Знание – сила… нечистая (часть II)

Эпиграф вместо аннотации:

Наше время – время всяких подделок и фальсификаций. Церковь подменена христианством; живая жизнь – отвлеченным учением. Стираются в сознании многих границы между православием и ересью, между истиной и заблуждением.

Свщмч. архиепископ Иларион (Троицкий).

Часть II.  Гносис, или Лжеименное знание.  

Знание как яд. Ересь гностицизма.

Катасонов Валентин ЮрьевичПочему я об этом сегодня говорю?  Потому, что вижу, что культ гнозиса сегодня проникает даже внутрь церковной ограды. Происходит возрождение гностической ереси, которая возникла уже в   начальные  века   христианства.   Тогдашние гностики предлагали совмещать христианство  с поклонением  богу «знания», кое-где им это удалось. А затем началась вторая фаза  натиска на  христианство – полное и окончательное  его вытеснение  религией гностизма (которая рядилась в тогу «философии»).  Ересь  гностицизма  тогда  с трудом, но была преодолена.   В первую очередь, благодаря бескомпромиссной позиции  Отцов Церкви.

На первый взгляд, кажется странным: как можно бороться со «знанием»?  Неужели Отцы Церкви хотели противопоставить знанию веру?  И заменить знание верой? — Ничуть не бывало.   Дело в том, что то, что представители гностицизма называли «знанием», таковым не было. Отцы Церкви боролись не с  «знанием», а с ложным, точнее «лжеименным знанием».  Напомню, что  апостол Павел предостерегал своего ученика Тимофея  от «прекословий лжеименного знания» (1 Тим. 6:20). Некоторые толкователи полагают, что апостол предостерегал  именно от ереси  «гностицизма», которая во времена Павла уже существовала.  Лжеименному знанию (разуму)   Святые Отцы противопоставляли духовное знание (разум). Святитель Игнатий Брянчанинов пишет: ««Лжеименный разум»… есть образ мыслей и суждений, усвоившихся уму по падении человека. Как следствие падения, он имеет характер самообольщения, как следствие лжи и обмана, он не приемлет Истины — Христа, как высоко ценящий все земное, между тем как земля есть место изгнания падших, он противен вере и рождаемому ею духовному разуму, взирающему на все земное оком странника. Предмет лжеименного разума — одновременное и тленное. Когда предметом его делается вечное и духовное, то суждения его вполне неосновательны и ошибочны».[1]

«Троянским конем», с помощью которого еретики-гностики пытались уничтожить христианство,  была философия.  Сегодня повторяется та же самая история.  Православие находится в опасности. Нам есть смысл вернуться к истории возникновение  ереси гностицизма.  Понять, каким образом она внедрялась в Церковь, насколько   угрожала тогда христианству, разобраться, как велась борьба с нею,  и извлечь необходимые  уроки.

 Ранний гностицизм, или синкретизм.  

Гностицизм начал свое движение, когда древний мир, как иудейский, так и языческий «выдохся», исчерпал все свои ресурсы. «В действительности, — говорит русский богослов В. Болотов, — начало гнозиса падает на одну из печальных эпох во всемирной истории. Классическая философская мысль — уже без веры в свою силу, религия — без веры в свое содержание, политическая жизнь… — с зловещими предзнаменованиями»[2].

Некоторые авторы предпочитают ранний гностицизм называть «синкретизмом» — механическим соединением разных верований, философий, мифов. Не органическим соединением, а именно механическим, не рождающим ничего нового, но портящим даже исходные части искусственных конструкций.   Как пишет современный исследователь гностицизма М.Э. Попов,  ранний, дохристианский гностицизм – «синкретическое учение, охватившее античный мир в самые последние века перед Рождеством Христовым, начало со временем постепенно консолидироваться и кристаллизоваться в виде различных теогоний, космогоний, учений о происхождении человека, смешанных мистических культов и религиозных союзов или общин»[3].

