Райкин не художник, а самозванец1 min read

Константин Райкин24 октября руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин выступил на седьмом съезде Союза театральных деятелей России с большой речью против цензуры — и о борьбе государства «за нравственность в искусстве». Даже сноски на эту речь приводить не нужно, т.к. есть миллионы копий в интернете.

Про «смелый» выпад о свободе художника «правдолюбца» Райкина отозвались все кому не лень. Одни и те же «записные» лица в каждой противоположной стороне высказались в своём духе — ничего нового. Тогда зачем же ещё и мне добавлять? Надоело утираться. Хочу уважать себя и заставить, именно заставить, т.к. по-хорошему эти «креаклы» не поймут никогда (история показывает), уважать мой «замордованный» ими народ и память уже безсловесных предков. Ведь для Райкина Константина любовь к народу существует только «потому, что словами о нравственности, Родине и народе, и патриотизме прикрываются, как правило, очень низкие цели. Не верю я этим группам возмущённых и обиженных людей, у которых, видите ли, религиозные чувства оскорблены. Не верю! Верю, что они проплачены. Так что — это группки мерзких людей, которые борются незаконными мерзкими путями за нравственность, видите ли». Райкин Константин, Вы не видите, что исторически русский народ, среди которого Вы живёте и за счёт которого содержите свой семейный, наследственный театр, целью является построение своей души для вечности соответственно десяти заповедям Господа Бога нашего Иисуса Христа?

После утихшей бури в стакане воды (сам министр извинился за цензуру перед «Художником»!) остался вопрос: для кого же «ломались копья», если министр культуры огромной Державы извинился перед «талантливым актёром», а из Кремля попросили извиниться вожака байкеров Хирурга. И извинились перед Райкиным за ущемление его свободы из министерства культуры, и даже ещё и денег дали. Победа Константина Райкина!! Противоположный стан утёрся.

А я вот об этом думаю: а кто такой Константин Райкин? И что такое министерство культуры? А мы — зрители, кто такие? Начнём по порядку.

Райкин Константин — сын Райкина Аркадия. Почему я об этом говорю? Потому, что об этом говорит Константин Райкин. Как это? А я не поленилась и посмотрела именно полное видео с этой самой «крутой» речью Райкина Константина. В машинописном тексте она была неполная нередко. А живьём — удивительная по своей совершенно искренней и несколько детской непосредственности самолюбования. Актёр — он и есть актёр. Вышел к трибуне маленького роста Константин Райкин как бы смятённый, а начал обращение к залу по-семейному, по-свойски. Мол, вот, как-то и не готов я к речи, да и спектакль сегодня вечером у меня, а я привык готовиться к нему заранее… Первый посыл был чёткий — человек творческий. Второй, дескать, ах-да, ну да вы все понимаете, сегодня день рождения моего отца Аркадия и, буквально, я вас всех с этим событием поздравляю. Большая тень «великого предка» легла на маленького отпрыска. Недурной приёмчик для слабака, мол, не забывайте, с кем имеете дело — нам 105 лет уже! Все вежливо похлопали Райкину, только какому именно — старшему или младшему, не сказали. Затем голос Константина Райкина набирал силу и дошёл до мощи. Он и ростом вроде как выше стал, грудь распрямил. Так же значительно был сыгран конец этого «смелого» выступления. Изменив регистр голоса с «громовержского» на первоначальный, как-то по-семейному зазвучавший, Райкин Константин ещё раз поздравил всех присутствующих с днём рождением Райкина Аркадия. Этак по-свойски, мол, мы тут все «свои», что скрывать.

И я подумала, а ведь он прав — большинство из присутствующих и есть «свои» друг другу — привычный и давно сложившийся «междусобойчик», вот только нам — «чужие».

Мощь «гения» обрушилась на «быдло», которое смеет судить «Художника»!!! Безусловно, Константин Райкин и был этим самим «Художником». А кем же ещё?! А все эти православные и выступающие за нравственность — оплачены, да и вообще, дескать тянут обратно в советское время. Это если в вежливом кратком изложении. А вот дословно: «Эти совершенно беззаконные, экстремистские, наглые, агрессивные, прикрывающиеся словами о нравственности, о морали, и вообще всяческими, так сказать, благими и высокими словами: «патриотизм», «Родина» и «высокая нравственность». Вот эти группки оскорбленных якобы людей, которые закрывают спектакли, закрывают выставки, нагло очень себя ведут, к которым как-то очень странно власть нейтральна — дистанцируется». Если не смеяться, то Райкин Константин создал портрет именно свой и себе подобных — «Эти совершенно беззаконные, экстремистские, наглые, агрессивные, прикрывающиеся словами».

