Афонские монахи отвечают на вопросы о Критском соборе1 min read

ЭМБЛЕМА ВОСЬМОГО СОБОРАПо благословению афонских старцев иеросхимонаха Иулиана (Лазара) и Гавриила Карейского группа афонских монахов 9–15 октября 2016 г. приезжала Румынию, где провела серию конференций в разных городах. Все они были посвящены теме Критского собора и экуменизма. Последняя встреча с верующими состоялась в румынской столице Бухаресте 15 октября 2016 г. Приводим ту ее часть, где геронда Савва из монастыря Великая Лавра и отец Никодим из румынского скита Продрому1 отвечают на вопросы слушателей.

Вопрос 1, отец Никодим:

Начнем с первого вопроса. В окружном послании Вселенской Патриархии от 1920 года говорится, что первым шагом к сближению с инославными является принятие общего с ними календаря. Как вы считаете, календарная реформа, проведенная в 1924 году в Православной Церкви, является манифестацией экуменизма?

Отец Савва:

11 шагов привели нас на сегодняшний день к Критскому собору. По сути, возвышение экуменизма началось с 1902 года, с Константинопольского патриарха Иоакима III, который тоже был масоном. Далее, первым шагом, которым экуменизм должен был объявить о себе, стало изменение календаря, желание изменить календарь. Затем последовали еще 9 шагов, благодаря которым во времена патриарха Афинагора была снята взаимная анафема между Православной Церковью и папизмом на соборе, состоявшемся непосредственно между ними самими, с решением, которое они приняли сообща. И сегодня мы пришли к финальному шагу, каковым является Критский собор, широко распахивающий ворота экуменизму, признанию ересей церквами.

Вопрос 2:

Христианин, независимо от своего иерархического ранга, упорствующий в ереси после первого и второго обличения, является или не является еретиком до его осуждения собором или официального отлучения от Церкви?

Отец Савва:

Нам надо внимать тому, что говорит Церковь, а не тому, что говорим мы. Итак, человек, который проповедует еретические догматы, — это еретик. Но если он священник или епископ, он должен быть лишен сана собором или соборным (синодальным) судом, чтобы лишиться силы действия Благодати. Это не означает, что он не будет осужден Христом Спасителем и не является еретиком. Он еретик в том, что делает, однако не лишен сана. Лишить сана его должен собор, мы не можем его отлучить, это проблема собора. Это соборная проблема.

Вопрос 3:

Если двое, трое или более епископов прерывают общение с экуменистами, имеют ли они право созвать собор, чтобы осудить ересь экуменизма и экуменистов?

Если такое случится, то как рядовым христианам относиться к решениям этого собора, особенно если еретики из официальной Церкви будут преследовать этих епископов, называя их схизматиками (раскольниками) или очерняя любым другим способом?

Отец Савва:

История Церкви говорит, что нужно организовать большой собор, чтобы он мог принять подобное решение, мог отвергнуть такой собор (как Критский). Надо будет, чтобы эти епископы, которые отвергают собор, отвергли его официально, прервали общение с теми, кто принял (лже-) собор, и делали всё, что могут, чтобы созвать собор. Так действует Церковь.

Вопрос 4:

Анафема 1983 года, объявленная РПЦЗ (я не знал об этом названии РПЦ до последнего времени) (Голос из зала: Русская Православная Церковь за границей)… Ага, так вот, анафема, которой РПЦЗ предала в 1983-м экуменизм и тех, кто сознательно соглашается с экуменистами, можем ли мы признать ее действительной? Как нам относиться к решению этого собора?

Отец Савва:

Может, это имело место, не знаю, и если это имело место, то корректно ли оно. Теперь вы знаете, что в Русской Церкви изменился и <нрзб> экуменизм, и мы видели, что патриарх Кирилл с папой Франциском подписал 30 пунктов, предающих Православие, так что вы видите, что Русская Церковь продолжает идти экуменическим путем. А мы, что мы должны делать? Мы НЕ признаём собора [Критского]. Итак, мы не можем принять того, что изменяет нашу догму и религию. Надо оказывать давление на наших епископов и говорить им, что мы не будем идти за ними, если они примут собор, потому что мы не можем принять такого положения дел, и пойдем за теми епископами или архиереями, которые не признают его.

Вопрос 5:

В какой момент Благодать Божия покидает еретиков?

Отец Савва:

Благодать Божия — это очень тонкий вопрос. Мы хотим сейчас уточнить и объяснить Благодать Божию по мере своего разумения. С того момента, когда у человека имеется еретический помысл, и он верит подобным образом даже после того, как ему объяснили, что он рассуждает еретически, и продолжает оставаться в этом помысле и учении, тогда Бог его покидает. Это важно. Потому что мы имеем дело, потому что в этом случае речь идет об оставлении Бога.

