Спецназовец Квачков: бой за решеткой1 min read

Спецназовец КвачковНесгибаемый русский герой, полковник спецназа ГРУ Владимир Васильевич Квачков бросает вызов УФСИН и бесчеловечному обращению с заключенными. Нужна помощь общественности!

Владимир Квачков начал новый бой: на сей раз против УФСИН. С помощью супруги, Надежды Квачковой, он начал процесс в Замоскворецком суде столицы, свой бой с системой. Нужно поддержать нашего героя.

Подчеркиваю: речь идет не от гитлеровских лагерях для советских военнопленных, а о современных мордовских лагерях «демократической России».

***

О сути дела. Владимира Васильевича содержат в 12-м отряде СУС – суровых условий содержания в ФКУ ИК-5 ФСИН России по Республике Мордовия. (Так его «отблагодарили» за многолетнюю службу Родине). Это что-то вроде дисциплинарного батальона, только не в армии, а на зоне.

Есть там кум – замначальника колонии по безопасности и оперативной части, подполковник внутренней службы И.С.Шиндяков. Благодаря ему буквально сживают со света и Владимира Васильевича, и его товарищей по несчастью – Т.Абдулина, С.Гребенчука и других. Нарушается Уголовно-исполнительный кодекс (УИК). Например, в в ЛПУ-21 Медико-санитарной части 13 (МСЧ-13) УФСИН Мордовии нарушаются принципы и правила оказания медицинской помощи людям, что отбывают заключение. Принципы и правила, установленные приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Минюста РФ от 17 октября 2005 года № 640/190 «О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу». При этом ни УФСИН по Мордовии, федеральное УФСИН за всем этим не следит. Все обращения узников в компетентные инстанции, к правозащитным организациям приводят лишь к новым издевательствам.

У Владимира Васильевича – давние хронические болезни и последствия старых ранений. Его давно следовало бы направить на комиссию и присвоить ему инвалидность, которая помогла бы ему хотя бы иметь «диетическое» питание. Полковника отправили в в ЛПУ-21 26 ноября 2014 года. Но в терапевтическое отделение больницы его перевели только 12 декабря, то есть — через 16 дней после прибытия. Да и то лишь потому, что он тяжело простудился в приемном отделении. Сначала думали, что у него воспаление легких, потом поставили диагноз – острый бронхит.

Как «лечат» на зоне в нынешней «демократической России»? Знаете, это напоминает воспоминания узников нацистских лагерей смерти.

По установленным нормам, на одного больного в больнице системы УФСИН (так называемом ЛПУ) должно приходиться не менее 5 квадратных метров. А тут людей набивают, как сельдей в бочку. В камере (палатой это назвать никак нельзя) площадью меньше 20 квадратных метров было размещено 13 коек, а температура воздуха тут не превышала 12 градусов Цельсия. Еженедельно по вторникам и пятницам приходили этапы со всех колоний Мордовии с осуждёнными, имеющими самые различные заболевания. В этих условиях сутолоки, скученности и нескончаемых перемещений внутри приёмного отделения, которое осуждённые прозвали «три вокзала» (по числу помещений там), постоянно происходят контакты с больными, несущими в себе вирусные и другие заразные недуги. В общем, это тебе и морозилка, и настоящая машина по распространению болезней!

Так называемые туалет и умывальник в приёмом отделении, насквозь продуваемый и с температурой воздуха близкой к нулю, по своей грязи и вони напоминает бывшие привокзальные туалеты на небольших железнодорожных станциях. И такое санитарно-эпидемиологическое состояние приёмного отделения сохраняется уже много лет, несмотря на многочисленные проверки «больницы» медико-санитарной частью УФСИН Мордовии.

В терапевтическом, хирургическом и некоторых других отделениях ни ванны, ни душа нет. Все больные ЛПУ-21 ходят в общую баню по очереди, отделениеми. Ноги-то на ночь вымыть негде, кроме как в умывальнике. Но не всем больным по силам высоко задрать нижние конечности. Оттого наблюдается распространение грибковых заболеваний на стопах. На такие заболевания положено заводить амбулаторные карты. Но их никто не заводит…

Как кормят в лагерном «гошпитале»? По оценке осуждённого Квачкова, который вкушал тюремную еду уже в девяти точках общепита заключенных (изолятор временного содержания г. Лобни Московской области, СИЗО 99/1 Москвы и СИЗО № 77/4 Москвы, СИЗО № 99/2 Лефортово Москва и Центр судебно-психиатрической экспертизы имени В.П. Сербского в Москве, СИЗО 13/2 в Рузаевке, ИК-18 в Потьме и ИК-5 в Леплее УФСИН Мордовии), организация питания и качество пищи в так называемом лечебно-профилактическом учреждении № 21 МСЧ-13 УФСИН Мордовии — наихудшее. Например, блюдо, называемое «омлет», в ЛПУ-21 представляет из себя яичную жидкость, разбавленную водой для доведения порции до установленной весовой нормы, которая наливается из бака половником в миски больных. (Кстати, наилучшим оказалось питание в Центре судебно-психиатрической экспертизы, но как говорят в России «дуракам всегда везёт»).

