиты, епископы и даже пространные поместные Церкви, как, например, Персидская. Тем не менее с той же легкостью, что и в положениях пункта 12, и здесь утверждается, совершенно неверно, что «проблема нова» и не имела решения, что церковное право неполно и содержит пробелы.

(а) Если допустить, дискуссии ради, валидность подобных идей, то они означают не что иное, как то, что существуют новые догматические и канонические проблемы, то есть именно то, о чем Русская Патриархия говорила — в пункте 1.б и других местах, — что его не существует! А также [означает], что на «Всеправославном Соборе» будут обсуждаться догматические и канонические проблемы, вопреки утверждениям в пункте 1.а и многих других местах о том, что «Всеправославный Собор» не будет затрагивать подобных тем.

(б) Думаю, здесь необходимо уточнить, что в Учении Церкви проблема пунктов 12 и 14 уже регламентирована!

Если что препятствует применению Учения Христова, так это не «недостающие нормы церковного права», а филетизм и папистская жажда власти (клерикализм), доминирующие в руководстве многих поместных Церквей. Отчаянное, постыдное и неправославное цепляние за страны и территории, захваченные в ту или иную эпоху; постыдное, еретическое, проклятое старание использовать Церковь и Веру в качестве средства разгосударствления; недостойное отвержение библейского права служить и молиться на родном языке; постыдное, страстное, антиправославное желание оказывать религиозно-политическое влияние — вот некоторые из подлинных причин подобных споров!

Оглядываясь на историю Церкви, на вековую практику Церкви, на священные каноны, мы найдем ответы. Уже очень давно поместным Церквам из независимых стран, имеющих значительное православное население, имеющих самое меньшее трех епископов, следовало бы получить автономию или даже автокефалию. Украина, Республика Молдова, Белоруссия, Казахстан, Франция, Германия, Великобритания, США и многие другие страны находятся в этой ситуации. Православное решение, простое и стародавнее состоит в создании поместных синодов, со всеми тамошними епископами, независимо от их национальности. Ведь во Христе мы все одинаковы, независимо от национальности и других различий (см.: Гал. 3: 28–29; Рим. 3: 22–­­24; Ин. 17: 20­–21; 1 Кор. 12: 4–27 и т.д.).

Здесь видно сочетание филетистского заблуждения и экуменического заблуждения, которые, наряду с клерикализмом, радикально повлияли на подготовку так называемого «Всеправославного Собора». Однако и внутренняя неискренность тех, кто проводил приготовления, тоже. Ибо, с одной стороны, в экуменических дискуссиях, проводимых с представителями других религий, пользовались текстом Ин. 17: 21 «да будут все едино», превратно истолковывая его. А когда речь идет о их православных братьях, они о нем совершенно забывают, полностью его исключают, чтобы можно было навязать свою волю и власть любой ценой.

(в) И вместо естественного объединения поместной Церкви какой-либо страны, будь то Франция или Австралия, ввели иное каноническое и догматическое новшество — так называемые «епископские собрания», упомянутые в ответе Русской Патриархии. Собрания, посредством которых снова нарушается соборность Церкви, посредством которых снова изобретаются «новые типы соборов» наряду со «всеправославным» и «новыми вселенскими соборами», подразумеваемыми Русской Патриархией в 5.б.

Нарушение обещания обсуждать или принимать решения по вероучительным вопросам, канонам или литургической жизни налицо. В который раз.

15. «Документ по теме “Календарный вопрос” по инициативе Русской Православной Церкви и в соответствии с решением уже упомянутого Собрания Предстоятелей, вовсе исключен из повестки дня Всеправославного Собора».

В рамках нашего ответа мы можем только заметить, что, ставя в повестку дня «Всеправославного Собора» — а на самом деле «Собрания Предстоятелей поместных автокефальных Церквей» — проблемы календаря, организаторы снова попрали Традицию и установления Церкви. Как это произошло и в 1923 году с так называемой «Всеправославной конференцией в Константинополе» — собранием, почти столь же неканоничном и пагубном для Церкви, как и Критское.

К сожалению, исключение данного вопроса из обсуждения не решает реальной проблемы, то есть замены Православных Соборов узкими, самоуправными, диктаторскими собраниями [синаксами], которые принимают решения при полном попрании соборности Церкви Христовой. Однако все-таки необходимо заметить, как клерикализм, без соборности и без любви навязавший в 1924 году изменение календаря в Румынии, вызвал лютую боль и расколы, раны которых всё еще продолжают обновляться. Что, говорю это как историк и с глубоким прискорбием, прообразует плоды так называемого «Всеправославного Собора» на Крите.

16. «Обращенный не только к чадам церковным, но и к внешнему миру документ “Миссия Православной Церкви в современном мире” раскрывает духовные причины кризиса в экономической, политической и социальной жизни многих государств, связанные с отходом современного общества от основных нравственных ценностей христианства».

(а) Узнаём здесь, что существует категория, более чем интересная с богословской точки зрения, названная «чада церковные». (Оригинальный, русский термин «чадам церковным» был точно переведен на румынский.)

В Священном Писании, в Рим. 9: 8, например, видно, что под «чадами Божиими» подразумеваются все верующие в Бога, все находящиеся в Церкви. В 2 Кор. 12: 14 святой апостол Павел говорит о «своих детях» — тех, кого он привел к вере, тех, кого родил для Бога. Как это видно и из Гал. 4: 19 — места, в котором немного позже показано, что все верующие являются вместе, соборно, апостол и миряне, детьми, или чадами, Церкви. Не буду далее задерживаться на этом, тем более что мне представляется ясным, что не существует иных детей или чад Церкви, кроме всех тех, кто принял Христа, независимо от того, епископы ли они или миряне, священники, диаконы, оглашенные или монахи.

Тем не менее, то, как был использован здесь данный термин, кажется, — и я подчеркиваю это, кажется, — указывает на сильный клерикализм, ненадлежащее вставание составителей в неподобающую им позу «отцов Церкви» — титул, который невозможно получить тем, кто еще не покорил Небес. Только их называют «отцами Церкви», и мы не находим у них того деланного патернализма, который проповедуется клерикализмом. Надеюсь, однако, что вопреки многочисленным противоречиям, логическим уверткам, отклонениям от Православия и т.д. ответа Русской Патриархии данное выражение, невзирая на мое мнение, окажется православным.

(б) Всё же категорически неправославно полагать, будто без Учения о Вере можно раскрыть «духовные причины кризиса в экономической, политической и социальной жизни многих государств, связанные с отходом современного общества от основных нравственных ценностей христианства».

Мы не отрицаем истину о наличии духовных причин упомянутого кризиса, напротив, твердо признаём ее. Ведь она касается Учения о Православной Вере. Того самого, по вопросам которого было обещано не принимать решений на Крите. Обещано было в самом начале того документа, который мы анализируем. Чтобы затем мы, вот, пожалуйста, увидели, что каждый из пунктов касается вопросов — причем имеющих большое значение — Учения о Вере, священных канонов, Традиции Церкви и т.д.

Эти противоречия, появляющиеся в каждом абзаце, а порой даже в каждой фразе, более чем болезненны. И, разумеется, не случайны. Они демонстрируют полное презрение Русской Патриархии к умственным способностям и богословским познаниям читателей. Или, что так же плохо, такое глубокое отклонение составителей от Православия, что они даже утратили способность мыслить логически.

17. «Вопреки злонамеренно распространяющимся слухам, в документе “Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром” никоим образом не утверждается уния с римо-католиками, а инославные сообщества не именуются равночестными или равноспасительными наряду с Церковью Православной».

(а) Нельзя проигнорировать здесь радикальную предпосылку о «злонамеренности», из которой исходит Русская Патриархия, говоря о тех, у кого имеются сомнения или кто поднимает вопросы насчет православности так называемого «Всеправославного Собора». Ниже мы увидим контраст с ее снисходительностью к другой религии, контраст резкий, который мы подчеркивали и в пункте 14.б, абзац 4.