А вообще кто первый сказал, что Райкин Константин — художник по значению своему, да ещё и одарённый? Я помню, как он начинал свою актёрскую карьеру в то самое советское время, в которое обратно он не хочет. На сцене был вёрткий как юла с мимикой из тогдашних американских мультфильмов — космическое внешнее движение без тормозов. Ужимки, кривляние — смешно? Потом помню его на спектакле в их семейном театре, который государство построило ради его отца. Говорят, Аркадий Райкин был прекрасный актёр и художественный руководитель. Сомнительно. Я считаю, что есть такие шутки, которые смешны только с первого и очень поверхностного раза, а на второй вызывают кривую усмешку. Тот самый случай. Это потому, что в них нет глубины и доброты. На мой взгляд, Райкин Аркадий смеялся не над недостатками советской власти, а над советским народом. Зло смеялся. Без любви. И даже голос свой менял, но почему-то этим одним неприятным голосом он играл персонажей своих всех. Этот показ «наших недостатков» был поверхностный, без причинно-следственной связи. О следствии-то легко говорить… Тоже вроде бы смелый был Райкин Аркадий — критиковал. Но странно: почему критиковать разрешали только ему и ещё Образцову — и больше никому. И это при очень суровой советской цензуре! Про Образцова всё понятно — он и над Богом смеялся, а это советской богоборческой власти было очень «на руку». А почему Райкин Аркадий никогда не играл советских людей именно хороших? Кстати, известно, что хорошего человека сыграть намного тяжелее, чем плохого. Кроме того, насмехаться всегда легко и не надо погружаться вглубь явления или личности. Допустим, что кому-то Райкин Аркадий нравился, но не надо уверять, что всем. Это далеко не так. Уверена, что нынешняя молодёжь на память не словит его художественные образы ни на слух, ни на глаз, а советские ставшие классическими фильмы худо-бедно, но всё-таки вспомнит.

Райкину Константину театр достался по наследству от отца. Не случайно же на его авторитет он косвенно сослался дважды за свою «выдающуюся» речь. Какая внутренняя зависимость!

Если взять художественную личность сына в независимости от отца, смог ли бы Константин создать себе театр не только с труппой, но и с огромным зданием? А вот это-то и есть вопрос самый главный: а ты кто такой? Не мы кто такие — «совершенно беззаконные, экстремистские, наглые, агрессивные, прикрывающиеся словами о нравственности, о морали», что смеем судить аж самого Райкина Константина (!) и ему подобных, а кто такой он есть, особенно в отдельности от Райкина Аркадия? Самозванец. Он возомнил себя «Художником», а «свои» ему поддакнули. Они там почти все «гениальные» — сумасшедший дом.

Я не открою тайну, если скажу, что советская и послесоветская художественная среда — духовно больная в значительной своей части. В этом, конечно же, большая вина Сталина, которого она так ненавидит. Это он устроил цензуру и прикрыл модернизм на корню, что спасло и оздоровило советское искусство, но он же сделал и ошибку. В борьбе со старой (царской) интеллигенцией, весь 19-й век подготавливавшей перевороты, которую не надо путать с народившейся новой и здоровой советской из рабоче-крестьянской среды, Сталин запретил «врагам народа» и её отпрыскам учиться везде, кроме ВУЗов творческих. В это узкое горлышко и полилось всё… Так царская условная «другая Россия», сменив имена дедов и отцов на русские, заполонила всё творческое пространство России, на корню привычно губя всё народное и с русским мiровоззрением. Уже третье столетие она «лучше знает»…

Перечень гонимых ею русских самородков настолько длинен, что перечислить нет возможности в небольшой статье, т.к. для молодёжи нужно пояснять по каждому имени, а старики и сами знают — на своей «шкуре» испытали так или иначе. Режиссёры, редакторы, работники министерства культуры, все, кто был у кормушки творческих союзов — очень мощных и богатых, это и был «междусобойчик», негласно правивший балом искусства в России. Да, искусство было действительно творческим, но благодаря низам и актёрам, работавшим на уходящей чистоте предков, на их самобытности — на духе русском. Всё испортить не удалось. И всех убить — прямо или косвенно. Да и цензура спасала всех, в т.ч. и «заправителей» — опускаться до плинтуса не позволяла никому. Хочешь не хочешь, а будь если не умным, то благопристойным, что уж точно. Райкин Константин сетовал: «Я помню: мы все родом из советской власти. Я помню этот позорный идиотизм! Это причина, единственная, по которой я не хочу быть молодым, не хочу вернуться туда опять, эту мерзкую книжку читать. А меня заставляют читать эту книжку опять». Что ж делать, если такие расхождения с благопристойностью и уважением к людям…

Ныне же в большинстве своём личности измельчали, даже и некоторые те, кто всё ещё есть урождённый советский. Да и не мудрено: что такое духовное, если сказать просто? Строй мыслей и чувств. О низком и грязном строе наследственной интеллигенции говорят их дела — «произведения». Соответственно и уровень искусство снизился резко. Но люди с манией величия увидеть это уже неспособны. Райкин Константин переживал: «И опять хотим в клетку. В клетку-то зачем опять? «Чтоб цензура, давайте!» Не надо, не надо! Господи, что же мы утрачиваем и сами отказываемся от завоеваний? Ну что же мы?» Для них предательская Перестройка была не печальным итогом Третьей Мiровой войны, а завоеванием… Да и клетка была золотая в годы очередных бедствий для простого народа. А у Райкина Константина она ведь тоже золотая… Театральная усадьба большая, «Райкин Плаза» и прочее.

