Памятник Грозному у Опричной слободы Леонид Симонович-Никшич1 min read

Леонид Донатович Симонович-НикшичДа, всё интереснее развиваются события наших Последних времён. Всё интереснее. Итак: в четверг 20 октября 2016 года в 15.30, в помещении Изборского клуба на втором этаже спорткомплекса «Олимпийский» по адресу Олимпийский проспект, д.16, стр.1 проходил «Круглый стол», посвящённый открытию памятника Царю Ивану Грозному на берегу реки Серой в городе Александрове, который, памятник, будет стоять прямо напротив знаменитой Опричной слободы, расположенной на другом берегу речки Серой. Народу, нас всех в зале Изборского клуба, было человек пятьдесят. Представители администрации Александрова, автор памятника заслуженный художник России скульптор Василий Николаевич Селиванов, живописец и художник-мультипликатор Вячеслав Назарук, член Общественного совета г.Александрова Михаил Михайлович Кривоносов, историк Вячеслав Геннадьевич Манягин, президент Института Русской Цивилизации, главный редактор «Русского Вестника» Олег Анатольевич Платонов, Председатель народно-патриотического движения России «Отечество, свобода, справедливость» Вячеслав Васильевич Обрежа и многие другие. Очень профессионально вёл собрание президент Фонда сохранения культурного наследия «Русский витязь» Дмитрий Викторович Лысенков.

Все выступления были очень содержательными, а главное, что меня даже поразило, наполненные любовью к Царю Ивану Грозному. После того, что видишь и слышишь на телеэкране, такая воистину добрая русская атмосфера совершенно поражает. Очень интересно рассказывал об идее создания памятника его автор Николай Васильевич Селиванов: «Мне, — говорил он, — был сон. Огромный зал, полный народу. Кажется, это была Византия. Во всяком случае, одежды на присутствующих были византийские. И вот они все что-то говорят, волнуются. И я стою у дверей зала и смотрю на них. И вот из их среды отделяется женщина, одетая в царственные облачения, и идёт ко мне. Подходит, берёт меня за руку и говорит:

— Ты должен восстановить справедливость. Восстановить доброе имя Царя Ивана Грозного, изваять ему памятник и поставить его напротив Опричной слободы в бывшей столице Ивана Грозного — Александрове.

И я с тех пор занимался созданием памятника, и вот его проект….

В это время на экране вспыхнуло изображение Царя Иоанна Васильевича, с Крестом на груди, возведшего взор горе, к Небесам, будто молящего Бога о даровании ему сил для борьбы с врагами Трона и Державы…

Из последующих речей мне больше всего запомнились выступления Вячеслава Манягина и Олега Платонова. Первый, на нашей памяти уже лет эдак 20-ть занимается фигурой Ивана Грозного, а создатель Института Русской Цивилизации известен тем, что разрабатывает концепции Руси-России в самом широком и, как любит говорить Председатель Изборского клуба Александр Андреевич Проханов, «метафизическом» плане. Я своё краткое выступление начал с молитвы. Дело в том, что уже сидя за столом и слушая других ораторов, я вдруг обнаружил в кармане пиджака небольшую картонную иконку Царя Иоанна Васильевича, а на обратной её стороне была Молитва Святому Благоверному Царю Иоанну Грозному: «О, неизреченный источниче великих чудес, Царю Иоанне, стено и забрало Земли Русской! Ты у Престола Небесного Владыки предстоиши, моляся за нас, яко человеколюбивый отец о чадах — я прочёл «о чадех своих»».

Я сразу, как говорится, от слов перешёл к делу: «Призови нас в свою Опричнину ратовати за Святую Русь и стань в главу Воинства Христова! Яко с нами Бог, разумейте языцы и покаряйтеся! Яко с нами Бог! Аминь».

По этим текстом очень мелким шрифтом под чёртой было написано: «Для келейного чтения». А на лицевой стороне — было редкое изображение Св.Государя Иоанна Васильевича.

Оказывается, в Интернете на «Фейбуке» или на «Яндексе» есть такая рубрика — «Иван Грозный IV за памятник в Москве». Надо будет посмотреть, что там. А то недавно телеканал «360 Подмосковье» брал у меня интервью по поводу предложения Хоругвеносцев установить памятник Ивану Грозному на Лубянке, на месте, где при коммунизме стоял Феликс Дзержинский. Приехали две молодые девушки, журналист и оператор, установили треногу напротив здания ФСБ, точнее справа от него, недалеко от Соловецкого камня и полчаса юная журналистка задавала мне разные вопросы. Как я отвечал, ей, видимо, не очень нравилось, точнее, даже не нравилось, и лицо её всё более серьёзнело и даже как-то мрачнело.

