У нас одни корни, мы ветви одного древа. Священник Николай Аксенов1 min read

От редакции: Данную статью публикуем для ознакомления и не более. Автор выражает свою личную точку зрения.

***

Священник Николай АксеновЦитируем Святое Писание: «Бог есть любовь» — и ненавидим. Произносим слова молитвы перед Святым Причастием: «Первее примирися тя опечалившим» — и продолжаем враждовать.

За тысячу лет, как отпал Рим от Православной Церкви, у нас православных христиан накопилось к католической церкви немало претензий и обид, мы не согласны с их догматами и канонами, наши святые отцы справедливо осуждали их вероучение, у нас нет с ними евхаристического общения. Но все же, несмотря на все эти многовековые расхождения в догматах, на все взаимные обиды, разве, в конце концов, не должна примирить нас обращенная ко всем христианам заповедь Божья — «Да любите друг друга!»

«Мы добиваемся не победы». «Мы добиваемся не победы, а возвращения братьев, разлука с которыми терзает нас», — писал во второй половине 4-го века великий вселенский учитель святитель Григорий-Богослов. К тому времени уже прошло немало лет, как в Никее состоялся Первый Вселенский Собор, осудивший ересь Ария. Сам основатель этой ереси, не признававший основной догмат христианской церкви о Единосущии Бога-Сына Богу-Отцу, давно умер, однако богопротивное дело нечестивца продолжали его многочисленные последователи. Арианство стало в Римской империи направлением христианства, которое поддерживалось государством. Отказавшийся признать арианскую ересь не только господствующей, но и равноправной ортодоксальной ветви учения Христова — почитаемый православный святой архиепископ Афанасий Великий был изгнан со своей Александрийской кафедры.

И только, когда к власти пришел император Феодосий Великий, никейская формула христианства была утверждена им в Римской империи в качестве единой государственной религии. «В соответствии с Нашим распоряжением, все народы, находящиеся под управлением Нашей Милости, должны придерживаться веры, переданной римлянам апостолом Петром», — гласил изданный в 380 году в Фессалониках эдикт императора Феодосия Великого «О вселенской церкви». — Ибо она очищает и по сей день. Это есть та вера, которой следует понтифик Дамасий, а также епископ Александрии Петр, человек апостольской святости. Следуя апостольской святости, иначе говоря, в соответствии с учением апостолов и Евангелия, мы должны верить в единого Бога Отца, Сына и Святого Духа, придерживаясь положения о том, что они равны по величию, а также догмата о Святом Духе».

Через год в январе 381 года великим императором был выпущен новый эдикт с уточнением фессалоникского постановления, епископам не никейского исповедания запрещалось возглавлять христианские церкви. Арианство и другие течения в христианстве, отличные от Никейского Символа веры, объявлялись ересями, и подлежали преследованию государством. Твердо, но без жестоких репрессий Феодосий Великий искоренил в империи и такие еретические течения в христианстве, как — монтанизм, докетизм и другие. И наконец, Феодосий Великий совершил беспрецедентный по тому времени шаг — запретил языческие культы, которых придерживалось большая часть населения Римской империи.

При этом святом императоре (император Феодосий Великий канонизирован Православной Церковью) Григорий Богослов и стал как раз архиепископом новой столицы империи — Константинополя. Казалось, великий вселенский учитель должен был торжествовать, ликовать и радоваться. Нечестивое учения Ария, наконец, было повержено. Осужденное полвека назад на Первом Вселенском Соборе — оно не кануло в лето, и больше того, стало господствующим направлением христианства в Римской империи. Римские императоры — Констанций и Валент были ярыми сторонниками арианской ереси, и даже святой равноапостальный Констатин Великий в конце своей жизни был обольщен этим учением. Ариане же были настроены к православным христианам крайне агрессивно, подвергали их репрессиям, преследовали по всей Римской империи. Святитель Афанасий Великий на тридцать лет был изгнан арианами с Александрийской кафедры, и его жизнь постоянно висела на волоске. Сторонники нечестивого учения не раз пытались убить Александрийского архиерея, но Господь хранил святителя. В городе же Долихины от рук ариан погиб православный архиепископ Евсевий Самосатский.

Много пришлось претерпеть от сторонников Арии и самому Григорию Богослову. Когда в 379 году он стал главой Константинопольской церкви, то в новой столице Римской империи не было ни одного православного храма, все церковные здания, включая храмы — Двенадцать Апостолов и Святая София — были арианскими, и ариане также неоднократно покушались и на его жизнь, закидывали его камнями, распространяли о святителе непристойные слухи и клевету. Однако, когда Феодосий Великий запретил арианам возглавлять христианские храмы, изгнал их из Константинополя, Григорий Богослов должен бы, казалось, вздохнуть свободно и ликовать. Но не столько радовался великий вселенский учитель победе православных над арианской ересью, сколько скорбел обо всех заблудших и отпавших от Святой Церкви христианах, называл их братьями, молился за них и надеялся, что они возвратятся в лоно святой апостольской православной церкви. «Мы добиваемся не победы, а возвращения братьев, разлука с которыми терзает нас», — говорил святитель.

