Димитрий Целенгидис. Краткая оценка «Святого и Великого Собора» в Колимбари на Крите1 min read

Фессалоники 20. 7.2016

Священному Синоду Элладской Церкви

Ул. Геннадиу 14

11521 Афины

Адресуется: всем иерархам Элладской Церкви

Димитрий ЦеленгидисБлаженнейший Председатель,

Преосвященнейшие Архиереи,

С благоговением посылаю вам, содержательную оценку «Святого и Великого Собора»,  и я Вас прошу о том, чтобы Вы предприняли труд для ее изучения, поскольку я верю, что Вы сможете оказать помощь в непосредственном обсуждении, которое будет происходить во время Архиерейского Собора нашей Церкви, когда он будет созван.

Наша оценка (Собора) делается на двух уровнях. Первый уровень будет касаться законной и канонической стороны Собора, в то время как второй уровень будет относиться к оценке его существенной части.

 Что же касается экклезиологической законности и каноничности его, так называемого «Святого и Великого Собора» — оцениваемой богословски – он не является «Святым» в подлинном смысле слова. А это потому, что он не «следует Святым Отцам», ни по форме, ни по сути, как это становится вполне очевидно из того, что мы скажем в последствии. Но он не является и «Великим», не только потому, что не нем не присутствовали все Автокефальные Церкви, но главным образом потому, что в нем принимало участие весьма малое и избранное число  или представительство из епископов Поместных Церквей. Но наиболее важным является то, в данном случае, что это «Собрание-Синаксис» архиереев не может расцениваться – по строгим богословским критериям – ни даже как Поместный Собор. Речь идет, более того о некоем особом, расширенном «Предсоборном Совещании Архиереев» с десятью Предстоятелями Церквей, или же о некоем «Заседании»  десяти конкретных Автокефальных Церквей, которые были представлены их Предстоятелями и более 24 избранными архиереями.

Мы говорим, что по причине того, что это «Совещание» или «Заседание», то этот Собор не является Поместным Собором, потому что на Поместном Соборе собираются и голосуют все принимающие в нем участие архиереи. Однако на данном «Совещании-Заседании», согласное его действующему Регламенту, право голоса имели только нынешние десять Предстоятелей Церквей. Это деяние в нашей Церковной истории является новоявленным и самочинным, и оно  совершенно не соответствует церковному характеру деяний Православных Соборов, бывших до сего дня, которые предполагают равенство в Духе Святом всех архиереев, что проявляется в равенстве их голосов. Абсолютно никто из епископов – не исключая Председателя  Собора, — не является «вне равенства» с его соепископами. То, что возымело силу в данном «Совещании» косвенно восходит к некоей явной форме Папизма, пусть даже голос Предстоятелей Церквей  имеет и коллегиальный характер.

Далее, решения выше названного «Предсоборного Совещания», или выше упомянутого «Архиерейского Заседания» не имеют обязывающего характера. Следовательно, и всякое утверждение, не только в отношении всей Церкви, но и в отношении Поместных Автокефальных Церквей, которые были представлены на этом «Архиерейском Совещании» — все они  являются незаконными, поскольку участвующие в нем архиереи не имели право голоса. Но и его решения являются недействительными по дополнительной причине – по причине принципа консенсуса, который был нарушен из-за отсутствия четырех Патриархий (Антиохийской, Российской, Болгарской, Грузинской).

В дополнение сему решения  своеобразного «Собора» в Колимбари не имеет обязательной силы для Элладской Церкви  по следующей причине. Предстоятель нашей Церкви вместо того, чтобы отстаивать единогласную позицию иерархии нашей Церкви по 6 документу, ввел другое положение, которое было принято девятью другими Автокефальными Церквами. На деле это означает, что позиция корпуса иерархов Элладской Церкви не была представлена, посему на основании Регламента работы «Совещания», по 6 Документу не имелось консенсуса. Следовательно, Документ является недействительным.

И теперь, что касается оценки существенной части своеобразия «Собора». С самого начала нам необходимо было бы говорить в основном о том, что на так называемом «Соборе» в Колимбари на Крите была предпринята попытка институционального характера, направленная на духовное отхождение от догматического учения Церкви. (Мы говорим, что была предпринята попытка, поскольку – в основе того, о чем мы говорили ранее – не было предано положительной роли в решениях выше названного «Архиерейского Совещания».) На Крите не только не было предано осуждению какое-то инославие (ересь), но была предпринята попытка страшного, институционального отхождения от соборно определенной веры Церкви, некая существенная ликвидация  «Определения Веры» II Вселенского Собора. Если быть конкретным, то речь идет об отмене догматического учения Символа веры, где говорится в действительности об идентичности Церкви.