Это не Освенцим и не Маутхаузен. Это наши дни. И такую жизнь устроили герою двух войн!

***

У Владимира Васильевича сейчас старые раны и хронические заболевания дают о себе знать всё чаще. Тем более, что условия содержания только ухудшают положение. Но помощи В.Квачкову ждать не приходится. Профилактический медицинский осмотр осуждённых по норме должен проводиться раз в год, силами врачей-специалистов. Участие терапевта, психиатра и стоматолога обязательно!

Но ничего подобного не проводится. Результаты ежегодного профилактического осмотра в медицинские карты не заносятся. Поэтому заболевания осуждённых приобретают более тяжёлые формы, переходят в «хронику». Так, осуждённые ФКУ ИК-5 Т.Абдуллин и В.Квачков по году и больше не могут попасть в стационар, несмотря на неоднократные заявления на этапирование в больницу. Это что – медленное убийство?

Как лечат в том же ЛПУ-21? Нет, не по медицинским показателям. Ежедневный обход врачей предусмотрен только в реанимации (палатах интенсивной терапии). Остальным больным узникам приходится самостоятельно «пробивать» себе назначения лечебных процедур, лекарств и оказание прочих видов медицинской помощи. Подобная практика не пресекается, а наоборот поддерживается руководством ЛПУ-21 МСЧ -13 УФСИН Мордовии.

Лекарства приходится покупать за свой счет. Родственники не могут передать лекарства заключенному в бандеролях. А врачам запрещено применять лекарства, коих нет в аптеках медчастей. Все это неизбежно вызывает коррупционную связь зависимости осуждённых больных от «авторитетных заключенных».

Например, 29 декабря 2014 года жене осуждённого Квачкова было отказано в приёме передачи с лекарственными средствами, привезёнными с соответствующими сертификатами из Москвы в ЛПУ-21 в посёлок Барашево Теньгушевского района Мордовии.

Надежде Квачковой и адвокату Алексею Першину не дали даже познакомиться с медицинскими документами Владимира Васильевича.

Владимир Васильевич был даже на свободе часто прибегал к помощи врачей и лекарств – раны и травмы давали о себе знать с возрастом все чаще. В его военной медкнижке – ранение, минно-взрывная травма 1984 года в Афганистане. Тогда он получил контузию и закрытую черепно-мозговую травму с рассеянной микросимптоматикой и стойким астено-невротическим синдромом. У Владимира Васильевича — рецидивирующая язва двенадцатиперстной кишки, простая киста правой почки, атеросклероз артерий головного мозга, хроническая левосторонняя нейросенсорная тугоухость, остеохондроз, деформирующий спондилёз шейного и пояснично-крестцового отделов и нарушение функций позвоночника.

Деформирующий артроз правого коленного сустава. За прошедшие 15 лет состояние здоровья осужденного Квачкова относительно ухудшилось. Это подтверждается последующими записями и соответствующими выписками из медицинской книжки. Однако администрацией ЛПУ-21 осуждённому Квачкову было отказано от направления на медико-социальную экспертизу!

Владимира Квачкова даже в этой изуверской «больнице» не долечили, выдернув в декабре 2014-го на процесс в Мосгорсуде по видеосвязи – и не вернув обратно на больничную койку. Его не обследовали на УЗИ и не установили причины болей в области малого таза, вызванных переохлаждением в неотапливаемой камере в ШИЗО в октябре 2014 года. Не удалены ему новообразования на затылочной области головы и шеи, появившиеся в местах осколочного ранения в 1984 году. Хотя его готовили к операции, хотя эти злосчастные образования увеличиваются и болят! Так и нее были установлены причины болей в суставах рук и в правом плечевом суставе, которые ранее диагностировались, как артроз. Не было завершено обследование язвенной болезни 12-перстной кишки.

То есть, Владимира Васильевича просто доводят до смерти. Кто над ним так изуверствует? Руководство МСЧ-13 УФСИН Мордовии в лице гражданина начальника Приклонского А. П. и гражданки начальницы Малкиной Н.В.

Запомним эти фамилии. Запомним и тех, кто должен отвечать за порядок в мордовских лагерях. Управление ФСИН по Республике Мордовия под руководством полковника Внутренней службы Мустайкина Л.В. Ну, а в общем за все отвечает всероссийский ФСИН под руководством директора Корниенко Г.А.