Христиане не должны воевать друг с другом. Я рос в шахтерской Горловке в семье верующих, и с раннего детства, а также в школьные годы ходил с родителями в церковь. У нас в городе с населением в триста тысяч жителей был один единственный храм Святителя Николая-чудотворца. Несмотря на то, что хрущевское богоборчество достигло в те времена своего пика, на воскресных службах, и в большие праздники в этом храме яблоку негде было упасть. Конечно же, на 99,9 процентов контингент прихожан здесь, как и везде тогда, состоял из «белых платочков». Мужчин и детей в храме можно было пересчитать по пальцам. В строящем (так и не построенном) коммунизм социалистическом обществе считалось, что религия удел старушек, а также слабых и убогих.

Гонения на Церковь не прекратились в стране и после Хрущева. В шахтерской Горловке, если администрация шахты узнавала, что кто-то из их забойщиков крестил своих детей, то такого «отщепенца» лишали премии. Интеллигенцию — учителей, работников культуры за подобные «прегрешения» увольняли с работы. В светлые дни Святой Пасхи в школах, на заводах и шахтах устраивали воскресники и концерты с веселыми антирелигиозными частушками про толстых алчных попов-обманщиков. С радиоприемников, телевизоров, газет и журналов только и слышалось: «Религия — опиум для народа»; «Верующие — люди темные, отсталые». Особенно доставалось в нашем городе «отсталым» и «темным» от местного органа коммунистической партии газеты «Кочегарка». Город населяла большая баптистская община, которую газета склоняла больше всех. В итоге, если не в открытую, то в душе мы, простые верующие — православные и баптисты — были солидарны друг с другом. Про различия православных с баптистами, а также с католиками у нас в семье толком никто не слышал. Никакой православно-ортодоксальной и вообще никакой христианской литературы достать в те годы было невозможно, батюшкам много проповедовать с амвона не разрешалось, но, конечно, мы знали, что во Франции, Италии, Испании и в других капиталистических странах, нет гонений на церковь, и наши верующие могли только завидовать католикам. С ними мы тоже были солидарны, по крайней мере, в нашей верующей семье было именно так.

О том, что между православными, католиками и баптистами отношения, мягко сказать, не дружеские — я узнал на лекциях по… научному атеизму. В 70-х годах я учился в ГИТИСЕ и был у нас там такой предмет — научный атеизм, который читал… бывший священник. Впрочем, так ли это было на самом деле — был ли этот пожилой преподаватель когда-то священнослужителем — никто точно из студентов не знал, но ходили в институте такие слухи. К чести этого расстриги батюшки — он не вел никакой антирелигиозной пропаганды, а очень интересно рассказывал об истории христианской и других церквей. Я был сильно огорчен, услышав на этих лекциях, что с 1054 года, как рассорилась и отпала от православной римская церковь, между двумя конфессиями накопилось много негатива, и что христианские церкви не дружат друг с другом: католики с протестантами, баптисты с православным, православные с католиками. В школе на уроках истории я что-то слышал про крестоносцев, Варфоломеевскую ночь и гугенотов, но как-то плохо усвоил тогда про религиозные распри, хотя история был мой любимый предмет. Узнав же про эти распри и войны, а как раз в 70-х годах, в Северной Ирландии разгорелся кровавый конфликт между католиками и протестантами, я был неприятно удивлен, что христиане могут воевать друг с другом из-за канонических разногласий, забыв, что Господь призывал как раз друг друга любить. По сравнению с тем, как у нас в стране жестко преследовались религия и верующие, мне казалось, что это противостояние людей различных христианских конфессий — не серьезно и легко устранимо.

«Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими». Разве не был таким миротворцем митрополит Никодим (Ротов). Почему-то у нас сегодня о митрополите Никодиме лучше знают те, кто не был с ним знаком, никогда не видел владыку, ничего толком не знает о его миротворческой деятельности, но зато эти люди хорошо знакомы со всевозможными конспирологическими теориями. Но хорошо было бы усвоить этим «знатокам», запуганным всякими конспирологиями, что миром правят ни Ротшильд с Киссинджером и Рокфеллером, ни Бильдербергский клуб, а Промысл Божий.

«Промысл Божий, — по определению нашего великого русского святого московского митрополита Филарета, — есть непрестанное действие всемогущества, премудрости и благости Божией, которым Бог сохраняет бытие и силы тварей, направляет их к благим целям, всякому добру вспомоществует, а возникающее через удаление от добра зло пресекает и обращает к добрым последствиям».