Болотов видит в гностицизме синтез религии и философии, что-то наподобие «религиозной философии»:  «Гностицизм развернулся в удивительном разнообразии систем, представляющих самые причудливые сочетания отрывков греческой философии и мифологических форм и религиозных верований египетских и восточных»[4].  Достаточно глубокому рассмотрению раннего гностицизма, или синкретизма посвятил  Л.А. Тихомиров четвертый раздел своей книги «Религиозно-философские основы истории», который называется «Синкретические учения». Он, в частности, пишет:  «Самые разнообразные синкретические объединения получались из комбинирования греческой философии и мистики с египетской, вавилонской, индусской, отчасти еврейской и христианской, захваченной гностицизмом. Новопифагорейство, всех видов гнозис, филонизм, впоследствии повоплатонизм, герменизм, манихейство и т. д. — все это было проявлениями стремления к синкретизированию различных отрывков истины, предполагавшихся в различных верованиях. Иногда эти попытки были производимы умами гениальными, как Плотин, и давали построения глубокие, как новоплатонизм — быть может, высшее выражение греческой философии. Этим построениям недоставало одного, главного, такого основного исходного пункта, который бы мог слить отвлеченную истину с жизненным и мировым делом человека, воодушевляя его горячей верой в то, что даваемая ему “истина” даст ему также и “жизнь”»[5].

Мир гностиков был не просто синкретическим, он был плюралистическим, всему в нём находилось место. Они знали философию, астрологию, магию и алхимию. Каждый интеллектуал и творческий человек мог найти в гностицизме прекрасную среду для самовыражения.

Иудаизм и ранний гностицизм.

В первую очередь, гностицизм захватил языческий Восток (Вавилон, Египет), а также античный мир с его причудливой смесью язычества и греческой философии. Но дохристианский гностицизм начал расцветать  также на почве  иудаизма. В «Электронной еврейской энциклопедии читаем: «В иудаизме в конце эпохи Второго храма существовали интеллектуальные и эмоциональные настроения, близкие духовному миру гностицизма. Возможно, они оказали более непосредственное влияние на возникновение гностицизма или, по крайней мере, послужили основой некоторых его идей. Признаки этого обнаруживаются в литературе секты Мертвого моря. Общим для гностицизма и Мёртвого моря свитков является представление об эзотерическом «знании» как о спасительном средстве, которое позволяет группе избранных преодолеть бездну, отделяющую человека от Божества, и предстать перед Богом «вместе с вечным воинством и духами знания, обновиться со всем существующим» («Благодарственные псалмы»)»[6].

В энциклопедии упоминается  возникшая внутри иудаизма секта ессеев,  действовавшая  в основном в районе Мертвого моря. Первоначально эта   секта имела название «Новый Завет» (другое название – «Новый союз»). Секта ессеев («Нового Завета») появилась примерно в 180 г. до Р.Х.  Она  утверждала, что обладает «тайным знанием».  Ее учение было изложено в специальных книгах, некоторые из которых были обнаружены после второй мировой войны в результате  открытия  на берегу Мертвого моря в Кумране древней библиотеки рукописей. Между прочим, сегодня в России многим известна апокрифическая «Книга Еноха». Специалисты полагают, что она  вышла из ессейских кругов. Секта ессеев прекратила свое существование в начале II в. по Р.Х.[7].

Однако, по мнению некоторых исследователей, вирус гностицизма начал разъедать  монотеистическую религию евреев  еще раньше — за несколько веков до Рождества Христова.   Это вирус   зацепил  монотеистическую религию еврейского народа («учение Моисеево») во время нахождения  этого  народа в вавилонском плену (VI в. до Р.Х.). Данную точку зрения лаконично выразил немецкий историк 19 века Юлиус Вельгаузен: «Из плена возвратилась не нация, а лишь религиозная секта»[8]. Под влиянием халдейской мистики и вавилонской  магии   появились вольные  толкования Торы и других книг Священного Писания Ветхого Завета. Позднее они трансформировались в Талмуд (в  начальные  века по Рождеству Христову появились многотомные  корпуса   Иерусалимского и Вавилонского Талмуда).  По мнению некоторых авторов (в том числе еврейских), именно во времена вавилонского пленения зародилась и каббала. Хотя официально ее рождение датируют 13-14 вв. Именно такую датировку дает «Электронная еврейская энциклопедия» (статья «Каббала»). Однако этот же источник признает, что первые идеи каббалы появились гораздо раньше:  «Одним из древнейших источников каббалы является литература мистического характера, сложившаяся в 1–3 вв. н. э. в Эрец-Исраэль и Вавилонии на основании первой главы книги Бытие и первой главы книги пророка Иехезкеля…»[9]. Кое-что на эту тему читатель может найти в моей книге «Иерусалимский храм как финансовый центр»[10].

