Политическая жизнь Белоруссии после парламентских выборов: куда направляет её дух времени? Пантелеимон Филиппович

БелоруссияЛюбому православному патриоту очевидно, что всё, происходящее в Белоруссии, необходимо понимать и оценивать в духовном свете. Что это значит? В духовном свете — значит, в свете вселенского противостояния божественных сил добра и дьявольских сил зла, которое составляет сущность истории всего человечества и каждого отдельного народа в нем. Да, эпицентр этой борьбы — сердце каждого отдельного человека вне зависимости от его пола, возраста и этнического происхождения. Но силы добра и зла, сталкивающиеся в этом сердце, имеют вполне определенное облачение в виде всех условий нашей жизни, включая государства и народы, устои и обычаи в них — хозяйственные и политические, в быту и в искусстве. Источником и собранием всего подлинно благого является христианская (то есть, православная) Церковь — как Тело Самого воплотившегося Бога, в Котором обитает Святой Божий Дух. Все, что не вышло из Церкви (например, разумные составляющие в разных философских и научных учениях, нравственных представлениях, политических доктринах), либо постепенно направляется к Ней и очищается воцерковлением, либо, рано или поздно, восстает против Нее и Бога и воюет на Них.

Русь, и Белая Русь как ее часть, пошла за Богом и стала Его избранницей последнего тысячелетия — Святой Русью и Третьим Римом. Всё, что противоречит последним в жизни нашего народа, не является подлинно русским и при ближайшем рассмотрении оказывается инородным, даже если и как-то связано с Русью по названию или гражданству (как и Тадеуш Костюшко не становится белорусом из-за рождения на белорусской земле). Ей противостоит Запад, который является понятием более духовно-цивилизационным, нежели географическим (запад для Аляски и Калифорнии — это Россия, для Турции — Греция, а для Галиции — Сербия). Уроженец Европы, США и Японии не является автоматически злодеем, как и уроженец России — святым. Однако именно эти страны и их элиты стали бастионом дьявола, цитаделью строящейся всемiрной державы антихриста. Мозгом этой державы являются их элиты, которые уже давно порвали не только со своими народами, но даже со своими государствами, став интернациональными. При этом интернационал сей имеет вполне национальную основу, связанную с народами, которые имели Истину в ее полноте, но в определенное время отвергли ее, — это еврейский и романо-германские народы, а в них, соответственно — народности данитов (потомки колена Дана) и англосаксов, элиты которых посредством тайных организаций разрушили вначале западную церковь, а потом и западные монархические государства, а в них — семейный уклад, последовательно заменяя их оккультизмом, олигархическо-демократическими штатами и содомией. Но, что очень важно, сделали элиты это на почве развратившихся (при их же содействии) своих же народов, устои жизни которых во всех ее областях постепенно переходили от христианских к падшим, неоязыческим, составив вкупе так называемую западную цивилизацию Ренессанса или антропоцентризма (называемого также гуманизмом). Наконец, уже в Новейшее время эти элиты перешли к распространению и своей веры, и своей власти, наконец, этой самой западной цивилизации (жизненных устоев) по всем странам и народам. Естественно, имея Святую Русь и ее союзников в качестве главного врага и противника.

Таким образом, все явления и события жизни народа Белой Руси и нынешнего белорусского государства должны оцениваться, исходя из того, в какую сторону указанного противостояния они делают вклад. Очевидно, что есть сознательные сторонники и служители стороны добра (Святой Руси), есть сравнительно (ибо не ведают они, что творят) сознательные сторонники сил зла (западники), наконец, есть преобладающее ныне множество людей, колеблющихся между двумя сторонами, часто даже не подозревая об этом, как и о самой борьбе и ее сторонах. Людей, тяготеющих к стороне добра в своих взглядах, в Белоруссии, конечно, на порядок больше. Но вот в жизни, которую они ведут, преобладает как раз западный, неоязыческий ее образ, что и является главным источником угроз.

Особое значение имеет, конечно, проекция такой расстановки сил в среде государственной власти. С одной стороны, придя во власть, А.Г.Лукашенко задал движению в целом направление «на Восток» — в сторону Руси (даже когда Российская Федерация пошла в обратном направлении). С другой стороны, сама политическая система, доставшаяся нам в наследство от богоборческой революции и ее безблагодатных демократических идеалов, предвосхитила постепенный отход от данного направления и неизбежное усиление в ней прозападной во всех отношениях группировки. Религиозный плюрализм и межконфессиональный экуменизм, неошляхетский национализм и либерально-рыночный капитализм — стали неотвратимо накатывать и заполонять собой властные круги. Постепенно стала формироваться и прозападная оппозиция внутри власти, которая при содействии своих западных покровителей (став их агентами) стала склонять на сторону своих убеждений главу государства и одновременно готовить против него заговор — по дорожке, накатанной во многих странах (Югославии, Украине, Грузии, Ираке, Ливии, Египте). И цель их — не просто взять власть, но именно решительно повернуть Белоруссию в сторону Запада, воцарить в народе Белой Руси западный неоязыческий дух, который они сами уже в себя впитали.

* * *

Большие повороты складываются из множества малых уклонений.

Два месяца назад в Белоруссии прошли парламентские выборы на волне политического братания с Западом (в условиях ущербной политики российского руководства и напуганности белорусской верховной власти украинскими событиями). Выборы были в целом одобрены Западом и принесли некоторые изменения в состав белорусского представительного органа власти (Палаты представителей Национального Собрания).

Итоги голосования и состав депутатского корпуса позволяют сделать некоторые выводы.

Во вновь избранной Палате в целом пока сохранились принципы, на которых было основано представительство в Белоруссии после политических преобразований на общенародном референдуме 1996 года по проекту главы государства. Суть тех преобразований отвергала либеральные реформы времен распада СССР и во многом напоминала подобие соборно-монархического строя по древнерусским идеалам, включая полномочного правителя, земский сословный собор (Всебелорусское народное собрания) с важным местом на нем предстоятеля Церкви, совет заслуженных старейшин в лице Сената, развитую систему общения главы государства с народом.

Помимо отраженных в Конституции был принят и ряд негласных установлений, которые, в том числе, касались и Палаты Представителей (белорусской Государственной Думы, ибо термин Палата Представителей слишком уж демократичен и калькирует британский и американский парламенты). Главным из таких была система фактического назначения депутатов решением главы государства (после определения достойных), которое далее проводилась как «выбор народа» (в большинстве своем народ действительно соглашался с таким назначением). Причем назначение это происходило, исходя из критерия не только лояльности, но также и сословно-профессионального. Брался в расчет опыт созидательной деятельности в определенной области труда. Притом в группе кандидатов от власти равномерно распределялись представители основных направлений народной жизни, которые потом входили в соответствующие комиссии. При этом категорически была отвергнута не только пропорциональная, но вообще партийная система. Подавляющее большинство депутатов было безпартийными, лишь несколько, как правило, представляли целиком покорные коммунистическую либо трудовую партии. Это полностью соответствовало русскому идеалу (который подробно обосновали славянофилы), согласно которому партийно-классовая система борьбы и представительства частных интересов нарушает православный завет всесословного народного единства. Как итог, в белорусской Думе был ряд военных-силовиков, руководителей учреждений образования и здравоохранения, районных чиновников, производственников, деятелей искусства, но совершенно отсутствовали магнаты-капиталисты, банкиры, профессиональные политики, бизнесмены и обслуживающие их юристы, журналисты. Конечно, в нашем социалистическом законодательном органе не хватало аристократичной составляющей — богословов, философов, ученых, правоведов-теоретиков, политэкономов. Впрочем, система законотворчества в Белоруссии такова, что они подключались к ней с другой стороны.