Нет никого сильней Господа Бога. Никакие темные силы не могут противостоять Божьему всемогуществу и воли. Русский же митрополит Никодим не был орудием темных сил, а был Божьим миротворцем.

Хорошо сказал о деятельности митрополита Никодима известный врач, профессор иеромонах Анатолий Берестов, обращаясь к его многочисленным критикам: «Известно ли вам, что именно благодаря митрополиту Никодиму в 60-е годы были спасены наши духовные школы? Знаете ли вы, что митрополит Никодим спас наш епископат? Ведь Хрущёв однажды заявил, что через 20 лет покажет по телевидению последнего попа. Проводилась страшная антирелигиозная кампания, планировалось закрытие духовных школ. Совет по делам религий имел указание от Политбюро не рукополагать священников в епископы. Ожидалось, что старые епископы вымрут и церковь погибнет. Но неутомимая деятельность митрополита Никодима принесла свои плоды. Он сумел доказать, что для поддержания международного престижа Русской Православной Церкви необходима плеяда молодых, грамотных епископов. И буквально пробил рукоположение».

Высокую оценку дал действиям митрополита Никодима по отстаиванию интересов РПЦ в условиях гонений на неё и бывший митрополит Минский и Слуцкий Филарет: «Владыка Никодим (Ротов) был искуснейшим защитником Церкви в неравной борьбе с государством за выживание народа Божия, когда курс партии и правительства предполагал в ближайшей исторической перспективе показать по телевидению последнего священнослужителя на территории огромной страны. И напрасно сегодня кто-то сомневается в реальности этой цели. <…>. Благодаря владыке Никодиму Русская Православная Церковь обрела голос, звучавший во всём мире, и поэтому разрушать её тело властям было уже не так-то просто».

Что же касается широко бытующей точки зрения о приверженности митрополита Никодима к католицизму, то вот что сказал по этому поводу митрополит Тверской и Кашинский Виктор: «По моему же глубокому убеждению, владыка Никодим был и остаётся одним из самых православнейших иерархов нашей Церкви. Как он умел и любил служить! Истово, благоговейно. И сослужащие, и предстоящие испытывали при нём редкостную молитвенную полноту. Я всегда это называю «никодимовским молитвенным настроем». Он вдохновлял и захватывал каждого человека, чтобы горе вознести свои сердца и приблизиться ко Христу. Владыка любил часто причащаться Святых Христовых Таин, а потому часто совершал Божественную литургию, делал это даже на одре болезни и скорби — лежа. Это о чём говорит? О том, что он был человеком высокой духовности и приверженности Православию».

О любви, приверженности митрополита Никодима к Русской православной церкви, к своей родине, и при этом стремлении русского архиерея к дружбе с народами католического вероисповедания сказал на отпевании владыки кардинал Йоханнес Виллебрандс: «Его любовь к Христу и к Церкви побуждала его к стремлению к единству. Он прилагал неутомимые усилия для того, чтобы познакомить нас, католиков, с богословскими, духовными и историческими богатствами Православной Церкви и, в частности. Русской Православной Церкви, верным и любящим сыном и служителем которой он был всегда… Он не только познакомил нас со своей Церковью, но, поскольку он глубоко любил свою Родину, он познакомил нас ещё больше с русским народом и его душой».

Конечно же, живя в стране воинствующего атеизма и будучи ее гражданином, верующим человеком, владыка Никодим не мог не находить отдушину, моральную поддержку приезжая в Рим. В католическом Ватикане, как и по всей Италии не было гонений на религию и церковь, не было гнетущего давления богоборцев. Кто в те лихие года не имел партийного билета и был искренним христианином, тот помнит этот тяжелый удушающий пресс зловещей сатанинской идеологии царившей в СССР. Да, верующий, пусть католический, но христианский Рим был для православного человека, приехавшего из страны воинствующего атеизма, центром христианства, городом Первоверховного апостола Петра. И потом как можно было не полюбить и тогда и сегодня красивые величественные соборы и церкви Италии, колыбели христианства? Как можно не восхищаться творениями Рафаэля, Боттичелли, Леонардо Да Винчи, Микеланджело. Разве полюбив Италию, ее божественное искусство, культуру русский человек изменяет тем самым своей Русской Православной Церкви, своей любимой Родине России? А блаженного митрополита Никодима, так называемые православные ревнители обвиняли кроме всего прочего и даже в том, что он мол позитивно отзывался об архитектуре католических соборов.

Москва — мировой центр христианства, мировой центр Православия. Москва становится мировым центром христианства, центром Православия. А вот на Западе в некогда христианской Европе идет дехристианизация общества. Как нам православным христианам сегодня не оказать поддержку Римской католической церкви, не протянуть ей руку помощи, и наконец, не нарушая своих собственных догматов и канонов, прекратить пагубное противостояние, которому без малого тысяча лет?