Даже лицо красивое встретить трудно ныне, а особенно в «большом искусстве», которое на слуху и на виду и надоело до тошноты. Красивое лицо не только тем, что мама с папой дали, а именно по строю мыслей и чувств. Он, отражаясь на лице, может не только украсить, но и обезобразить, что мы и видим ныне нередко. В пространство разного рода искусств пришли потомки известных творческих личностей, творивших ещё на духовной волне предков. Из них есть те, что не опустили уровень родителей и не взлетели с их подачи, но таких чересчур мало. Поди пробейся против стенкой стоящих представителей наследников условной «другой России», всегда «лучше знающей»! Как встарь, они воюют за своё, а не государствообразующего народа. Благо, над всей Россией есть покров духа русского. Но он уже резко иссякает именно из-за таких как Райкин Константин и ему подобных. Их дух не может подняться до уровня этого покрова. Они ненавидят не только Россию, но и самый этот дух — он им не нужен. «Рождённый ползать летать не может». Ничтожное меньшинство, растлевающее и издевающееся над большинством, радуется: «У нас вообще в театре происходит масса интереснейших вещей. И масса интересных спектаклей. Ну, масса — я называю, когда много. Я считаю, это хорошо. Разных, спорных, прекрасных!»

В самоупоении гордыни эти «креативные» самозванцы не могут подняться даже выше собственного пояса, а потому неспособны видеть настоящую Россию. Они нас презирают. Да, нас есть за что презирать. Мы не уважаем самих себя и позволяем себя унижать, насмехаться над собой, не уважать ни нас самих, ни наших предков. Да ещё за наши же деньги. И даже не можем защитить своё Православие вот от таких «свободолюбивых» якобы творцов. «Закрывают спектакли, закрывают это… Запретили «Иисус Христос — суперстар». Господи! «Нет, кого-то это оскорбило». Да, оскорбит кого-то, и что?» Ну да, мол, а нам-то — «гениальным креаклам», какое дело до «кого-то» и их оскорблённых чувств? Мало нам оскорблённого насмешкой и искажением «Тангейзера», так теперь ещё «Иисус Христос — суперстар», который для людей ничего непонимающих не столько в искусстве, сколько в Православии. Нельзя потому, что невозможно Бога-Человека изобразить человеку, да ещё под дикую для такой темы музыку. «Котлеты отдельно, а мухи — отдельно». Наши православные предки были не только мудры духом, но и тонки чувством, а потому создали правила изображения, которые нарушать наказуемо. В первую очередь для самих нарушителей, а во вторую для тех, кто с этим соглашается. Мы — невежды, своего не знаем и не ценим, а потому попадаемся в сети шарлатанов от искусства, хоть вольных, хоть невольных — неважно.

Примечательно, постановщик, как всегда «гениальный художник», после закрытия кощунственного спектакля в Новосибирске «Тангейзер» из-за возмущения широкой общественности получил спектакль в Большом театре… На повышение пошёл, мол, заслужил. «Свои» не оставили в беде, если «чужие» им, т.е. мы с вами, не против. Самое обидное то, что не только здесь, в России, но и за рубежом это псевдоискусство представляется русским… И наши молодые, и не наши иностранцы будут создавать себе ложное понятие как о русском духе вообще, так и о нас с вами — о современниках, в частности. Да чужое это нам! Режиссёр Богомолов в совершенно извращённом спектакле МХАТ «Идеальный муж», где подвешивается почти совсем раздетая (с голой грудью) женщина на кресте, не только не уволен после возмущения общественности больше, чем за год, но и вальяжно обвинял в телепередаче «Вести недели» от 6 ноября 2016-го года всех, кто смеет «не понимать» его «искусство». При этом он искренно признался, что его знакомые французские коллеги очень удивлялись, мол, и как вам тут разрешают показывать этакое? Богомолов всех переплюнул — ай да молодец! Дескать, Россия — настоящая свободная страна и изменять тут ничего не надо. Этому «свободному» «художнику» даже и в голову не приходило, что подавляющему большинству может не нравиться то, что он делает. Как не приходит в голову и его начальнику Олегу Табакову, который в роли кота Леопольда посоветовал тем, кто к двери действительно в прошлом заслуженного театра подбрасывает свиные головы, нести их в холодильник. Вот такие «муки творчества» у «больших» «художников», а расплачиваемся за них мы и наши дети — Россия.

А как назвать совсем горячий пример из кино — фильм «Монах и бес» Досталя? С первых же кадров духовно опытному человеку видна насмешка над православным всем и вся. Смотреть тошнотворно и возмутительно до отвращения. В т.ч. и министерство культуры «представляет» издёвку над Православием — исповедь оглуплена, жизнь иноческая доведена до бреда, настоятель — поддонок и глупец, а жизнь и мышление православное — отражение современного представления о русской жизни вообще. В этом фильме понятия о святом и о бесе — равнозначны. В нём дураки все от простого инока до высокого иерарха, а главное, особенно для иерархов, есть только лишь выгодное стяжание земного, а потому управлять в обители должен бес. И управляет. Этот фильм называется комедией. Если бы его показали любому православному Царю из Рюриков, в т.ч. и Иоанну Грозному, то «творцам» было бы далеко не смешно, причём вполне заслуженно. У меня, например, досмотреть этот фильм сил не хватило. Я понимаю, те, кто делал это кощунство, не боятся ни Бога, ни людей, а надо бы…

Райкин Константин не ёрничает, а в меру своих силёнок искренно сочувствует: «И церковь наша несчастная, которая забыла, как ее травили, уничтожали священников, срывали кресты и делали овощехранилища в наших церквях. Она начинает действовать такими же методами сейчас. Значит, прав был Лев Николаевич Толстой, который говорил, что не надо соединяться власти с церковью, иначе она начинает не Богу служить, а власть обслуживать. Что мы в большой степени наблюдаем. И не надо (неразборчиво), что церковь будет возмущаться. Ну, ничего! Не надо сразу закрывать все. Или, если закрывают, надо реагировать на это. Нам вместе». Кстати, протестант Толстой Л.Н. не может быть образцом для подражания для русского народа, который его не любил. Иоанн Кронштадтский на проповедях клеймил позором деяния графа, впрочем, как и эту самую интеллигенцию, которой унаследовал Райкин Константин. Не зря же русоненавистник Ленин назвал Толстого «зеркалом русской революции», хотя русской она не была никогда. Русская Православная Церковь отлучила графа, написавшего своё «евангелие», а дни свои он закончил печально.

