Немного времени спустя после «Святого и Великого Собора»1 min read

Митрополит Навпактский св. Власия Иерофей (Влахос)Незадолго до созыва «Святого и Великого Собора Православной Церкви», как он был охарактеризован в последние годы, мной была написана статья, в которой я представил свои воззрения относительно этого Собора. Таким же образом и после созыва Собора  я зафиксирую мои первые наблюдения, которые являются  результатом не рассуждений, а особых воззрений, которые не исчерпывают  этот важный вопрос.

Оценка дела Соборов

«Святой и Великий Собор» довел до конца свою работу и оставил свой след в жизни Церкви и ее истории, чему и следует дать суждение. История даст емуи его подлинное название, потому что мы знаем, что некоторые Соборы, кот они и расценивались как Вселенские, но они были отвергнуты другими последующими Соборами, в то же время как и некоторые Соборы были созваны как Поместные, но они обрели вселенский характер. Для этого требует принятие решения со стороны церковной полноты принять или не принять решения, принятые Собором.

В целом Соборы оценивали те, которые обладают просвещенным умом и обожением, но в действительности же это является основой православной жизни, как это богодухновенно раскрывает свмч. Дионисий Ареопагит в своей книге «О церковной иерархии», и отмечают все Отцы Церкви.

Исходя из всего православного библейско-патристического предания, очевидным является то, чтоподлинными условиями для некоего Собора являются исихастская традиция ее членов и их жизнь в подлинном опыте. На первом Апостольском Соборе в Иерусалиме Апостолымогли с убеждением сказать: «изволися Святому Духу и нам» (Деян. 15, 28). Они понимали действие Святого Духа не в рассудке, а в сердце, как этот опыт высказывает апостол Петр, когда он пишет: «» (1 Перт. 3, 4).

Апостол Павел в своих посланиях пишет о тех людях, которые ведутся Святым Духом и ощущают в своем сердце крик усыновления, в псалмах и пениях и песнях духовных,сосвидетельстве Духа Святого (Рим. 5, 15-16; Гал. 4, 6; Еф. 3, 16-19; Еф. 5, 18-19; Кол. 3, 16)

Этим апостольским опытом Святого Духаобладали Святые Отцы, даже большинство их, которые участвовали во Вселенских Соборах, как об этом записано в 1 правиле Пято-Шестого Вселенскго Собора.

В этом правиле, поскольку в нем говорится «святые и блаженные Отцы» проходивших тогда Вселенских Соборов, то далее пишется следующее: «да вера всех в Церкви Божией прославившихся мужей, которые били светилами в мире, содержа слово жизни,  соблюдается твердою». Когда в нем пишется, что Святые Отцы были «светилами в мире», которым они обладали «по причине жизни», то здесь подразумевается, что они обладали опытом просвещения и боговидения, и они являются твердою верою, которую нам и следует сохранять и применять.

Это имел в виду и о. Иоанн Романидис и писал:

«Основным условием, не только Вселенских Соборов, но и Поместных солборов является то, что те, кто заседают на Поместном соборе или на Вселенском Соборе, это люди, которые по крайне мере находятся в состоянии просвещения. Но состояние просвещения не начинается с того момента, когда читается молитва перед началом Вселенского собора. Тогда не происходит просвещение. Отсюда некоторые православные фундаменталисты, я не знаю, как это описать, представляют себе исторических епископов, словно современных епископов, которые не имеют суждении от догматов, но у подле них имеются догматисты, то есть советники, которые им дают советы касательно догматов».

В этом смысле каждый Собор не занимает положение выше Церкви, но выражает жизнь и сознание Церкви, то есть опыт и богословие Святых и ими же судится. Впрочем, достаточно хорошо известным является слово апостола Павла: «не весьте ли, якоже святии мир судят?» (1 Кор. 6, 2).

Читая Деяния Вселенских Соборов, мы всегда замечаем, что в них используется выражение «последуя святым Отцам». Восточные Патриархи в 1848 подчеркнули, что «хранителем веры у нас является само тело Церкви, то есть сам народ». В действительности же под словом «народ» не подразумевается всякий человек, который стремится давать оценку вещам с помощью логики и с помощью своего собственного идеологического видения, но ими являются те, которые имеют ум Христов, поскольку, согласно свмч. Дионисию Ареопагиту, православный народ это «созерцательный чин» в Церкви, то есть боговидцы, святые.

Следовательно, как пишется в «Синодике Православия», мы шествуем « согласно учению святых богодухновенных мужей и благочестивому сознанию Церкви», то есть богодухновенное учение святых самым тесным образом связано с сознанием Церкви.

Присутствовавшие и отсутствовавшие Церкви

На «Святом и Великом Соборе» присутствовали епископы, духовенство, монахи и миряне почти что со всего православного мира, который распространен по вселенной. Я видел некоторых клириков и мирян, которые трудятся на миссионеской ниве и в жизни Церкви имеющих разнообразные жизненные обычаи (Америка, Европа, Африка, Корея, Дальний Восток и т.д.), которые принесли свой опыт своего церковного служения. Этот Собор был неким окном, в котором открывалось как служит Православная Церковь в мире.