(б) Хотя документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» не утверждает унию с «римо-католиками», так называемый «Всеправославный Собор» начиная еще со своих подготовительных документов, а тем более фактом своего проведения создает — подчеркнем: создает — основу для радикальной католицизации Православной Церкви. В действительности в сравнении с этим порогом ферраро-флорентийские заблуждения и иные подобные им были меньше. Ибо тогда была подписана формальная уния, серьезная, но нуждавшаяся во времени для того, чтобы начать воздействовать на Церковь. Тогда как здесь, наоборот, работают над изменением Церкви в ее фундаментальных составляющих. Даже если она потом и не объединится с римо-католиками, это уже не будет Православие!

(в) Снова поблагодарим Русскую Патриархию за ее публичные откровения!

Ибо вот, она утверждает здесь, официально и авторитетно, что признаёт инославные сообщества «правильными и спасительными», хотя и «не в той же мере», как Православная Церковь. И она, и все остальные, подписавшие документ5.

Заблуждение данного утверждения очевидно для любого богослова. Для тех, кто не является богословом, зададим простой вопрос: что значит, что они не являются спасительными «в то же мере», что и Церковь Божия? Сколько сантиметров тела человека, какой процент души человека спасается в инославном сообществе Х или Y? Мы улавливаем здесь ту мысль, что они спасительны в меньшей мере — хотя, по неточности выражения, можно было бы заподозрить, что и в большей. Но насколько меньшей? Только ступни останутся в аду или и голени тоже? А может, в ад попадают только от пояса и выше? Или туда может войти только наша правая сторона или даже левая? А этих «частично спасенных» этими (и из этих) инославными сообществами рай прохлаждает только по затылку или до груди? Или же они видят Свет Божий только одним глазом или тремя четвертями глаза?

Если подобные вопросы кажутся вам абсурдными, смешными или даже глупыми, то вы правы. Потому что это вопросы, которые ставит концепция абсурдная, смешная, глупая. Концепция того, что существуют «инославные сообщества честные и спасительные, однако не наравне с Церковью Православной». Данной фразой Русская Патриархия публично и открыто признала одну из великих ересей так называемого «Всеправославного Собора». Поблагодарим же ее снова, с тем же глубоким прискорбием.

18. «Опасения относительно того, что цель документа состоит якобы в утверждении экуменизма как некоего учения, обязательного для всех православных, не имеют под собой никаких оснований. Само выражение “экуменическое движение” в документе употребляется исключительно в историческом контексте для описания реалий прошлого. При этом в проекте документа Всеправославного Собора недвусмысленно обозначены единственно приемлемые для Православной Церкви критерии участия в межхристианских контактах».

(а) Как можно было видеть, фразой раньше Русская Патриархия публично признала антиправославную концепцию, которая после одобрения на данном так называемом «Всеправославном Соборе» стала бы обязательной для всех православных (по полномочиям, высокомерно узурпированным организаторами). В результате мнению о том, будто нет никаких оснований для подобных опасений, прямо противоречит сама Русская Патриархия. Мы повторяем свои опасения ввиду той путаницы между ересью и Православием, которая властвует в умах тех, кто задумал «Ответ», который мы анализируем.

(б) О «вселенской (точнее, по контексту, — «экуменической») миссии» Церкви (ст. 3)6, но и об актуальности и даже постоянстве участия Церкви в экуменическом движении (ст. 4) очень ясно говорится в документе «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Заявлять о том, будто выражение «экуменическое движение» используется в данном документе «исключительно в историческом контексте для описания реалий прошлого», — ложь прямая и постыдная. Говорить о том, что подобный прелестный подход является совершенно неправославным, становится бесполезно. Отметим лишь, кроме статей, упомянутых выше, также ст. 5, в которой утверждается, что участие Православной Церкви в «двусторонних богословских диалогах» и иные экуменические проявления (в тексте «вселенские») «основываются на ее православном самосознании и духе вселенскости и имеют целью поиск утраченного единства христиан на основе веры и предания древней Церкви семи Вселенских Соборов».

В данном тексте, вот, не только появляется «древняя Церковь», отделенная от «Православной Церкви» «всеправославных соборян», не только говорится об «утраченном единстве христиан» — типичный экуменический припев, — но и участие Церкви в современных экуменических движениях и деятельности — повторим: современных — представляется как важнейший элемент Православной Веры. То есть именно то опасение, которое было определено Русской Патриархией некоторое время тому назад как не имеющее «основания», подтверждается документом, который она приводит в свидетельство!

(в) Мы видим, следовательно, что, будучи далекими от того, чтобы быть означенными «недвусмысленно», критерии участия в «межхристианских» контактах — выражение, несостоятельное с богословской точки зрения, — напротив, по меньшей мере двусмысленны, если не прямо неправославны.

19. «Так, в нем прямо говорится о том, что отношения Православной Церкви с инославными сообществами “должны строиться на скорейшем и более правильном уяснении ими всей экклезиологической тематики, особенно в области учения о таинствах, благодати, священстве и апостольском преемстве в целом”».

(а) Стоит заметить выражение «скорейшее уяснение». Мы к нему вернемся.

(б) Показательно выражение «скорейшее уяснение», потому что оно напрямую связано с пунктом 17.в, с теми «инославными сообществами», которые честны и спасительны не в той же мере, что Православная Церковь. Из повторного употребления подобных выражений видно, что «частичное спасение» и «частичная правда» — по Учению Церкви, оба являющиеся заблуждениями, — стали составной частью чьего-то мышления. Мы имеем в виду тех, кто создал ответ Русской Патриархии, который мы анализируем. На самом деле, с православной богословской точки зрения, существует или правильное учение, которое ведет к правильному прославлению Бога (Православию), или учение неправильное. Очевидно, что если кто-нибудь говорит о «более правильном уяснении», то это могло бы показаться лишь неким дипломатическим или снисходительным оборотом. Однако на таком богословском уровне — каков уровень соборов или диалогов с людьми другой веры — подобное выражение, пригодное самое большее для поощрения кающегося, сокрушенного отчаянием, категорически неверно. Когда же оно фигурирует на фоне других выражений, дополняющих и подкрепляющих его, демонстрируя заблудную веру в существование неких полу-церквей вне Церкви Божией, мы имеем дело с чем-то более серьезным.

(в) Снова показателен «особо интересный»7 перечень, предлагаемый Русской Патриархией. Которой снова подобают скорбные благодарения за официальное и ясное разоблачение некоторых фундаментальных заблуждений, в том числе в области так называемого «межхристианского диалога». Ибо видно и тут — так же как и в пункте 1.б и других местах, — что не Божество и Его описание, не Откровение и его принятие, не действие Бога и его восприятие интересует (так называемых) православных экуменистов. Их интересует иерархическая власть и литургический «спектакль».

Потому что если бы дело обстояло иначе, то они занялись бы тем, чтобы эти инославные сообщества уяснили «в частности» следующие аспекты: познание и ведение Божества, Откровения, действия Бога. Из которых проистекают все остальные аспекты жизни Церкви Христовой.

Конечно, в «Церкви» — учреждении, в «Церкви» — религиозной ассоциации, в «Церкви» — оказательнице религиозных услуг важны власть и литургический спектакль, посредством которого предоставляются эти услуги. Однако это псевдоцерковь, а не Церковь Божия.

Напрасно делаются шаги к языку, кажущемуся общим, — ведь речь идет не о мышлении, общем Православию и инославным, а лишь о языке как можно более двусмысленном, который казался бы общим. Напрасно делаются шаги к языку, который кажется общим, тогда как фундаментальные понятия радикально отличаются. Покуда «инославные сообщества» игнорируют время основания Церкви Иисусом Христос и то, что она является Телом Христовым, покуда они не понимают Историю Спасения, единство между Священным Писанием и Священным Преданием, покуда они не понимают Бога, описывая Его самым разнообразным и абсурдным образом, «особо интересные» аспекты, упомянутые Русской Патриархией, относятся к области неправославного компромисса.