На первый взгляд, итоги выборов обезпечили полную преемственность. Кандидаты от всех оппозиционных партий (националистов, либералов, социал-демократов и зеленых) набирали в совокупности от 5 до 15% голосов и, что характерно, совершенно независимо от региона — что в Могилевской области, что в Гродненской. В тех же пограничных с Польшей районах Брестской области они набрали вообще мизерные цифры.

В новом составе парламента в целом принцип формирования сохранился: в числе 110 депутатов — 11 руководителей-врачей, 20 руководителей-педагогов, 30 руководителей-производственников, 9 силовиков, 28 чиновника, 1 спортсмен, 1 профессиональный партийный политик, 2 представителя общественных организаций, 6 представителей творческой интеллигенции. При этом подавляющее большинство по-прежнему — безпартийные, включая членов провластного общественного объединения «Белая Русь», которую пока в партию типа «Единой России» не преобразовали.

И, однако же, струи губительного яда пущены. Которые мы теперь и рассмотрим. И первая из них — прохождение в парламент впервые за много лет 2 представителей оппозиции:одной — радикальной либералки, и другой — системной (и того гораздо более опасной) представительницы той самой творческой интеллигенции. Либеральная революционерка с вызывающей внешностью А.Канопацкая сама по себе, конечно, опасности не таит. Возможно, на нее даже рассчитывают как на наглядный отрицательный пример, призванный еще раз оттолкнуть белорусов от оппозиции. Хотя мы хорошо помним, к чему привел такой «Хитрый план Януковича» в отношении националистической партии «Свобода». А.Канопацкая как раз весьма импульсивна и способна громкими лозунгами увлечь современную нерассудительную публику. Да и радикально либертарианская риторика ее и ее партии ОГП (побратима «Нашей Украины» Ющенко и «Союза правых сил») вполне может быть использована рыночными реформаторами во власти для продвижения своих реформ на базе громкой популистской критики «ущербной социалистической (якобы) белорусской модели». Попутно замечу, что на главной белорусской общественно-политической программе у В.Гигина либерально-националистическая оппозиция стала в последнее время просто завсегдатаем: и если долгое время они выступали как «мальчики для битья», то постепенно превратились в «уважаемых партнеров», высказывания которых часто стали одобряться (тем более что они и сами научились лукаво подстраиваться под аудиторию). То есть, известный процесс идет.

Однако главное достижение западных спецслужб через ее избрание в парламент — в другом. Еще раз напомню, что представители оппозиции набирали официально в сумме не более 15% голосов (обычно менее 10%) — в том числе и в избирательных округах, соседних с минским 97-м. И тут в достаточно старом и промышленном районе «побеждает» молодая бизнесвумен либерально-революционных (гайдаровских) взглядов и партийной принадлежности. Иными словами, открыто было показано, что депутатов в Белоруссии действительно назначают (в том числе и оппозиционных — из угождения Западу). Впрочем, чего греха таить, когда представители компартии набирают по 60%, а в соседних районах их однопартийцы берут по 2-3%, никакого основания для веры в прозрачность демократических выборов просто не оставляется (а честно их отменить не могут).

Но это еще совсем цветочки. Ягодки идут следом. Они начинаются уже со второй оппозиционерки Е.Анисим, которая оказывается, между прочим, научным сотрудником крупного научного государственного учреждения — Института языкознания Национальной академии наук Беларуси — одного из главных рассадников национализма (вместе с Институтом этнографии и фольклора), да и источником националистической шестой колонны во властной вертикали (в том числе своим идеологическим воздействием на неидейных или несведущих чиновников). И, более того, она является, ни много ни мало, заместителем председателя «Таварыства беларускай мовы» — националистической (т.е., псевдобелорусско-русофобской) организации, возглавляемой известным буйным националистом из «Белорусского национального фронта» О.Трусовым:

Как она искренне признается, «я шла в Палату представителей не столько из своего большого желания быть депутатом, сколько исполняя решение совета ТБМ иметь своих представителей в парламенте Республики Беларусь. Исходя из предыдущего опыта, мы поняли, что в Парламенте некому отстаивать наши позиции относительно реального статуса государственного белорусского языка… В первую очередь, мы хотим, чтобы законопроекты поступали на государственном белорусском языке. Нужно исправлять ситуацию, когда основная масса всех законопроектов поступает на русском языке. Также мы считаем, что в связи с тем, что ЮНЕСКО внесла белорусский язык в список языков, которым угрожает исчезновение, нужно безотлагательно принимать закон о государственной поддержке белорусского языка».

Тема проводимой беларусизации заслуживает отдельного рассмотрения. Здесь укажем только на то, что «беларуская мова» в современном ее виде, сформированном предреволюционной ополячено-католической националистической интеллигенцией и большевиками и напичканная полонизмами, совершенно чужда белорусам и имеет очень мало общего с белорусским наречием русского языка, которое возрождалось как раз великоросской славянофильской интеллигенцией. А всё сопротивление ей и оказывалось местной ополяченной шляхтой и интеллигенцией. Этот диалект был сугубо деревенским (в отличие от малороссийского у него вообще не было никакой письменной истории и городских корней и распространения), и сами белорусы с радостью осваивали и пользовались в обиходе общерусским литературным языком (в смеси со своим привычным наречием).

Нынешняя же мова родилась в рамках националистическо-русофобского движения и поныне преимущественно (с некоторыми исключениями, не составляющими закономерность) является неизменным атрибутом прозападной политической оппозиции и националистической гуманитарной интеллигенции, с недавних пор — основным языком проповедей в католических костелах. Причем в среде гуманитарной интеллигенции она культивируется не только в оппозиционных кругах, но и внутри государственных объединений и учреждений, в которых она присутствует (впрочем, и там дух был всегда оппозиционный, но кухонно-приглушенный). Как раз под их воздействием и в условиях нацистского переворота в Киеве и «русской весны» в Новороссии и Крыму, истолкованных либерально-западническими силами во власти как угроза для белорусского суверенитета (и личной власти главы государства), «беларуская мова» была объявлена средством национальной самоидентификации белорусов и даже «символом суверенитета» — то есть, по сути, их отличения от русских (с которыми со времен большевиков отождествлены великороссы).

Елена Анисим, как получившая в научных кругах опыт иезуитской дипломатии, элегантно продвигает «беларускi» (литвинский) национализм. Оказывается, белорусы были якобы обмануты (по сути, главой государства), когда проголосовали на референдуме 1996 года против мовы (слово, кстати, польского происхождения, как и лексическая форма «Беларусь») в качестве единственной государственной и за русский язык в качестве второго государственного (хотя если бы тогда предложили вариант «русский — единственный государственный, и мова как культурно-этнографическое наследие», то и он бы победил). Якобы «основная масса людей, особенно те, кто голосовал за равные права, предполагали, что будет возможность одинакового использования белорусского и русского языков в разных сферах». Якобы «тренды, которые сейчас существуют в обществе: идет активное позиционирование молодежи себя как белорусскоязычной» (на деле, ее части, охваченной национализмом, в том числе украинской заразой, зреющим молодежным ядром Майдана, хотя на мове в быту даже и среди них говорит подавляющее меньшинство). Она апеллирует к тому, что «мы присоединились к Болонскому процессу», заявляет, что «было бы хорошо, чтобы у нас появился хотя бы один телеканал на белорусском языке, который с утра до вечера предлагал бы зрителям передачи по разным направлениям» (на самом деле канал «Беларусь 3» уже таковым почти и является, не говоря уже о том, что на мове выходит большинство передач культурно-исторического плана на ряде других республиканских телерадиоканалов), подсовывает идею того, «чтобы государственные органы и те люди, которые работают в области идеологии, поняли, что и через белорусский язык может идти популяризация белорусского государства».