Мы имели возможность увидеть Соборный образ жизни Церкви на уровне митрополий, Собраний духовенства и мирян, и на более широком уровне, как иерархия Элладской Церкви, но и  впервые мы имели возможность увидеть соборный способ жизни Православной Церкви на высочайшем уровне, на уровне Собрания поместных Православных Церквей через Предстоятеля их, части их иерархии.

Да, отсутствовали четыре жизненные Церкви, то есть Патриархии Антиохии, России, Грузии и Болгарии. У меня было великое желание увидеть на этом Соборе представителей мученической Антиохийской Патриархии, которая омочена кровью мученичества, дабы донести свой собственный опыт свидетельства, поэтому я каждый раз огорчался, когда давались отрицательные сообщения об этой Патриархии по причине церковной юрисдикции (Катар). Мне  даже хотелось чтобы возле меня были представители Российской Патриархии, которая вышли из великого гонения, которое шло в течение почти что девяноста лет, дабы они дали свое свидетельство о их вере. Это единая весьма многочисленная Церковь, которую никто не может столь легко проигнорировать, не взирая на те проблему, которые существуют. Мне даже хотелось быть подле представителей Патриархий Грузии и Болгарии, дабы и они выражали опыт своей живой паствы.

Перевод моих книг на языки этих Патриархий послужил причиной для моего визита в них, где я увидел их церковную жизнь, которую они стремились выразить на Соборе живым образом, дабы нам достичь наиболее кафолического перспективного видения Православной Церкви.

Я даже не знаю будут ли и насколько эти живые Патриархии «противодействовать» решениям «Святого и Великого Собора». Было бы на самом деле сложно предвидеть то, соберутся ли эти Церкви на некий иной Собор для того, чтобы вынести суждение выводам «Святого и Великого Собора» и тем самым вызвать и еще иную церковную проблему.

В статьях, которые я написал за длительный период времени , я отмечал тот факт, что в западном мире, преимущественно в Америке, Православная Церковь представлена главным образом христианами грек-говорящими, славяно-говорящими и арабо-говорящими, существуют и иные языковые группы.

Это, становится вполне актуально по той причине, что после «Святого и Великого Собора» вполне возможно возникновение некоего разделения и раскола Православной Церкви, который будет соответствовать языковым и национальным особенностям.  Необходимо понять, что необходимые условия для сохранения единства Православной Церкви натянуты как струны и необходимо людям принесьти великое сокровище Патристической и богослужебной ее Традиции.

Вопросы «Святого  Великого Собора».

Те кто следил либо на Соборе, либо с помощью СМИ за тем, как проходил процесс работы избранных —  работа этого Собора, смогли убедиться в том, что на нем обсуждались шесть документов, которые подготавливались в 70 и 80-е гг. и были редактированы и приведены в соответствие с требованием времени Всеправославной Комиссией после Собора Предстоятелей, который состоялся в  Константинополе в марте 2014г. Речь идет о шести вопросах, которые касались основных вопросов современной церковной жизни.

Я мог бы отнести эти шесть вопросов, обобщая их, к шести уровням  тематики Собора.

Первый уровень это то, что касается внутреннего единства Православной Церкви и ее административной организации, каковыми являются вопросы о предоставлении «автономии» Автокефальными Церквами и Православная «Диаспора» с Епископскими Конференциями. Второй уровень относится к пастырскому окормлению православных христиан, и к нему принадлежат вопросы о посте и браке. Третий уровень относится в отношениям Православной Церкви с остальным христианским миром, который находится и на Западе и на Востоке. И четвертый уровень – это самый широкий спектр  социальных, антропологических, экологических проблем, с которыми сталкивается современный человек. На эти вопросы был дан ответ в своей основе имеющий принцип икономии и человеколюбия.

То же самые звучало и в речах Вселенского Патриарха во время открытия, при завершении и во время двух Патриарших Божественных литургиях, в приветственных словах Предстоятелей Православных Церквей. Это было и в двух основных документах «Святого и Великого Собора», то есть в Окружном Послании, которое будет направлено всем Православным Церквам и Послание, которые было зачитано во время Божественной литургии в Неделю Всех святых в митрополичьем храме Святого Петра и Павла в Хании.

Церковное историческое продолжение

По моему мнении одним из величайших и наиважнейших знаков «Святого и Великого Собора» является то, что он в буквальном смысле словаосуществил «мечту-сказку», о котором говорилось на протяжении стольких лет до созыва Собора, что этот Собор якобы происходит спустя 1000-1200 лет, и таким ж образом представлялось, что Православная Церковь находилась в состоянии сна на протяжении тысячелетия, и что она не занималась пастырскими и богословскими вопросами.

Еще до Собора эта реалия подчеркивалась неоднократно и публично высказывалась Вселенским Патриархом и другими Предстоятелями для того, чтобы нас освободить от «сказки», которую вероятно составили по причинам коммуникативным. Некоторые факторы, которые имели место во время работы этого Собора мне говорили о том, что «это говорили для того, чтобы вызвать интерес у журналистов»!. Таким образом, в самой глубине богословия Церкви был использован некий коммуникативный аргумент.

Однако, в своих словах Вселенский Патриарх г. Варфоломей неоднократно говорил и подчеркивал, что Церковь это непрерывный собор, как настоящим собором является и Божественная литургия, она является живущим организмом и приносит спасительные плоды. Он также подчеркнул, что великое значение по своей сути имеют Соборы при свт. Фотие Великом и при свт. Григорие Паламе, которые в сознании Церкви, что встречается в текстах и разных святых, Патриархов и ученых, являются и Вселенскими Соборами.