В истории раннего мистицизма важное место занимает представитель философствующей еврейской элиты  Филон Александрийский. Л.А. Тихомиров пишет о Филоне Александрийском: «Ряд эллинизированных евреев пытался спнкретизировать Моисееву веру с мировоззрениями, с одной стороны, нашего античного мира, с другой — с воззрениями халдейско-персидскими. Наиболее крупным представителем первого направления был Филон Александрийский. Из этого направления не вышло никаких прочных результатов, и оно заглохло, забитое с одной стороны христианством, с другой — еврейством, перешедшим к внутреннему сплочению, с отбросом всяких чуждых взглядов»[11].

В Новом Завете  мы видим, что Иудаизм времен Христа уже в значительной мере выродился в секты. Прежде всего, секты фарисеев и саддукеев. По мнению некоторых богослов, это секты представляют собой иудейскую разновидность гностицизма.Священник Владимир Соколов пишет: «Собственно, все Евангелие и, особенно, апостольские послания – это полемика не с иудейской…и даже языческой верой, а с гностицизмом, именно потому – что он очень похож на веру, но  не является ей»[12]

Гностицизм как «Лернейская гидра», или  «Большой котел».

Очень обстоятельный анализ истории становления и духовной сущности гностицизма содержится в работе  свщмч.  архиепископа Иллариона (Троицкого) «Гностицизм и Церковь в отношении к Новому Завету». Вот его образная характеристика данной ереси:   «Гностицизм — это было какое-то удивительное сплетение обрывков эллинской философии с мифами и мистериями восточных культов, такое сплетение, что даже и ученые специалисты. затрудняются его распутать и часто склонны бывают объявить совершенно безнадежным вопрос о происхождении гностицизма и вопрос о классификации гностических систем. Гностических учений было множество. Древнецерковные полемисты сравнивают гностицизм с чудовищем, подобным Лернейской гидре, у которой на месте отрубленной головы вырастало две новых, и говорят, что гностические системы появлялись, как грибы. Более снисходительные ко всем вообще еретикам современные ученые разнообразие гностических систем уподобляют причудливым очертаниям вечерних облаков, освещенных прощальными лучами заходящего солнца»[13].

Особенно мне показалось удачным  в приведенном отрывке сравнение гностицизма с Лернейской гидрой из древнегреческой мифологии. В переводе с древнегреческого это «водяная змея». Согласно мифам, эта гидра —  дочь Тифона и Ехидны,  чудовище с ядовитым дыханием, обитавшее в подземных водах.  Описывалась как змея либо с семью, девятью или даже пятьюдесятью  головами. По другим источникам, чудовище   с  сотней шей, вырастающих из туловища. Вместо одной отрубленной головы у неё вырастали новые две (по другим источникам – три), а одна голова (средняя) была бессмертна и извергала  пламя.

Лернейская гидра вспоминается в связи с подвигами одного из главных героев греческой мифологии – Геракла. Всего он совершил 25 подвигов. Вторым подвигом стало уничтожение Гераклом гидры. Срубив бессмертную голову Гидры, Геракл зарыл её в земле  у дороги, идущей через Лерну на Элеунт,  а сверху это место привалил  тяжёлым камнем. Забегая вперед, скажу, что ересь гностицизма была побеждена Святыми Отцами внутри Церкви, а тяжелым камнем, привалившим место захоронения чудовища гностицизма,  стали  их обличения, которые дошли до нас. Но, увы, гидра гностицизма успела разложить свои яйца за пределами церковной ограды. Поэтому из них вылупились маленькие змейки, которые стали встречаться в больших количествах на тех территориях, которые принадлежат философии. Некогда маленькие змейки сегодня превратились в гигантских удавов, количество которых стремительно множится, и они опять пытаются заползти на территорию Церкви.