— Вот Вы же Православные, и ваша главная заповедь — «Не убий!». А Иван Грозный много убивал. Так как же Вы предлагаете ставить ему памятник?

— Как это «Иван Грозный убивал»? Он сам никого не мог убивать. Он же Царь! А Царь не может сам убивать.

— Ну, приказывал! Другим приказывал. Своей Опричнине. Но ведь у Православных главный принцип — «Не убий!». Как же так?

— А очень просто. Он не убивал, а карал еретиков, заговорщиков и врагов государства. Тех, которые хотели свергнуть или убить его, законного Царя, и разрушить единое, с таким трудом, им создаваемое Государство. Карать преступников не есть «убивать» в евангельском смысле. Даже апостол Павел говорил правителям: «Ты не зря носишь меч на боку. Ты должен карать  преступников». То есть Царь на то и поставлен Богом, чтобы хранить и блюсти порядок. Точно также было и нашим Владимиром Крестителем. Он после принятия Христианства перестал кого-либо не только казнить, но и вообще наказывать, всех прощал, всех любил, в стране сразу началась анархия, и сильно развилась преступность. И тогда епископы, крестившие его, епископы из Византии, сказали ему: «Что ты делаешь? Ты князь. Ты поставлен над своим народом. Ты должен хранить его жизнь и блюсти порядок. Ты же недаром носишь меч. Так карай и казни преступников, восстанавливай порядок». И Владимир их послушал. А не послушал бы, так и пропала бы тогдашняя, только что крестившаяся в Днепре Русь…

Так я, примерно, говорил. Но интервьюэрше это всё нравилось всё меньше и меньше, лицо её становилось всё более мрачным, а вопросы всё более жёсткими. Так на сильном осеннем ветру где-то полчаса проводил я идею установки памятника Царю Иоанну Васильевичу на Лубянке. Особенно их всех возмущает, что не просто в Москве, а именно на Лубянской площади, перед зданием бывшего ФСБ, которое теперь именуется МГБ…

— Почему именно здесь, почему на Лубянке?

— А потому что, именно здесь на ещё одном «Лобном месте», т.е. на некоей «горе Черепа» была одна из резиденций Опричнины. Вторая была у Кремля, там, где сегодня стоит Румянцевская библиотека, которая в просторечии всё ещё именуется «Ленинкой». И третья опричная точка была в Замоскворечье, в вотчине Малюты Скуратова, там, где сегодня располагается Институт Культуры, а рядом с ним старинный храм Николы на Берсеневке… Так что, именно на Лубянке по праву должен стоять памятник первому Русскому Царю-Самодержцу Иоанну Грозному…

Примерно об этом я говорил вчера в интервью каналу «360». Но, как я уже отметил, слова мои не находили понимания у молодой журналистки. Впрочем, не только у неё. И в Интернете те же слова не находят понимания, и в СМИ, и в прессе. Вот, например, последний номер «Новой газеты» (№118(2549) 21 октября 2016 г.). На обложке во весь лист шапка Мономаха и набранные жирным чёрным шрифтом слова «Иван Грозный ПРОДОЛЖАЕТ УБИВАТЬ своих детей». И далее более мелко: «Реабилитация Царя-тирана ставит крест на нашем прошлом, настоящем и будущем (стр.4-5). Открываю эти страницы и вижу опять же набранное чёрно-жирным название статьи «ЦАРЕБОЖНИКИ», с подзаголовком: «Почему Православная церковь простила Ивана Грозного?». А внизу страницы на чёрном фоне портрет Святейшего Патриарха Кирилла, где он рукой поправляет очки и внимательно смотрит в зал, и его слова: «Патриарх Кирилл, 9 января 2014, на службе в Успенском соборе Кремля: «Царь Иван Грозный последние годы жизни, окружив себя опричниной, творил дела беззаконные. Стремясь укрепить собственную личную власть, он расправлялся со всеми, кого подозревал в некоей оппозиции. Море крови было пролито на Руси, и когда царь, после очередного набега на  свой собственный народ — («где мой народ?!! — а кругом ночь, тьма и чёрная собака бегает — из фильма Павла Лунгина «Царь» — Л.Д.С.-Н.) — после очередной расправы над теми, кого он подозревал, в праздник Боговоплощения Пресвятой Богородицы попросил благословения у митрополита Филиппа, тот благословения не дал. То был великий знак всему народу, что царь творит беззаконие.

