Фанар и жизнь1 min read

Протоиерей Всеволод ЧаплинВ интервью архиепископа Тельмисского Иова (Гечи) украинскому сайту РИСУ очень много примечательного. Текст наверняка еще не раз разберут на цитаты и на поводы для критики – остановлюсь пока не некоторых из таких поводов.

Преосвященный говорит, что «именно на основе Киевской митрополии была предоставлена автокефалия Польской Церкви в 1924 году. Польское государство обратилось к Константинополю. <…> Польское государство имело проблему политическую: оно не хотело, чтобы Православная Церковь в Польше служила интересам чужого государства. И по этой причине оно обратилось к Константинополю, чтобы предоставить автокефалию и решить политический вопрос. <…> Как мы знаем, при митрополите Киприане Цамблаке Киевская митрополия находилась в рамках польско-литовского государства, то есть ее границы распространялись и на территорию Польши, и современной Литвы. То же самое примерно было и во времена Петра Могилы, который был митрополитом Киевским. Киевская митрополия тогда принадлежала Константинополю. И потому, что Польша когда-то находилась в рамках Киевской митрополии, а Киевская митрополия была в прямом каноническом подчинении Константинополя, Константинополь дал автокефалию Польской Церкви в 1924 году. Так если в 1924 году Константинополь даровал автокефалию Польской Церкви на основе Киевской митрополии, почему сегодня Константинополь не имел бы права предоставить самой Киевской митрополии статус автокефалии? Если это было возможно в 1924 году – это возможно и сегодня».

Оставим пока в стороне вопрос о том, чьей канонической территорией считать Украину – Константинополь устами архиепископа Иова прямо объявил ее своей, Москва же считает ее своей по итогам официального акта Константинополя 1686 года. (Собственно, Московская кафедра – это кафедра Киевская, перенесенная в Москву после уничтожения Киева. Если хотите, это такой же «новый Киев», каким в прежние века был Константинополь – «новый Рим»). Америку, где русские миссионеры были первыми, точно можно было считать канонической территорией Московского Патриархата – до учреждения Автокефальной Православной Церкви в Америке. Но Константинополь тут уж никак ни при чем. Одновременно те территории, которые Константинополь иногда считает своими или «диаспорными» – например, большую часть Турции, греческие острова либо Западную Европу – можно проанализировать на предмет легитимного отнесения к Константинополю и подумать, не создать ли там новых автокефалий.

Главная неувязочка в интервью, впрочем, другая. По мнению архиепископа Иова, политические изменения фактически должны определять церковное устройство. Появляются новые государства – давай им автокефалию, если власти попросили. Тогда, между прочим, логично было бы упразднять автокефалии, если государства исчезли или лишились православного населения (на возможность упразднения автокефалий намекал сам Фанар в переписке с Чешско-Словацкой Церковью).

При этом преосвященный Иов говорит: «В каноническом понимании нет первого-второго-третьего-четвертого Рима. Есть старый Рим, который был центром Римской империи, центром европейской цивилизации, и был новый Рим – новая столица Римской империи. Нет первого, второго – есть старый Рим и новый Рим. Третьему-четвертому-пятому – не бывать. И это история не только Церкви, не только история империи – это история человеческой цивилизации. Церкви Римская и Константинопольская сегодня несут наследие этих двух Церквей. Они являются наследницами этой политической, церковной, человеческой истории, и для них канонические связанные с этим основания и привилегии».

«Два Рима» были «канонически связаны» с «политической историей» — это правильно. Только Римских империй больше нет – ни Западной, ни Восточной. Два древних восточных Патриархата находятся в городах, где православных христиан почти не осталось (а большинство оставшихся тайно или явно окормляются у священников других Церквей, потому что не желают учить греческий либо английский для окормления у «местных» и хотят получать пастырское руководство на арабском, русском, украинском, молдавском, румынском, турецком). Основанием для первенства Константинопольского епископа было то, что он пребывает в «царствующем граде» православной империи. Но сейчас, увы, на этом месте Стамбул. И логика архиепископа Иова должна подсказывать: за политическими переменами давно должны были бы последовать церковно-организационные. Почему «греческий» Патриархат не находится в Афинах? А «африканский» — в центре континента, где живет большинство православных верующих местного происхождения?

Да, титулатура и первенство Константинополя отражены в древних канонических нормах, с отменой которых многие согласиться будут не готовы. Но речь все-таки не о вероучительных вопросах – тем более можно старые нормы не отменять, а интерпретировать: например, установить факт переноса Константинопольского престола как кафедры «царствующего града» в другой город – например, в те же Афины. Или в Иерусалим. Или в Москву. Или в Нью-Йорк. Или еще куда-либо – и именовать первенствующего иерарха «Константинопольский и Н-ский» либо наоборот. Точно так же Киевская кафедра в свое время была перенесена во Владимир и далее – в Москву, и Первоиерарх именовался «Киевским, Московским и всея Руси». В конце концов, Пергамский митрополит Иоанн (Зизиулас) тоже ведь не в Пергаме обитает. А пространство бывшего «Константинополя» в Стамбуле может сократиться до нулевого вследствие тех самых политических обстоятельств — ближайшего будущего.

Отдельный вопрос – о том, что есть «старый Рим и новый Рим». Нового, то есть Константинополя, как политической реальности нет – это понятно. А «старый» вдруг откуда взялся? Империи не существует, церковь с центром в Риме перестала, увы, быть православной. Возможно, «старый Рим» когда-то и будет восстановлен – как центр Автокефальной Православной Церкви Западной Европы или даже как центр христианской империи. Но это может произойти только чудом Божиим – если те, кто на Западе сегодня именуют себя христианами, откажутся от своего векового духовного расслабления и, применив силу, избавятся от социальной базы террора, а также от власти тех, кто сделал формирование этой базы возможным – от политиков-секуляристов, сторонников просвещенческой идеи «хорошести» всякого человека без различия этноса, религии, убеждений или степени вовлеченности в террористические группы.

Ну а если уж решиться всерьез оптимизировать устройство вселенского Православия, переосмыслив древние «политические мотивированные» тексты, то вот вам несколько радикальных предложений. Поверьте, многие бы их поддержали. Нужно только проявлять волю и говорить напрямую с православными народами – а не с фантомами, реальный вес которых в том же украинском вопросе равен нулю. Потому что, к сожалению или к счастью, архиепископ Иов прав – все будет решаться на площадке политических изменений. И для того, чтобы они были правильными, нам надо работать и молиться.

Протоиерей Всеволод Чаплин

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924