Попытаемся представить себе  атмосферу, в которой происходило  зарождение гностицизма. Это был своеобразный «пир» интеллекта и самовыражения, на котором было бесконечное количество «блюд» и «кушаний».  Здесь древним «интеллектуалам» можно было забыться, абстрагироваться от мрачных реалий тогдашней жизни («пир во время чумы»). При этом участники «пира» не  обращали внимания на то, что некоторые «блюда» были изначально ядовитыми, а кроме того не совместимыми между собой  и грозили жизни и здоровью интеллектуальных сибаритов.  Впрочем, можно также этот гностический плюрализм сравнить с большим «котлом», в который  бросались всякие без разбору продукты и  приправы. В результате получалось малосъедобное или даже опасное для здоровья варево[14].

Зарождение «христианского» гностицизма.

Вскоре после зарождения христианства появилась форма так называемого  «христианского» гностицизма. Это была  совокупность ересей, которые появились в христианстве  и  которые прекратили свое существование примерно в 5 веке (некоторые считают, что еще в начале 4 века).  В большинстве гностических учений того периода ключевым понятием был гнозис как тайное знание. Это тайное знание якобы было  изложено Спасителем во время Его земного служения «избранным». А затем эти «избранные» стали передавать тайное знание немногим своим ученикам, которые также составили контингент «избранных». Таким образом, и далее до конца земной истории тайное знание будет передаваться от одного «избранного» к другому. Тайное знание в гностицизме – условие спасения человека. Спасутся немногие, а  именно «избранные». Адепты гностицизма для продвижения своих учений довольно часто использовали апокрифические книги Священного Писания (они, собственно, их и писали).  Например,  «Евангелие Фомы», «Евангелие Филиппа», «Евангелие Истины». Вот, к примеру, один из источников гностицизма —  «Апокриф Иоанна». Он,  возможно, был создан  в школе Валентина. В этом мифологическом повествовании (а таково большинство гностических текстов) содержатся ответы на важнейшие вопросы, волновавшие гностиков: «Кем мы были? Кем стали? Где мы были? Куда заброшены? Куда стремимся? Как освобождаемся? Что такое рождение? Что возрождение?»[15]

Впрочем, кроме своих «доморощенных» евангелий и других «откровений» они гностики широко пользовались и Священным Писанием —  как Ветхим, так и Новым Заветом. При этом пользовались крайне свободно, «раскрепощено».

Во-первых, они заложили привычку выбирать те части Священного Писания, которые им казались «правильными», и отбрасывать те, которые были «неправильными».   Эту привычку  потом  перехватили другие еретики вплоть до современных протестантов.

Во-вторых, они прибегали к крайне вольным трактовкам даже тех частей, которые им казались «правильными».

В-третьих, у них была привычка «исправлять» тексты Священного Писания.

В целом для еретиков «печкой» их доморощенного «богословия» были их собственные гностические фантазии, а Священное Писание использовалось как «троянский конь» для продвижения этих фантазий и разрушения христианства.  Книгами Священного Писания гностики пользовались в самых широких размерах. По выражению Тертуллиана, изречения Священного Писания были для гностиков тем же, чем одежды овчия для хищных волков[16]

Детали учения так называемого «христианского гностицизма» до нас дошли через труды Святых Отцов раннего христианства, которые занимались борьбой с этой ересью. Это труды Климента Александрийского, Иринея Лионского, Ипполита Римского, а также Тертуллиана, Епифания Кипрского, Феодорита Кирского и др.[17]

Большинство исследователей, занимающихся гностицизмом, склоняются к тому, что «христианский гностицизм» — продукт смешения христианского учения, данного в Откровении, прежде всего, с  греческой философией. А это синкретическая религия дополнительно еще сдобрена «приправами» в виде языческой мифологии античного мира и востока, а также  «тайного» иудаизма.  Впрочем, гностицизм – не только учение.   Это  также определенные ритуальные практики. Они  появились в  результате   «синтеза» христианских богослужений,  языческих ритуалов, колдовства, шаманства и  магии.    