Вы знаете, что речь идет о Таинствах Церкви. Это то, о чем мы уже говорили ранее, это тема собора. А теперь кто-нибудь меня спросит: «Значит, у нас еще есть Таинства, еще существуют Таинства у тех, которые стали еретиками. Почему же нам не ходить к ним?» Мы не идем к ним, потому что они знают, что думают еретически, и если мы идем в храмы, в которых есть эти еретики, то принимаем линию, которую они хотят навязать Церкви. Вы должны понять это!

15-е правило Двукратного Собора говорит следующее: «Когда епископ открыто проповедует ересь в Церкви, тогда мы должны отдалиться от такового и прервать общение с ним». Почему? Потому что он проповедует в Церкви ересь открыто, то есть в лицо, даже не скрываясь. Если мы проанализируем каждое слово этого правила, то нам откроется его смысл. Проповедовать в Церкви значит навязывать эту линию в Церкви, то есть всему церковному народу… Правило хочет сказать этим, что он проповедует в Церкви, что свои идеи он хочет навязать Церкви «открыто», то есть не стыдясь и в лицо.

Поэтому первый шаг, который мы должны сделать, — это отречься от него и, как говорят святые отцы, не я, если он не кается, если он не осознаёт, что делает, тогда мы прерываем общение с ним. То есть мы прерываем общение с ним, и это не значит, что он утратил Благодать, потому что не мы его судим, не мы выносим приговор, — мы прерываем общение с ним, потому что существует инфекция, за этим кроется болезнь.

Таинства Церкви не инфицируются, это мы инфицируемся через общение с еретиком, с его еретическим учением, потому что он может и не быть осужден как еретик, однако пред лицем Божиим он еретик из-за той позиции, которую занял. И для нас он еретик, потому что он и есть еретик. Всё, что мы можем сделать и докуда можем дойти, — это прервать общение. Эту причину я вам объяснил.

Существует еще одна причина: мы делаем это, чтобы созвать Собор. Мы требуем проведения Собора в Церкви, чтобы можно было понять, что у нас есть спорная проблема. Должна существовать действительная причина для того, чтобы прервать общение с епископом; поминание епископа обязательно; кто не понимает епископа, у того проблема, это непозволительно. Лишь в одном случае это дозволяется, и не только дозволяется, но и является необходимым: когда епископ проповедует ересь открыто, как говорили раньше в Церкви.

Так объясняется 15-е правило, когда проводится связь между ним и другими правилами, например, 13-м правилом и другими… например, с 31-м апостольским правилом. То есть мы не говорим об аннулировании [у еретиков] Святых Таинств, однако, как нам говорят святые отцы, не надо иметь общения с теми, кто проповедует ересь, потому что ересь распространяется в Церкви, и мы заражаемся ею, ересью.

Вопрос 6:

В каких случаях применяется икономия?

Отец Савва:

Икономия не применяется в догматических случаях. Мы можем применять икономию до той точки, до какой дошли теперь. К примеру, как мы, афонские монахи, до этого момента заявляли, что будем ждать на первых порах, чтобы посмотреть, что скажет собор, потому что мы не можем принять решения, пока не узнаем, что сказал собор. После того как увидим, что сказал собор, мы подождем, чтобы посмотреть, что скажут другие епископы, и богословы, и священники. А когда увидим позицию, которую займут те, кто стоит впереди нас, тогда и мы займем свою позицию. Это икономия. То есть надо подождать, чтобы сначала высказались епископы. Когда увидим, какую позицию займут епископы, то если их позиция не отвечает нашей, тогда надо будет и нам занять свою позицию.

Церковь уже 100 лет применяла икономию, мы уже не можем больше ждать подобным же образом с икономией.

Вопрос 7:

Почему Гора Афон еще не выразила свою позицию?

Отец Савва:

По той же причине, по какой ни Греческая Церковь не выразила свою официальную позицию, ни Румынская Церковь ни выразила свою официальную позицию. Потому что пытается похоронить тему, прикрыть ее!

Потому что они не выносят, не хотят, не допускают, чтобы народ узнал, что произошло. Да и те, кто голосовал там, знают, что это против Православия — то, что они сделали, и знают, что народ не сможет принять этого. Поэтому занимаются всякими темами, отличными от этих тем. Хотят перешагнуть через них, чтобы народ не понял, что случилось. Посмотрим в ноябре, посмотрим в декабре, после чего посмотрим в январе, а потом через 7 лет…

В то время как у нас, народа, имеются свои проблемы. Все голоса, которые подаются против собора, стараются заглушить, закрыть им рот, и в какой-то момент они [решения собора] будут приняты, уже не говоря ничего. Потому что здесь есть проблема: если они их примут и народ поймет, что случилось, — они будут иметь народ, настроенный против них, а если не примут — будут иметь Варфоломея и великих мира сего, настроенных против них, которые будут оказывать на них давление, и они лишатся своих кресел.