В голове же Райкина Константина полный бред и непонимание обстановки ни современной, ни исторической: «не надо соединяться власти с церковью, иначе она начинает не Богу служить, а власть обслуживать» — это «Художник» про что сказанул-то? Если бы наша власть, обязанная защищать своих граждан в большинстве своём от воюющего против них ничтожного меньшинства, соединилась бы с Церковью, обязанной служить Богу и людям, то мы были бы в мiре сильнейшей Державой, как это было встарь! Как именно наша Церковь обслуживает власть? Государство и Церковь едины быть должны, но они таковыми не являются ныне, к сожалению. Если бы это было бы так, то мне не пришлось бы эту статью писать, а вам читать — повода не было бы! И не смог бы сказать на съезде творческих людей неуважаемый мною Райкин Константин «Не верю я этим группам возмущённых и обиженных людей, у которых, видите ли, религиозные чувства оскорблены. Не верю! Верю, что они проплачены». Я вот пишу статью, а мне за неё никто не заплатит… Не с чего платить ни сайту «Русская народная линия», ни другим патриотическим и православным СМИ, т.к. они работают на наши же бедные пожертвования…

А ради чего они это делают Райкину Константину не понять уже потому, что надо работать именно против него — защищать Россию. Все эти люди не глупее него, а одарённость имеют и побольше, вот только денежных средств намного поменьше… Почему?

Например, есть вот такая точка зрения художника Полозова А.Ф.: «Райкины, пиотровские, звягинцевы, михайловские, познеры, венидиктовы, пивоваровы и другие используются (небесплатно) с целью разрушения единого культурного, информационного, исторического, экономического и политического пространства России в соответствии с доктриной Аллена Даллеса, директора ЦРУ («….литература, театр, кино будут прославлять всяческую безнравственность ….будем ставку делать на молодежь. Будем развращать ее и растлевать….»). За ними скрывается мощь американской державы. Я с большим уважением отношусь к тем журналистам и деятелям Культуры, которые в этот сложный для России период противодействуют смертоносной, навязываемой нам идеологии». Касается ли это «смелого» Райкина Константина? Не зря же директор этого семейного наследственного театра жаловался на то, что у них была не одна прокурорская проверка по поводу спектакля об извращенцах (почему эта тема столь любима у «освободившихся»?) — «Все оттенки голубого».

Никто из этих «креаклов» (они даже творцами-то называют себя не по-русски) не может обойтись без рассказа об извращенцах, о самих извращениях, в т.ч. и Райкин Константин, о половых совокуплениях, показа причинных мест или, что непременно, женских голых именно титек, без страданий непременно в ГУЛАГе и показа пьяного «быдла» непременно из руссов. Но как же им хочется быть известными и общепризнанными!! Так ведь слабо… Для собственного возвеличивания нужно опустить окружающих и тогда этот «Художник» будет «шишкой на ровном месте». Есть ещё и другой способ: хвалить себе подобных бездарностей, а своё якобы искусство объявить «элитарным», т.е. для избранных, т.е. непонятным для «быдла», т.е. для нам с вами. Вот дословно: «Вообще не надо общественным организациям бороться за нравственность в искусстве. Искусство имеет достаточно фильтров из режиссеров, художественных руководителей, критиков, души самого художника. Это носители нравственности. Не надо делать вид, что власть — это единственный носитель нравственности и морали. Это не так». В православном сознании такие заявления расцениваются как прелесть — лесть самому себе, самообман, т.е. болезнь личности. И вот эти духовно больные люди навязывают нам свои жизненные ориентиры, а нам приказывают молчать… Как в царское время. А потом, после Переворотов ими подготовленных, они многому удивлялись…

Для Райкина и ему подобных нет ничего святого, кроме них самих. Они обожествляют своё «дарование» и себя вместе с ним.

Допустим, Райкин Константин и ему подобные Божий дар (талант) имеют, какой-никакой. Хотя если он есть, то его признают все… «Никто, зажегши свечу, не покрывает ее сосудом, или не ставит под кровать, а ставит на подсвечник, чтобы входящие видели свет» (Лк. 8:16). Так ведь его надо отрабатывать перед Богом и людьми! А для чего ещё он дан?! Для служения людям, а не себе самому, любимому.

Вот тот ориентир, которому издревле следуют сами руссы, на деньги и для которых «творят» извечно спесивые «свободолюбивые» «художники». «…отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение своё: и одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился. Получивший пять талантов пошёл, употребил их в дело и приобрёл другие пять талантов; точно так же и получивший два таланта приобрёл другие два; получивший же один талант пошёл и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего. По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчёта. И, подойдя, получивший пять талантов принёс другие пять талантов и говорит: господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрёл на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю, войди в радость господина твоего. Подошёл также и получивший два таланта и сказал: господин! два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрёл на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю, войди в радость господина твоего. Подошёл и получивший один талант и сказал: господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнёшь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошёл и скрыл талант твой в земле; вот тебе твоё. Господин же его сказал ему в ответ: лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро моё торгующим, и я, придя, получил бы моё с прибылью; итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!» (Мф. 25:14-30). Не слышат райкины и прочие ему подобные.