(г) И таким образом мы видим, что данные «критерии участия в межхристианских [sic! — Авт.] контактах» могут и быть, возможно, «недвусмысленными» — хотя они таковыми не являются, — однако они категорически не православны.

(д) Так называемый «Всеправославный Собор» — с 14-ю епископами, обладающими правом голоса! — претендует на то, чтобы говорить и решать, от имени всей Церкви, об «уяснении экклезиологической тематики»8 инославными; претендует на то, чтобы говорить и решать, от имени всей Церкви, о принятии или отвержении их [инославных] взглядов на Святые Таинства, благодать и иные подобные сферы. В то же время он признаёт, что не является вселенским собором — единственно могущим делать что-то подобное. И, более того, утверждает, что не будет дискутировать и принимать решения по вопросам вероучения, догматов, канонов.

Противоречия так очевидны, что переходят за грань смешного.

С богословской точки зрения, однако, речь не идет о смешном или забавном, а речь идет о трагедии.

20. «Что касается отношения к Всемирному совету церквей, в документе отмечается, что Православная Церковь “не принимает идею «равенства конфессий» и не может воспринимать единство Церкви как некий межконфессиональный компромисс”».

Фраза эта была бы красивой и правильной в другом контексте, но в контексте данного документа утопает в стольких компрометирующих утверждениях, что становится пустым словом.

(а) Как мы видели, именно Русская Патриархия признаёт, что документ, о котором она говорит, трактует «инославные сообщества» как «частично правильные» и «частично спасительные». Что является инославным учением — точнее, неопротестантским, — и что превращает утверждение «не принимает идею “равенства конфессий”» в утверждение инославное. Потому что те, кто составляет подобные документы, не принимает «равенства конфессий», однако признаёт, к примеру, их «частично спасительное свойство»… да и иные подобные этому ошибочные учения.

(б) Выражение «некий межконфессиональный компромисс» — блестящий пример инославного языка, созданного так называемыми «современными двусторонними богословскими диалогами»9. В русском оригинале используется выражение «как некий межконфессиональный компромисс», где «некий» означает на самом деле «один», «некоторый»: «некий [Василий, Георгий и т.д.]». Перевод на румынский язык и здесь очень точен. И я вынужден был проверить это, потому что не мог поверить в то, что официальный православный документ, изданный самой крупной — по меньшей мере, количественно — православной патриархией, может содержать подобное выражение. Ведь не воспринимать «единство Церкви как определенный межконфессиональный компромисс» — это открывает, на самом деле, возможность воспринимать его [единство] как другой межконфессиональный компромисс.

Конечно, можно было бы возразить, что подобное внимание, уделяемое каждому слову, чрезмерно.

Однако такое может быть сказано только тем, кто не знает истории и учения Церкви. А значит, и важности каждого слова, используемого в Вере.

Не только Сам Господь наш Иисус Христос сказал, что «за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда» (Мф. 12: 36). Но и на всех Вселенских Соборах и во многих событиях из истории Церкви было доказано очень ясно, как одно-единственное слово может привести к заблуждениям множество людей, равно как и одно-единственное неподобающее слово превращает истину в ложь.

А когда мы имеем дело с документом, полным противоречий (в том числе самому себе), логических перегибов, исповеданий инославного учения и т.д., естественным будет осторожно смотреть на всякое неподобающее слово.

(в) Говорить о единстве Церкви значит затрагивать фундаментальные вопросы Учения о Вере, православные догматы и каноны. Опять же, утверждениям, заверяющим, что не будут обсуждаться подобные вещи и не будут приниматься подобные решения, прямо противоречат именно те, кто и делал эти утверждения.

21. «Необходимо также отметить, что вступление Русской Православной Церкви в данную межхристианскую организацию стало возможным лишь после принятия ею в 1950 году “Торонтской декларации”, которая по сей день остается одним из ее основополагающих документов. Декларация подчеркивает, что  “Всемирный совет церквей не является и никогда не должен стать сверх-Церковью”, его цель — лишь “способствовать изучению и обсуждению вопросов единства Церкви”. Как особо оговорено, “членство во Всемирном Совете не подразумевает, что каждая Церковь должна рассматривать другие Церкви-члены как Церкви в истинном и полном смысле этого слова… Ни одна Церковь в силу своего членства во Всемирном Совете не обязана замалчивать, сокращать или изменять своё исповедание истины в его полноте”. Принятие данных принципов Всемирным советом церквей предоставило Православной Церкви возможность, ни в чем не погрешая против своего вероучения, беспрепятственно свидетельствовать инославным христианам об истине Христовой, о том, что восстановление богозаповеданного единства христиан возможно лишь в лоне Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, каковой и является Православная Церковь (что также ясно указано в подготовленном проекте».

Этот же текст служит оправданием участия высших иерархов некоторых поместных Церквей — и их людей — во Всемирном совете церквей (ВСЦ) и иных подобных движениях.

Оправдание строится на нескольких цитатах, вырванных из контекста, и утверждениях, лишенных всякого доказательства. Учитывая отсутствие связи предложения с собственно предметом, мы могли бы его проигнорировать. Однако считаем, что оно не было вставлено здесь без пользы!

Как будет видно далее, данное псевдооправдание является началом (новой) атаки против православных!

Отметим здесь всего несколько аспектов:

* соответствующие документы не обсуждались по-православному в поместных Церквах перед тем как быть принятыми, так что их принятие является неправославным изначально;

* упомянутые документы имеют намного более богатое содержание, превращающее фразы, цитируемые Русской Патриархией, в пустые слова;

* предполагаемое исповедание, приносимое перед «инославными христианами», прекрасно может быть принесено вне ВСЦ и иных подобных группировок, непосредственно, как это делали святые апостолы, мужи апостольские, святые отцы и ученики их всех;

* плоды участия в ВСЦ плохи и отравлены, начиная с введения в поместные Церкви неправославного языка до постоянного прогрессирования «инославных христиан» в заблуждении начиная с 1950-х годов и доныне, так что они дошли до наречения «пасторами» и «епископами» женщин, гомосексуалистов, транссексуалов и т.д., преуспевают в различных этологических абсурдах и т.д.; что давно должно было привести с отказу от данного участия и исключить любое его оправдание.

Данный пункт [21] вступает в противоречие с самой конкретной и практической реальностью. Это попытка манипулировать читателями, исходя из их неведения в том, что касается документов ВСЦ и отравленных плодов православного участия в нем.

22. «Изложенные в “Торонтской декларации” положения удовлетворяют и требованиям, которые, согласно принятому Архиерейским Собором 2000 года документу “Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию”, необходимы для членства Русской Церкви в различных межхристианских организациях. В соответствии с данным документом Московский Патриархат не может быть членом организаций, в которых “устав, правила или процедура требуют отказа от вероучения или традиций Православной Церкви”, а  “Православная Церковь не имеет возможности свидетельствовать о себе как о Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви” (пункт 5.2)»

Данный пункт продолжает дискуссию за пределами непосредственной темы, дополняя попытку оправдать участие Русской Патриархии в ВСЦ и иных экуменических действах.

Одной из логических ошибок презентации [ответа] является путаница между законом и его применением.

Да, существуют соответствующие предписания документа «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию». Да, теоретически они обязательны. Но даже ответ Русской Патриархии, который мы анализируем, попирает эти предписания! Потому что, к несчастью, содержит множество радикальных отклонений от Учения о Вере и традиций Православной Церкви!

Что превращает данный пункт в адвокатское нанизывание пустопорожних слов. Призванных прикрыть четкую и печальную реальность: организация и документы и даже название так называемого «Всеправославного Собора» антиправославны! А опасения христиан, связанные с ними, не только совершенно оправданны, но даже слишком малы в сравнении с серьезностью падения!