В Окружном послании «Святого и Великого Собора», который был послан Церквам после завершения его работы, говорится следующее:

«Православная Церковь в своем единстве и кафоличности, является Церковью Соборов, начиная с Апостольского собора в Иерусалиме (Деян. 15, 5-29) и вплоть до сего дня. Церковь эта по себе является Собором Христом составленным и ведомым Святым Духом, согласно с апостольскими словами «изволися Духу Святому и нам» (Деян. 15, 28)ю Через Вселенские и Поместные Соборы Церковь благовествовала и благовествует таиснтво Святой Троицы, которые было явлено через вочеловечение Сына и Бога Слова. Соборное дело продолжается в истории непрерывно через последующие, кафолического авторитета, соборы – как, например, Великом соборе (879-880гг.) при свт. Фотии Великом, Патриархе Константинопольском, и при свт. Григорие Паламе созванных соборах (1341, 1351, 1368ггю), с помощью которых была утверждена истина веры, в особенности о исхождении Святого Духа и о причастности человека нетварным божественным энергиям. К тому же ещеи через Святые и Великие Константинопольские Соборы 1484г об отмене униатского Флорентийского собора (1438-1439), в 1638, 1642, 1672 и 1691 гг. дляпубличного осуждения протестантских догматов. А также в 1872г. для осуждения этнофелитизма как экклезиологической ереси».

Эти Соборы, вполне очевидно и ясно характеризуются как Соборы обладающие «кафолическим авторитетом», где вселенский авторитет означает, что они признаны были всей Православной Церковью, и они осудили ереси, которыми было вдохновлено западное Христианство.

Считаю, что это утверждение является величайшим положительным делом «Святого и Великого Собора».

Экклезиологические проблемы

Во время закрытия работы «Святого и Великого Собора» сам Вселенский Патриарх сообщил о тех трудностях, которые появились во время Собора, и как он соответственно сказал «не все было просто, не было все в розовом свете». Он говорил о моментах «весьма острых, напряженности, трудностях, пессимизме в отношении выводов», о чем он также говорил и во время молитвы во время Заседаний и во многих иных случаях.

Ранее я отметил некоторые положительные признаки, которые мой были замечены во время этого Собора. Однако далее я должен отметить некоторые мои экклезиологические проблемы, которые появились не только из-за документов, которые были предложены на обсуждение, но и по причине вмешательства заседавшихи мнении, которые были сформулированы архиереями-членами Собора.

А) Предстоятели

В моей статье, которая была написана до созыва Собора, мной было отмечено, что этот Собормоет быть охарактеризован как Собор Предстоятелей Церквей. Речь идет о некоем новом учреждении, которое является продолжениемвстреч Восточных Патриархов, которые созывались во время турецкого господства.

На Соборе я убедился , что преобладать стал именно этот вид собора, хотя в действительности он был расширенным Собором Предстоятелей. То есть, Предстоятели представляли некое число соборных епископов их Церквей. Первое слово имели Предстоятели, которые могли раскрыть свои позиция с огромной свободой и достаточном времени, но в дальнейшем имелась возможность и для речей епископов, которые несколько раз разногласили со своими Предстоятелями, , а порой они вели непосредственную критику. Исходя из этого, я не утверждал то, что утверждали некоторые, что  епископы на этом Соборе не имели слова и голоса.

Поскольку Предстоятели представили свои мнения особым образом, то поэтому каждый из нынешних членов давал свои суждения. Таким образом, мне была предоставлена возможность выносить суждение и судить все присутствии Предстоятелей. Без всякого преследования каждый мог оценивать слово, молчание, поведение, взгляды и многое иное у Предстоятелей. Это не был Собор безгласных людей.

Из соображений объективности мне следует сказать о самом имени Вселенского Патриарха г. Варфоломея, который сыграл важную роль, во-первых, в созыве «Святого и Великого Собора», а во-вторых, в его работе.

Что касается первого знака – Вселенский Патриарх г. Варфоломей был тем, кто укорил окончательный созыв «Святого и Великого Собора». Достаточно известно, что о созыве его было принято решение на I Всеправославном Совещании на о. Родос в 1961г, а тематика Собора была определена I  Предсоборном Всеправославном Совещании в Шамбези, в Женеве в 1976г. С тех пор проходили постоянные предсоборные совещания, собрания Предстоятелей и многие собеседования, а поскольку были замечены различные проблемы, а поскольку возникала некая напряженность, то по этому созыв этого Собора постоянно откладывался.

Вселенский Патриарх г. Варфоломей с первой минуты своего Патриаршества пославил свое целью созыв этого Собора и ускорил процедуру подготовки, прилагая много трудов, совершая поездки. В действительности же Вселенский Патриарх принимал участия во всей процедуре поготовки при многочисленных экономических затруднениях.

Что касается второго знака – Вселенский Патриарх г. Варфоломей самым добрым образом председательствовал на Соборе и направлял его работу благодаря своим знаниям, своему опыту и особым его благодатным дарам. Он дал слово каждому заинтересованному лицу – мудрым образом в некоторых пунктах выходя за рамки невыносимых положений Регламента, давал комментарий на каждое вмешательство докладчиков.