В русском вековом сознании дарённый человек не есть пуп земли и не может быть хулиганом и хамом, т.к. он ограничен рамками служениями. Мат, совокупления и показ извращений прилюдно нужно только тем, кто к этому относится спокойно, для них эта грязь — правда жизни. Их жизни. А причём здесь люди здоровые духом и умом? Если человек одарённый, то он не имеет ни права, ни свободы уже потому, что он этот дар получил безплатно, для отработки, от Бога. Каким образом он может смеяться над Создателем, над святым, над людьми, над народом, особенно создавшем огромную и высокую культуру? Кроме того, нынешний театр и кино содержат полностью или частично государство, т.е. мы с Вами, а зрители приносят свои деньги, порой из скудных средств. И при этом «креаклы» считают себя вправе буквально гадить в душу и в мозги им и их детям. По какому праву? Праву сомнительного «Художника»? Этого Художник не сделает уже потому, что ему это противоестественно по высоте его духа: он поднимает до себя, а не опускается сам и, следственно, не опускает своих зрителей, слушателей и читателей.

Понятно, что в бреду нет смысла, но мне и вам, уважаемые читатели, приходится копаться в этой уже вековой грязи для того, чтобы очистить духовное пространство над Россией. Послушайте: «Вообще, у власти столько соблазнов; вокруг нее столько искушений, что умная власть платит искусству за то, что искусство перед ней держит зеркало и показывает в это зеркало ошибки, просчеты и пороки этой власти. А не за то платит власть, как говорят нам наши руководители: «А вы тогда и делайте. Мы вам платим деньги, вы и делайте, что надо». А кто знает? Они будут знать, что надо? Кто нам будет говорить? Я сейчас слышу: «Это чуждые нам ценности. Вредно для народа». Это кто решает? Это они будут решать? Они вообще не должны вмешиваться. Они должны помогать искусству, культуре». А можно, Райкин Константин, вмешаться самому народу? Позволите? Мы ведь «не лыком шиты», как Вы мечтаете.

Всегда враги использовали в своих целях гордецов, дураков и простаков. Кто есть кто — решайте сами, я не называю — даю «свободу творчества».

Главное, а против какой именно цензуры выступает Райкин Константин и ему подобные? У нас нет цензуры?? У нас есть цензура!! Да ещё какая… Одна 282-я «русская» статья чего стоит… Под неё можно подвести всё, что захочется самозваным цензорам. Или забыть про неё вовсе относительно себя любимых. Ведь на основании этого выступления есть полноценный повод применить эту статью к самому Райкину Константину… Коль так много оскорблений и спеси по отношению к его противникам и даже к Церкви.

А вой либералов в СМИ — не цензура? Так ведь они везде… И попробуй напечатай или скажи что-нибудь не в их угоду — ой, мало не покажется! Даже тому же министру культуры за его правдивую докторскую диссертацию устроили свою цензуру — не понравились выводы о давно бытующей неправде в исторической науке. «Смело» позорят добросовестного исследователя, как хотят, как будто кроме них русскую историю никто не знает. Так ведь этого и добиваются — чтобы люди не знали… Если расставить все точки над i, то станет очевидно, что цензура и есть в руках Райкина Константина и ему подобным. А если кто пытается её не только отобрать, а даже обозначить и посягнуть на часть её, то ему не жить спокойно, а уж «в асфальт закатать» постараются всенепременно.

Ныне цензура есть жёсткая, но не на бумаге, не по закону Государеву. Она живёт через тот самый «междусобойчик» и навязанные т.н. либеральной интеллигенцией — наследницей ещё царской условной «другой России», правила отбора всего и вся. Не проходит всё то, что поперёк неё. Люди творческие это знают слишком хорошо. Ужеупомянутый художник Полозов А.Ф. справедливо писал: «У нас нет критики, ибо теперь стало опасно критиковать, иначе на тебя спустят всех собак. Налицо нетерпимость к критике, дескать, мы не имеем права критиковать «деятелей культуры» — касты неприкасаемых». 

Но и этого мало «свободолюбивым». «Дай наглому волю, так он захочет боле». Уж лучше пусть будет цензура законная, чем их беззаконная — тогда будут понятны правила игры, а не беззаконие «междусобойчика». Творческому человеку со здоровыми ценностями бояться нравственной цензуры нет оснований никаких, а вот оградить его она может вполне.

Как и весь русский народ от шабаша сомнительного послецензурного возрождения. Выковыривать из своего сознания ту нравственную грязь и плевки, что вольно или невольно, прямо или косвенно мы получаем от «свободолюбивых» «творцов» — работа отдельная и большая и делать её надо уметь. Все ли мы умеем это делать? На то и расчёт. Народ уже принюхался за 25 лет, так и не пахнет дурно-то, вроде бы как…

Встаёт естественный и уже навязчивый вопрос: а почему неподсудности и свободы творчества требуют себе именно бездарности, вроде Райкина Константина с его гопкомпанией? Понятно, если простые люди, которые живут вне этого сумасшедшего Дома творчества в пространстве всей России, начнут судить, то это будет не в пользу т.н. творческой интеллигенции!