23. «Согласно тому же документу, “свидетельство не может быть монологом — оно предполагает слышащих, предполагает общение. Диалог подразумевает две стороны, взаимную открытость к общению, готовность к пониманию”. Очевидно, что такой диалог будет едва ли возможен, если одна из его сторон будет прямо называть другую еретическим сообществом. Об этом же Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл говорил в своей недавней проповеди в Неделю Торжества Православия: “Как только вы скажете человеку, что он еретик, вы закрываете всякую возможность общения с ним — он перестает вас слышать и становится вашим врагом, ведь он себя еретиком не считает и воспринимает эти слова как оскорбление”».

(а) Запомним данный пункт, в первую очередь утверждение о том, что «свидетельство не может быть монологом — оно предполагает слышащих, предполагает общение. Диалог подразумевает две стороны, взаимную открытость к общению, готовность к пониманию». Мы вернемся к нему ниже, но теперь поднимем очевидную проблему, которую Русская Патриархия игнорирует:

(б) В чем состоит открытость «инославных христиан» к общению и [взаимо]пониманию с Православной Церковью?

Начиная с 1950-х годов до настоящего времени богословская эволюция «инославных христиан» является в массе своей негативной. Всякого рода серьезные отклонения от Учения Христа возникли и были навязаны в «инославных сообществах», систематически отдаляя их от веры Церкви. Подобные учения проникли и в Церковь — очень часто именно при посредстве православных, вовлеченных в «современные богословские диалоги с инославными», — приводя к тяжелым пастырским проблемам и даже отпадению некоторых групп православных от веры.

(в) Существует несметное число случаев, когда святые отцы открыто и прозрачно используют термины «заблуждение», «ересь», «прелесть», «раскол» и, соответственно, «заблудшие», «еретики», «прельщенные», «раскольники». Более того, подобные слова используются «инославными христианами» в адрес православных крайне часто, без дезавуирования их руководителями инославных (зачастую они сами и используют подобные термины). Что указывает нам на различие и у инославных между лексикой, используемой в одной ситуацией, и лексикой, используемой в других ситуациях. То есть на рассудительность, которая, как видно, запрещается Русской Патриархией.

Иначе говоря, инославные могут в своих текстах называть православных «еретиками» и «заблудшими», однако нам запрещено использование подобных слов, даже если они очевидно истинны. И это вопреки тому, что «открытость» к «пониманию» со стороны инославных на реальном богословском уровне отсутствует полностью. Потому что смешивать приземленные и материалистические воззрения, воззрения социальной политики и иные подобные мирские измерения с богословским диалогом совершенно неверно.

(г) Использование термина «еретик», когда ты пытаешься обратить кого-нибудь, пребывающего вне Церкви, чаще всего неуместно и контрпродуктивно. Однако использование его во внутренних документах Церкви, там, где отражается истина, обязательно! Так поступают и католики, и адвентисты, и баптисты, и все прочие «инославные сообщества»! Считать, будто внутренние документы Церкви, даже если они касаются внешних отношений, должны быть подчинены требованиям инославных, — это уже «отречение от вероучения или традиций Православной Церкви» (пункт 5.2)10.

24. «Святитель Марк Ефесский, выступавший на Ферраро-Флорентийском Соборе с обличениями заблуждений латинства, обращаясь к Римскому Папе, называл его не иначе как “Святейшим Отцом” и “Блаженнейшим Папой Ветхого Рима”, а соборные прения с католиками описывал такими словами: “Сегодня члены Тела Господня, ранее разделенные и рассеченные в течение многих веков, спешат к взаимному единению!”. Чтобы узнать, как в действительности думал и поступал святитель, следует ознакомиться с книгой архимандрита Амвросия (Погодина) “Святитель Марк Ефесский и Флорентийская уния”, где приведены подлинные его выступления на Ферраро-Флорентийском соборе и после собора. Святитель делал все, чтобы во взаимоуважительном диалоге склонить своих оппонентов к возвращению на путь истины. Когда же стало понятно, что это невозможно, он мужественно противостал латинянам, защищая чистоту Православия».

Здесь мы видим те же самые повторяющиеся попытки снова и снова оправдать участие в ВСЦ и других экуменических действах.

(а) Об использовании дипломатической лексики, приличествующей христианской миссии обращения, и, соответственно, отказе от нее, когда она угрожает нанести ущерб Учению о Вере, — или [когда] инославные повторно отвергают истину, — мы об этом говорили выше (пункты 23.б, в и г).

(б) Однако ссылка — отрывочная и предвзятая — на святителя Марка Ефесского дает нам возможность напомнить, что он в писаниях после Ферраро-Флорентийской встречи ясно и открыто назвал «еретиками» адептов папизма.

(в) А также что святитель Марк Ефесский не нуждался в половине века, чтобы увидеть, что ему не с кем вести диалога! Потому что с 1950-х годов доныне Русская Патриархия — и прочие православные участники — в экуменических диалогах добились даже меньше, чем Марк Ефесский на Ферраро-Флорентийской встрече! А тогда, если вы всё ссылаетесь на его имя и на его пример, почему же вы не последуете этому примеру, покинув лже-«диалог», не принесший ни одного доброго плода? Если вы признаёте святителя Марка Ефесского святым, почему же вы не применяете его православных мер, не только в дипломатической лексике, когда есть надежда на диалог, но и по завершении дискуссий, когда очевидно отсутствие всякой надежды? С 1950-х до 2016 года инославные, в результате экуменических «диалогов», не отказались ни от одного из своих заблудных учений! Сколько же десятков или сотен лет еще понадобилось бы, чтобы понять, что «открытости к общению, готовности к пониманию» в ВСЦ не существует?

(г) Если она всё упоминает о мужестве святого Марка Ефесского, то где и когда, наконец, Русская Патриархия противостанет заблуждениям ВСЦ? Существует много антиправославных документов, выпущенных этим органом, которые обойдены молчанием в «Ответе», или Русской Патриархией — или, лучше сказать, Департаментом, составившим его.

На самом деле в неопротестантском или экуменическом стиле (что одно и то же) тот, кто составил документ, взял из слов святого Марка фрагменты, которые подошли ему, скрыв те, которые ставят эти [фрагменты] в единое православное целое, каким являются сочинения и жизнь святого.

25. «Именно так поступает Святейший Патриарх Кирилл, ревностно защищая православную веру и отстаивая интересы Русской Православной Церкви в диалоге с инославными, иноверными и неверующими. Уклонение от такого диалога было бы преступлением перед Господом, повелевшим Своим апостолам идти и учить все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать всё, что Он заповедал (Мф. 28: 19–20). Если бы апостолы сидели взаперти, избегая любого контакта с иноверными, проповедь Евангелия Христова никогда бы не вышла за пределы Сионской горницы. Гнушение людьми другой веры или иных взглядов уподобляет человека фарисеям, главным опасением которых было: как бы не оскверниться от соприкосновения с теми, кто с их точки зрения неправо веровал».

(а) Можно видеть, по длительности высказываний на эту тему, как сильно занята Русская Патриархия оправданием своего участия в экуменических движениях и действах.

(б) На это указывает нам и интенсивность оппозиции русских православных данному участию. А также ожесточенность некоторых лиц в рамках Русской Патриархии, решивших односторонне, диктаторски, путем монолога и при отсутствии общения и открытости определить линии работы Русской Православной Церкви.