Учитывая, что эта «беларуская мова» изначально формировалась в ополячено-католических кругах пропольско-революционной шляхты и интеллигенции, притом на латыни, почти все, что на ней написано, пронизано духом отчуждения от Руси, являясь униатско-католическим и неоязыческо-гуманистическим (этим отличаясь от нынешнего «украинского языка», по сути, малороссийского наречия). Всё же, написанное белорусами в русле православной духовной традиции, было написано на русском языке. Поэтому выбор мовы в качестве средства самоидентификации белорусов — вне зависимости от намерений тех или иных лиц (в том числе искренне православных и даже пророссийских) — в любом случае является и будет являться средством разогрева прозападного национализма и ретрансляции мифологического русофобского псевдоисторического самосознания, средством интеграции всех польско-католических культурных элементов и персонажей в сознании широких народных слоев в качестве «наших, белорусских» с понятными последствиями, наконец, направлен на подрыв православно-русского самосознания и духа и на вестернизацию Белой Руси.

Что тут же и подтверждает на себе Е.Анисим: выступая за «продвижение мовы среди русских», она указывает, что необходимо всеми силами привлечь к участию в выработке «общегосударственной, в том числе и языковой политики» белорусов за рубежом (вплоть до выдачи им «карты белоруса»), поскольку «так получается, что там зачастую живут люди, преданные своему отечеству. Они знают свою историю и являются очень перспективными в плане популяризации белорусской культуры. В определенном смысле эти люди могли бы стать голосом народной дипломатии. Очень часто они таковыми и являются, что мы можем проследить и в Латвии, и в Литве, и в Польше». Но мы-то хорошо понимаем, какие «свядомые беларусы» за редким исключением проживают в Латвии, Литве, Польше, США и Канаде, и что они внесут в общегосударственную политику! Далее на вопрос о перспективах евразийской интеграции, «популяризатор белорусскости в России» аккуратно замечает, что «все-таки Беларуси достаточно сложно продвигать свои интересы в границах ЕАЭС». Наконец, ученая-литератор оказывается достаточно подкованной в экономических вопросах (неужто в Институте языкознания ввели курсы по макроэкономике!), в которых предлагает нам «план Бальцеровича» — то есть, снимок с плана американской десоветизации и шоковой либерализации Польши.

Заметим, что интервью у Е.Анисим берет курируемое белорусскими идеологическими властями издание «Евразия-эксперт» — притом в достаточно одобрительном ключе, в том числе подкрепляя ее идеи доводом о том, что «еще в начале ХХ в. практически все финны разговаривали по-шведски, но за какие-то 50 лет ситуация в корне изменилась. Сегодня, несмотря на двуязычие, большинство финнов разговаривает на родном языке. При этом никто в Стокгольме не рассматривает это как проявление антишведской политики со стороны Финляндии. Может быть, нам стоит воспользоваться этим финским опытом». Умалчивая о том, что, во-первых, финский язык действительно является родным для финнов, во-вторых, эти языки и их народы-носители вообще являются разнородными — соответственно, германской и фино-угорской семей (хотя журналист-собеседник П.Петровский известен отнюдь не как западник, напротив). И это значительно отражает общие настроения в государственной идеологической вертикали.

Особенность Е.Анисим заключается в том, что она внепартийная, критикует чиновников, но не верховную власть и государственную политику в целом, — то есть, вполне вписывается в число националистических лоялистов, вполне удобных для, прежде всего, прозападной шестой колонны во власти — также лоялистской, истолковывающей выборочно и на свой манер заявления высшего руководства, работающей над склонением его к своему образу мысли и целенаправленно делающей свое дело (на них, а не на оппозицию, сейчас и обращено основное внимание и денежные средства западных стратегов). Отметим, что и указанная выше открытая оппозиционерка А.Канопацкая, являясь бизнесвумен и представляя партию, сконцентрированную на либерально-рыночных реформах экономики, носит в парламенте «бел-чырвона-белы» значок (тот самый, который использовали гитлеровские коллаборационисты) и в своих выступлениях делает акцент на мовно-культурную тематику.

И тут перед нами раскрывается подземная, но гораздо более напористая и опасная ядовитая струя в новоизбранной Палате Представителей и стоящей за ней политике государственных стратегов. Преобладающее большинство депутатов парламента по-прежнему представлены здоровыми силами из трудового народа: они и заняты в комиссиях экономических (которые и находятся на особом счету у главы государства), по законодательству, экологии, здравоохранению. Но одновременно как раз небольшая группа депутатов из творческой интеллигенции, которая и будет работать над выработкой идеологии и наиболее тесно связанных с ней направлений (образование, культура, язык, международные культурные связи), — самой главной областью политики в плане формирования духа народа и которой по-советски пренебрегает глава государства, — представляет прозападно-националистический круг лиц. Достаточно вспомнить, как подавляющее меньшинство депутатов от БНФ могло жестко диктовать свою политику (особенно в указанной сфере) в окружении коммунистического большинства до избрания А.Г.Лукашенко президентом в 1994 году!

И в эту группу входят далеко не только эти две (точнее полторы) оппозицонерки: к ним вполне присоединяется и все принадлежащие к этой профессиональной группе депутаты «от власти» (за исключением, разве что редактора районной газеты). Обратим внимание на этих депутатов. Ольга Попко — депутат от Новогрудка, занимавшая доселе должность директора Музея Мирского замка — резиденции печально известного ополячено-литовского магнатского рода Радзивилов, ставшей в последние годы (транзитом через «главную туристическую достопримечательность») одним из символов «белорусской истории», «национального возрождения» и «национальной реликвии» (в рамках общей «литвинской» государственной программы «Замки Беларуси»). Мирский замок был изображен на печально известном школьном учебнике истории 1990-х, многим белорусам насадившем лживые и русофобские псевдоисторические мифы. Эстрадная певица Ирина Дорофеева, делегированная от округа, где проживает руководство государства, конечно, не будет идейным поборником польско-литвинского наследия, однако будет проводником выросшей из этой же западно-гуманистической почвы эстрадно-развлекательной культуры. Наконец, особо знаковой фигурой из креативного десанта является депутат из еще одного интеллигентского района столицы Михаил Милованов — заместитель директора еще одного духовно угрюмого плода нынешней беларусизации — Музея истории города Минска, находящегося в здании Ратуши, где одновременно проходят заседания минской городской администрации. Музей оставляет самые удручающие впечатления: торжество «эурапейскасци». За основу взята выставка некого Ю.Королевича в виде портретов осевых деятелей «истории Минска». 90% этих «дзеячоу» составляют литовские князья Гедымин, Ольгерд, Витовт, польские короли, Радзивиллы и прочие польско-литовские магнаты (которые к тому же к истории непосредственно Минска вообще никакого отношения не имели). Долитовский период представлен полоцкими князьями Рогволодом и Всеславом «Чародеем», представленными как буйные языческие «ватники» (на фоне утонченных «эурапейцев»). Естественно, длительный русский период свободы от польской оккупации и западнорусского возрождения (и даже советский) не представлен вообще. Под большинством портретов — жутко русофобские подписи. Чего стоит только портрет «выдающегося минчанина» Януша Радзивилла, который, предводительствуя литовским войском времен войны против царя Алексея Михайловича и гетмана Богдана Хмельницкого, вырезал целые белорусские области, и, однако, на выставке представлен «славным белорусским предком». Отдельный зал посвящен гравюрам самого Минска с изображением планов главных строений. На фоне редких «варварских» долитовских выделяются гобелены «польскага часу», на котором, естественно, преобладают католические касцелы и кляштары. Предреволюционного Минска с 10 великолепными православными храмами (при том, что город-то был сравнительно маленький) мы там не найдем».