Например, о надоевшей всем порнографии. За 25 лет она достала всех нравственно здоровых людей кроме, естественно, самих извращенцев. Безусловно, таковым Райкина Константина я не называю, но он по им понимаемому благородству, защищает и их свободу тоже. «Когда мочой обливают фотографии — это что, борьба за нравственность, что ли?» Так кого обливать надо — устроителей выставки, что ли? Не хотелось бы никого. Но ведь воняет и то и другое — с одной силой, но по-разному! Почему простой человек должен верить именно Райкину Константину, что детский разврат имеет право на существование? Да, да — разврат взрослых, растлевающий детей! Почему бы не поверить не «свободолюбивому» Райкину Константину, а, например, Кондратьеву Ф.В., судебно-психиатрическому эксперту высшей квалификационной категории, доктору медицинских наук, профессору, Заслуженному врачу РФ. В дополнение к своему заключению об этих работах он добросовестно написал ещё и статью «К заключению о детской порнографии в фотографиях Д.Стёрджеса», объясняющую свою точку зрения подробно. 

Знаток тела написал: «Какое-либо лечение, медикаментозное или психотерапевтическое, самой психической патологии в виде такого сексуального расстройства в арсенале инструментариев врачебной помощи просто нет». Православное учение говорит о том, что эта болезнь духовная — тяжёлая страсть. Она прививается людям слабым, неспособным или неумеющим противостоять страсти. Конечно же, в их число входят подростки — самые незащищённые в своём ещё неустоявшемся сознании. Это подлое дело взрослых — так или иначе совращать их, неокрепших и слабых. Я знаю, что нередко наследственная вековая интеллигенция расценивает духовные страсти как заболевание телесное — с гормонами, мол, непорядок вышел, от рождения, дескать, не повезло человеку. Тем самым, духовное не существует, а только телесное, иначе — животное начало в человеке. Эта точка зрения напрочь отрезает больного — страждующего, как говорят православные, от выздоровления. И вообще, предупреждён — значит вооружён. Но если в сознание подростков вкладывать больное как здоровое, то будет и соответствующий итог — плачевный. И не надо утверждать, что художник имеет право «показать красоту обнажённого тела». Заметьте, не голого, а именно обнажённого. В советское время следственные органы привлекали искусствоведов к экспертизе работ художников: искусство или эротика (порнография)? Нередко музейщики, порой зная и лично этих художников, спасали их от тюрьмы. Особенно, если это был рабочий рисунок, т.к. художник должен уметь передать движение тела, что легче изучить на натурщиках без одежды, естественно.

Мне, как искусствоведу, т.н. обнажённая натура в законченной картине непонятна была всегда. Например, в залах Третьяковской галереи на выставке 1-й половины 19-го века изваяния и картины многочисленны. Да это и не мудрено потому, что представлено искусство дворянское — общества «чистого», «образованного». Оно было прозападное, и эпоха Возрождения была для него образцом для подражания. Русские крестьяне в искусстве своём и помыслить не могли о таком безобразии, справедливо считая это позорным. В Италии Возрождение было возрождением чего? Как то об этом не задумываются под внушением «образованного общества». Когда я работала в Третьяковской галерее, то на детских экскурсиях видела как ещё дети, особенно мальчики, разгорячались при виде голых изваяний и картины Карла Брюллова «Вирсавия». Они краснели, хихикали, возбуждённо переговаривались. Причём с каждым годом возраст вот так реагирующих снижался неуклонно. Дети стали загрязняться всё раньше и раньше — взрослые окружили их своей грязью — отобрали чистоту целомудрия. Мне нужно было делать не только маленький перерыв, но и объяснять им разницу между женщиной голой и обнажённой. Но я врала детям, т.к. на самом деле разницы, на мой взгляд, нет никакой. А что мне оставалось делать? Не могу же я рассказать детям, что женщина целомудренная более красива и привлекательна, хотя полуобнажённая.

Во времена Пушкина дамы в платьях с голыми плечами если чуть-чуть поднимали подол своего длинного платья над туфелькой, то кавалер приходил в полуобморочное состояние, о чём замечал и сам стихотворец. На экскурсии же если мимо большой картины, о которой я рассказывала всё, что положено по науке искусствознания, пройти, не заметив её было нельзя, то к наброскам Александра Иванова к картине «Явление Христа народу» можно. На левой боковой стене большого зала и в соседнем выставлено очень много набросков голых мальчиков. Они были не только к упомянутой картине, но и к другой, которая явно рассказывает о нездоровых пристрастиях самого художника. Но говорить об этом экскурсоводу нельзя, а нужно выискивать хорошее, которое якобы всегда есть. К чему я всё это рассказала? Конечно же, кто-то может назвать меня лицемеркой (фарисейкой) и «глухой к прекрасному». А я хочу подчеркнуть в очередной раз, как по-разному жили условные «две России» и каков был итог. В большинстве своём духовно безпомощная и бездарная, повторяющая чужое дворянская Россия — выродившаяся и никчёмная в своём безбожии, в своей лени и неспособности к не только высокому, но и хотя бы просто полезному, с детства питалась художественными образами плотскими, почитая их за образец. Соответственно и нрав. Настоящая Россия — русское крестьянство (85% населения) — жила по законам своим и имела искусство своё — высочайшее и самобытное, а главное — дух крепкий. Именно они держали Россию — кормили и защищали бар и Отечество. Так что же мы хотим для наших детей? Ложного и низменного или высокого и сильного духом? А что же нам советует Райкин Константин и еже с ним?