«Мы добиваемся не победы, а возвращения братьев, разлука с которыми терзает нас», — сказал в 4-ом веке великий вселенский учитель Григорий Богослов. И вот этот час настал. Годы разлуки позади. 12 февраля 2016 года произошло событие вселенского масштаба, на далекой Кубе встретились Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и Папа Римский Франциск. Предстоятели двух самых больших христианских конфессий обнялись и назвали друг друга братьями.

И действительно, и главы наших церквей, и мы священнослужители и миряне двух христианских церквей разве не братья. Тысячу лет от Рождества Христова мы были одной святой соборной кафолической православной апостольской церковью. Мы были одной православной церковью на всех Семи Вселенских Соборах. Разве кто из нас не признает Святую Троицу, Троицу Единосущную и Нераздельную! Разве у нас не одни корни, разве мы не ветви одного древа!

Разве не гласит Святое Писание — «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем»!

Не сомневаюсь, что автора этих строк обвинят в экуменизме. Но для меня экуменизм слово совсем не бранное. Разве не сказал Христос последователям своего учения — «Да любите друга!». К этому и экуменисты( подлинные, глубоко верующие экуменисты) и настоящие православные как раз и призывают всех христиан на свете.

Священник Николай Аксенов,

клирик Переславской и Угличской епархии

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

9 комментариев на “У нас одни корни, мы ветви одного древа. Священник Николай Аксенов1 min read

  • Михаил Ершов:

    Вот такие священники по особой «любви» готовы служить и обниматься и с еретиками, и с отступниками. И таких наемников, думаю, уже очень много. ((

  • Игорь:

    «Известно ли вам, что именно благодаря митрополиту Никодиму в 60-е годы были спасены наши духовные школы» — для того что бы потом перепрофилировать в протестантско-католические?
    А вот слова митрополита Волоколамского Питирима(Нечаева): «он нанес серьезный удар нашему традиционному благочестию» (Русь уходящая. Рассказы митрополита Питирима. СПб., 2007, с. 283–285).

    • Игорь:

      Должен поправить:А вот слова митрополита Волоколамского Питирима(Нечаева) о митрополите Никодиме(Ротове): «он нанес серьезный удар нашему традиционному благочестию» (Русь уходящая. Рассказы митрополита Питирима. СПб., 2007, с. 283–285).

  • Игорь:

    Статья, от начала до конца, пронизана ядовитой ложью, называющей еретиков христианами, заповедь «Да любите друг друга» дана христианам, ЕРЕТИКИ НЕ ХРИСТИАНЕ!

  • иеромонах Арсений (Железнов):

    Каждый по-своему «ловит волну»: владыка Иоанафан сразу взял и отлучил двух священников и мирянку от Церкви; владыка Ювеналий о. Игоря Тарасова — смиреннейшего и умнейшего батюшку, — на три года в запрет и «за штат», а о. Николай, — словно вчера на свет народился, — говорит: «мы братья»! Что их роднит? Все они по-своему «ловят волну», т.е. одобрение и преференции «из центра».

    • соотечественник:

      А может эти священнослужители искренне по зову «сердца» так поступают, а до этого лицемерно» служили» Богу Нашему. Маски скидывают когда победят- что все так плохо?

      • иеромонах Арсений (Железнов):

        Вот я и говорю: «волну ловят». Предполагают, что кто-то там, рано или поздно, «победит»…

  • Борис:

    Во первых можно не восхищаться творениями Микельанджело, да Винчи и других, потому что они богохульны, как то изображения мускулистых голых мужиков в храме не прикрытых листочками, они полны прелести, как воспевание чувственности и телесности. Они бывают и прямо и антихристианские как воспевание разврата.
    Во вторых церковь только у нас, у православных, а у латинства — собрание людей признающих Господа и Христа но извративших Его учение. Уже 1000 лет как нет у римо-католиков апостольского приемства ибо епископ находящейся вне церкви никому Благодать Духа Святого, тем более им хулимого передавать не может. Нет и таинств у них, а крещение их — это крещение совершаемое мирянами во имя Святой Троицы.
    В третьих — римо-католики не братья нам во Христе, а братья во Адаме, так же как и мусльмане и иудеи и язычники. О чем и на иконе «Корабль веры» изображается и о чем Святые Отцы говорили и о чем старцы наших дней говорят.

  • Виктор:

    Горько видеть такие «размышления» о наших «братьях». Особенно много этого батюшку популяризирует «Русская народная линия». Для чего устраивается такая пропаганда — понятно. Но где же совесть этих христиан? Ведь сотни и тысячи православных поддаются на эту удочку экумены и даже не замечают.

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924