***

В конце 2014-го Владимиру Квачкову пришли два письма от правозащитника из Швейцарии. Одно ему отдали, второе – нет. Оперотдел забрал его для цензурной проверки, так и не отдав. И даже не дал никакого акта об изъятии письма! У Полковника отбирают его же книги – «Кто правит Россией?» и «Страна Русских» (это дилогия). Мол, это экстремистская литература – хотя ни один суд не признал эти книги экстремистскими. Более того, лагерное начальство, даже после признания судом незаконности действий (27.01.2015 г.) продолжали настаивать на своей, якобы правильной позиции, исходя из карьеристских опасений «как бы чего не вышло!».

А ведь Владимир Васильевич судится по книге «Страна Русских. Кому править Россией?» в Ленинском райсуде Пензы. Ему нужно работать с текстом. А его заставляют дать расписку о том, что он не будет обсуждать содержание этой книги с другими осужденными вне зависимости от любого решения суда! При этом цензуре и изъятию подвергается переписка Владимира Васильевича с Мосгорсудом. Но, согласно части 2-й статьи 91 УИК переписка осуждённого с судом цензуре не подлежит, однако это требование закона было грубо нарушено. А ведь суд идет по поводу признания организации Народное ополчение имени Минина и Пожарского экстремистской, и В.Квачков в нем – ответчик. Но, благодаря лагерному начальству, знакомиться с материалами дела и снимать с них копии он не может. Но это грубо противоречит статье 35 Гражданского Процессуального Кодекса РФ (ГПК РФ).

Адвоката к Владимиру Васильевичу тоже не всегда пускают. И так далее.

***

С чем еще борется Полковник? С тем, что за проступок одного в колонии наказывают коллективно. Один нарушит правила прогулки – наказывают весь отряд. установленные статьей 93 УИК. Например, прогулка осуждённых на прежней, специально оборудованной части локального сектора отряда запрещается, а людей принуждают для прогулки заходить в тесную выгородку. По сути – в загон размером 2,25 метра на 8,8 метра. Штатная численность отряда СУС — 30 человек, а ширина этого узкого загона позволяет ходить по нему максимум трём осуждённым. Остальным хватает места только для стояния, что зимой в Мордовии на морозе невозможно. Это откровенное изуверство. Пытка холодом.

В зоне «борются с коррупцией». Везде развешаны напоказ ящики с надписью «Для заявлений о борьбе с коррупцией». Но жалобы о вымогательстве денег с заключенных и о коррупционном насилии предлагается подавать самим коррупционерам.

Например, одного из несчастных заставили купить стройматериалы и другие товары для ремонта барака СУСа. Для пресечения дальнейшего вымогательства осужденный передал товарно-торговые чеки на материалы и другие товары, а также сами купленные радиостанции, видеорегистраторы, орг- и копировальную технику в Отдел собственной безопасности УФСИН Мордовии. Там был собран проверочный материал по данному факту и отправлен в Зубово-Полянский следственный отдел Следственного Комитета РФ по Республике Мордовия. Естественно, никакой управы на тюремщиков-вымогателей не было, зато человека отправили в карцер за невыполнение команды «Отбой».

Узнаешь обо всем этом и думаешь: нет, лучше живым в лапы этой системы не даваться.

***

Владимир Квачков через жену подал в суд на УФСИН по Мордовии и на ФСИН. Он борется не за себя – за всех тех, кого фактически загнали в лагеря медленной смерти.

Я прошу всех, кто только может, помочь в этом процессе. Своим опытом, своими юридическими знаниями. Нельзя оставлять в беде ни Владимира Васильевича, ни других узников. Нельзя позволять этому сволочному государству и охреневшим тюремщикам уничтожать героя. Мы обращаемся к правозащитникам. Надежда Квачкова уже написала всем, кому возможно в правозащитные организации: журналисту и члену ОП Оксане Труфановой, Бабушкину, члену ОНК по Мордовии, «Гулагу не». И многим другим. Но ответа или консультаций — хотя бы советов — так не получила.

Кто может помочь – пишите на ящик Надежды Квачковой:
v.v.kvachkov@gmail.com
Моб. тел. + 7 925 5890367
И мне – t34-85@mail.ru

Прошу всех о максимальном распространении этого материала. Тут на днях на радиопередаче пришлось полемизировать с прислужником Чубайса, Гозманом. Мы, конечно, высказали другу все, что думали. Но Гозман в конце мстительно сказал: «Ну и что? Вы все равно живете по НАШИМ законам. И ничего сделать не можете».

Он сказал верно. Из уст Гозмана это звучит особенно ярко и наглядно. Товарищи и други, давайте покажем, что мы можем не жить по их законам и не бросать друг друга в беде. Давайте покажем, что на свете есть не только мордовские тюремщики УФСИН, но и те русские, что не сломились.

Гой еси, добры молодцы…

Автор: Станислав Трошичев

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924