Так что единственный способ, каким мы еще можем решить эту проблему, единственный способ, каким они стараются угодить своим начальникам, — это на самом деле примирить коз и капусту. Потому они и охотятся на нас, что мы говорим правду. А эту правду, к сожалению, первыми должны сказать епископы. Поэтому нас и спрашивали, откуда мы получили благословение говорить правду.

И, конечно, в следующее воскресенье в храмах вам будут читать послание вашей патриархии, в которой вам будет сказано, будто мы явились сюда незваные, что мы нигде не исполняем послушания, что мы сбежали из своих монастырей, что мы фанатики и мятежники и ни от кого у нас нет благословения делать это. Всё это — ложь. Я не хочу ни оправдываться, ни говорить, что мы делаем это от всей души и от всего сердца, но вы прежде всего должны знать, что мы не убегали из своих монастырей, хотя, может, они и хотели бы выгнать нас оттуда из-за того, что мы говорим правду.

Во-вторых, нас спросили, от кого мы получили приглашение. Мы получили приглашение от вас, тех, кого епископы считают ничем. И еще мы получили благословение от своих священников и духовников: отца Гавриила из Кутлумуша — это тот священник Гавриил, который является учеником святого Паисия Святогорца, — и от отца Иулиана из скита Продрому2, и, я могу вам засвидетельствовать это, батюшка знает, что говорит… и от стольких монахов, которые не согласны с Критским собором и которые не боятся, что лишатся своих мест, и не боятся свидетельствовать.

Но в первую очередь мы получили благословение от тех святых, которым когда-то не было дано благословения свидетельствовать. Ибо святой Максим Исповедник откуда получил благословение проповедовать, исповедовать свою веру? Святой Григорий Палама сидел в тюрьме, а кто его посадил туда? Калека, патриарх Константинопольский. Что, он должен был оказать ему послушание? Святые мученики, прежде чем свидетельствовать, ходили к епископу, чтобы взять у него благословение?

Может быть, нас захотят выставить как прельщенных или сумасшедших. Спаситель Христос говорит, чтобы мы исповедовали свою веру, и это Он вменяет нам в долг, в заповедь… Возможно ли, чтобы кто-нибудь шел к своему духовнику испросить благословения на что, чтобы исповедовать свою веру? А что ему скажет духовник? «Нет»? И тот потом будет оказывать ему послушание?

Святой Феодор Студит говорит, что делание монаха — бороться за свою веру, когда она в опасности. Святой Никодим Святогорец говорит, что, когда епископы молчат, монахи должны говорить против них. Однако мы это забыли, мы теперь живем в постпатристический период и слова отцов больше не имеют силы, так что мы уже оказываемся фанатиками. Однако мы радуемся, что нас характеризуют как фанатиков, потому что и святые отцы тоже были фанатиками, когда делали то, что делали. Что поделать, если Бог сделал нас всех такими фанатиками!

(аплодисменты в зале)

Вопрос 8:

Вы осознаёте, что, оказывая снисхождение еретикам, мы практически бросаем добычу волкам, по учению святителя Иоанна Златоуста? Вы не думаете, что, когда в антиэкуменическое дело попадает капля отравы, всё идет насмарку?

Отец Савва:

Это так, правда. То есть мы бросаем добычу волкам. Мы находимся в очень трудной ситуации: была допущена икономия с этой ересью экуменизма 113 лет тому назад, в 1903 году. И нам еще говорят, чтобы мы проявляли терпение и применяли икономию и дальше! В итоге мы будем иметь общий с папистами потир, а нам будут продолжать говорить, чтобы мы и дальше применяли икономию. Мы не можем допускать икономию дальше этого.

Святые отцы, когда кто-нибудь лишь в одном пункте проявлял себя как еретик, прерывали с ними общение. А сегодня патриарх Варфоломей превзошел всех еретиков, и Церковь следует за ним. Считают Коран таким же святым, как Святое Евангелие, и кто следует Корану, тот может спастись; считают благословенной синагогу евреев и что у них один Бог с нами; что все религии — это пути ко спасению, что является огромным богохульством, поскольку совершенно аннулирует спасительную роль Христа Спасителя. То есть зачем Спаситель приходил на землю? Если и другие религии спасают, то Ему не надо было приходить. И многие другие ереси, которые он еще проповедует и для которых нам с вами пришлось бы сидеть часами, чтобы я вам их объяснил. Нет, мы больше не можем применять икономию.