Он также принимал участия во всех научных и церковных заседаниях, я мог дать оценку  прекрасному искусству, с помощью которого Патриарх направлял работу этого Собора, говоря каждому доброе слово. Он был неутомимым, благодарным и благосклонным ко всем, даже и к тем, которые давали отрицательные комментарии на некоторые пункты документов. Мы должны быть объективными и признавать реальную ценность и дары других людей.

Б) Православная Церковь и остальной Христианский мир

Текст документа «Отношения Православной Церкви к остальному Христианскому миру», который вывал большие прения и привел к серьезным проблемам, не был выверенным, подготовленным, и он нуждался в дальнейшей доработке.

Те, кто наблюдал за подготовительной работой «Святого и Великого Собора», знают в достаточной мере, что по его тематике существовало ранее два вопроса: первый под названием «Отношения Православной Церкви к остальному Христианскому миру», а другой под названием «Православная Церковь и Экуменическое движение». Эти два вопроса в итоге были объединены в один документ, а поэтому в итоговом тексте документа появились различные противоречивые пункты. Из-за этого появился документ, в который были внесены добавления, изменения в основном до последней минуты до его подписания, в действительности это означает, что с одной стороны – он не был готов, а с другой стороны, что он породил различные проблемы в дальнейшем.

Это и было причинной, почему некоторые Церкви и официально предложили этот вопрос не закрывать для обсуждения и не подписывать этот документ, но представить его для дальнейшего редактирования, дабы его представить на голосование на последующем Великом Соборе, что оказалось не принятым.

Хочу заметить, что весь текст этого документа является ущербным и противречивым, что касается его экклезиологии, потому что он не определяет кто причастен Церкви, а кто не причастен, кем являются те, которые оторвались от Единой, Святой , Кафолической и Апостольской Церкви, и каковы границы между Православной Церковью и ересью. Между прочим этот вопрос является основной причиной, по которой я не подписал итоговый документ. Я это сделал сознательно.

Проблема, которая всплывала в течении обсуждения текста документа – это ем в точности являются инославные Христиане и группы, которые к ним принадлежат. На Вселенских Соборах инославные-еретики осуждались, тое, которые имели отличающуюся «славу»-веру от того, что открыл Бог Пророкам, Апостолам и Святым, в то время как на Соборе на Крите впервые предпринималась усилие разъяснить какая будет иметься связь с инославными.

Вопрос, который ставился, следующий: Можем ли мы инославных причислять к расколу-схизме или к не имеющим общения (ἀκοινωνησία), то есть группа, к которой принадлежат их «Церковь» является расколом или лишенными общения?

Для того, чтобы это понять необходимо нам осознать что такое так называемы «остальной Христианский мир», о котором говорится в заголовке этого документа.

Прежде всего существуют Христиане Востока, то есть Несториане, Монофизиты, Монофелиты, которые характеризуются и разными именами, такими как Антихалкидониты, Дохалкидониты, Копты, Армяне, Марониты и т.д.

Несториане были осуждены III Вселенским собором () 431г. по Р. Х., Монофизиты-Дохалкидониты- Антихалкидониты были осуждены IV (451 г. по Р. Х.) и V (553 по Р. Х.) Вселенскими соборами, а Монофелиты были осуждены VI (680 по Р. Х.) Вселенским собором. Следовательно, эти Христианские группы отделились от Единой, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви.

Далее, есть те Христиане, которые принадлежат в Древнему Риму, которые оторвались от Церкви по причине введения ереси об исхождении Святого Духа и от Сына сначала у франков, а позднее и в Древнем Риме (1009г. по Р. Х.), но они были осуждены Собором 1351г. также и за учение об actus purus и за то, что  якобы в Боге существуют тварные энергии через которые от имеет связи с миром.

От оторвавшейся от Единой, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви Западного Христианства также отделались большая часть в 16 столетии, которая называется Реформаты, Протестанты, а к этой категории принадлежат Лютеране, Кальвинисты, группы Цвингли, Англикане и т.д. И этих Христиан Православная Церковь осудила, потому что они ввели множество ересей.

Итак, ставится вопрос: Все ли эти Христиане находятся в расколе или в необщении?

Думаю, что для них мы не можем использовать слово раскол-схизма, с одной стороны потому, что Церковь является Единой, Святой, Кафолической и Апостольской и не разделяется, ее единство является данностью, а с другой стороны, поскольку они уже осуждены как еретики Великими Соборами с «кафолическим авторитетом».

Мы не можем всех их рассматривать как находящихся вне общения с Православной Церковью, потому что терминнеобщение (ἀκοινωνησία) имеет специфическую нагрузку. С помощью этого термина Православная Церковь описывает те группы, с которыми она временно она не имеет общение, с остальными Православными Церквами, как это произошло из-за вопроса о церковной юрисдикции Катара между Патриархиями Антиохии и Иерусалима.

Следовательно, для Христиан, которые не ввели в свою веру ереси,  мы не можем использовать не термин раскол-схизма (σχίσμα), ни термин необщение (ἀκοινωνησία). В большинстве случаев мы можем говорить о том эти Христиане либо оторвались, либо удалились от Единой, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви, которая сохраняет свое единство.