Венчается эта группа творческой интеллигенции такой знаковой и уже широко известной фигурой, как Игорь Марзалюк, который, собственно, и возглавил главную идеологическую парламентскую комиссию — по образованию, культуре и науке. Личность Игоря Марзалюка очень не однозначна: профессор, заведующий исторической кафедрой альма-матер А.Лукашенко, знаменитого Могилевского государственного университета (хотя сам — из Западной Белоруссии), весьма образованный, он является убежденным консерватором и противником либерализма (впрочем, как полешук, — и всего социалистического с идеалом «хозяйственного хуторянина-собственника»), сторонником христианских ценностей с преобладанием православного начала в государственной жизни (в частности, отстаивает значение святителя Георгия Конисского, между прочим, убежденного русского имперца) и даже активной евразийской интеграции.

Однако одновременно он является активным сторонником и лоббистом «культуры беларускамоунай» (со всем ее приданным) и всей без разбору территориально «беларускай» культуры (включая значительную часть и ее придания) — вплоть до членства, как мы узнаем из интервью с Е.Анисим,…в том же самом националистическом «Таварыстве беларускай мовы», состоя прежде даже в БНФ. Более того, он резко выступил против Русской весны, а всех ее сторонников подверг шельмованию, осудил освобождение Крыма и поддержку Новороссии (при осуждении Майдана и действий киевской власти). Его идея интеграции с Россией строго ограничивается экономическим кругом вопросов при безоговорочном (то есть, вне зависимости от желания народа и перспективной смены либеральной элиты в России) сохранении максимальной независимости постсоветских республик, а также при внешнеполитическом нейтралитете Белоруссии с усилением ее статуса площадки всеобщего примирения и интеграции. Напомню, это — в условиях борьбы зла с добром как главной причины отсутствия этого самого «мира во всем мире» — то есть, богоугодной непримиримости. Одним словом, теоретическо-идеологическая мешанина, обусловленная отчетливыми духовными страстями. И, должен сказать, что таких противоречивых общественных деятелей у нас весьма немало, чем активно пользуются вражеские прозападные пятая и шестая колонны.

Рассмотрим эту весьма глубокомысленную, но мешанину на примере знаковой публикации профессора, сменившего в ранге главного государственного историософа-идеолога западноруссиста Льва Криштаповича, с параллельными комментариями.

«Нам незачем вступать в Евросоюз, поскольку у Беларуси есть своя миссия, провидение, судьба…- мы можем стать, и уже практически стали центром сохранения восточнославянской и просто нормальной европейской традиции во всех ее проявлениях». Христианская консервативная традиция всей Европы — миф, культивируемый, впрочем, В.Путиным и рядом светских патриотических ученых и общественников РФ, а также патриархом Кириллом и его единомышленниками во главе с митрополитом Илларионом; кроме того, центром сохранения восточнославянской (православной) традиции мы и можем стать только в единстве с государством великороссов и, как минимум, идеологически утвердив свою русскость.

«Не было белорусской нации в Средние века, но были люди, которые на этих землях пытались реализовывать нечто подобное. Для меня это Всеслав Чародей, который мечтал не о Полоцком княжестве, а о большем. Ему хотелось контролировать Север. Вторая попытка для меня — это Лев Иванович Сапега и его амбициозный проект конфедерации, унии Московского государства и Речи Посполитой. Эти люди как раз понимали необходимость мобилизационной стратегии близких ментально и культурно этносов, сообществ народов». Какую «северную нацию» (как альтернативу общей Руси) хотел создать дед преподобной Евфросинии Полоцкой, и о какой ментальной общности католическо-латинизированной и германизированной Польши и православной самодержавной Руси под водительством протестанта (дважды менявшего веру), насадителя Унии и борца с Церковью, организовавшего польский поход на Москву в Смутное время и лоббировавшего двух Лжедмитриев, Льва Сапеги говорит профессор — можно только догадываться.

«Есть вещи, которые мы ценим, любим, являющиеся самыми ценными на этой земле. Это наши традиционные культура, эпос, религиозная идентичность, где никто не выбрасывается из списка, где есть понимание, что роль православия — роль первой скрипки, а католичества — второй… Это качество, к которому мы шли через кровь и насилие. Это умение, которое стало реальностью в XX веке. Хотя и намного раньше так было, вспомним ВКЛ до контрреформации. Умение слышать другого, при этом сохраняя себя, свою сущность». Таким образом, православие для него — хоть и ведущий, но лишь игровой элемент культуры, а не путь спасения и обожения человека, мессианская национальная идея; душу же и единство белорусского народа нужно строить на надрелигиозных началах. О какой толерантности в ВКЛ в 15-16 веках (до контрреформации) говорит профессор — не понятно, но то, что толерантность к. XX — нач. XXI вв. является результатом не смиренной терпимости, а религиозного безразличия народных масс, связанного с истреблением религиозности нелюбимыми им большевиками, — казалось бы, очевидно.

«Социалистическая идеология в белорусском случае была проектом, который призывал к национальной идее, к созданию самодостаточной жизни… Но психология собственника и психология индивидуалиста белорусу свойственна в большей степени, чем великороссу… Социальный инстинкт, чувство и право на социальную справедливость в белорусском обществе чрезвычайно сильно развит… Есть образ правой Беларуси, которую мы потеряли, которая так великолепно воспета. Слава Богу, глупо потеряли — и поэтому не будем плакать… Для меня правая идея в белорусском случае — это культ хозяина, собственника в своем доме». Итак, сложная история белорусов (ушедших в себя в условиях польской агрессии и одновременно подвергшихся определенному влиянию поляков) переходит во внутреннюю мешанину в самом И.Марзалюке, доходя до «слава Богу, глупо потеряли», с болтанием направо-налево. Сложно понять ему и то, что «культ хозяина-собственника» уж никак не совместим со статусом «центра восточнославянской православной традиции».

Наконец, народный депутат переходит к части, которая вызвала уже возмущение в православно-патриотическом сообществе: «Слыша свою фамилию как одного из лидеров белорусской оппозиции — прогосударственного, лояльного Президенту, но, тем не менее, националиста… — Я слышу голос неадекватных, невменяемых российских радикальных националистов. Именно украинские радикальные националисты и российские радикальные националисты спровоцировали бойню на Донбассе. Эти сумасшедшие реально с двух сторон разрушили те основы старославянского единства, которые сохранялись еще до этой страшной бойни». Профессор берет миф о неких «радикальных российских националистах» (кто же это?) и разбавляет его совсем уж глупостью (если не циничным лицемерием) о «славянском братстве» до войны на Донбассе. Напомню, что до войны на Донбассе «славянские братья» во главе со всеми нынешними руководителями Украины залепили весь Киев бандеровскими символами, водили многотысяные факельные шествия, скандировали «Москаляку — на гиляку», сожгли заживо 250 человек в Одессе и сбросили авиабомбы в центр Луганска. Любопытно было бы узнать про подобные проделки «российских националистов».