Выше было упомянуто (пункт 23.а) о диалоге, общении, стремлении к пониманию и т.д. В отношениях с инославными. Но почему же этого нет именно там, где оно наиболее важно, — во внутренних отношениях Церкви? Мы видели выше предпосылку о «злонамеренности», из которой исходит ответ Русской Патриархии по отношению к тем, у кого имеются опасения или возражения по поводу документов так называемого «Всеправославного Собора». Однако видим и тот факт, что с 1961 года до нынешнего дня не было открытости, не было диалога, не было общения, не было стремления к пониманию Русской Патриархией и иных сходных православных органов… по отношению к верующим, озабоченным подготовкой «Всеправославного Собора»! Почему не публиковались и не обсуждались открыто документы на протяжении более 50 лет? Полвека! Полвека скрытных приготовлений в совершенно неправославном стиле, полвека отсутствия диалога с православными иерархами, с православными священниками, с православными богословами! Полвека, в течение которых подлинно экуменическая конспирация упразднила право на слово у огромного церковного большинства! Под тем предлогом, что, мол, они «слишком глупы/отсталы/святоши/фанатичны, чтобы понять». Может, мы и таковы, а может, нет. Но Учение о Вере Церкви основано на открытом проповедании, а не на договоренностях «между умными». Кому мешали принимать участие или выступать на Иерусалимском Соборе (см.: Деян. 15: 4–31)? Кого остановили, чтобы он не принимал участия или говорил на I Вселенском Соборе в Никее (325)? Или на других Вселенских Соборах? Когда это было видано, чтобы Церковь Христова ставила инославных выше православных?

Ответы просты и ясны: никто, никогда.

Те, кто ставит находящихся вне Церкви выше находящихся в Церкви, отпали от Православия.

Таков филетизм, ставящий национализм выше Церкви, превращая его в фанатизм и ксенофобию.

Таков клерикализм, ставящий одну часть Тела Христова выше других частей, как будто он мог бы жить без них (см.: 1 Кор. 12: 4–27).

Таков экуменизм — новое лицо древнего синкретизма, который ставит мирское «согласие» с инославными выше Церкви, отказываясь от Любви к Истине, то есть от Бога.

(в) Каким был «контакт с другими конфессиями» у святых апостолов?

С православной позиции: «мы обладаем Путем, Истиной и Жизнью и хотим поделиться ими с вами» или с экуменической позиции: «вы правы и спасены, хотя и не в равной с Церковью мере»?

Что говорит святой Иоанн Евангелист о том, что сказал Господь? «Все, сколько их ни приходило предо Мною, суть воры и разбойники, но овцы не послушали их» (Ин. 10: 8). И еще: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14: 6). И еще: «закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа» (Ин. 1: 17). И еще: «истина сделает вас свободными» (Ин. 8: 32). И еще многое подобное этому!

Но еще больше противоречат экуменическим концепциям данного ответа Русской Патриархии слова, которые Христос говорит тем, у кого было Слово Божие — то есть Священные Писания, — но они их не соблюдали.

Что приводит к тому, что обращение к святым апостолам в данном контексте оборачивается на деле прямо против текста, изданного Патриархией России.

(г) Наступление на православных — атака Патриархии России против православных, готовившаяся еще в предыдущих абзацах (пункт 21, да и 17.а) начинается сейчас!

И начинается с адвокатского софизма: отказ принимать изменение Православной Веры и валидность других религий назван, несправедливо и абсурдно, «гнушением людьми другой веры или иных взглядов». Между тем, очевидно, что между несогласием с мнением кого-либо и гнушением этим человеком колоссальная разница! Отец может быть не согласен со своим ребенком, жена может быть не согласна со своим мужем, человек может быть не согласен со своим другом, сохраняя к нему незыблемую любовь и уважение.

Если бы мы всерьез восприняли эту фразу Русской Патриархии, то это означало бы, что она гнушается всеми, у кого есть другое, чем у нее, мнение, и считает, что ею гнушаются все, кто не разделяет ее мнений.

Или же, повторю, мы можем увидеть здесь жалкую попытку превратить некогерентные оправдания в своем погрешительном участии в экуменических акциях и действах в обвинения против тех, кто видит эту погрешность.

26. «Именно фарисеям, а не апостолам и не святителю Марку Ефесскому уподобляются те горе-«ревнители Православия», которые сегодня смущают народ Божий лживыми рассказами о якобы готовящемся антихристовом соборе. Дело же апостолов и святителя Марка Ефесского продолжают те, кто без страха вступают в диалог с инославными — не ради достижения вероучительных компромиссов, а ради свидетельства о чистоте и истине православной веры, ради нахождения приемлемых форм взаимного сосуществования, ради спасения жизни гонимых христиан Ближнего Востока и Северной Африки, ради совместной защиты семьи как освященного Богом союза мужчины и женщины, ради защиты жизни нерожденных младенцев, ради мира на земле».

(а) Ну вот, если мы не можем называть «еретиками» инославных, вводящих народ в заблуждения своими учениями, то зато мы взамен этого можем называть «фарисеями» тех, кто оспаривает так называемый «Всеправославный Собор»!

Выше было сказано, об отношениях православных с инославными (пункт 23): «Как только вы скажете человеку, что он еретик, вы закрываете всякую возможность общения с ним — он перестает вас слышать и становится вашим врагом, ведь он себя еретиком не считает и воспринимает эти слова как оскорбление».

Как же тогда прикажете смотреть на эту классификацию, которую совершает как раз над православными Патриархия России?

По ее словам — как на попытку закрыть диалог с православными, которые оспаривают каким-либо образом «Всеправославный Собор», как на попытку превратить их во врагов и оскорбить. Это сознательная агрессия, поскольку ей предшествует данный пассаж!

Или Патриархии России кажется, что по отношению к православным она может свободно использовать обвинения и оскорбления?

Постыден и неправославен данный стиль, когда православная патриархия всячески лелеет инославных, но без колебаний бьет по православным, которые ей слепо не повинуются.

(б) Право на личное мнение, недоумения или сомнения по поводу богословских утверждений существовало в Церкви всегда, будучи точкой, в которой открывается православный диалог. И оно служило источником проповедей и наставлений, богословских трактатов, сочинений, обладающих огромным значением.

Патриархия России повторно отказывает православным в данном праве, хотя признаёт его за инославными. Еще одно публичное и ясное признание, за которое мы, глубоко скорбя, снова ее благодарим.

(в) Исповедание «чистоты и истины православной веры» сделал и я на приходе, не испытывая нужды в ВСЦ или иных экуменических организациях. Испытал я и радость от прихода к вере некоторых атеистов, католиков, адвентистов, мусульман и т.д. как плода этого исповедания. Больше меня сделали многие другие священники, также не имеющие никакого отношения к ВСЦ и другим экуменическим организациям и действам. Какие же плоды принесло мнимое исповедание, сделанное Русской Патриархией и иными подобными институциями в ВСЦ и иных подобных ему средах? Реальный ответ таков, что в лучшем случае оно не принесло никакого плода, потому что во многих других случаях оно означало лишь инфильтрацию в Церковь инославных идей и даже отпадение от веры многих православных.

(г) Поиск «приемлемых форм взаимного сосуществования» проводился в древней Румынии — то есть в Римской Империи — еще начиная с античности. Во времена святого Константина Великого и других христианских императоров вплоть до святых Штефана Великого или Константина Брынковяну как государство, так и клир, монахи и миряне — все объединенные тогда в неповторимую многовековую симфонию — находили подобные формы. В XVII веке Трансильвания была разорена насильственными гонениями протестантов против православных. В то же время в Румынских Княжествах — сестрах и соседях, то есть в Молдове и Мунтении, мирно сожительствовали православное большинство и католическое, армянское, кальвинистское, мусульманское, иудейское и др. меньшинства. Как? По древним христианским установлениям, превратившим pax romana [«римский мир»] в более глубокий и более праведный pax сhristiana [«христианский мир»]. Не нуждаясь в ассоциациях, движения или экуменических советах.

(д) Спасение «жизни гонимых христиан» не совершалось и не совершается посредством экуменического движения. Подобное оправдание более чем жалко. Когда румынские господари защищали православных, монофизитов или католиков Оттоманской империи или Крымского ханства, они не нуждались в экуменизме, чтобы делать подобное! Помогать другим и сотрудничать с другими, православными или нет, в спасении тех, кому угрожает опасность, — будь они христиане или нехристиане! — не имеет отношения к экуменизму, а является фундаментальным христианским долгом! И сотрудничество по этой теме никак не зависит от экуменизма, а от человечности всех нас.