В этом смысле Поместные и Вселенские Соборы говорили о еретиках, поскольку они имеют некое учение, которое отличается от учения Церкви, а безусловно они применяли к ним серьезные  меры с помощью канонов. Если  бы кто-то прочел 1-е правило Пято-Шестого Вселенского Собора, то он смог бы убедиться в том, каким образом говорили Отцы Вселенских Соборов о тех, которые изменяют богооткровенную веру.

Отцы Пято-Шестого Вселенского Собора называют Ария «нечестивым», потому что он догматствовал ( то есть учил) «инобожие или многобожие», Македония они называют «мерзким» (βέβηλον), а они изгнали вместе с его предшественниками «врагов истины», которые буйственно дерзнули ввести мнение о Господе как о рабе; Аполлинария они называют «тайноводителем злобы»; Нестория они называют «тщетно мыслящим»[1] и т.д.  И в этих случаях они используют глаголы «вместе изгоняя», «извергнув», «отпадший», «отвергнутый»[2],  и т.д. А в заключении пишется, что если кто-то не хранит преданную веру и не лобызает догматы благочестия, не верует, не проповедует таким образом, но предпринимает усилия идти против них: «тот да будет предан анафеме, по определению, прежде постановленному ранее упомянутыми святыми и блажными Отцами, и от сословия христианского, как чуждый, да будет исключен и извержен». Это означает. Что упоминаемые Отцы Вселенских Соборов, а не просто Соборы, не принимали дружбы или сосуществования с ересью и не противостояли этим положениям  с помощью некоего поддержания отношений.. В вопросах веры нет места для дипломатии.

Для всех этих древних и новых еретических групп мы не можем использовать слово раскол-схизма или необщение, но в большинстве случаев мы их расцениваем как удалившихся от веры и жизни Единой, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви. Это не называется радикализмом, как утверждают некоторые, но точностью в вопросах веры.

Характерным является слово блаженно памяти архимандрита Софрония Сахарова: «Я не могу понять трех вещей: 1) веры без догмата, 2) христианства вне Церкви, 3) христианства без акезы, подвига». Это означает, что в действительности не существует веры в Бога вне Церкви, которая является Телом Христовым, и не существует Христианства без аскезы, без исихазма.

В связи с эти, я искренне хочу сказать, что то, в чем мне пришлось убедиться на этом Соборе, на нем вполне отчетливо различима была некая зависимость, спланированность, потому  на нем активно вращалась теория ветвей в том, что говорилось и что обсуждалось, но не называлась эта теория. То есть появилась точка зрения, что произошло разделение Христианства и что Христианство раскололось, как «разорвалась ряса священника» (!), и что все стремятся к его единству. Теория всеобъемлемости, что то есть во всех Христианах существуют общие признаки, где есть действительное крещение, то есть крещальное богословие; и теория безбожного морализма и безбожного пастырства современного человека.

 Участие Православной Церкви во Всемирном Совете Церквей, в качестве его члена, а не наблюдателя, является некой проблемой. Потому что я не могу себе представить Афанасия Великого и Василия Великого участвующих в некоем Совете Ариан, Евномиан, Македониан их эпохи. Я не могу себе представить свт. Григория Паламу участвующим в некоем Совете с Варлаамом, Акиндином, Григорой и с теми группами, с которыми имелись различные проблемы в общении того времени.

Меня поразило мнение Предстоятеля одной Церкви, которому, к сожалению, аплодировали некоторые члены заседания Собора, что мы не должны обсуждать на Соборе богословские вопросы. Оно, по моему мнению, было одно из самых отрицательных знаков Собора.  Поскольку, если такого рода «Святой и Великий Собор» не полагает в своей основе богословие Церкви, а если на его Заседаниях не рассматриваются серьезные богословские вопросы, и конечно же противятся этому, тогда этот Собор с точки зрения православного богословия и экклезиологии является проблемным.

Я, конечно же, был поражен выступлением одного из соборных архиереев, который сказал, что следует официально осудить набожность, без проведения всяких обсуждений для того, чтобы делать различие между благочестием и набожностью, в то же время говорились слова и в отношении православного «фундаментализма».

 Кроме неудачности этого беспринципного утверждения, которое не определило, ни дало решение тому, что оно подразумевает под этими терминами, в завершении не было никакого документа в отношении набожности и зилотизма. Вселенский Патриарх талантливо отклонил это неудачное предложение. Характерным является и то, что Архиепископ Варшавский и всей Польши г. Савва утверждал, что в Польше и в других северных и восточных странах эти так называемые зилоты были теми людьми, которые сохранили веру во время коммунистического периода, были сосланы в тюрьмы и мученически пострадали.

В) «Церковь: Тело Христово, образ Святой Троицы»

В Окружном послании, которое было адресовано «Святым и Великим Собором» Церквам, отмечается и достаточно важная проблема, потому что в ней, кроме того, что Церковь характеризуется как «Тело Христово», одновременно дается характеристика и «образа Святой Троицы». В тексте Окружного послание также пишется, что «единая, святая, кафолическая и апостольская Церковь является богочеловеческим общением по образу Свято Троицы».