Вопрос 9:

Если патриарх Варфоломей сказал такие серьезные вещи, то почему его продолжают поминать в Продрому?

Отец Никодим:

Да, я скажу вам это. Скажу вам правду. Есть отцы, которые его не поминают. Официально он поминается. Ждем, как и вы здесь, чтобы Священный Кинот занял официальную позицию. Потому что мы находимся в послушании Св. Киноту и пытаемся… На этот раз мы, мы, монахи из Продрому, применяем икономию к Киноту Святой Горы, чтобы посмотреть, до каких пор… чтобы он в какой-то момент, — как ты говоришь, что на них давят, — чтобы они заняли позицию. Ведь все-таки Кинот должен выступить с одним вариантом: или белым, или черным, и тогда посмотрим. Если они этого не сделают, то это даже обсуждалось на Синаксе скита Продрому: мы воспользуемся решением, дособорной позицией Кинота, которая была очень хорошей. И я не могу сказать вам больше, потому что, может, мы и прервем общение, но могу сказать это лишь неофициально, поскольку не могу говорить от имени всей Синаксы скита Продрому. Итак, вопрос обсуждается.

Вопрос 10, из зала:

В кельях поминается патриарх?

Отец Никодим:

Не могу сказать вам оф… Итак, повторяю, есть отцы на Святой Горе, которые не поминают его. По большей части это, прежде всего, отшельники Святой Горы, которых представляет отец Савва сейчас, затем очень многие кельи, а позиций общежительных отцов мы не можем знать, поскольку отцы в киновиях держатся своими настоятелями в неведении по этому вопросу. В послушании. Да, в послушании. Итак, будем иметь еще капельку терпения.

Вопрос 11, из зала:

Простите меня, а если нам всё же надо будет иметь собор с одним епископом, то где мы его найдем, чтобы поминать? Да, мы в нем действительно нуждаемся.

Отец Никодим:

Вы не могли бы чуточку повторить, прошу вас?

Из зала:

Нам надо поминать епископа, где нам его найти? Православного, конечно. Где? Пусть нам посоветует.

Отец Савва:

Мы нуждаемся в том, чтобы быть соединенными прежде всего со Христом Спасителем. Конечно, нам хотелось бы, чтобы существовали епископы, которые были бы исповедниками [веры], которые говорили бы, что мы не изменим нашу православную веру, — это истинное делание епископа. А если епископ не говорит, что готов умереть за свою веру православную, то он не православный, это не епископ. Пусть поменяет работу, пусть поменяет свое служение.

Вопрос 12:

Отче, хорошо ли будет организовать нам крупный протест против экуменизма? На это есть воля Божия?

Отец Савва:

Это благословенно, когда оно с любовью, с миром, когда оно по чину Божию, без фанатизма, потому что нас уже классифицируют как фанатиков. Фанатики — почему? Потому что хотим сохранить веру? Но может оказаться, что они будут правы, потому что по законам, которые выдали американцы, кто утверждает, что поддерживает истину, тот виновен и должен быть посажен в тюрьму. Одни только мы фанатики, православные. Убийцы — не фанатики. Гомосексуалисты и все сексуальные меньшинства имеют право и могут идти еще дальше, не будучи названы фанатиками. И только у нас проблемы. Но это неважно. Вы можете делать это, но только спокойно, мирно и с любовью.

Вопрос 13:

В Женеве сказали, что гомосексуалисты являются членами Православной Церкви. Как вы прокомментируете эту позицию?

Отец Никодим:

Это только что было прокомментировано.

Отец Савва:

Так же, как я сказал и вчера: ноу коммент. Без комментариев.

Вопрос 14:

Католик из Италии, если хочет обратиться в Православие, его нужно крестить по-православному или только миропомазать?

Отец Савва:

Теперь его уже не нужно и миропомазывать. Скажу вам почему. Константинопольский патриарх, совершая визит в один папистский колледж, сказал им следующее: папа Бенедикт XVI — великий богослов, делающий добро всем церквам. Следуйте ему с любовью, ревностью и симпатией. Итак, нам нет нужды больше совершать миропомазание, ведь если мы можем следовать папе и существует спасение и для папизма, то зачем ему становиться православным?

Это последствия решений этого собора, которые еще лучше откроются нам в следующие годы. Прежде всего он не католический, он папистский. Кафолики — это мы. В Единой Святой, Соборной (Кафолической. Кафолической в смысле ее полноты. Сейчас трудно объяснить вам этот термин, но… в смысле полноты, целостности Церкви, на это указывает термин «кафолический», «Церковь всех»). Папист должен быть крещен канонически, чтобы он мог войти в Церковь, в точности так, как говорит Православная Церковь.