«Что говорят эти люди? Это черносотенцы. Они не хотят замечать очевидной вещи, что и украинская, и белорусская нации существуют как социокультурная реальность… Эти люди не понимают, что делая так, они реально разрушают возможность белорусам и русским, как самым близким национальным сообществам, гармонично, нормально развиваться и строить общее союзное объединение. Вот они, на мой взгляд, самые пещерные, зоологические, ограниченные националисты… Эти люди живут в иллюзорном мире, согласно которому Беларуси нет. Это якобы вымышленная нация, вымышленная поляками. Самое интересное, они думают, что потом сволочи-большевики взяли и нарушили «матушку-Россию», не понимая, что революция, как бы это кому ни нравилось, была продуктом внутренней российской эволюции… Радикальный этнический национализм в Беларуси выступает, к сожалению, двумя пятыми колоннами. Не одной, а двумя. Одна — это радикальные белорусские националисты и то либеральное направление, живущее за счет посольств европейских стран и Соединенных Штатов… И вторая группировка, гораздо более малочисленная…- это как раз зоологические, черносотенные шовинисты… Они несут полную ахинею в своих шизофренических текстах… Их привел в бешеный экстаз комментарий, который я дал газете «Наша Нива» по поводу памятника Пушкину, который поставили в Могилеве. Дело в том, что там была несогласованная надпись, несколько специально вырванных фрагментов текста из произведения Пушкина «Клеветникам России». И вот это они сами самоход лепили на этот памятник. Я хотел бы спросить у этих почтенных господ-товарищей: есть ли памятник с такой надписью великому русскому поэту в самой России?… Это была особая провокация на потребу дня, которая сделана зоологическими российскими шовинистами, но на территории Беларуси и в очень непростое время, которое мы сейчас переживаем… Я не хочу обижать этих мальчиков, но думаю, что русскую философию, литературу, культуру, искусство я знаю в разы лучше их… В целом это хамство — трактовка Беларуси как провинции, деревни или просто области российской — это недопустимо… Смотреть на этих людей, которые перестают быть похожими на интеллектуалов и вообще на людей, когда они брызжут слюной… Этот этнический великорусский национализм тождественен бандеровскому, украинскому национализму. Это борьба власовцев против бандеровцев». Итак, мы видим тотатальную мешанину всего в одном котле, замешанную на этнофилетической гордыне И.Марзалюка. Обвиняя в «брызгании слюной» спокойное разоблачение акта вандализма, поддержанного русофобскими силами во власти,профессор не замечает, как его слюна уже давно фонтанирует. «Выдающийся знаток» русской философии и культуры забывает, что черносотенцами (консерваторами, членами «Союза русского народа», стоявшего на страже идеалов православного Русского мира или, если угодно профессору-депутату, «восточнославянской цивилизации») являлись святые патриарх-исповедник Тихон, царь-мученик Николай, старец всея Руси Иоанн Кронштадский. А разве украинскую, белорусскую (как и великорусскую) нацию выдумали не большевики, в чем были позже поддержаны Гитлером и Геббельсом (пусть профессор назовет хоть одного вменяемого белоруса, не принадлежавшего к маргинальным революционным группировкам, кто употреблял такой термин до 1917 года)? Какой это «эволюции «матушки-России»» (саркастично упоминаемой профессором) является продуктом революция 1917 года? Не деятельности ли, на самом деле, тех самых правых и левых революционеров, к которым И.Марзалюк справедливо возводит идею белорусской и украинской наций, а также духовно расслабившегося простого народа, ударившегося в любимый профессором хатаскрайний «культ хозяина, собственника в своем доме».

И далее духовные корни этой мешанины раскрываются еще глубже: «Русский мир существует, в первую очередь, в религиозных и культурных формах. Православная идентичность. Но понимаете, ни один из тех критериев, который вполне может быть приемлем в отношении собственно великорусской (читай — российской) идентичности, не сработает в отношении Беларуси… Мы — страна на разломе… У нас католики не такие, как, например, в Польше. Плюс мы с XIV века жили в государстве, где было всегда, по крайней мере, две религии, сначала — язычество и православие, а потом — католичество и православие. Потом добавились протестантизм, иудаизм. Православная матрица, безусловно, очень важна. Византийская культура в белорусском дискурсе важнее… Все мы когда-то были Русью. На сегодняшний день это русская идентичность. Это никогда не отбрасывалось апостолом нашего возрождения Богдановичем, который говорил о существовании трех русских, но самостоятельных народов — белорусов, украинцев и великороссов… Но этот имперский синдром, это хамство (кстати, я ничего не имею против империи), нежелание слышать голос соседа, тем более соседа-белоруса… Но лакеями мы ни для кого не будем… Надо помнить, что после того, как наши земли вошли в состав империи, мы не были просто этнографическим навозом. Среди наших граждан, рожденных на этих улицах, было много людей, которые создавали общее культурное пространство Российской империи… У кого-то чертовщина от того, что мы реставрируем свои замки, воссоздаем ратуши, восстанавливаем слуцкие пояса. Но это наши элементы самоидентичности». Тут уж националистическая червоточина И.Марзалюка переходит в стадию ущемленности. Где и когда русские патриоты-имперцы (не считая какой-нибудь безусой шпаны из числа футбольных болельщиков) надменно хамили белорусам, называя их лакеями, навозом? Если и говорится ими, что белорусы и малороссы («украинцев» большевики выдумали даже как термин) являются не отдельными нациям или народами, а ветвями единого народа, то ведь и великороссов они рассматривают как ветвь, а не ствол этого русского дерева, независимым «соседом» от которого так хочется стать даже умеренно националистической интеллигенции. Неудивительно, что для метафизики этой «независимости» профессор не находит ничего, кроме «страны на разломе» (то есть, лимитрофности вместо части великого православного русского мира), многоконфессиональности, вынужденно умалчивая о том, что никакого католичества до 15 века на Белой Руси не было, и что принятие этого католичества, начиная от самих первоотступников Ягайлы с частью литовской шляхты (по Кревской унии), практически автоматически полонизировало принявших, полностью отчуждая от местного русского (назовем его белорусским) народа, а также о чисто западной природе ратуш и замков, в которых заправляли исключительно польскоязычные католики. Однако, как мы видим, все-таки в Игоре Марзалюке сила правды и тяготения к византийско-русской цивилизации действует, хотя ей и противодействует язва националистического пристрастия, с которой он не может расстаться.

Эта мешанина проявляется и в завершающем высказывании об Украине: «Несмотря на ту ненависть, которую продемонстрировали два братских восточнославянских народа, несмотря на все те убийства, которые имели место быть с двух сторон, на военные преступления, несовместимые с человеческой моралью и не имеющие срока давности (сожжение в Одессе — дикость, но другая сторона также может привести примеры дикости)…думаю, что по меньшей мере через одно поколение начнется нормализация… Несмотря на то, что мы, к сожалению, топили в крови друг друга из-за таких вот безумцев, которые всегда были. И вместе с тем мы — очень свободолюбивые народы. Мы никогда не позволим на себе ездить даже самым близким». Но ведь ездили поляки много веков на «свободолюбивых» и малороссах, и белорусах, хотя объединенная их сила всегда была мощнее польской! И именно великороссы их освободили и подняли почти из небытия, из нищеты материальной и духовной и всегда больше вкладывали, чем брали, а не ездили на их спинах. Когда это белорусы и великороссы топили друг друга в крови? Уж не восстание ли Богдана Хмельницкого имеет в виду профессор, когда если кто и вырезал жителей Пинска или Мозыря, так это коронный гетман Януш Радзивилл, который возглавлял уж точно не белорусское войско? А если и участвовали украинские казаки в походе поляков на Москву, в чем же здесь вина перед ними самих «москалей»? И какие же это примеры «дикости» (особенно подобной одесской) со стороны армии Новороссии может он привести? Не простое ли это желание подкрепить общими фразами свою ложную картину реальности?

