Из редакционной почты: СОВРЕМЕННЫЕ ДУХОВНЫЕ И ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ЦИФРОВОЙ КОДИФИКАЦИИ И ОБРАБОТКИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ ГРАЖДАН РОССИИ.1 min read

Информационная войнаВ феврале 2013 года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви принял документ «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных».

В нем в частности сказано: «Основываясь на своих конституционных правах, тысячи людей, включая православных верующих, не желают по тем или иным причинам, в том числе религиозно мотивированным, принимать новую идентификационную систему, использовать документы с электронными идентификаторами личности (личным кодом, штриховым кодированием, идентификационными номерами). Многие из этих людей сообщают о нарушении их конституционных прав. Нередко этих людей лишают медицинской помощи, пенсий по возрасту и других выплат, оформления инвалидности и различных льгот. Подчас они не могут совершать сделки с имуществом, поступать на учебу или работу, вести предпринимательскую деятельность, оплачивать коммунальные услуги, приобретать проездные документы. В итоге формируется целый слой людей, выброшенных из всех сфер общественной и государственной жизни».

«Церковь считает недопустимыми любые формы принуждения граждан к использованию электронных идентификаторов, автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных и личной конфиденциальной информации. Реализацию права на доступ к социальным благам без электронных документов необходимо обеспечить материальными, техническими, организационными и, если необходимо, правовыми гарантиями».

В заключении Архиерейский Собор предупреждает нас об ответственном отношении к процессам построения электронного общества, о связи его с вопросами спасения души: «Впрочем, многое предупреждает нас о том, что мы можем оказаться перед лицом новых вызовов. Если сужение границ свободы, осуществляемое в том числе средствами электронного контроля, приведет к невозможности свободного исповедания веры Христовой, а законодательные, политические или идеологические акты, обязательные для исполнения, станут несовместимы с христианским образом жизни, — наступит время исповедничества, о котором говорит Книга Откровения (гл. 13-14)».

После Архиерейского Собора 2013 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл обратился к Президенту РФ с просьбой не принуждать граждан к согласию на автоматизированную обработку персональных данных и к получению и использованию документов с электронными носителями информации, штрих-кодами, персональными номерами. В ответ из Государственно-правового управления Президента РФ было получено письмо А6-403 от 22 января 2014 года за подписью начальника государственно-правового управления Л. Брычевой, в котором она подчеркнула: «любые формы принуждения людей к использованию электронных идентификаторов личности, автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных, личной конфиденциальной информации недопустимы».

Согласно главе 3 п.1 Устава Русской Православной Церкви высшим органом управления РПЦ является Архиерейский Собор: «Архиерейскому Собору принадлежит высшая власть в Русской Православной Церкви в вероучительных, канонических, богослужебных, пастырских, административных и иных вопросах, касающихся как внутренней, так и внешней жизни Церкви; в области поддержания братских отношений с другими Православными Церквами, определения характера отношений с инославными конфессиями и нехристианскими религиозными общинами, а также с государствами и светским обществом».

Глава 3 п.5 Устава РПЦ: «В обязанности Архиерейского Собора входит… решение принципиальных богословских, канонических, богослужебных и пастырских вопросов, касающихся как внутренней, так и внешней деятельности Церкви;… выражение пастырской озабоченности проблемами современности…».

Таким образом, в функции Архиерейского Собора входит определение обязательной для каждого православного христианина общецерковной позиции по вопросам, затрагивающим исповедание христианской веры, в том числе, социальной, общественной жизни. Данные определения являются обязательными для принятия и соблюдения всеми православными христианами и относятся к религиозным убеждениям.

По благословению Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия 6 сентября 2016 года в Киево-Печерской Лавре состоялся круглый стол на тему «Вопросы духовной безопасности в информаионном обществе». В нем приняли участие Митрополит Белоцерковский и Богуславский Августин, Глава Богословско-канонической комиссии при Священном Синоде Украинской Православной Церкви, Управляющий делами Украинской Православной Церкви Митрополит Бориспольский и Броварской Антоний, наместник Свято-Успенской Почаевской Лавры Митрополит Почаевский Владимир, Митрополит Тульчинский и Брацлавский Ионафан, Епископ Ирпенский Климент, Епископ Бердянский и Приморский Ефрем, преподаватели Киевской Духовной Академии, священнослужители, специалисты в области информационно-коммукационных технологий, права, психологии, истории, экономики, социологии, лингвистики и медицины, а также представители Православной общественности. Для церковного сознания равнозначны решения собраний архиереев любой Поместной или Автономной Церкви. Тем более важно для нас слово украинских архиереев, потому что они принадлежат к иерархии Русской Православной Церкви. Более того, глобализационные проекты продвигаются какой-то невидимой силой синхронно во всех странах мира. Поэтому нужно внимательно вникнуть в итоговую резолюцию, принятую по завершении Круглого стола. Ввиду особой важности этого документа привожу его полностью:

1. Оценка тенденций развития науки и технологий, а также системных действий власти по присвоению уникальных идентификаторов по всемирным стандартам, документирования граждан и верификации документов с применением средств Единого государственного демографического реестра, с точки зрения православного христианина, может даваться только в свете учения слова Божия и в контексте построения царства антихриста, поскольку эта проблема имеет не только светское, но, прежде всего, духовное измерение;

2. Позиция и действия православных верующих, которые отказываются от принятия универсального номера записи в реестре (УНЗР) и, соответственно, от оформления документов с применением средств Единого государственного демографического реестра (ЄДДР), являются непосредственным проявлением и реализацией их религиозных убеждений в соответствии со своим вероучением;

3. Вышеупомянутые процессы обезличивания и фактической утраты права человека на имя в глазах верующего человека имеют антихристианскую, богоборческую направленность и непосредственно влияют на возможности формирования целостной личности и свободу ее волеизъявления, имеют отчетливые признаки физического и духовного порабощения, создают условия для всемирного кибернетического управления информацией и «человеческим капиталом» с соответствующими духовными последствиями;

4. Сегодня есть основания с уверенностью утверждать, что в национальном законодательстве происходит постоянное сужение прав верующих с попранием ч. 3. ст. 22 Конституции Украины, нормы которой запрещают при принятии новых законов отмену уже существующих прав и свобод;

5. Права граждан на свободу совести и вероисповедания, а также их возможности реализации своих неотчуждаемых конституционных прав непосредственно ограничиваются принятыми властью безальтернативными нормами законодательства, в первую очередь Закона Украины N 5492-17 от 20 ноября 2012 г., Закона Украины N 1474-19 от 14 июля 2016 г., которые подчеркивают типологическое совпадение универсального идентификатора с ограничениями апокалиптических времен;

6. Граждане Украины, в которой Православие является государствообразующей религией, оказываются в условиях, когда они не защищаются от прямого и косвенного принуждения со стороны органов власти и негосударственных структур в вопросах, относящихся к удостоверению личности и обработке персональных данных. Сегодня в украинском законодательстве отсутствуют механизмы для предоставления возможности реализации неотчуждаемых конституционных прав без принятия уникального идентификатора, а в ближайшее время — без оформления биометрических документов и необходимости их постоянной верификации средствами Реестра;

7. Наиболее ограниченными в своих правах с 1 октября 2016 г. являются дети с 14 лет, которые должны получить паспорт гражданина Украины впервые, граждане, которые утратили паспорт, а также граждане, которым исполняется 25 или 45 лет, и чьи паспорта в форме книжечки на этом переходном этапе становятся недействительными;

8. Происходит коренное изменение паспортного режима, поскольку биометрический электронный паспорт предполагает постоянную верификацию в Реестре и теряет свойство самодостаточного документа, удостоверяющего личность. Владельцем паспорта становится государство, а гражданин обязуется его получить. Фактическим паспортом в ближайшее время станет досье (файл) с персональными данными человека в практически незащищенном Реестре. В то же время человеку вместо традиционного документа предлагается электронная карточка — устройство с бесконтактным электронным носителем, — которая является формой заявления на получение разрешения на прохождение процедуры удостоверения личности, существования ее в системе;

9. При таких условиях искусственный виртуальный образ человека, формирующийся в Реестре, в правовом смысле становится первичным по отношению к реальному человеку;

10. Единый государственный демографический реестр становится главным источником субъектности человека и его способности участвовать в любых правоотношениях. Реализация конституционных прав граждан становится зависимой от наличия специального оборудования при условии успешного прохождения идентификации и верификации средствами Реестра. Поскольку Единый государственный демографический реестр и паспорт являются собственностью Украины, государство становится владельцем всех персональных данных, а, следовательно, прав и свобод человека и гражданина.