Вопрос 15:

Православный собор никогда не осудит священников- или епископов-еретиков, потому что они уже несколько лет молятся вместе: патриарх Даниил вместе с остальными иерархами Рум. ПЦ. Итак, если иерархи Рум. ПЦ согласны с экуменизмом, то что их лишит сана?

(аплодисменты в зале)

Отец Савва:

Вот поэтому мы и стараемся информировать народ, потому что есть и хорошие епископы. Их мы должны поддерживать, вдохновлять, чтобы и они могли нас поддержать в определенный момент. Я согласен с вами, но проблема не в епископе. Она в народе. Сколько христиан интересуется проблемой собора? Если бы народ проявлял интерес к проблемам нашей веры, думаете, епископы смогли бы делать то, что они сейчас делают? Вот в чем проблема. Проблема — это мы. Если бы народ был каким следует, мы не дошли бы до этого.

Поэтому надо сначала быть внимательными к своему духовному состоянию, стараться исправить себя самих и наше духовное состояние в отношениях со Христом Спасителем и затем пытаться заниматься и остальными, чтобы мы могли дать им понять, что произошло. Ведь даже мы сами до сих пор не поняли, что произошло.

В одной беседе, которая была у меня с отцом Ф. Зисисом, вначале, только мы успели зачитать тексты речей, я спросил его вместе с другими отцами со Святой Горы: как вы смотрите на тексты собора? Так ли они плохи, какими мы считали их вначале? И он сказал нам: «Они не так плохи, отче, они гораздо хуже. И чем больше я их изучаю, тем больше ересей нахожу в них».

Но как может обычный человек интересоваться проблемами собора, когда он не ходит в церковь? Кто скажет епископу, что он там делает? Мы в Греции говорим так: «Когда кота нет, мыши пляшут на столе».

Надо будет, чтобы народ сказал правду епископу, что если он не проповедует по-православному, они уйдут от него. Кто-нибудь хочет спросить о чем-нибудь?

Вопрос 16:

Когда верующий народ ходит в церковь, ситуация довольно тяжелая, потому что священники, которые катехизируют, не говорят правду, следуют политике патриархии. И мы напрасно ходим в церковь, если нас унижают и не информируют и если наши проблемы не принимаются во внимание. Что нам делать?

Отец Савва:

Я понимаю это, потому что то же самое происходит и у нас, и то, что мы делаем сейчас, это нечто… это позиция против, потому что нам уже было сказано, что мы не можем говорить, начальники наши, «у вас нет благословения говорить, а лишь оказывать послушание». Конечно, это антиевангельски, и мы не можем этого делать. В вопросах веры и безнравственности мы обязаны не оказывать послушания.

Что же нам делать? Это не наш вопрос. Прежде всего надо будет молиться. Всё идет не как раньше, у нас нет никакой опоры, ничего конкретного. Мы вступаем в другой период Церкви, в котором надо будет постоянно бороться за нашу веру. Это не что-то плохое, это благословение Божие, потому что те, кто хочет проявить любовь к Богу, имеют здесь возможность стать свидетелями [исповедниками веры].

Там, где мы были, в Афинах, пришел один человек, мирянин, верующий мирянин, и сказал мне следующее: «Отче, я хотел сказать тебе две вещи. Я не могу понять вас, монахов Святой Горы. Вам дается возможность исповедовать веру, и вы сидите сложа руки? Вам дается это великое благословение, и вы его не используете? Вы что, с ума сошли?» И я ответил: «Может быть».

Вопрос 17:

Если в воскресенье нам зачитают это послание, в котором будет сказано, что вы вне послушания, какую позицию должны занять мы, христиане, чтобы не выглядеть фанатиками и в то же время не быть лишенными благодарности к Богу?

Отец Никодим:

Если вы не поняли этого, еще не успев уйти отсюда, то я не могу вам дать ответа.

Отец Савва:

Если вы будете говорить в церкви, вам скажут, что вы фанатики и что создаете проблемы. Если не будете говорить в церкви, вам скажут, что вы согласны, и так оно и есть. Что бы мы ни делали, они как-то нас отклассифицируют.

Нам надо будет прежде всего совершать молитвы за этих людей, чтобы их просветил Бог, потому что нам надо будет быть внимательными теперь. Мы не создаем врагов и не считаем их своими врагами. Если мы классифицировали их как наших врагов, то питали бы свои страсти. Мы боремся с ересью и молимся об еретиках, чтобы Бог просветил их, иначе лишимся смысла (цели) молитвы. Так мы покажем и себе самим, и другим, и Богу, что мы не фанатики. Как каждый из нас хочет, чтобы Бог спас нас, так же нам надо хотеть, чтобы спаслись все еретики.