Расцвет гностических систем приходится на 2 в. Известны различные гностические секты: офиты, барбелогностики, карпократиане и др. Известны и многие имена учителей, творцов систем. Первый в списке —  Симон Маг, о котором мы знаем из «Деяний Апостолов». Святые Отцы называли его «отцом всех ересей». Последующие представители «христианского» гностицизма: Маркион, Феодот, Марк, Менандр, Саторнил, Карпократ, Валентин, Василид и др.  Вот краткая справка о главных «творцах» «христианского» гностицизма, которую мы находим в работе Л.А. Тихомирова«Религиозно-философские основы истории»: «Первым гностиком по времени был Симон Волхв, известный из Деяний Апостольских, впрочем, еще не принимавший названия “гностика”, которое пущено в ход только Карпократом. Св. Ириней Лионский, Ипполит, равно как и позднейшие писатели, единогласно признают Симона Волхва первым учителем гностицизма. Он был родом из Самарии. Его учениками были Менандр, тоже самарянин, и Кердон. Учениками Менандра были Сатурнил, родом сириец, и Василид, бывший египтянином. Учеником Кердона был Маркион (Понтиец), находящийся в связи с каинитами. Василид, по-видимому, дал некоторые исходные пункты знаменитому Валентину, который, впрочем, и сам знал египетскую философию, будучи и сам египтянин. В Египте же научен Керинф. От Сатурнила и Маркиона получили начало эикратиты (Татиан). Учение Марка примечательно по сходству с каббалистической “Сефер Иецирой”, вводя в творческие силы буквы и цифры, только не еврейские, а греческие. Мистические формулы “искупления” его секты произносятся на еврейском языке, который вообще пропитывает гностические термины. Из наиболее революционных учений должно отметить доктрину Карпократа и его сына Епифана, а также секту каинитов. Остальных учителей гностицизма оставляем в стороне.  Развитие гностицизма совершалось одновременно с христианством. Симон Волхв был современником Спасителя и еще при императоре Клавдии был в Риме. Менандр и Коринф относятся к I веку по Р. X. Кердон6 и Сатурнил переходят с первого века на второй. Маркион продолжал еще учить в 150 году. Василид был несколько раньше Валентина, который родился в последнее десятилетие I века и умер в 160 году»[18]

Тема гностизма очень обширная. Я, будучи «непрофессионалом», не дерзаю сильно погружаться в тему. Но вот что я хочу показать на примере ереси «христианского гностицизма»: Церковь стала «разъедать» (как железо разъедается серной кислотой)  философия. И ни какая-нибудь, а самая «качественная» на тот момент, классическая греческая философия. 

Тайное знание вместо Истины Христа.

Возникает вопрос, почему тайное знание «христианских» гностиков спасает человека? И от чего спасает? Спасает от существующего мира, который гностики считают сплошным злом. Спасает от плоти, которая является обузой для человека. Спасает от демиурга, выступающего в качестве  посредника  между человеком и Богом и также являющимся злом (так как стоит на пути человека, стремящегося к Богу). Спасение происходит в результате того, что человек действует по «инструкциям» тайного знания, предписывающим определенный образ жизни и осуществление должных практик и ритуалов.  Итак, спасает человека не Бог, а какие-то «инструкции» тайного знания. Махровая ересь.