Дорого стоило святителю Филиппу это пастырское деяние, исполненное правды Божией, — продолжает Святейший Патриарх. — Он был отстранён, низвергнут, сослан в Тверь, и там, в Отрочьем монастыре, находился в заточении. Но даже в заточении он представлял для Грозного царя опасность: это был живой укор его совести. Именно поэтому он и убивает святителя (выделено нами — Л.Д.С.-Н.). Он (св.Филипп) ушёл из жизни отверженным, оклеветанным, но ведь память об этом святителе невозможно было изгладить никакими царскими к нему отношениями. Это отношение царя было очень и очень плохим, и, конечно, многие люди, боясь грозного царя, повторили за ним ложь и клевету, возводя их на святителя, и, наверное, боялись к могиле его приехать…».

Так говорил Святейший Патриарх Кирилл в 2014 году. Это я прочёл в «Новой газете». А вот, что я прочёл в газете «Русский Вестник» (№18(958) год от Р.Х. 2016), т.е. через два года: Святейший Патриарх Кирилл: «Историю нужно писать на тенденционально, а объективно настолько, насколько это возможно. Задача, ой, какая тяжёлая, потому что внутри каждого такой червячок сидит и точит его, и мысли не исторические, а чисто прагматические и политические начинают доминировать над исследователем, а тем более над тем, кто учебники пишет…

Если в обществе, где не приняты пытки и смертная казнь, кто-то с пыткою смертную казнь применяет, то с точки зрения ценностей общества он воспринимается как преступник. А если в обществе были приняты пытки как средство дознания, никому и в голову не пришло сказать, что это плохо, все считали, что это правильно. А как же изобличить преступника? На дыбу его! И если оценивать деятельность того или иного государственного деятеля по тому, что он участвовал в такого рода дознаниях с современной позиции, то перед нами будет тиран, но он не был тираном для своих современников.

И ещё у нас некая склонность к самобичеванию. Те, кто изучал западную историю, знают, что наиболее кровавые преступления, с нашей современной точки зрения, совершали средневековые западноевропейские народы, особенно английские, да и французские тоже. Если соотнести количество жертв, которые опять-таки с современной точки зрения, являются несправедливыми, с количеством жертв, допустим, совершённых Иваном Грозным — цифры несоизмеримые (курсив мой — Л.Д.С.-Н.). Но вокруг тех самых королей нет ореола жутких, страшных, кровавых правителей. А Иоанна называют Грозным по праву, справедливо, народ так назвал, но он не является уникальным грозным правителем в те самые времена, о которых идёт речь…»

Да, через два года текст уже совсем другой. И святитель Филипп не упоминается, и преподобный Корнилий, и «народ так назвал», и уже «назвал справедливо», и уже он «не является уникальным грозным правителем в те самые времена…».

Да и то. Ведь в Орле уже стоит памятник Грозному Царю. Стоит памятник, освящённый не кем-либо, но духовником Патриарха схиархимандритом Илием, и это не могло произойти без согласия на то Патриарха. Так что времена, они — меняются.  И скоро изменятся до того, что памятник Великому нашему Царю Иоанну Васильевичу Грозному встанет в центре Третьего Рима — на Лубянской площади…

— Сие и буди, буди! — как любил по таким поводам говорить Митрополит Санкт-Петербуржский и Ладожский Иоанн. Кстати, готовый памятник которому работы Вычеслава Михайловича Клыкова, тоже до сих пор не поставлен ни в Санкт-Петербурге, ни в Самаре. Но и этот памятник Великому Патриоту земли Русской скоро встанет в городе на Неве и городе на Волге.

Сие и буди, буди!

Леонид Донатович Симонович-Никшич

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

2 комментария на “Памятник Грозному у Опричной слободы Леонид Симонович-Никшич1 min read

  • Ирина:

    Иван Грозный — великая фигура в истории России, мы по праву должны гордиться таким предком, очень хорошо, что его имя очищается от грязи и возвращается на свое законное место в истории России.

    Но. Всё же называть Ивана Грозного святым — это перебор. И дело даже не в том, что его оболгали, что он был ревностен по Бозе и т.д. и т.п.. Дело в том, что политика и святость — это вещи в принципе несовместимые. Потому Иван Грозный и много молился, много жертвовал на Церковь, защищал Её, что был ВЫНУЖДЕН действовать жестоко, защищая ввереное ему стадо от развратителей.

    Если бы Святой Николай Второй действовал, как Иоанн Грозный, то предотвратил, может быть, революцию в России, но никогда не стал бы святым.

    Все же надо разделять заслуги перед Отечеством и жизнь во Христе, т.е. заслуги перед Богом.

    • Михаил Ершов:

      Согласен с Ириной. Отдавая должное заслугам царя Ивана Грозного перед Отечеством, не нужно лепить из него святого духоносного мужа, достойного подражания в духовном смысле. Господь Бог воздаст всем по делам их. У Него обителей много.

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924