(е) Защиту семьи, нерожденных младенцев и мира легко осуществлять через прямое сотрудничество всех, кто хочет это защищать. Для этого не требуется ни дискуссий, ни богословских концессий, ни изобретения новых соборов, ни отмены соборности Церкви. Для защиты семьи, нерожденных младенцев или мира нет нужды в ВСЦ, экуменических движениях и тому подобном.

(ж) Мы видим, в итоге, что все эти так называемые «аргументы» на самом деле не имеют никакой связи с реальности. Они не оправдывают ни вхождения в экуменические движения, ни документов Критской встречи, полных богословских ошибок, ни узурпации соборности Церкви группой, состоящей из 14 епископов, они не оправдывают ничего их всех тех ошибок — или зол, — которые пытаются аргументировать.

27. «Следует также отметить, что принятый на Собрании Предстоятелей Регламент работы Всеправославного Собора исключает возможность рассмотрения на нем каких бы то ни было иных, новых тем или документов, кроме шести перечисленных выше».

Благодарим с прискорбием Русскую Патриархию за данное признание о попрании соборных порядков «Регламентом работы Всеправославного Собора».

Действительно, вся история Церкви показывает нам, что любой собор, даже если он созывается по конкретному вопросу, открыт для любых других вопросов, которые поднимают участники. Ведь поскольку непогрешимым в Православии считается только Бог, то признаётся, что вопросы максимальной важности могут возникнуть в любое время и каждый имеет право поставить их перед собором. Здесь же мы имеем аннулирование этих древних православных порядков! Похоже, «Собрание Предстоятелей» считает себя непогрешимым, узурпируя само право Церкви как целого принять или отвергнуть даже собор, планировавшийся как вселенский.

28. «Более того, в соответствии с Регламентом все поправки к указанным документам  если в таковых возникнет необходимость  могут приниматься исключительно единогласным решением всех Поместных Церквей, что означает, что ни одна поправка не может быть принята, если хотя бы одна из Поместных Церквей, участвующих в работе Собора, заявит о своем с ней несогласии. Подобный порядок принятия решений позволяет Русской Православной Церкви беспрепятственно участвовать в работе Всеправославного Собора, не опасаясь, что Поместным Церквам может быть навязано решение, несогласное со святоотеческим учением и многовековым Преданием Церкви».

(а) Если бы мы сказали, что так называемый «Всеправославный Собор» уничтожает канонические устои соборности Церкви, то нам, конечно, многие не поверили бы. Но вот как Патриархия России официально признаёт это и даже объявляет его чем-то хорошим! Не существует во всей истории Церкви, не существует в Священном Писании и Священном Предании порядков, как те, на которых базируются подготовка, организация и функционирование «Всеправославного Собора»!

(б) За всю историю Церкви на любой православный собор, который имел место когда-либо, принимались все православные епископы и те, кого они привели (клирики, монахи и миряне-богословы);

(в) а также каждый обладал индивидуальным голосом! Потому что любой епископ равен любому другому епископу. Потому что патриарх не больше любого викарного епископа! Потому что административные полномочия не имеют права в Православии затрагивать духовных полномочий!

(г) Также в Православии никогда не существовало права наложения вето! Не существовало никогда православного собора, который мог бы быть заблокированным в принятии какого-либо решения путем наложения вето какой-либо поместной Церквовью, будь она даже Церковью древнего Рима или Церковью нового Рима!

(д) Всё это уже совершенно несогласно «со святоотеческим учением и многовековым Преданием Церкви»! То есть «поместными Церквами» уже были приняты «решения, несогласные со святоотеческим учением и многовековым Преданием Церкви»!

И это как раз решения, касающиеся так называемого «Всеправославного Собора»!

29. «Исходя из этого, состоявшийся 2–3 февраля сего года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви одобрил участие делегации Московского Патриархата в предстоящем Всеправославном Соборе, призвав всех верных чад нашей Церкви к сугубой молитве, чтобы его проведение “послужило ко благу Церкви Христовой”».

(а) Хорошо, что Патриархия России (больше) не утверждает, что Собор от 2–3 февраля одобрил участие единогласно, что было бы великой неправдой. Но чего не сказано здесь, так это того, что она не довела до сведения присутствующих пакет документов об участии заранее, а всего за несколько минут до голосования. Также не говорится, что было запрещено выдвигать возражений как по поводу того, что невозможно было прочитать пакет документов, так и по поводу их содержания. Не говорится, что было навязано голосование за участие, а те несколько человек, имевших мужество противопоставить себя, подверглись угрозам и оскорблениям.

Все эти факты, сокрытые Патриархией, были подтверждены несколькими свидетелями — непосредственными участниками или зрителями — и превращают «Собор от 2–3 февраля 2016 года» в настоящий разбойничий собор, на котором силой было навязано неправославное решение.

Если бы Патриархия России хотела провести православный собор на тему участия, нужно было бы публично обсудить подготовительные документы за месяцы до собора, а затем провести его открыто и прозрачно, предоставив каждому аргументировать за или против.

Понятно, что какие бы добрые намерения ни были у богословов Русской Патриархии, какие бы добрые намерения ни были у Его Святейшества Кирилла или любого другого из нас, все мы люди, подверженные ошибкам. Потому и Бог придал Церкви соборность в качестве фундаментального основания для работы, диалога и решения, чтобы человек исправлял человека, в свете Духа Святого. Это чин, который был попран ногами и в подготовительных документах, и в регламенте так называемого «Всеправославного Собора», и на псевдособорах, с помощью которых в поместных Церквах навязывается принятие их [подготовительных документов] и участия некоторых делегаций на Критской встрече.

(б) Здесь приходит на память патерналистско-клерикалистское выражение «чада Церкви» как мягкий способ поставить на место верующих, как средство манипулирования, с помощью которого «покорные» были бы отделены от тех, кто поднимает возражения и назван выше «злонамеренными людьми» и «фарисеями».

(в) Каким образом могло бы послужить «благу Церкви Христовой» собрание, которое еще на стадии своей подготовки отрицает соборность Церкви, узурпирует полномочия Вселенских Соборов, аннулирует догматы и каноны, изобретает новые каноны, оскорбляет верующих, проталкивает инославные доктрины? В лучшем случае тем, что делает очевидным всё то темное делание, которое разворачивалось до сих пор скрытно. Это единственное благо, наличествующее здесь.

30. «Распространяемое в последнее время утверждение о том, что Архиерейский Собор будто бы не имел достаточных полномочий принимать подобное решение, следует признать не только ошибочным, но и ниспровергающим сами основы бытия Православной Церкви, которую с апостольских времен отличает иерархическое устройство».

(а) Можно заметить, снова и снова, неясную лексику Патриархии России в важнейших местах этого документа. В чем состоит утверждение, нам не говорится. Ранее мы представили (пункт 29.а) некоторые факты, аннулирующие валидность так называемого «соборного решения», навязанного силой русской церковной администрацией. Если даже попытаться отрицать некоторые из них [фактов], то одного простого факта, что не было публичной подготовки, обсуждения всей Русской Церковью подготовительных документов, регламента и участия в так называемом «Всеправославном Соборе», уже достаточно, чтобы аннулировать православность упомянутого «решения».

(б) Заявление о том, что подобное утверждение «ниспровергает сами основы бытия Православной Церкви», является претензией исключительной важности, и его следовало бы аргументировать чрезвычайно серьезно.

На первый взгляд, оно [заявление] могло бы показаться лишь новой атакой на православных, которые, следуя распорядкам Церкви со времен Христовых и доныне, выражают свои недоумения и опасения. Способом заткнуть им кулаком горло, заставить замолчать. И отделить их от Церкви.

Но, к сожалению, это нечто гораздо большее!

Не то чтобы и этого не было бы, в любом случае, слишком много и слишком плохо.

(в) Но сразу же видно, что данное утверждение является прямым следствием некой концепции инославной, еретической, папистской!