Почему особой свободы и безнадзорности не требуют действительно одарённые творческие личности, при этом духовно здоровые? Например, из ныне живущих огромная творческая глыба — Юрий Соломин. В его театре не распинают голых баб, не распинают и Христа и не показывают Его с гулящими девками, не совокупляются на сцене, не защищают извращенцев, не показывают причинные места, уважая себя и зрителя, а классику ценят и берегут. Тем, кто требует свободу (или безпредел?) своего сомнительного, мягко говоря, творчества хорошо бы знать, «творя» для народа за его же деньги, слова апостола Павла: «Всё мне позволительно, но не всё полезно; всё мне позволительно, но не всё назидает» (1 Кор. 10:23).

Дико, но духовно здоровый Юрий Соломин — исключение ныне. Против его мудрости есть молодёжь (трудно удержаться от оценки какая именно). Райкин Константин вещал о цензуре на классику: «И вообще, зачем устанавливать эту границу? Кто на ней будет пограничником? Ну не надо это… Пусть её трактуют… Кто-то будет возмущён — замечательно». Прежде всего сами великие писатели, которые себя защитить от переделывающих их бездарностей не могут. В Малом театре классику ставят 1:1 и не переделывают действительно великих творцов под себя невеликих. На спектакли в Малый могут придти родители с детьми. Он воспитывает, как это делали до него, как делал великий Островский, творчество которого священно для обычаев столь достойного действительно художественного театра. Соломин не только не мажет грязью русский народ и историю, но и любит его – он плоть от плоти его и пронизан народным русским духом. Он не только не искажает исходный текст классиков, но и сохраняет не только его, но и русский язык в целом. Соломин – Учитель не по фамилии, а по званию, он Художник по творчеству, он Народный и Заслуженный. Почему Соломин не бодается с министерством культуры, имея такое всеобщее призвание? Почему Соломин не требует себе исключительной свободы творчества – имеет право по делам своим, в отличие от Райкина Константина и еже с ним. Уму непостижимо такое: «В кои-то веки наши деятели театра встречаются с президентом. Это встречи такие — нечастые. Я бы сказал, декоративные. Но все-таки они происходят. И там можно решить какие-то серьёзные вопросы. Нет. Почему-то и здесь начинаются предложения установить возможную границу трактовки классики. Ну зачем президенту-то устанавливать эту границу? Ну зачем его в эти дела… Он не должен вообще этого понимать. Он не понимает — и не нужно ему понимать». Будем ждать, когда теперь уже и Президент извинится перед Райкиным Константином и еже с ним. Пора бы уже… Мединский — главный по культуре у нас в стране, уже извинился перед «Художником», надо бы и Путину побыстрее, а то пока ещё деньги не пришли на счёт семейного театра, т.к. 2017-й год ещё не настал, а он опасный такой — 100 лет победы царской интеллигенции! Путину и Мединскому неплохо бы взять уроки у Райкина Константина.

А вот Юрию Соломину это чванство не нужно. Здоровый духом и умом, Соломин понимает, что ему не тесно в рамках здравого смысла, а развиваться нужно и можно выше пояса, т.е. вверх, к покрову над Россией. Он подпитывается оттуда — он — свой. Соломин любит Россию и русский народ, ему не нужно отделяться от него, наоборот. Это шире междусобойчика «своих». Такое парение духа — свободное уже само по себе. Свобода есть только одна — выбор добра и зла и, понимая это, творец из простонародья выбирает добро предков. Соломин и ему подобные — не самозванцы. Дар Божий (талант) они огранили своей внутренней духовной работой, любовью и уважением к своему народу. Для него и ему подобных «свои» — мы все. Нераздельно. Невозможно требовать свободы от своих предков, родителей, детей, от своего народа.

Великие и никем непревзойдённые в мiре творцы живописцы Василий Суриков и Иван Крамской и помыслить не смогли бы о народе-«быдле» и собственной неподсудности перед ним, а творили они именно для народа, болея душой за него, а не за самих себя, любимых. А ведь тогда было тоже самое — та же т.н. интеллигенция в условной «другой России», безплодная и безумная презиравшая и гнобившая народ руссов. Она была уже во времена великих творцов Пушкина и Лермонтова. Но сам-то Александр Сергеевич пошёл от в большинстве своём иноязычной, инородной и инославной условной «другой России» к русскому народу в простоте и ясности языка именно русского, без латинизмов, уже насаждённых на эту пору. Простота его творений была наивысшая и достигнута огромным трудом над собой, а не только даром Божиим. Поди-ка, напиши так же просто… Пушкин, хоть и написал «Я памятник воздвиг себе нерукотворный», но самозванцем не был. После смерти Пушкина, как и Лермонтова, «собратья» хотели их творения засунуть подальше в тёмный шкаф, так ведь не дали — Погодин открыл дверцы широко и навсегда. За этими двумя творцами цензура была похлеще, чем за райкиными и прочими, но они не изображали себя «непонятыми» «быдлом» «гениями», хотя гениями являлись по существу и настоящими. По сути, эта цензура им не помешала — придраться было не к чему.