Однако, Церковь, согласно учению апостола Павла, является Телом Христовым, основание Церкви имеет Христоцентричнай, а не Триадоцентричный характер, поскольку Христос является «единым от Святой Троицы», и Он вочеловечился, то есть Он воспринял человеческую природу и ее обожил.  Когда же Церковь характеризуется как «образ» или «по образу Святой Троицы», то тогда со строго богословской стороны делается смешение между богословием и икономией, и смешение между нетварным и тварным. Более того, в определении Церкви как образа Святой Троицы появляются многочисленные проблемы которые относятся к сопоставлению между Церквами и ипостасными свойствами лиц Свято Троицы!!!

Свт. Григорий Палама пишет, что то, что происходит внутри Троичного Бога является «неописуемым и невыразимым», то есть «все там является существенно соединенным» «и они являются испостасно различимыми», но и «все это в Ней является всячески несмешанным и неизменно природным»,  а поэтому  «все они являются совершенно непричастными» для людей и для твари. Это означает, что невозможно найти в тварном никакого примера, образца для отношений Лиц Святой Троицы. «Посему не найти никакого такого примера в твари». Церковь является «Телом Христовым» и «общением обожения», а не образом Свято Троицы.

В качестве пояснения я хочу заметить, что формулировка Соборного Окружного послания «Церковь: Тело Христово, образ Святой Троицы» является в смысловом отношении отличным от формулировки самого Послания, что Церковь является «богочеловеческим общением по образу Святой Троицы».

Первая формулировка встречается и у прп. Максима Исповедника и относится к Церкви как Телу Христову и как «образу и иконе Бога», в том смысле, что Церковь является образом и иконно Бога «как сама для Него по подражанию и образу действования». Это означает, что Церковь не является образом-иконой внутренних отношении Лиц Святой Троицы, но то, что Сам Бог посредством Своих нетварных энергий привел к бытию сущности, а в дальнейшем Бог «содержит, собирает и ограничивает творения, и в Его Ппромысле связывает с Собой и с другими разумныеи чувственные существа».. 

Бог соблюдает все в некоем единстве, без всякого смешения, промышляет о сущих и, конечно же, как говорит прп. Максим, Церковь всех ведет ко Христу с той целью, чтобы их обожить. Это прекрасным образом разъясняется прп. Максимом в последующем его тексте как Церковь продолжает и удерживает все в некоем единстве. Святой Максим не говорит об отношениях между людьми как по образу отношений Лиц Святой Троицы. Не существует никакого подхода или сближения с отношениями во Святой Троице.

Вторая формулировка («богочеловеческое общение по образу Свято Троицы»)ошибочно в некоторых поспешных истолкованиях соотносит отношения людей с образом отношений Святой Троицы. В другом случае это истолкование было вычеркнуто в документе «Миссия Православной Церкви в современном мире» как ошибочное самим Великими Собором по предложению Элладской Церкви и по согласию с Вселенской Патриархией.

В посланиях апостола Павла, в особенности к Ефесянам, Филлипийцам и Колосянам, а в текстах Отцов  говорится о том, что Церковь это Тело Христово и общение обожения и ими не делаются сравнения с отношениями во Святой Троицы. Бог по своей неизреченной любви «воссиял в сердцах наших к просвещению и познанию славы Божией в лице Иисуса Христа» (2 Кор. 4, 6), нас соединяет со Свое Церковью и через Христа мы становимся причастными нетварной благодати Троичного Бога, мы становимся причастными нетварным энергиям Бога. Апостол Павел в послании к Коринфянам пишет: «Благодаря Бога и Отца, призвавшего нас к участию в наследии святых во свете» (Кол.1, 12).

Следовательно, Церковь может быть истолкована христологически. Христос является главой Церкви, Церковь есть Тело Христово, мы являемся членами Тела Христова и через Христа мы становимся причастными нетварным энергиям Троичного Бога.

Г) Каноническо-экклезиологические проблемы

Для меня возникли серьезные проблемы, когда стали вести обсуждения вопросов о «Православной Диаспоре», «Автономии», «таинстве брака и препятствиях к нему»  и  о «важности поста и соблюдении его сегодня». Речь идет о канонических вопросах, которые являются важными знаками во все наше церковно жизни.

Решения, которые, как оказалось, были приняты, при поверхностном взгляде на вещи, что решают некоторые вопросы, но если кто-то исследует их глубже, он сможет убедиться, что они устанавливают условия для дробления единства церковной жизни. Я представлю несколько примеров.

Термин «Православная Диаспора» является весьма странным, потому что, как было отмечено и на Соборе, Диаспора главным образом имеет связь с народом и религиями, а не с Церковью, которая создается на каждом месте по благодати Божие и благодаря миссионерской ревности миссионеров.  Церковные юрисдикции, которые были даны на Вселенских Соборах, а главным образом на IV в Халкидоне Вселенском Соборе, древним и старейшим Патриархиям и Кипрской Церкви (IIIВселенский Собор), вовсе не оправдывает придание церковности т.н. Диаспоре в политическом и национальном понимании этого слова. Невозможно с одной стороны осуждать как ересь этнофилетизм (1872г.), а с другой создавать некий церковный этнофилетизм, естественно благодаря решению «Святого и Великого Собора». Да, с помощью Епископских Конференций решаются некоторые вопросы, которые существуют в т.н. «православной Диаспоре», но в своей основе они являются незаконными и разрывают церковное единство, потому что они вносят принцип этнофилетизма.