Судя по всему, партию гностиков составляли люди  с высоким уровнем образования. Они увлекались философией, особенно учением Платона. Они привыкли к пространным текстам, «тонкостям» мысли,  различным интеллектуальным «изыскам». Евангелия,  записанные апостолами, казались им слишком «простыми» и «краткими».  Далеко не все их устраивало и в Ветхом Завете. Так, в книге Бытие мы читаем историю творения мира. Создав мир, Бог увидел, что «вот, все хорошо весьма».  А вот если читать  «Евангелие от Филиппа», то все, наоборот, плохо. По мнению гностиков, мир  возник случайно, «в результате ошибки». Бог к  творению этого мира не имеет отношения.    К тому же во многих гностических доктринах Бога как такового нет.  Есть некое безличное начало в духе философии Платона. Из этого бога (с маленькой буквы) исходят (истекают)  эоны,  образующие плерому. Эоны  — духовные сущности, заполняющие пространство между Богом и миром,  а плерома (наполнение, полнота, множество) —  мир, который формируется с помощью эонов. Из этой идеи рождается учение гностиков о трех типах людей. Те, в ком есть «пневматический элемент», кому доступно высшее знание, «гнозис», являются людьми духовными, пневматиками. Ниже их стоят люди, послушные заповедям тех, кто творил этот мир (демиургам)  —  психики, душевные. Основная же масса людей — плотские, гилики (или соматики).

Афанасий Савельев  следующим образом комментирует подобную «сортировку» людей гностиками: «Вот такой своего рода духовный расизм. От человека ничего не зависит — бедняга гилик никогда не станет даже психиком, не то, что гностиком. А максимум, что светит психику — прямо-таки булгаковские «не свет, но покой»: в плерому ему не войти, но пребывать в более-менее сносном состоянии на одной из низших ступеней бытия он может сподобиться. Гилики же обречены погибнуть вместе с этим миром»[19].

Предопределнность судьбы человека неизбежно порождает  этический нигилизм,  безразличие к вопросам морали у гностиков. В реальной жизни это безразличие перерастало в осознанную и   смакуемую  гностическую аморальность. Приведу цитату из  Иринея Лионского по этому поводу:

«Физические люди обучаются вещам физическим, и они укрепляются в трудах и в вере, и не обладают совершенным знанием. И они (по их словам) и есть мы, Церкви. Следовательно, утверждают они, для нашего спасения моральная жизнь необходима. Сами же они, однако, согласно их учению, будут спасены абсолютно и при любых обстоятельствах, не через дела, но через простой факт своего бытия, по природе «духовного». Поскольку, как невозможно для земного элемента участвовать в спасении, неподвластном ему, так невозможно для духовного элемента (на который они претендуют сами) страдать от порчи, вне зависимости от того, какие действия они себе позволяют. Как золото, погруженное в грязь, не потеряет свою красоту, но сохранит свою природу, и грязь не сможет испортить золото, так ничто не может повредить им, даже если их деяния вовлекают их в материю, и ничто не может изменить их духовную сущность. Следовательно, «наиболее совершенных» среди них действительно не смущают все те запретные вещи, о которых Библия говорит, что «те, кто делает подобное, не войдут в царство Божие»… Другие несдержанно служат вожделению плоти и говорят, что вы должны воздавать плоти плотью и духу духом»[20].

В общем,  мы видим, что картина мира, созданная гностиками, мрачная весьма. Картина фатализма,  обреченности, нигилизма,  бесконечной удаленности от Бога.  Эту картину могли нарисовать люди уходившего языческого мира, которые не сумели сердцем принять Христа. Они лишь проявили любопытство к христианству, которое воспринимали лишь как одну из сект,  вышедших из недр иудаизма. Они не увидели спасительности христианства, не поверили в Воскресение Христа. Они лишь пытались «интегрировать» некоторые идеи христианства в свою философскую систему, основанную на платонизме.

Гностики имели навык класть свои мысли на бумагу, причем в виде   системы.  Именно они сделали первую попытку облечь учение Христа в некую пространную  и интеллектуально изощренную систему, которая стала первой версией христианского богословия. Правда, как потом выяснилось, «первый блин оказался комом».  Гностическая версия богословия была забракована Отцами Церкви как ересь и полное извращение христианства. Если бы Отцы Церкви не сделали этого вовремя, гностицизм мог поглотить христианство. Я уже выше перечислил имена Отцов Церкви, которые принимали самое деятельное участие в развенчании ереси. Собственно в борьбе с гностицизмом и стало зарождаться истинное христианское богословие.