Наконец, всей этой мешанине автор подводит «логичный», при этом обнадеживающий итог: «Я глубоко убежден, что будущее Украины, — если она хочет динамично развиваться, — также в рамках славянского треугольника… Ассоциация с Евросоюзом — это фантик, за которым нет ничего реального. Это объективно, если в Украине к власти придут люди ответственные, а их там очень много… Я глубоко убежден, что придет время нового Богдана Хмельницкого, который, не отдавая ничего, вместе с тем примирится, в том числе, и с соседом… Так понятен русский мир как Святая Русь, Крещёная Русь! Так понятно Киевское наследие, как наследие Владимира, которое невозможно разделить, так как невозможно разделить Каролингскую империю! Вот эта большая светлая память и наша кооперативная солидарность и стремление понять друг друга, осознать, прочитать, а не бить по голове. Все это обуславливает то, что рано или поздно и Беларусь, и Украина, и Россия вместе с казахами будут противостоять внешним вызовам. Ну и самая большая мечта. Я все-таки думаю, что Евразия рано или поздно станет единым целым».

И такой образ мысли, насколько можно судить, присущ многим в целом патриотическим белорусским силам во власти и не только (близок он и главе государству). Но пока его носители и, в частности, идеологи культуры и образования в белорусском парламенте под руководством И.Марзалюка будут разгребать в себе эту кашу, прагматичные русофобы-западники с четким осознанием своих задач будут, подхватывая выгодную им сторону из этой мешанины, уверенно отрывать Белоруссию от ее православно-русских корней и источника бытия и толкать в лапы Западу. Здесь хотелось бы обратить внимание на еще одного новоизбранного депутата, который как раз возглавил комиссию Палаты Представителей по международным делам — Валерия Воронецкого, выдвиженца от пограничного с Польшей округа, доселе белорусского посла в Австрии и Хорватии, представителя республики при ОБСЕ. Едва ли стоит сомневаться, что это — человек западника В.Макея (кстати, работавшего во французском посольстве и представителем Беларуси при Совете Европы), поставленный по его ходатайству для кураторства прозападной внешней политикой белорусского парламента.

Но есть у нового белорусского парламента и еще одна достопримечательность — впервые прошедшая в него небольшая группа от «Белорусской патриотической партии» во главе с ее председателем и одновременно верховным атаманом республиканского казаческого союза Н.Улаховичем. Данная партия является одной из старейших в Белоруссии и в ней изначально преобладали как раз русофильские, даже православно-монархические идеи. Однако вошла в большую политику она и ее лидер только сейчас. По всем признакам нынешняя парламентская фракция БПП является проектом идеологических властей (белорусских сурковых) как раз для купирования энергии сторонников Русского мира (по методу Жириновского). Характерно, что минское городское отделение БПП городские власти (лично заместитель градоначальника и председатель Компартии И.Карпенко) регистрировать отказываются. Но вот республиканскому председателю партии открываются все двери, в том числе на центральном телевидении.

Обратимся теперь к заявленной им идеологии для возглавляемой им партийной группы в парламенте. От «патриотической партии» да еще с казаком-атаманом во главе следовало бы ожидать пламенных речей о духовных ценностях (включая русско-славянское братство) и их первостепенной значимости в отличие от других партий, концентрирующихся на материально-экономических вопросах. Но нет, напротив, экономическая тематика у него господствует. И какая! Подтвердив свой лозунг в одном из выступлений «экономически эффективным может быть только то, что справедливо», он тут же, ничто же сумняшеся, провозгласил, что «я бы продал предприятия, которые работают неэффективно, я за рыночную экономику, я вообще-то рыночник и давно, я об этом заявлял…, но нет той команды, которая могла бы предложить это Президенту». «Я б с банками не так бы строго разбирался, что банки виноваты там; как банки могут быть виноваты!, есть единая политика Нацбанка [напомню, белорусские банки в кризис резко нарастили свои прибыли в условиях сверхлиберально-антиинфляционной политики высоких процентных ставок Нацбанка и собственных афер с гигантскими скрытыми комиссионными, лишь недавно ограниченными законом]… В большей части я согласен с жесткой политикой Нацбанка, потому что нужно жить на заработанные деньги, кредиты [по неподъемным ставкам] нужно возвращать, а если не отдаешь, то должен закрыться». Выступив «за возрождение семейных ценностей», он тут же объявил, что «если у женщины есть такая возможность, что она может заниматься своей карьерой, имея при этом деньги, и пусть там не она, а ее экономки смотрят за детьми, ради бога». Вот казак так казак!

Характерно, что Н.Улахович подверг критике вышеописанную нынешнюю отечественную практику составления парламента из врачей, преподавателей и иных образованных трудовых слоев общества и похвастался тем, что среди кандидатов от его партии «кроме одного врача все — директора предприятий, промышленники и экономисты». Законотворчеством должны якобы заниматься только «те, кто двигает экономику». Далее он похвастался, что «у нас, у патриотов, нет ни красных, ни белых, не зеленых… У нас у одного кандидата доход (годовой) 300 миллионов [около 1300 долларов в месяц], у другого 90 миллионов, а у третьего — 2 миллиарда [8,5 тысяч долларов в месяц, хотя украинцу и россиянину смешно читать про такой доход у депутата]». Вот такие «казаки-патриоты» (заметим, что заявленная идеология БПП в социальных сетях стоит на идеях социально-экономической солидарности и справедливости, а также Русского мира). Естественно, он выступает за выгодную потенциальной олигархии замену мажоритарной избирательной системы на партийно-пропорциональную, против которой всегда выступали консервативные русско-патриотические силы.

На вопрос об идеологии партии Н.Улахович лишь много раз произнес слово «патриотизм как национальная идея», но раскрыть хотя бы частично идею «патриотизма» он не смог. Дальше — больше. Он заявил, что патриотическая идея совместима со всеми идеологиями (!), и он планировал провести конгресс патриотических сил, однако получил отказ от коммунистов (справедливый) и старой пропрезидентской «Партии труда и справедливости», которую наш «казачок» обвинил в том…, что она «работает на Русский мир». Хуже того, он пошел на выборы по одному округу с председателем этой партии Василием Заднепряным — верующим человеком, сторонником единства с Россией и солидарного народного хозяйства (с заботой о простом человеке). Василий Заднепряный, неоднократный депутат Палаты Представителей, под давлением шестой колонны в Администрации Президента и самой грязной технологии был вынужден сняться с выборовза один день до их проведения, причем Улахович на следующей день еще и публично поглумился этим в лицо В.Заднепряному. В конце своего выступления Улахович еще раз торжествующе заявил, что возглавляемую В.Заднепряным партию «представляет как партию Русского мира. И я буду с ней бороться. Почему бы и нет? Я же патриот, я патриот Беларуси, а не патриот славянизма, а не патриот трех держав».