В Символе веры мы исповедуем, что мы веруем «во Едину, Святую, Кафолическую и Апостольскую Церковь». Однако на «Совещании» на Крите, десять Автокефальных Церквей, среди которых была и Элладская Церковь, были приняты небогословскское «Крещальное богословие», а косвенно «теория ветвей». Признавая в качестве Церквей Римо-Католиков, Маронитов, Несториан, Монофизитов Антихалкидонитов, Монофелитов, которые осуждены за их христологическую ересь рядом Вселенских Соборов (с Третьего и до Шестого), но и панспермия Протестантов, которая представлена Всемирным Советом так называемых Церквей. Соборное решение в Колимбари в отношении признаний в качестве Церквей осужденных Вселенскими Соборами еретиков является духовным безрассудством и духовым переворотом или деянием  покушения. В действительности же это является синкретизмом и Экуменизмом. Никто из «Соборных» архиереев не подвигся на гнев – рассудительный нерв души – в отношении волков Церкви. Напротив того, «волки» были названы «овцами» единого  и уникального словесного стада, Церкви. Вследствие сего  мы приходим к выводу, что на Крите не произшло того, чего ожидали от полноты Церкви – «конференция» «Соборных» архиереев в Духе Святом, в нем не действовала «праща» Святого Духа для нового осуждения еретиков. В особенности того, что мы говорим в отношении римо-католиков, мы исповедуем нашу веру в Орос IIВселенского собора, однако на деле мы объявляем недействительной эту веру, признавая в качестве Церквей не только их, но и иные христианские общности, что противоречит этому Оросу по причине filioue. Как известно, как бы то ни было, добавление в Символ веры, даже пусть оно и является истолковательно верным, — осуждается всеми Вселенскими Соборами после III (включая), а те, которые такое совершают, они подпадают под отлучение и извержение от Церкви. Итак, вполне ясно то, что filioqueкак добавление, осуждается – косвенно, автоматически и периодически – Вселенскими Соборами как ересь, поэтому те, которые те, которые принимают  ее в качестве добавления (в Символ веры), согласно решению вышеумопянутых Соборов, отпадают от Церкви. Поэтому инославие filioque римо-католиков и всех протестантов является достаточно известной ересью.

Впрочем, вставка (в Символ веры) filioque была осуждена на Соборе 879-880 (VIII Вселенском Соборе) при Фотие Великом, на котором принимала участие  делегация Римской Церкви, в то время  были осуждены и другие злочестивые учения римо-католицизма – о отождествлении сущности с энергиями в Троичном Боге и о сотворенном характере Божественной благодати на Соборах 1331 и 1351гг. Но и протестантизм был осужден рядом Соборов Православного Востока (1638, 1642, 1691гг.)

Следовательно, невозможно, чтобы в каком-то Соборном Документе догматического характера не было бы богословской точности и чтобы инославные признавались в качестве Церкви. Это означало бы, что происходит осознанное аннулирование экклезиологического догмата, либо что существует двусмысленность, которая влечет за собой тоже самое.

Благодаря голосованию за 6 Документ, который характеризуется з свою умышленную неясность и в особенности ха богословскую противоречивость, «Архиерейское Совещание» на Крите институционально утвердил Экуменизм, вводя и проталкивая в сознание верующих экклезиологическую путаницу. Напомню конкретно о пар. 16, в котором отмечается следующее: «Одним из главных органов в истории экуменического движения стал Всемирный Совет Церквей (ВСЦ). Некоторые Православные Церкви были среди его учредителей, а затем все они стали его членами. Как сформировавшийся межхристианский орган, ВСЦ, так же как и другие межхристианские организации и региональные органы, такие как Конференция Европейских Церквей (КЕЦ), Совет Ближневосточных Церквей и Всеафриканский Совет Церквей, …исполняют важную задачу в деле продвижения единства христианского мира»

С усвоением для инославных термина «Церковь», а в особенности для Протестантов мы встречаемся, и слишком часто, и в пар. 19 и пар.21 того же Документа. Вышеназванная формулировка означает, что мы, как Православная Церковь, согласны с тем, что инославные-еретики  вносят свой важный вклад для продвижения единства христианского мира! Исходя из этого я прихожу к убеждению, что те, кто проголосовал, и кто подписал этот Документ в целом не осознали, что «Экуменизм имеет нечистый дух и он приобретает власть от нечистых духов», согласно благодатному опыту блаженного Старца Ефрема Катунакского. Основным положением Экуменизма является догматический плюрализм. На деле это означает догматическое узаконивание сосуществование различных догматических верований. Тот, кто оспаривает этот догматический плюрализим, его оценивают как фанатика и фундаменталиста. Параллельно экуменисты не дозволяют делать важные суждения о верности, о высших и низших отличиях религий. В Экуменизме все вмещаются. Поэтому на единство с ними не влияют разнообразные отличия в вере, что экклезиологически неприемлемо для Православного воззрения.