  По словам английского писателя Г. К. Честертона,  Церковь сумела «сдержать разгулявшуюся фантазию пессимистов, восставших против природы, — противостоять их эонам, их демиургу, их странному Логосу и невеселой Софии. Если бы Церковь не настаивала на богословии, она растворилась бы в безумной мифологии мистиков, далекой от жизни и от любви к живому»[21].

«Христианский» гностицизм передает эстафету философам и тайным сектам.

Гностицизм как религиозно-философское течение внутри христианства исчезает к 4-5 вв. Но его ядовитые семена разлетелись по всему миру.    Идеи гностицизма легли в основу манихейства (возникшего в 3 веке) и многих средневековых  сект (павликиане, богомилы, катары), которые пытались выдавать себя за христиан, но таковыми не были, находились за пределами Церкви.  В Новое время гностические мотивы звучат в таких религиозно-философских учениях, как  розенкрейцерство, теософия, антропософия, софиология и т.д. [22]

Некоторые авторы полагают, что продолжением «христианского гностицизма» стал неоплатонизм. Это, по их мнению, поздний гностицизм.   Даже помню, у какого-то автора прочитал:   «неоплатонизм» и  «поздний гностицизм» — две стороны одной монеты.  Но разница между ними  есть, и она существенная. Христианский гностицизм развивался в лоне Церкви (пока не был оттуда изгнан как ересь). Неоплатонизм возник  за пределами церковной ограды, но сразу   предпринял попытки расшатывать христианство извне. Время становления неоплатонизма – 6 — 7 вв. Затем император Юстиниан закрыл Академию философов в Константинополе, которая была оплотом неоплатоников.  И поздний гностицизм-неоплатонизм «вынырнул» на поверхность  лишь в эпоху Возрождения. В это время  в Западной Европе начинаются попытки восстановления гностической традиции как философии научного познания, одним из подразделов которого в те времена считалась магия. Первыми гностиками Ренессанса были богословы, ученые и артисты, оперировавшие в сферах философии, науки и культуры: Варлаам Калабрийский (оппонент Паламы в исихастских спорах) и его ученик Пико делла Мирандола, Джордано Бруно, Галилео Галилей, Леонардо да Винчи, Фрэнсис Бэкон, Исаак Ньютон, Вильям Шекспир, Бенедикт Спиноза, Рене Декарт, граф Калиостро… С началом Нового времени гностическая идеология была ассимилирована розенкрейцерами, мартинистами и масонами, а в 20 веке усвоена экзистенциальной философией — от   Ницше и Хайдеггера до Сартра и Дерриды[23].  Выше перечислены  имена лишь  некоторых  философов, которых в учебниках и научных монографиях  по философии, а также современные гностики  «приписывают» к «гильдии гностицизма».

Но если изучать внимательно философские теории и учения последних веков и сегодняшнего дня, то увидим, что почти все  они   заражены вирусом гностицизма.  Один мой знакомый, бывший в «прошлой жизни» «профессиональным философом», высказался еще жестче:  все теории, имеющие фирменный знак «философской корпорации», содержат вирусы гностицизма.  Заражение 100-процентное!

Сегодня помимо профессиональных философов, которые в той или иной мере «питаются» идеями древних гностиков и  творчески их развивают, имеется большое количество так называемых «верующих» и «практикующих» гностиков. Они сегодня объединены в Гностических церквях, Орденах и Просветительских обществах[24].

 