По этой причине, если хотим, чтобы наша борьба была по святым отцам, по чину Церкви, следовало бы, чтобы в наших молитвах первыми стояли они…

Из зала:

Они «просвещенные», геронда, они «просвещенные», знают, что делают, знают, с Кем борются.

Отец Савва:

Потому что «просвещены» диаволом. Поэтому мы молимся за них.

Отец Савва:

Пройдет немного времени, и мы не сможем даже носить свой нательный крест, потому что будем классифицированы как фанатики. Однако не будем забывать, что святой Евгений стал мучеником потому, что не захотел отказаться от нательного креста. Мы говорим о солдате из Грузии3. Потому что кто принимает собор, тот фактически отрекается от Христа Спасителя…

Вопрос 18:

Я монастырский священник [иеромонах], не хочу поминать епископа-экумениста, или атеиста, согласно святому Григорию Паламе. Если я уйду из монастыря, то буду лишен сана. Действительно ли это лишение сана? Смогу ли я потом совершать Святую Литургию? Это канонично? Румынские епископы еще могут лишать сана кого-нибудь?

Отец Савва:

Епископы могут лишать сана любого. Для того и существуют каноны. Но первые, кто должен быть лишен сана, — это сами епископы, и в первую очередь Варфоломей, который попрал все каноны Церкви, все священные каноны. А если бы батюшку даже и лишили сана за веру, то это не имеет силы. И это говорю не я, а говорят именно святые отцы. Кто лишен сана за свою веру, это лишение сана не имеет силы, и ему нужно будет продолжать совершать Святую Литургию, потому что Святая Литургия канонична.

Епископы говорят, что если кто-нибудь не поминает имени епископа за Литургией, то Литургия недействительна. Это хула в адрес Духа Святого. Это одно из величайших богохульств. Это папа: «Если ты меня не поминаешь, то ты не в церкви». Мы имеем очень строгие каноны в Церкви, в которых говорится, что нам нельзя поминать за Литургией епископа, который не исповедует правильно, ясно слово истины.

Эта теория епископов, говорящих, будто Святая Литургия недействительна, содержится в теологии, которой учит Иоаннис Зизиулас, епископ Пергамский, и которую он скопировал из папистской теологии. Он ведет нас к иной теологии, еретической разумеется, которая называется епископоцентризмом. То есть Литургия епископоцентрична, то есть у них епископ стоит в центре, а не Христос Спаситель, то есть мы не молимся Христу Спасителю, а молимся епископу. Понимаете, что это за богохульство? На этом зиждется весь папизм. И папский примат базируется на этом.

Таким образом, это великое благословение — чтобы нас лишили сана экуменисты.

Вопрос 20:

Что будем делать мы, румыны, если ни один епископ не отречется от этих ересей и решений этого еретического собора? В какие храмы будем ходить и где будем исповедоваться и причащаться? Я не хочу, чтобы мы устраивали раскол, но что нам делать?

Отец Савва:

Никто не хочет раскола. Святитель Иоанн Златоуст говорит, что кто совершает раскол в Церкви, тот не отмоется даже мученической кровью. Это нечто ужасное — совершать раскол в Церкви. Однако 15-е правило нашей Церкви гласит, кто те, кто прекращает поминать епископов, когда они проповедуют ересь в Церкви, причем прекращают это до того, как те будут осуждены каким-либо собором, не только не совершают раскола в Церкви тем, что отделились от этих епископов, — заметьте: отделились от этих епископов, а не от Церкви, — но в действительности освобождаются или очищают Церковь от раскола и ереси этого лживого епископа, лже-епископа.

Кто следует этому лживому епископу, тот не в Церкви Христовой. Имеет ли Церковь Христова лживых епископов?

Почему мы не следуем им? Потому что отцы называют их волками. Может ли кто-нибудь из вас находиться рядом с волком? Не может, потому что тот съест его. Чтобы они нас не съели, таким образом, мы и отдаляемся от них. Мы найдем священников, которые не будут поминать их, и пойдем туда, и будем продолжать свою борьбу, как делали это и первые христиане, когда были проблемы в Церкви.

Я говорил вам и раньше, что мы не знаем историю своей Церкви. До сих пор у нас всё было хорошо. В данный момент мы вступаем в трудный период Церкви, в котором надо будет бороться за нашу веру, как делали это отцы и святые в древности. Поэтому нам нельзя ни быть пессимистами, ни спрашивать себя, что делать. Бог позаботится, Христос Спаситель управляет Церковью. Будем же делать, что нужно, а Христос Спаситель подаст нам решение. Мы будем делать человеческое, а Христос Спаситель сделает Божие.

Вопрос 21:

Действительно ли крещение через окропление, которое совершается сейчас в Рум. ПЦ?