Далее он заявил, что «запретил категорически нашим казакам участвовать на стороне одной и другой сторон» — то есть, на стороне терроризируемого нацистами населения Донбасса (кстати, части бывшей Области Войска Донского), потому что белорусским казакам и в голову не могло бы пойти воевать в Укровермахте. Потом он сформулировал (с трудом, мягко говоря), что «в России меня принимают очень сложно в России. Они все время меня хотели, чтоб я назывался «Казаки на Беларуси». Я говорю о белорусском казачестве, равном казачестве… И требуют подчинения, но этого никогда не будет». Далее он признался, что «нам в лицо дышит Европа, а в затылок — Азия [теперь ясно, куда он обращен лицом, и откуда на его «лицо» дует «теплый ветерок»]. Поэтому нужно жить во всеми мирно, порядочно… Никакая партия Русского мира здесь не приживется — могут даже не надеяться».

Не может возникнуть сомнений, что этот либеральный клоун-псевдоказак суть проект прозападной внутривластной группировки (по подобию известных «украинских казаков»), призванный исказить подлинную сущность белорусского патриотизма и казачества, смешав их вкупе в одном помойном месиве, попутно превратив белорусское казачество в постыдное скоморошество, и направить эту гадкую силу против существующих и возможных общественных объединений многочисленных (как показывают даже оппозиционные социсследования) сторонников Русского мира.

В завершении обзора итогов парламентской кампании обратим внимание на то, что за пока тактическими (хоть и весьма существенными) изменения маячат и фундаментальные, — в корне изменяющие консервативную белорусскую систему народного представительства (по сути, соборно-законосовещательную). «Глава Центризбиркома считает, что результаты нынешних выборов «должны развить то, к чему мы должны стремиться», имея в виду максимальную самоокупаемость кандидатов и партий, возможный переход к пропорциональной избирательной или смешанной системе. «Все-таки нам нужно создавать класс профессиональных политиков», — убеждена Лидия Ермошина. Она отметила несомненный позитив того, что в выборах участвуют люди, видные в своей отрасли. «Но все-таки они не политики, не профессионалы. Именно это привело к тому, что они отказывались от эфира на телевидении, от теледебатов. Это люди дела, они не публичные люди, но без публичности невозможно провести выборы»».

Как видим, все то самое ценное, чем отличалась белорусская представительная система от окружающего «прогрессивного человечества» (за которым А.Г.Лукашенко некогда обещал «не вести свой народ»), объявляется устаревшим, мешающим. Оказывается, нам среди законотворцев нужны не заслуженные люди в своей отрасли, не люди трудового дела, а профессиональные политиканы, способные блеснуть на теледебатах! Оказывается, нам нужно даже создавать целый класс таких профессиональных политиканов! Более того, эти политиканы и их партийные объединения, оказывается, должны стать самоокупаемыми — по сути, лоббистами стоящих за ними богачей и иностранных спонсоров. Что это — если не манифест сформировавшейся в тишине либеральной концессии капиталистов и чиновников, которые хотят мягко (пока) изменить государственный строй и превратиться, соответственно, в олигархов и их лоббистов!

Переход к пропорциональной системе они собираются совместить с созданием местной партии «Единая Россия — Партия регионов» (под названием «Белая Русь» на базе одноименного республиканского объединения, которое пока бездействует и только для этого и сохранено). Эта партия должна будет объединить партийную элиту страны, надежно встроив в нее или соединив с ней указанных чиновников и крупных бизнесменов. И закрепив за ней власть ко времени неминуемого окончания эпохи Александра Григорьевича. Притом если при мажоритарной системе представительства даже при достоверном подсчете голосов прозападная оппозиция (особенно раздробленная) действительно пока, скорее всего, ни одного человека в Палату и не провела бы (в том числе и А.Канопацкую и Е.Анисим). А вот при пропорциональной системе за ними сразу закрепится процентов 10% мест в парламенте (25-30% при достоверном подсчете), последствия чего опытным людям хорошо известны.

Причем эти возможные 10-30% ждать не собираются и заранее провозглашают свой манифест. Начинают коллаборационисты свою Декларацию, буквально списывая ее с нынешних официальных источников: «Республика Беларусь — европейское государство, независимость и суверенитет которого признаны международным сообществом… После прекращения существования СССР Беларусь стала полноправным независимым государством, обрела государственный суверенитет. Впервые за многие годы независимость и государственность Беларуси была оформлена в соответствии со всеми нормами международного права и обрела международное признание. Белорусы получили возможность самим решать свою судьбу».

Далее же они поворачивают киль в свой фарватер (надеясь также повернуть туда и мышление руководства государства): «Независимая Беларусь состоялась, но сегодня ей вновь грозит опасность, — отмечается в декларации. — Источником этой опасности является руководство России. Агрессия России против Украины, аннексия Крыма и военные действия в целях оккупации восточных областей Украины демонстрируют наличие у руководства России планов по захвату территорий других государств военными методами и полное пренебрежение международным правом…». Далее они берутся за свою идефикс о незаконности «режима Лукашенко», который «накрепко привязал Беларусь к России» и создал ущербную и несвободную политическую и экономическую систему. Пока что такая связка «Россия — враг» и «Лукашенко — узурпатор и национальный предатель» скорее вновь способствует отрезвлению питающих надежду представить главу государства «цивилизованному сообществу» как «защитника национального суверенитета» от России. Но в любой удобный момент очень многие во власти с удовольствием подпишутся под этой декларацией, более того, сославшись на нынешние собственные цитаты (в том числе на БЕЛТА) о «неэффективной экономике, коррупции и бюрократическом произволе при Лукашенко».

Наконец, в патриотическом печатном пространстве появилась и серьезная аналитическая статья по поводу зреющего мягкого государственного переворота в Белоруссии. Обидно только, что такую качественную статью омрачает имя его автора — Юрия Баранчика, своими заказными статьями вылив доселе много грязи на руководство белорусского государства с доводами типичного штатного сурковского пропагандиста (хотя некогда представлял русско-патриотические круги в Администрации Президента РБ). Приведя размышления по аналогичной тематике околовластного политолога А.Дзерманта, он замечает, что его версия «наилучшим образом отвечала бы национально-государственным интересам республики в контексте евразийской интеграции и выстраивания самостоятельного политического и экономического центра мира, независимого от англосаксонских элит. Но, к сожалению,…Беларусь, скорее всего, ждёт гораздо более неблагоприятный сценарий развития ситуации… Во-первых, история XIX-XX веков…практически не знает примеров, когда одного диктатора…сменял другой диктатор… После диктатора (сильного харизматичного лидера) приходит либо клоун, либо предатель… Во-вторых, приход нового диктатора после прежнего невозможен по той простой причине, что первый зачищает политическую поляну от конкурентов…и не то, что в окружении президента, на всей политической поляне республики не осталось хотя бы одного «диктатора» или «харизматичного политика», «сильного лидера»… Даже чисто физически, второго продолжателя «дела Лукашенко» практически просто нет в республике. И это проблема всех сильных лидеров [заметим, вне монархии]… Все же Лукашенко может оставить наследника, но где гарантии, что чиновничья элита вся не соберется против и не съест преемника? Таких гарантий нет, так как преемник должен обладать харизмой Лукашенко. А таких людей сегодня в политике республики нет и не предвидится… Если говорить конкретно по персоналиям, то на сегодня я вижу только две возможные кандидатуры-преемника Александра Лукашенко — это Виктор Лукашенко, его сын, помощник по национальной безопасности, и Владимир Макей, нынешний министр иностранных дел. И если есть еще надежда на то, что сын будет двигаться в русле политики отца [что крайне сомнительно], то этого абсолютно нельзя сказать в отношении Владимира Макея, особенно понимая, что происходит во внешней политике республики и наблюдая за трансформациями Минска… И если сравнивать их аппаратный вес сегодня, то Владимир Макей легко обойдет на выборах президента Виктора Лукашенко, так как практически вся республиканская элита сегодня уже под ним, и президентские выборы они будут делать под него. Такая ситуация будет в том случае, если Лукашенко не сможет передать власть преемнику еще при жизни — страх у чиновников исчезнет, и они запросто лягут под Макея. Почему? Проект Макея предлагает европеизацию Беларуси, католизацию, отрыв от Русского мира, вывод ее из-под лобового столкновения России и Запада (как будто это возможно), превращение во вторую такую Швейцарию, где чиновники правят спокойным народом и капитализируют свои политические и чиновничьи активы кто в малый бизнес, кто в ресторанную сеть, кто в сеть гипермаркетов, а кто и в сеть торговых центров, например… В результате этой мягкой игры в «суверенитет» Беларусь становится через несколько лет элементом польской (на самом деле американской — еще вильсоновской) концепции Междуморья со всеми вытекающими для внешней политики, экономики, промышленности, образования… Означает ли проект Макея «преемственность БССР и лукашенковской Беларуси» — нет, и это мы сегодня видим… Означает ли проект Макея «сохранение и развитие крупной индустрии, промышленности как экономического базиса страны, завершение начатых больших проектов (БелАЭС, китайско-белорусский парк «Великий камень») и реализации новых» — нет, проект Макея — это проект Беларуси не как научно-промышленного кластера (советская БССР и лукашенковская Беларусь), а это проект Беларуси как торгово-развлекательно-увеселительного центра для всей Европы со всеми вытекающими выводами…