Поэтому текст документа об «автономии», то есть о возможности предоставить каждой Автокефальной Церковью автономию какой-то области, я считаю, как я утверждал в  моем выступлении, откроет множество экклезиологических проблем. Это подразумевается исходя из того мнения, что будет дана возможность каждой новейшей автокефальной Церкви создавать автономные  церковные области, а в последствии под давлением внешних факторов и действиям любящим первенство священникам, в соответствии с канонами, которые дают такое право в рамках древних Патриархий.

Также предоставление автономии автокефальными Церквами тем странам, которые принадлежат к другим церковным юрисдикциям, и легкость с какой автономия может развиться в автокефалию, подкладывает бомбу  под единство Церкви, потому что этим оправдываются многие разрывы.  Величайшей экклезиологической проблемой является то, когда автокефалия растолковывается и понимается как «автокефаловластие» (αὐτοκεφαλαρχία) с помощью деятельности политической и национальной. В отношении вопроса о Диаспоре и Автономии во всех ее сторонах, которые были определены таким Собором, и что касается его выяснения имеет силу конечно же содержание  28 правила IV Вселенского Собора, были написаны важные статьи профессором канонического права Богословского факультета Афинского университета  архимандритом о. Георгием Папафомас.

Но даже та возможность, которая предоставлена поместным Церквам в применении икономии в вопросе о посте и в вопросе о препятствиях к браку, она открывает некую главу о разрыве в идетичности богослужебных последований и аскетического подвига в разных Церквах, что означает, что икономия, которая служит для некоторого периода времени  в качестве временного уклонения от акривии, будет превращена в законную акривию и приведет к разрыву церковного православного этоса в различных церковных областях.

В итоге, слушая все мнения принимающих участие в Заседаниях Собора во время обсуждении по этим вопросам и внимательно читая тексты документов, я весьма сильно был озадачен. И я не могу соблазниться поверхностным энтузиазмом некоторых церковных лиц, которые говорят с большим воодушевлением и публично.

Мое выступление

Во время обсуждений шестого документа я попросил слова и с рассуждением и искренностью предложил свои воззрения. Так, я говорил рамках ограниченного времени о личности человека, о Православной Диаспоре, автономии, посте, о церковных последствиях смешанных браков и о Церкви.

При первой возможности я опубликую эти мои краткие и емкие слова. В этом единстве я представлю все то, что я сказал о Православной Церкви в ее отношении с инославными, по тому, что я думаю, что это был центральный вопрос этого Собора.

Когда мы начинали обсуждение текста документа «Отношения Православно Церкви к остальному Христианскому миру», после прочтения документа, прежде чем мы приступили к обсуждению документа, мне было дано слово для краткого выступления.Я слышал некоторых, которые мне предшествовали и ощутил недовольство тем. Что говорилось, потому что, к сожалению, дошли до того момента, что стали использовать и святого Марка Ефесского для своих мнений.

В моем выступлении я подчеркнул некоторые важные пункты.

Первый, что хотя Всеправославное Совещание, которое состоялось на о. Родос в 1961г. вынесло 100 вопросов, которые должен был заняться этот Великий Собор, который тогда преподносился как Вселенски, но на Предсоборном Всеправославном Совещании, которое состоялось в ноябре 1976г в Шамбези в Женеве были определены 10 вопросов, из которых 6, вместе с с 7, который был включен в один из 6 вопросов, обсуждаются на Соборе.

На том же Предсоборном Совещании были определены два их 4 первостепенной важности вопроса для того, чтобы их в последствии обсудить, после уже межправославного изучения. Этими вопросами являются – источники Божественного Откровения, кодификация священных канонов и канонических установлений, смыл слова Церковь, икономия и акривия в той связи с тем способом, которым мы принимаем инославных. Конкретно по этим вопросам пишется в документе: «Это направляется для особого изучения Церквами для того, чтобы имелась возможностьдля последующего межправославного исследования».

В последствии вопросы «о Церкви» и «об икономии и акривии» были исключены изтематики нынешнего Собора. Я нашел одну важную книгу, которую написал тогдашний Председатель Предсоборного Всеправославного Совещания блаженно памяти Митрополит Мирский Хризостом, в последствии Ефесский, по вопросу: «Признание таинств инославных в диахронических отношениях Православия и Римо-католицизма».

Второе положение – что Предсоборное Всеправославное Совещание, которое проходило в октябре –ноябре 1976г. в Шамбези в Женеве, на нем был одобрен текст документа «Отношения Православной Церкви к остальному Христианскому миру». В специальном параграфе пишется, что Православная Церковь является Единой, Свято, Кафолической и Апостольской Церковью, и она признает реальноесуществование всех христианских Церквей и Исповеданий, но в дальнейшем имеется одна фраза, которые многие не заметили: Православная Церковь «верит, что в этих отношениях необходимо (т.е христианских церквей и исповеданий) основываться на том, что возможно весьма поспешно ис достаточной объективностью решено по всем экклезиологическим вопросам, а в особенности в целом об их учении о таинствах, благодати, священстве и апостольском преемстве».

Это означает, что Православные Христиане должны выяснить их учение о таинствах, о благодати, о священстве и об апостольском преемстве.

Я пришел к заключению, что вопросы о Церкви не являются вопросами нынешнего «Святого и Великого Собора». Он вне тематики и вне Регламента.