Райкин Константин даже и Достоевского приплёл к своему чванливому мiровоззрению: «Что же мы иллюстрируем Федора Михайловича Достоевского, который говорил: «Только лиши нас опеки, мы тут же попросимся обратно в опеку». Что-то не помнится такое про великого мыслителя, который, кстати, терпеть не мог всю эту интеллигенцию, которую так ярко представляет ныне наследник семейного театра. Он их в «Бесах» описал подробненько, «настучал» (привычный шаблон-ориентир) по мнению самого Константина Аркадьевича…

Ныне намутили нам хвостами воду, устроили очередное Смутное время, поналезли из всех щелей гуттаперчатые, ползают склизкие «гении» и кричат: посторонись, дай дорогу, не тронь нас, мы вас всех выше! А почему мы должны терпеть весь этот смрад? Ведь они мажут нас своей собственной грязью! И при этом смеются над нами. Извиняется же не Райкин Константин, а министр культуры… Не зря же Райкин Константин сказал в своей речи: «И не надо (неразборчиво), что церковь будет возмущаться. Ну, ничего! Не надо сразу закрывать все. Или, если закрывают, надо реагировать на это. Нам вместе. Вот попытались там что-то сделать с Борей Мильграмом в Перми. Ну, вот как-то мы встали дыбом, многие. И вернули его на место. Представляете? Наша власть сделала шаг назад. Совершая глупость, сделала шаг назад и исправила эту глупость. Это потрясающе. Это так редко и нетипично. Мы сделали это. Вместе собрались и вдруг высказались».

А он министр культуры чьей и какой? Если культуры родной моей и моих предков, то я не просила министра, являющегося полпредом, извиняться перед тем человеком, который не уважает ни моё государство, ни мой народ, ни меня саму. Наоборот. Да, он и не спросил у меня совета. А если серьёзно, то надо бы министру ориентироваться не на подавляющее меньшинство, якобы гениально талантливое, а на подавляющее большинство и на его историческую культуру. Именно её он и должен защищать своей непременной цензурой, а не извиняться за добросовестную, судя по всему, работу своего помощника Аристархова.

Нельзя не согласиться с Райкиным: «Мне кажется, сейчас, в очень трудные времена, очень опасные, очень страшные; очень это похоже… Не буду говорить, на что. Но сами понимаете. Нам нужно вместе очень соединиться и очень внятно давать отпор этому». Да уж, одни и те же слова в столь противоположных станах… Поистине ныне Смутное время в лукавом царстве уж очень многочисленных самозванцев России.

А мы сможем им противостоять? Например, сила денег на стороне их. Как и сила покровительства, в т.ч. в родной стране. Как можно судить? Да очень просто: русские православные СМИ как бы даже и не существуют — их нет в большом медийном пространстве. На них нет ссылок по темам, которые обозначиваются в интернете для нас, но в Америке, что общеизвестно. На деньги действительно общественные, т.е. не прошедшие через государеву казну, существуют такие любимые СМИ как телеканал «Союз», сайт сретенской обители «;Православие.ру», «Русская народная линия», «День» и другие. Может оно и лучше так? Странным образом СМИ, работающие на деньги государственные, становятся лукаво противорусскими явно или прикрыто, т.е. намешано благое с неблагим и в основном речь идёт о неглавном… Правда, вот кинохудожники и книжные русские православные издательства выживают или с трудом, или совсем убыточные. Тем самым «зелёная поляна» остаётся за райкинами и ему подобными.

То, что нас «кормят» чуждыми нам нравственными «помоями» за наши деньги — не довод. А если не за наши, так можно? Так ведь всё одно: кто-то же платит… Зачем? Кто нам заказал эту бесовскую музыку? Если «креаклы» так «закреативились» что не могут отличить зло от добра, чистого от грязного, так причём же здесь мы? Мы — не урна. У нас есть голос?

А ведь на войне как на войне — должны быть не только ружья, но и патроны к ним. Против нас идёт непрекращающаяся война умов (идеологическая), в которой мы проигрываем на всех последних этапах. Долго ли ещё тому быть?

Цензура — орудие в этой войне умов. Ныне оно в руках райкиных, в чём они не признаются и отдавать они его не хотят, буквально «затыкая рот» не только простым людям, но и «верхам». Примечательно, самое большое достижение сатаны в 20-м веке то, что он убедил всех в своём небытие. Нет сатаны — врага человеческого, так и воевать не с кем. Нет цензуры, так и руками водить с её помощью некому, якобы. Успешно работают.

Обнаглели. Опять обнаглели.

Думают, всех нас одолели.

Мол, теперь-то уж навсегда!

Ведь боролись-то против нас века…

Опять распяли нашего Христа.

У вековых христиан в стране,

Изгнанные, придя к нам извне.

Они попирали чуждый им народ,

Смеясь над ним: экий урод!

Они отбирали у русичей Христа,

Готовя в Руси приход антихриста.

Их лукавое царство Христос попрал,

Он избранным — православным, отдал.

Теперь вновь глумятся они открыто —

Ведь святое для них напрочь закрыто.

Они поганят Христа в театре и в кино

Тем самым делая нас с ними заодно.

Непротивлением злу насилием,

Ленью остановить мерзость усилием.

В своём самодовольном любовании,

В напыщенном и пустом звании

Они мнят себя от беса свободными,

А нас, презирая, ни на что негодными.

Нам бы не было исторической новью:

Все их игры пахнут нашей кровью.

Им место только в позорном изгнании

С нашей предков святой земли,

Что сделать должны именно мы.

Светлана Фёдоровна Нелюбина, писательница и издательница

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 3,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924