Отец Савва:

Вот, будьте осторожны. Таинство имеет место, однако оно не совершается правильно. По сути, это не Крещение, а окропление. А должно совершаться Таинство Крещения. Святой Косма Этолийский говорил, когда проповедовал в свое время грекам, он говорил, что «не оставляйте ни одного волоска некрещеным, когда крещаете детей, потому что бес может найти там лазейку и бороть его страстями». Так что вы понимаете, это проблема, и обязательно должны совершаться три погружения. Поэтому и вы должны настаивать, чтобы совершались три погружения.

Из зала:

Кто крестился через окропление, тот должен повторить крещение или?..

Отец Савва:

Канонически его следовало бы совершить заново, но сейчас это очень трудно, потому что очень многим надо было бы повторить крещение.

Из зала:

Его могут сделать миряне дома? Повторять всё крещение или только три погружения?

Отец Савва:

Только три погружения.

Из зала:

В случае болезни, если кто-нибудь был крещен через окропление, его надо повторить, совершить через погружение?

Отец Савва:

Крещение в этом случае действительно. Однако если человек жив и имеет возможность совершить его каноническим образом, его надо сделать правильно.

Вопрос 22:

В Румынии, как и в Греции, есть старостильники. Что вы думаете о них? Есть ли у них епископы, священники, православные практики?

Отец Савва:

Проблема в том, что есть некоторые группировки, у которых нет канонической хиротонии. Поэтому я сказал вам, что это должно было бы стать темой для обсуждения на будущем соборе, чтобы раз и навсегда решить эту проблему. Ошибка, которую совершили старостильники, — это то, что они создали свой собственный синод, поэтому надо было бы, чтобы собрался этот собор и была обсуждена эта проблема. Потому что между нами и ними нет догматических проблем, с ними легко можно было бы объединиться.

Вопрос 23:

Существует ли автоматическое отпадение от Благодати или должно произойти лишение сана, чтобы утратить Благодать?

Отец Савва:

Автоматическое отпадение от Благодати проистекает из папизма. У нас его не существует. Поэтому диоскоры или нестории, некоторые из этих величайших еретиков, хотя и проповедовали свои ереси, но, пока не были лишены сана, воспринимались так же, как и те, кто их рукополагал. То есть те хиротонии, которые они совершали до того, как были лишены сана, — хотя и проповедовали ересь, — признавались.

Об этом говорит история Церкви, и поэтому должен быть собор, чтобы был лишен сана еретик, иначе не было бы нужды проводить собора. В Церкви существовала бы анархия, каждый говорил бы: «У этого есть Благодать, а у того нет Благодати, этот лишен сана…» Такого быть не может. Итак, Церковь действует соборно. Собор должен лишать сана еретика. Тот до лишения сана мог быть врагом Божиим, но это не означает, что он идентифицируется с Таинством. Он проник в Православную Церковь, в православный народ. Десятки лет тому назад в нас проникли папистские идеи, поэтому мы верим, будто епископ есть хранитель Благодати, от него переходит Благодать, но если он достоин, то он идентифицируется с Благодатью. Нет, если он достоин, то он просто носитель Благодати. А если недостоин, то он то же, что электрический провод, через который проходит электрический ток. Через него проходит Благодать, как электрический ток, но если схватишься за кабель, то ничего с тобой не будет.

Итак, Благодать могла бы быть действительной, но если епископ — еретик, он недостоин, тогда он не просвещен Таинством, не просвещается, но осуждается, однако Благодать Божия проходит к народу. Когда епископ недостоин, она проходит через него, но его не трогает, а идет напрямик к народу.

У еретика, если он не лишен сана, Таинство действительно. Я сказал, что мы удалимся от него, не будем участвовать с ним в Литургии и больше не будем иметь общения с ним потому, что существует опасность заразиться ересью. И когда мы причащаемся вместе с ним, мы причащаемся и его веры. Святая Литургия — это Причащение в вере, потому мы и говорим на Святой Литургии, что «исповедуем Отца, Сына и Духа Святого в Троице единосущной и нераздельной»4. А если мы с ним не исповедуем одного и того же Бога, то не можем вместе совершать Святую Литургию.

Вопрос 24:

Мы живые и активные члены Христовы только на церковных богослужениях или у себя дома тоже, на работе, в поездках, в пустынях?

Отец Савва:

Особенно когда мы вне храма, надо показывать, что мы церковные люди, что мы христиане, потому что в противном случае мы та причина, по которой хулилось бы имя Божие. Потому что своим поведением показываем, что мы такое есть. Святой Иаков, брат Господень, говорит: «Покажи мне веру из дел твоих» (ср.: Иак. 2: 18). Таким образом, особенно вне храма следовало бы, чтобы наше поведение было по Евангелию, а это значит, чтобы славилось имя Божие. Чтобы не мы, а имя Божие славилось. Всё, что мы делаем, будем делать во славу Божию, а не в свою славу.