Лукашенко уже не такой резкий, как раньше. И просто так взять, и ещё раз поменять «верхи» он не сможет… Более того, для создания «большой семьи» в последние годы он пошел на то, на что категорически был не согласен ранее — дал возможность чиновникам и бизнесменам легализовать свои капиталы в обмен на политическую лояльность… Но как известно, аппетит в таких вещах границ не знает. Рано или поздно элитам надоест сидеть по своим кабакам и торговым центрам, и они захотят политического шоу. И тут уже будет не до реиндустриализации и нового подъема белорусской науки и промышленности. Достаточно посмотреть, к чему привело пятнадцатилетнее политическое шоу Украину…

Поэтому главный вопрос будущей белорусской политики, действительно, упирается в приход «Лукашенко-2», в гарантию прихода во власть именно преемника политики Лукашенко. На мой взгляд, такое может произойти только при непосредственном участии самого Лукашенко, когда он успеет передать власть преемнику. И при новом президенте всем своим авторитетом и связями гарантировать преемственность внутри- и внешнеполитического курса… Если же преемник останется один на один с республиканской элитой, уже почувствовавшей «кровавый вкус Майдана» и вкус барышей, которые за этим стоят, они его съедят и не подавятся — слишком долго они голодали и с завистью смотрели на своих российских и украинских коллег».

Оставлю в стороне старые речи Баранчика об отсталости экономической модели Беларуси от российской (под руководством тех самых «коллег») и торможении интеграции именно с ее стороны, но вывод его верен: «России [уточню, за исключением либерально-олигархической группировки в Кремле и окрест его] здесь нужен не генерал-губернатор — своих хватает, а политик, лидер страны, отвечающий уровню современной политики, который сделает Беларусь ещё более стабильной в политическом и экономическом плане страной и гармонично впишет её в российско-китайский евразийский экономический проект. Лукашенко это худо-бедно, через сопротивление, подчеркну, нынешней, вроде целиком и полностью управляемой элиты, но делает. В этом плане даже «Великий камень» — проект, отвечающий интересам России. Но где гарантия, что этой же линии будет придерживаться преемник? Такой гарантии на сегодня нет».

Грамотно автор отмечает и тонкие духовно-идеологические шаги прозападной группировки (очевидно, что без западных консультантов они до них бы не додумались): «Сегодня в Минске уже происходит тотальная десакрализация столичного центра… Каждые выходные там организуются концерты, другие массовые мероприятия, массовые гуляния молодежи до утра. При этом можно спокойно прямо на улице употреблять спиртное, возможно, другие природные и синтетические возбудители до утра, милиция при этом никого не разгоняет, наоборот, охраняет. Кто-то скажет — да что здесь такого, во всем западном мире так. И это действительно так — власть в западном мире давно захватили сатанисты… Удивительно, что силовые структуры Беларуси до сих не обратили внимание на то, что прямо у них под носом готовят Майдан. В Киеве в начале нулевых начиналось все точно также. Сначала, чтобы молодежь не пила по подъездам на окраинах (или особенно в западной провинции), их научили съезжаться на выходные в центр Киева, где также каждые выходные организовывались шоу и концерты, а потом, когда они к этому привыкли, перенесли акцент с музыкальной части на политическую. И уже тогда было поздно что-то менять. Почему? Потому что произошла десакрализация центра города как места власти, места, где власть принимает решения — толпа стала думать, что она принимает решения. Почему в свое время было правильным решение проводить акции оппозиции в Минске в сквере на окраине? — Потому что где проводишь, такое твое и влияние. И прозападная оппозиция так до сих пор и не вылезла с политической окраины. А тут сама власть пригласила толпу пьяной молодежи в центр города (до администрации президента — сто метров), а потом чиновники и силовики начнут удивляться, почему они потеряли центр города и контроль над ситуацией».

Но духовные предпосылки белорусского Майдана зреют на гораздо более глубокой почве и широком поле, нежели уличные технологии. Одним из удобрений таковых являетсяпрограмма, духовную и политическую опасность которой не понимают многие люди даже из числа пастырей, а между тем старцы (в том числе афонские) именно с ее внедрением связывают ужасные потрясения для наших земель и исполнение Апокалипсиса в целом.

Госкомпания с характерным названием «Криптотех» «производство ID-карт и паспортов с биометрическими данными в Беларуси планируют освоить в 2018 году… Сведем в одном месте производство ID-карт, паспортов и их персонализацию. Здесь же будут выпускаться и микроэлектронные элементы для таких документов — инлеи. Мы станем изготавливать антенны печатным способом и вклеивать туда импортные чипы, на которые будет производиться запись каких-либо ID-приложений… Небольшая карточка объединит в себе электронный паспорт с идентификацией и расчетную систему, куда войдут карта социального страхования, различные платежные инструменты, которые будут взаимодействовать с ЕРИП».

Стоит ли говорить, что эта интегральная сатанистская технология, объединяющая в себе все остальные — систему идентификации на основе личного пожизненного номера, становящегося универсальным для абсолютно всех действий (вместо имени, делая последнее вообще излишним), его перенесение на штриховое начертание с всеобщим заглавным кодом из сатанистского символа 666, запечатление его на микрочипе, где он связывается с личными биометрическими данными человека, создание повсеместной системы его дистанционно-бесконтактного считывания, и, наконец, исполнение его в виде антенны, настроенной на дистанционный прием информации, — является последней ступенью перед нанесением печати антихриста, навсегда ставящей человека под власть сатаны и погубляющей его душу в вечной жизни. Но поскольку через многих святых прозорливцев Бог открыл свое намерение последнего возрождения Святой Руси и всемирной проповеди Евангелия, не сложно заключить, какие события приближаются, в том числе срывающие и этот безбожный проект.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924