Как догматист Православной Церкви, я имею глубочайшую уверенность в том, что Экуменизм является экклезиологической ересью, но и даже крайне опасной ересью, которая никогда не появлялась в истории Церкви. А посему, поскольку Экуменизм , по причине его синкретического характера, является весьма коварным оспариванием веры Церкви, но и серьезным ее извращением. Он притупляет на недопустимой убине догматическое сознание церковно полноты и создает путаницу в отношении идетичности нашей веры. Он лукаво опустошает цельность  спасительной веры Церкви – реалия, которая имеет пагубные сотериологические последствия –с тем, чтобы рассматривать все религиозные верования как законно сотериологичские (спасительные), когда он утверждает, что все инославные и другие религии являются дорогами, которые ведут к тому же спасению.

Однако из-за того, что противоречиво пишется в 6 Документе в отношении Экклезиологии, создается впечатление, что инославных христиан обманывают, поскольку  вначале они называются «инославными христианами», то есть еретикми, а в дальнейшем они именуются Церквами. Нам не следует недооценивать их понимание. Они прекрасно осознают, что мы их в действительности не любим, потому что им не говорим истину ясно. Мы им говорим ложь, что они являются Церквами. И тем самым мы не оказываем им помощи, потому что мы их не призываем к покаянию и отказу от их еретических заблуждений, дабы они сочетались с единой истинной Церковью, Православной. К счастью, достаточное число архиереев по догматическим причинам не подписали этот Документ.

Касательно Документа «Таинство брака и препятствия к нему», я не стану Вам напоминать о том, что мой было написано в моем первом Письме Священному Синоду от 3.2. 2016г, дабы Вас не утомлять. Я только добавлю, что, хотя в 72 правиле Пято-Шестого Собора полагаются экклезиологически-догматические условия для существования церковного таинства брака, решение «Совещания» Архиереев в Колимбари,  всецело антиканонически и компетентно – дает для Поместных Автокефальных Церквей возможность для уклонения от догматического учения Церкви о браке. Если быть конкретным, предложенное введение смешанных браков в качестве, конечно же, последующее богословские икономии – кроме антиканоничности и ее незаконности, но и   крайней степени нелепости переиначивания канона (72) Вселенского Собора (Пято-Шестого) злостным «Собором», которому предлагается данный вопрос – является в крайней степени небогословским, эклезиологическим. Поэтому то этот брак 72 правилом делается совершенно недействительным и подлежит отмене, как незаконное церковное сожительство. Безусловно, последующее богословское свидетельство канона не дает никаких рамок для какой-либо икономии. «Ибо не подобает смешивати несмешиваемое»,  замечает правило, «ни совокупляти с овцою волка, с частью Христовою жребий грешников. Аще же кто постановленное нами преступит: да будет отлучен». То есть 72 правилом не вводится никакой икономии, но обращается внимание на серьезное беззаконие. Уклонение от вполне конкретного правила является серьезнейшим каноническим беззаконием и «противным икономии» (παραοικονομία), которое, конечно же, имеет самые серьезные экклезиологические последствия, поскольку оно смешивает несмешиваемые в «несмесное месиво», экклезиологически «смешивает» «овцу» с «волком» и «часть» Христову с «наследием грешников». Однако такое смешение является экклезилогически немыслимым, а богословски и духовно неприемлемым.

 Документом: «Миссия Православной Церкви в современном мире», создается впечатление, что предпринимается попытка упаковать вместе Православных и инославных, а порой и с иноверцами. Это проявляется, когда речь идет о поддержании с ними отношений с миром, который переживается в Православной Церкви как плод Святого Духа, говорится безосновательно и о нем и без него (Святого Духа). Однако это на деле уничижает воплощение Бога Слова и самой Церкви, так что не оставляется мысль о том, что мир Христов, как нетварная Его энергия, может стяжаться и усваиваться и вне Церкви инославными, иными религиями, а просто людьми «доброжелательными», а тогда вероятно и безбожниками. Это не только не является свидетельством, но вызывает смешенное представление об идентичности Церкви и среди верующих  и о даруемой ей «свышнего мира».