Идея о том, будто Православная Церковь с «апостольских времен» характеризуется «иерархической структурой», чужда Православию и чрезвычайно серьезна. Это прямое признание Патриархией России, признание авторитарное, категоричное и ясное, учения категорически чуждого и радикального изменяющего Учение о Вере.

В Священных Писаниях мы видим Церковь, определяемую как Тело Христа, всё архиерейство и священство принадлежит Ему [Христу] и проистекает из Него к тем, кого Он выбирает в качестве членов Своего Тела. Апостолы и пророки, учители и чудотворцы, целители и любой другой — все они рассматривались как органическая часть Церкви. Более того, не существовало апостолов, которые командовали бы другими апостолами, не епископов, которые командовали бы другими епископами. Иерархия Церкви — это иерархия благодати, в которой административный аспект был и остается вторичным; в которой свобода мысли и слова безукоснительна; в которой самая глубокая рассудительность может принадлежать самому малому из мирян. Рабом был Онисим, однако свободным во Христе и даже епископом, а если он по-мирски и был ниже Филимона, то духовно был, как это знает всякий православный, намного выше его.

Потому и существовало всегда право отрицать, аргументировано и чинно, православность некоего мнения или сочинения, независимо от автора, соборного или епископского решения и т.д.

Согласно данному утверждению Патриархии России, еретиками являются, как не соблюдавшие подобных принципов, и святой Максим Исповедник, и святой Марк Ефесский — который не уважил решения иерархии об унии с католицизмом, — и святой Феодор Студит, и несметное множество других. Все они ставили Истину Веры выше всего, обращая внимание священников и епископов, патриархов и соборов, когда они отклонялись от нее.

Это крайне серьезно — заявлять, будто это «ниспровергает сами основы бытия Православной Церкви», инсинуировать подобной фразой то, что «основы бытия Православной Церкви» заключаются в иерархии, когда мы знаем, что «краегольным камнем» является Христос!

Дух Святой говорит:

«никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1 Кор. 3: 11).

Патриархия России противоречит Духу Святому и говорит, что основой является иерархия!

Эта концепция является иной формой католицизма!

С той лишь разницей, что тогда как в классическом католицизме папство заменило Христа в качестве основания Церкви, здесь делается попытка заменить Его так называемой «иерархией». Которая, согласно документам так называемого «Всеправославного Собора», будет составлена из… 14 епископов с абсолютной властью над всей Церковью!

31. «Архипастыри Русской Православной Церкви во главе со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, которым предстоит принять участие в Всеправославном Соборе, будут всемерно способствовать тому, чтобы предстоящий Святой и Великий Собор принимал решения в духе строгой верности Священному Преданию».

(а) Если поверить данному утверждению, то следует, что русская делегация действительно будет изо всех сил стараться внести вклад в принятие «решения в духе строгой верности Священному Преданию». Однако ввиду бесчисленных отклонений от Священного Предания и Священного Писания в ответе Русской Патриархии, ввиду бесчисленных противоречий и логических ошибок в данном документе, ввиду агрессивной настроенности против православных и слишком снисходительной к инославным… мы не можем не видеть, что «все силы» делегации в действительности крайне слабы.

(б) В этой фразе признаётся, что решения, которые будут приняты, касаются Учения о Вере Церкви, так как касаются Священного Предания. Что противоречит, опять же, всем утверждениям об отсутствии подобных решений на этом соборе.

(в) Снова «Собрание Предстоятелей автокефальных Церквей», которому предстоит состояться на Крите, называется некорректно, неправославно и неправильно «Святым и Великим Всеправославным Собором». Хотя на самом деле оно является мини-собором 14-ти иерархов с правом голоса, составленным по критериям, невиданным в истории Церкви, при попрании соборных распорядков, при попрании церковных предписаний, при попрании священных канонов, при попрании православных догматов, с претензией на права и полномочия вселенского собора, хотя он и признаёт, что таковым не является.

32. «В соответствии с Постановлением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви призываем к сугубой молитве, “дабы Господь явил Свою волю членам предстоящего Святого и Великого Собора Православной Церкви и чтобы его проведение укрепило единство Православия, послужило ко благу Церкви Христовой, к славе Божией, к сохранению неповрежденной православной веры”».

(а) Просить, чтобы Господь явил Свою волю людям, которые в той мере, в какой знают ее, ее попирают, довольно малоэффективно. Конечно, хорошо будет, чтобы мы молились, и в этот час, может быть, больше чем когда-либо. Онако естественно сомневаться в том, что те, кто спокойно попирает учение Церкви, выражающее волю Божию, могут быть тронуты нашими молитвами. Если они не слушают Моисея и пророков, святых апостолов и Вселенские Соборы, то насколько мы можем надеяться, что наши молитвы раскроют им души, сердца и умы?

(б) Говорить, что деяния так называемого «Всеправославного Собора» могут служить единству Православия, благу Церкви Христовой, славе Божией и сохранению в неприкосновенности православной веры, значит публично признавать тот факт, что может быть и наоборот. Практически Русская Патриархия признаёт здесь, что эти деяния могут разделить Православие, могут нанести зло Церкви Христовой, могут навести хулу на Бога, могут повредить веру православную. То есть она подтверждает все опасения православных, которых ранее оскорбила именно по причине этих опасений!

ВЫВОДЫ

Ответ Русской Патриархии является официальным документом данного высокого административного органа Русской Православной Церкви.

Мы прошлись по нему абзац за абзацем, страница за страницей и слово за словом.

Мы могли найти в нем декларируемое желание сохранить Православие, возможно искреннее, однако сведенное к нулю глубоко инославным видением Церкви и Православия, священных канонов, православной догматики и в целом Учения о Вере.

Очевидно, что негативные последствия так называемой «Всеправославной конференции» 1921 года в действительности не были поняты, коль скоро ошибка повторяется сильнее, глубже.

Неоднократно вступая в противоречия с самой собой, Русская Патриархия продемонстрировала в данном документе редкостную некогерентность, совершенно чуждую истинно православному богословию.

Язык и стиль мышления данного документа напоминают средневековые католические тексты, особенно те, которые были адресованы православным в попытке аргументировать западные религиозные новшества или привести их [православных] к унии. И там избегали богословских проблем, заявляли, что не существует догматических изменений даже там, где они были очевидны, избегали ответа на фундаментальные и/или прямые вопросы. И в тех текстах мы находим то же принятие любого заблуждения, если оно сопровождается признанием центральной властью: там папством, здесь — Русской Патриархией; те же переиначивания и усечения высказываний и житий святых отцов, те же нападки в адрес защитников Православного Учения. Все эти общие точки превращают ответ Русской Патриархии в глубоко неправославный текст, исполненный некогерентности и субъективизма, лишенный православного языка и мышления, которым подобало бы характеризовать его.

В то же время Русская Патриархия публично признала данным документом ряд богословских концептов, на которых базируются организация, документы, название и участие на Критской встрече, окрещенной «Святым и Великим Всеправославным Собором». При том что там всё неправославно.

Перечислим здесь несколько неправославных богословских концептов, принятых публично, авторитарно и ясно Русской Патриархией посредством данного документа:

А. Упорное игнорирование всех догматических проблем, появившихся на Западе или даже в самом сердце Православия после Вселенских Соборов.

Католическое и протестантское богословие тварных энергий, католическое богословие папской непогрешимости, католическое марианское богословие (радикально меняющее православное учение о Матери Божией), богословие извращенной сексуальности и иные бесчисленные заблуждения западного учения полностью обойдены вниманием, объявлены не являющимися «догматическими проблемами». Не упоминается ничего о филетизме — хотя и осужденном как ересь в XIX веке, о клерикализме католического толка, об экуменизме, осужденном великими святыми и богословами ХХ века (каковы отцы Иустин (Попович), Серафим (Роуз), Думитру Стэнилоае, Даниил Сысоев, Георгий Калчу-Думитряса, Иустин (Пырву) и т.д., и т.д., и т.д.). Наоборот, вопреки вопиющей очевидности, указывается, что экуменизм не нанес абсолютно никакого зла, он прямо и упорно защищается;

Б. Объявление мнения православных, не совпадающего с мнением иерархией, отпадением от Православия, более тяжким, чем любое инославное богословие. И это при том, что попрание Учения Церкви самой иерархией происходит ошеломляющее. В то же время все расхождения с теми, кто находится вне Церкви, игнорируются, принимаются, приветствуются и прощаются теми же людьми, которые осуждают православных за их мнения.