[1] Святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты (http://azbyka.ru/otechnik/Ignatij_Brjanchaninov/simfonija-po-tvorenijam-svjatitelja-ignatija-brjanchaninova-tereshenko/237)
[2] Болотов В. История древней Церкви. Том 2. М., 1994, с. 181.
[3] «Гностики». Под ред. Еремеева С.И. – Киев, 1996, с. 11.
[4] Болотов В.В. Лекции по истории Древней Церкви.  Том 2. – М., 1994, с. 171.
[5] Тихомиров Л.А. Религиозно-философские основы истории. – М., 1997, с. 174.
[6] «Гностицизм» // Электронная еврейская энциклопедия (http://www.eleven.co.il/?mode=article&id=11218&query=)
[7] См.: «Камо грядеши, Вавилон?» // Сост. В.И. Кремень. — М.: Паломник, 2002, с. 167-177.
[8] Цит. по: Чамберлен Гаустон Стюарт. Евреи, их происхождение и причины их влияния в Европе. Пер. с нем. Издание второе. – СПб.: издание А.С. Суворина, 1907, с. 184
[9] «Каббала» // Электронная еврейская энциклопедия (http://www.eleven.co.il/?mode=article&id=11899&query=).
[10] См.: Катасонов В. Иерусалимский храм как финансовый центр. – М.: «Кислород», 2014 // Глава I. «Иерусалимский храм в истории еврейского народа».
[11] Тихомиров Л.А. Религиозно-философские основы истории. – М., 1997, с. 174.
[12] Священник Владимир Соколов. Мистика или духовность? Ереси против христианства. – М.: Даниловский  благовестник, 2012, с. 28.

[13] Священномученик архиепископ Иларион (Троицкий).  Без Церкви нет спасения. – М.: Сретенский монастырь, издательство «Знамение», 1999, с. 383.
[14] Когда уже заканчивал данный материал, нашел сравнение гностицизма с «котлом» у современного психоаналитика, исследователя творчества Карла Юнга Льва Хегая:  «Древний гностицизм и современный постмодернизм являются плавильным котлом, в котором рождается новое миропонимание» (цит. по: Тоотс Н.А. Гностицизм древний и современный // http://www.delphis.ru/journal/article/gnostitsizm-drevnii-i-sovremennyi). Примечательно, что Хегай не скрывает, что он последователь гностицизма и Юнга, внесшего свой вклад в развитие гностицизма.  И идея «плавильного котла» его не только не смущает, но, наоборот, вдохновляет.

[15]Климент Александрийский. «Извлечения из Феодота», 78, 2.

[16] См.: Священномученик архиепископ Илларион (Троицкий).  Без Церкви нет спасения. – М.: Сретенский монастырь, издательство «Знамение», 1999, с. 384.
[17] Первоисточники гностицизма были обнаружены сравнительно недавно. В 18–19 вв. в Египте было  найдено несколько гностических сочинений в коптском переводе («Пистис София», «Книги Иету», «Мудрость Иисуса Христа»). В 1945 в Египте близ местечка Наг-Хаммади (древний Хенобоскион)  была  обнаружена   библиотека, включающая 52 сочинения  гностицизма  в переводе на коптский язык.
[18] Тихомиров Л.А. Религиозно-философские основы истории. – М., 1997, с. 175-176.
[19] Афанасий Савельев. Гностицизм – ересь, не дающая миру шанса. (http://www.pravda.ru/faith/dialog/29-02-2012/1109681-gnostik-0/)

 [20] Цит. по: Йонас Г. Гностицизм. Часть третья. Гностицизм и классический ум. Добродетель и душа в греческом гностическом учении. Идея добродетели: ее отсутствие в гностицизме (http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/History_Church/Jonas/14.php).
[21] Честертон Г. Вечный человек // Часть II. // Глава 4. Свидетельство еретиков.
[22] См.: «Гностицизм» // Новая философская энциклопедия ( http://iph.ras.ru/elib/0807.html).  См. также: Тихомиров Л.А. Религиозно-философские основы истории. – М., 1997 (глава 23 «Гностицизм»);  Поснов М.Э. Гностицизм второго века и победа христианской религии над ним. К., 1917; Ионас Г. Гностицизм. СПб., 1998; Трофимова М.К. Историко-философские вопросы гностицизма.  М., 1979.

[23] Владимир Видеман. Платонизм и гностицизм (http://www.platonizm.ru/content/videman-v-platonizm-i-gnosticizm).
[24] Алекс Мома. Гностицизм в современном мире. Материал  доклада на Ассамблеи О.Т.О. в 2009 году (http://www.thelema.ru/gnosticism/580-gnosticizm-v-sovremennom-mire.html).

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

3 комментария на “Знание – сила… нечистая (часть II)”

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924