Что же касается вопроса о Православной Диаспоре, мы имеем мнение, что по причине созванного «Архиерейского Совещания», была сделана попытка его решить с помощью атиканонического – пусть даже и временного – решения о Епископских Конференциях, которые врачуют, но увековечивают  уже соборно осужденный этнофилетизм (1872г.).

После «Собора» было опубликовано «Окружное послание Святого и Великого Собора Православной Церкви» (Крит, 2016), которое представляет богословские противоречия. Поэтому я письменно напомню о них. Если быть более конкретным, то во втором параграфе замечается следующее: «Святой и Великий Собор Единой, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви является авторитетным свидетельством о вере в богочеловека Христа…». В данном случае вполне справедливо возникает логический и богословский вопрос: Как « Святой и Великий Собор Единой, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви является авторитетным свидетелем о вере в богочеловека Христа», когда им признаются несториане, монофизиты, антихалкидониты и монофелиты в качестве Церквей, в то время как они имеют осужденную Вселенскими Соборами христологию?

В третьем параграфе упоминаются Соборы обладающие «кафолическим авторитетом», такие как при Фотие Великом и свт. Григорие Паламе, и Собор 1484г, которым был отвергнут лжесобор во Флоренции. Представлены также и Соборы, которые осудили протестанские учения. Однако каким образом можно устанавливать компромисс всего этого с признанием римо-католиков и протестантов как Церквей?

В пар. 20 замечается следующая характеристика: «Межхристианские диалоги функционировали, давая возможность Православию продемонстрировать почтение к учению авторитетных Отцов и дать достоверное свидетельство о подлинном предании Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви. Диалоги, которые ведёт Православная Церковь, никогда не означали, не означают, и не будут означать какого бы то ни было компромисса в вопросах веры. Эти диалоги есть свидетельство о Православии…». Однако же это заявление является лживым из-за общих документов, которые были подписаны и православными, такие как Баламанд, Порт-Алегро, Равенна и Пуссан. И Соборное Окружное послание завершается следующим: «Эти слова мы соборно обращаем к чадам Святейшей Православной Церкви во всем мире и ко всей вселенной, следуя за святыми отцами и соборными постановлениями по сохранению унаследованной от отцов веры». Однако же Православная Церковь «следуя Святым Отцам и соборным постановлениям» в прошлом никогда не признавала еретиков как Церковь, что было предпринято на Крите «Собранием Архиереев».

Что касается «Послания» «Архиерейского Совещания», оно собирает воедино ошибочные решения и параллельно призывает к осмысленному извещению верующих. Конкретно, в первом параграфе «Сообщения» делается следующее замечание: «Главным приоритетом Святого и Великого Собора было провозглашение единства Православной Церкви. Опирающееся на Божественную Евхаристию и апостольское преемство Епископов, существующее единство должно укрепляться и приносить новые плоды». Вполне оправданным является вопрос читателей этого «Послания»: Почему таким торжественным образом провозглашается единство Православной Церкви, когда известно, что на этом «Собрании-Синаксисе» отсутствовали четыре Патриархии, которые представляют подавляющее большинство верующих, по сравнению с теми, которые были представлены десятью Предстоятелями (Церквей) участвовавших в нем? И как столько открыто заявляется о Божественной Евхаристии как об основе единства, в то время как имеется разрыв в общении между  двумя старейшими  Патриархиями – Иерусалимской и Антиохийской? И в том же параграфе отмечается: «Соборность определяет организацию, принятие решения и выбор своего пути».

Однако разве существуют какие-то свидетельства в истории Сборов Православной Церкви, когда решения принимаются только Предстоятелями (Церквей) и без голоса участвующих епископов?

В третьем параграфе говорится о Богословских диалогах с инославными и делается характерное замечание: «Диалоги, которые проводит Православная Церковь вовсе не означают что она идет на компромиссы в вопросах веры». В данном случае, мы вновь и настоятельно напоминаем о Документах Баламанда, Порто-Алегре, Равенны, Пусана, которые имеют серьезные экклезиологические ереси.

Все что выше нами сказано, говорится с любовью и уважением к вашему Ахиерейству, без каких либо иных устремлений, разве кроме одного, поскольку мы хотим всегда оставаться, как живые члены, в мистическом теле Христа, Его Церкви.

С глубоким уважением лобызая Вашу десницу

Димитрий Целенгидис

Профессор Богословского факультета Ф. У. А. (Фессалоникского университета им. Аристотеля)

Перевод выполнен интернет-содружеством «Православный Апологет» 2016 г.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 4,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924