Вопрос 25:

Если еретики хулят Духа Святого, Святую Троицу, или Матерь Божию, или Святой Крест, или святых, или иконы, или церковные Таинства, можно ли еще говорить, что они тоже спасутся, если они совершают добродетели?

Отец Савва:

Прежде всего, святой Иоанн Лествичник говорит, что некрещеные не могут совершать добродетелей, у них имеется внешнее делание добродетелей, но они не вникают в их сущность. Мы знаем, что люди, пребывающие вне Православия, не спасаются, однако и православные, не делающие дел Православия, не спасаются. Это говорят святые отцы. Потому и ведется такая брань, и было столько войн, и было пролито столько крови, чтобы мы хранили веру нашу такой, какой нам ее передали, потому что без правой веры мы не можем спастись.

Вопрос 26:

Существует ли состояние христианина-атеиста в Православной Церкви? Если да, то при каких условиях?

Отец Савва:

Да. Существует. Святой Григорий Палама описал нам три вида атеизма. Первый вид атеизма — это классический атеизм: мы не верим, что Бог существует. Вторым видом атеизма является ересь. А почему ересь является атеизмом, разве еретики тоже не веруют в Бога? Спросим себя: а является ли Богом тот, в кого они верят, или это ложный бог? А третий вид атеизма — это когда мы, христиане, молчим, в то время как наша вера в опасности. И этот вид атеизма проявляется в наши времена. Хотя наша вера в опасности, нам говорят, чтобы мы не говорили, а оказывали послушание. А это значит, что мы будем отнесены к атеистам, если не будем говорить о своей вере. И это говорим не мы, это говорит святой Григорий Палама.

Вопрос 27:

Но если епископ пал и мы не знаем ни одного священника, который прекратил бы его поминовение, то причащаться ли нам у него, или ездить с детьми за сотни километров в другой уезд, или же мы должны переехать в другое место, чтобы не отпасть от веры?

Отец Савва:

Тогда мы будем ходить к тем священникам, которые его не поминают, и будем искать те церкви, в которых епископ не поминается. Православие не имеет отношения к большинству, оно имеет отношение к Истине. Святой Максим Исповедник был одиноким монахом, и когда к нему подошли люди патриарха из Константинополя, пребывавшие в падении, и спросили его: «Ты к какой Церкви принадлежишь? Ты с Константинополем, Александрией, Иерусалимом, Римом? Они все с нами. Ты к какой Церкви принадлежишь?», — то святой Максим сказал: «Я принадлежу к Церкви Христа».

Вы можете себе представить святого Максима, монаха, чтобы он спрашивал себя: «И мне тоже надо бы принадлежать к чему-нибудь»? В наши дни у нас могло бы не быть больше Церкви. Однако благодаря тому, что Спаситель Христос стоит у кормила Церкви, наше дело — оставаться верными своей вере. Отныне что будет с архиереями, что со священниками — это устроит Спаситель Христос…. Важно, можем ли мы сохранить свою веру? Ибо остальное — это дело Бога, дело Спасителя.

Нам надо иметь не только веру в Спасителя Христа, но и уверенность в Нем. Быть убежденными, что врата адовы не смогут победить Церковь Спаса Христа, как сказал нам Сам Спаситель. Так что нам не следовало бы столько беспокоиться: мы будем делать то, что касается нас, вести свою борьбу, зная, что истинный Победитель — это Спаситель Христос.

Перевела с румынского Зинаида Пейкова

Graiul Ortodox

www.graiulortodox.wordpress.com/2016/10/19/video-transcript-monahul-savva-aghioritul-biserica-ortodoxa-este-corabia-mantuirii-conferinta-de-la-bucuresti/


1 Продрому, или скит св. Иоанна Предтечи, — румынский скит на Афоне, относящийся к Великой Лавре.

2 Речь идет о известном в России старце иеросхимонахе Иулиане (Лазаре).

3 Это ошибка: воин Евгений Родионов родом был не из Грузии, а из Подмосковья, и мученическую смерть принял в Чечне 23 мая 1996 г.

4 Точнее: «Да единомыслием исповемы Отца и Сына и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную» (из Литургии верных).

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

2 комментария на “Афонские монахи отвечают на вопросы о Критском соборе1 min read

  • Алексей:

    По-моему плохой перевод. Особенно о анафеме на экуменизм.
    Что то неопределенное сказал. Собор был и анафема есть и действует. Анафема как меч отсекает от Тела Христова всех исповедующих ересь открыто!

  • Кирилл Д.:

    Время исповедничества!

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924