То, что говорится о г. Кармирисе, Трембелосе, а главным образом о святом Марке Евгенике, то их бесчестят. В тем или иных документах слово Церковь может использоваться и как технически термин, но этот Собор не может задерживаться на технических терминах. Термин Церковь используется и по икономии и по акривии. Здесь же необходимо применять акривию.

Те рамки времени, которые имел каждый докладчик, были весьма ограниченными, поэтому то, что я сказал во время своего доклада, я представил в виде текста для того, чтобы его включить в Деяния «Святого и Великого Собора» по этому вопросу.

Поскольку на этом Соборе постоянно говорили о святом Марке Ефесском в связи с тем, что он говорил о Западной Церкви, то я представлю небольшую цитату из анализа, который сделал профессор Иоанн Кармирис, имя которого неоднократно вспоминалось на Соборе. Блаженно памяти профессор, комментируя послание свт. Марка Евгеника под названием «всем православных христианам находящимся повсюду на земле и островах», пишет о его позиции на Ферраро-Флорентийском соборе:

«По причне выше названных догматических отличиях и отклонениях латинян от «правой веры…, и в отношении этого богословия о Святом Духе» свт. Марк Евгеник их характеризует как еретиков, несомненно то, что Православная Церковь в ту эпоху и вероятно с эпохи Крестовых походов действительно считала латинян не только как схизматиков, но и как еретиков, принимая приходящих от них к Православию через помазание святым миром, также отождествляя их с арианами, македонианами, савватианами, навацианами и другими еретиками 4 столетия, согласно с 7 правилом Вселенского собора, по сути апеллируяк 17 вопросу-ответу Феодора Вальсамона. Исходя из этого в Окружном послании заявляется, что мы Православные «их (латинян) отрезали и отсекли от общего Церковного тела…, как нелепо и нечестиво мыслящих и неразумно делающих вставку. Они живут как еретики, мы от их избегаем, а поэтому мы с ними разделились.. они суть еретики, а следовательно как еретиков мы их отсекаем…» Марк Евгеник и во Флоренции говорил православной делегации, что «латиняне не только являются схизматиками, но и еретиками; и наша Церковь умалчивала об этом поскольку они являются родом более сильным нежели мы» (. , , 1715 ), и «мы не хотели (те кто были до нас) торжествовать над латинянами как еретиками, приемля их обращение и творя дружбу к ним» (. , , 9,5. . 256).Свт. Марк Евгеник, согласно Деяниям и воспоминаниям о Ферраро-Флорентийском соборе, всегда считал латинян еретиками, и он об этом говорил православной делегации, но делегация Православной Церкви не захотела об этом публично заявлять из-за сложных условий того времени и выражает любовь, надеясь на их возвращение.

Свт. Марк Евгеник в своем письме, которое он послал православным после Ферраро-Флорентиского собора, кроме латинян, которых он характеризует как еретиков и пишет, что они отсечены от Церкви, одновременно говорит и о «греко-латинянах», то есть о тех православных, которые приняли латинские обычаи и догматы, и пишет: «Бегайте их, как бегают от змеи, а они гораздо хуже змей, как христопродавцы и христоторговцы».

Я сказал о том, что говорил и писал святой Марк Ефесский, потому что он был уничижен и «злостно подделан» некоторыми заседавшими на «Святом и Великом Соборе».

Прежде чем я завершу мои краткие наблюдения во время недавнего Собора на Крите, мне хотелось бы предложить два главных замечания.

Первое имеет отношение к самосознанию Церкви. Во время обсуждений я представил мнение о том, что этот Собор не является каким-то Всеправославным Богословским Заседанием, но «Святым и Великим Собором». Это означает, что вопросы не обсуждаются в рамках некоего академизма, но что онявляется «Святым и Великим Собором», и он превосходит всякий Поместный Собор, посему его решения должны быть предоставлены всем Поместным Церквам.

Это непосредственно создало серьезную проблему. С самого начала обсуждения велись в рамках в основном информированности и компромиссности-сбалансированности, а не в атмосфере, в которой ведут работу Поместные и Вселенские Соборы. Потом, я не знаю как смогут ознакомиться в некоторыми решениями Собора как в присутствующих, так и в отсутствующих Церквах, когда конечно же не предусматриваются и последствия их неучастия в принятии этих решений. Как известно, Вселенские Соборы предусматривают и прекращение общения, отлучение и извержение к тем, кто не принимает решения.

Второе замечание имеет отношение к способу, каким проинформированы те, кто не был на Соборе. Лично я заметил, что информирование было выборочное, была некая «направленность» в информировании людей. В итоге, совершенно очевидно показывается, что Церковь является Богочеловеческим организмом, Богочеловеческим Телом Христа, и ее таинственная жизнь не может быть вмещаема в невыносимые и узкие рамки искусства и науки общения. Тот кто конечно же стремиться держать в своих руках с помощью журналистики и связи всю ее церковную жизнь и богословие, тот пойдет против таинства Церкви.

Все что я выше написал в сжатой форме, не может исчерпать эти вопросы.

Июль 2016г.

Перевод выполнен интернет-содружеством «Православный Апологет» 2016г.


[1] ματαιόφρονα
[2] ἐξωθείσθω, συνεξελαύνοντες, ἐκπεπτωκότας, ἐκπιπέπτω

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 4,67 out of 5)
Загрузка...

Один комментарий на “Немного времени спустя после «Святого и Великого Собора»1 min read

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924