Параллель с папистским утверждением «La Tradizione sono io» («Традиция — это я») напрашивается сама собой;

В. Богословие — неправославное — иерархии как основание Православной Церкви.

Будучи частью некоего нового богословия католического типа, в котором соборность Церкви подменяется диктаторской властью нескольких иерархов, данное богословие навязывает необходимость слепого подчинения не только мирян, но и диаконов, клириков и даже «малых» епископов, — понятие, до сих пор не существовавшее в Православии, — нескольким «большим епископам» (как ожидается, в количестве 14-ти). Католический шаблон столь очевиден, отклонение от соборности и православной органичности так ясно, что не понадобилось бы других слов, чтобы показать отпадение от Православия;

Г. Объявление иерархии Церковью, а остальных — «чадами Церкви».

И здесь параллель с другим папистским утверждением: «Io sono la Chiesa» («Я Церковь») — более чем очевидна;

Д. Создание новой епископской структуры, чуждой Учению и истории Церкви, называемой «епископским собранием» и противоречащей православным соборным принципам.

Плод филетистской ереси, данная структура отрицает право на соборность епископов одной конкретной страны и блокирует естественное возникновение новых поместных Церквей (или естественное восстановление древних поместных Церквей, разрушенных гонениями). Миллионы православных Франции, Германии, Нидерландов, Италии, Испании, Швейцарии и Великобритании заблокированы в своем христианском развитии клерикалистскими и филетистскими амбициями. «Епископское собрание» имеет целью увековечить эту блокаду. То же блокирование имеет место и по отношению к поместным Церквам Канады, Австралии, США, Китая, Японии и т.д., поскольку везде существуют борьба за власть и влияние, но и позорное филетистское давление тоже;

Е. Образование другой, новой епископской структуры, также чуждой Учению и истории Церкви и называемой «Всеправославным Собором», или, пространнее — «Святым и Великим Всеправославным Собором»;

Е1. «Всеправославный Собор» не является вселенским собором, однако получает все его компетенции и полномочия, включая полномочие решать и говорить от имени всей Церкви, равно как и одно дополнительное:

Е2. В отличие от вселенских соборов, «Всеправославный Собор» не нуждается в признании всей Церковью для валидности своей и своих решений;

Е3. В отличие от православных соборов, «Всеправославный Собор» закрыт для православных епископов и православных вообще, имея структуру скрытую, определенную и навязанную Предстоятелями автокефальных Церквей.

То, что мы наблюдаем, это, вкратце, тот факт, что спустя пять десятилетий приготовлений, в течение которых действовали скрытно, были заложены основы нового богословия, неправославного, которое предстоит посредством Собрания Предстоятелей автокефальных Церквей на Крите в июне 2016 года навязать всей Церкви.

Так называемый «Всеправославный Собор» уже начиная с подготовительных документов, а тем более фактом своего проведения составляет — подчеркиваем: составляет — базу для радикальной католицизации Православной Церкви. На самом деле в сравнении с данным историческим порогом Ферраро-Флорентийские заблуждения и иные подобные им являются чем-то меньшим. Ибо тогда была подписана формальная уния, серьезная, однако нуждавшаяся во времени, чтобы начать воздействовать на Церковь. Тогда как теперь, наоборот, работают над изменением Церкви в ее фундаментальных составляющих. Даже если она потом и не объединится с римо-католиками, она уже не будет Православием.

Очевидно, что принятие существования и валидности так называемого «Всеправославного Собора» — это ключ, с помощью которого Церковь будет подчинена 14-ти папам и кардиналам, которые таким образом возьмут власть, которую Христос предоставил соборности. И которые, таким образом, разрушат Церковь.

Практически мы стоим на неком историческом пороге.

Это будет означать или массовое отпадение поместных Церквей от Правой Веры — всех тех, которые примут «Всеправославный Собор», — или, через отвержение его, возвращение к Православию, из которого многие соскользнули за многие десятилетия экуменизма, за многие века клерикализма и филетизма.

Мы считаем и публично исповедуем, что эти три заблуждения — клерикализм, филетизм и экуменизм — стоят в основании неправославных подготовительных документов неправославного, ограниченного и непредставительного «Всеправославного Собора».

С глубокой болью и бесконечной любовью к Церкви Христовой молимся, чтобы милость и благодать Божия пробудила спящих — патриархов или викарных епископов, мирян и диаконов, монахов и священников, профессоров богословия и всех иных членов Церкви. Чтобы это соскальзывание было остановлено до того, как приведет к жестоким последствиям.

Мы молим Бога, чтобы сторонники этого «Всеправославного Собора» увидели, как, Духом Святым, православные всего мира: епископы, миряне, священники и монахи, не зная друг друга, встали, в совершенном единении указывая на те же ошибки, те же заблуждения, те же попрания Правой Веры. Чудо достаточно большое, чтобы стать ответом, выпрашиваемым у Бога Русской Патриархией, желающей узнать Его волю!

Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы. Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине. Будем же ходить, как сыны света, во свете, дорожа временем, потому что дни лукавы.

А Тому, Кто может сохранить нас от всякого падения и поставить нас перед Своей славой целомудренными и в великой радости, Единому Богу, Спасителю нашему, Иисусом Христом, Господом нашим, слава, величание, сила и власть прежде всех век и ныне и во все веки. Аминь!

С болью и надеждой,

священник доктор Михай-Андрей Алдя

Перевела с румынского Зинаида Пейкова

http://www.atitudini.com /2016/05 /patriarhia- rusa- recunoaste-ereziile- sinodului- panortodox/


1 В рум. пер.: «потому что они уже были обсуждены».

2 Так по-румынски называется православный катехизис. Катехизис, составленный свт. Филаретом Московским, совершенно оправдывает такое наименование: «Катехизис в переводе с греческого языка значит оглашение, изустное наставление, а в соответствии с употреблением со времен апостольских этим словом обозначается первоначальное учение о православной вере христианской, всякому христианину необходимое (см.: Лк. 1: 4; Деян. 18: 25)» (М., 2003. С. 5. Введение, пункт 2).— Пер.

3 Когерентность — согласованность, скоррелированность, взаимосвязь. Наглядный пример отсутствия когерентности высказываний — поговорка «в огороде бузина, а в Киеве дядька». — Пер.

4 В рум. пер.: «узаконивает».

5 Имеется в виду документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». — Пер.

6 Здесь имеются в виду статьи документа «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». — Пер.

7 Выражение из ст. 21 того же документа «Отношения…». — Пер.

8 Там же, статья 6. — Пер.

9 Там же, статья 5. — Пер.

10 Там же. — Пер.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (9 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

4 комментария на “Русская Патриархия публично признаёт ереси так называемого «Всеправославного Собора на Крите»1 min read

  • соотечественник:

    А вот и обвинительный приговор для церковного суда .Молниеносной (Блиц-окрик) войны на православие не прошел-слава Богу!

    • Михаил Ершов:

      Статью еще не читал (дочь с внучками из Питера у нас гостят), но с комментарием соотечественников согласен. Блиц-криг у экуменистов провалился. Слава Богу! Извращенцы вынуждены отступить. Они теперь еще перессорятся друг с другом и надолго, думаю. Слава Богу за все!

  • соотечественник:

    Крошки у них кончаются поэтому так открыто давят.

  • Михаил Ершов:

    Блиц-криг, уверен, не состоялся. Но война продолжится…

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924