11. Уникальный номер записи в Реестре (УНЗР) по своей правовой сути является аналогом-заменителем ИНН (индивидуального налогового номера) с более широким кругом практического обязательного применения. Наличие цифрового имени, присваиваемого системой, будет полностью предопределять жизнедеятельность человека в обществе, будет свидетельствовать о принадлежности человека к данной системе, будет символизировать подчиненность человека этой системе;

12. На Нюрнбергском процессе (20.11.1945 р. — 1.10.1946 р.), Международный военный трибунал в числе прочих преступлений нацизма признал практику присвоения людям номеров и клеймения этими номерами людей преступлением против человечности, не имеющего срока давности;

13. Распространение электронного документооборота, подготовка к внедрению цифровых денег, изменение самой сущности власти, а именно переход от суверенного гаранта конституционных свобод граждан в глобально унифицированной структуре по оказанию платных электронных услуг означает, кроме прочего, углубление незащищенности человека перед идеологическим давлением, навязыванием моделей поведения, управлением через регулирование электронных статусов;

14. Духовенство и верные Украинской Православной Церкви являются законопослушными гражданами, радеющими о мирной, благочестивой и благополучной жизни всего общества, и потому стоят за строгое следование принципам и нормам Конституции Украины, ни в коем случае не отказываясь от выполнения своих обязанностей перед государством, в том числе от уплаты налогов.

На Круглом столе произнес доклад митрополит Почаевский Владимир, наместник Свято-Успенской Почаевской Лавры на тему: «Воля человека и согласие на обработку персональных данных». В нем Владыка отметил: «Проведенные за эти годы в разных странах научные экспертизы выявили, что идентификационный номер для системы является именем человека; что идентификационный номер, записанный в виде штрих-кода, содержит число «666» – «число зверя», и не отличим от «начертания антихриста». Сегодня уже очевидно, что «имя зверя» – это то имя, которое «зверь» (антихристова система) дает человеку, а уточнение «или число имени его»  – указывает на то, что «зверь» дает человеку имя в виде числа — цифровое имя.

Таким образом, согласие человека на обработку персональных данных является не только согласием на любые действия с любой информацией о нем, но и согласием на замену в системе своего имени на цифровой идентификатор («число имени его»), на личный штрих-код («начертание») и на переподчинение себя, своей воли хозяевам антихристовой системы («зверю»)».

Вызывает недоумение и разочарование, что многие верующие, в том числе и священнослужители, не только не почувствовали духовной опасности в использовании цифровых идентификаторов в личной жизни и беспрекословного подчинения всякий раз когда требуется от них согласие на обработку персональных данных, но и не следуют официальной Позиции Церкви. Православные верующие люди, не соглашаясь подписывать согласие на автоматизированную обработку своих персональных данных, не высказывают свою позицию к самому факту автоматизированной обработки. Отношение православных к этому процессу уже высказано и может быть только негативное. Верующий человек обязан усматривать в автоматизированной системе предреченное Писанием мировое господство антихриста. Тогда для него станет очевидной невозможность дать свое личное согласие с этим процессом. Даже дать согласие по принуждению означает попрать свое христианское сознание.

Также глубокую озабоченность вызывает тот факт, что многие православные по крещению и именующие себя верующими, находясь на различных должностях в государственных органах власти, государственных и муниципальных учреждений образования, здравоохранения не считают важным соблюдать приоритет требований Церкви над человеческими установлениями, будь то даже государственные законы. Каждый православный верующий обязан быть всегда послушником Церкви Христовой и ее священноначалия, кем бы при этом он не был и какую бы он должность не занимал. Государственные и общественные установления мы исполняем точно и ответственно, но до тех пор, пока они не идут вразрез с учением и позицией Русской Православной Церкви.

Взирая на безальтернативность этой системы редко верующие протестуют против автоматизированной обработки. Однако, законодательство РФ даже в существующем виде оказывается на стороне верующих и не требует изменений в самом законодательстве, а только лишь в практике его применения.

Ст.28 Конституции РФ: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Эта статья Конституции находится в соответствии с православным вероучением о приоритете религиозных убеждений над законами светского государства и устанавливает консенсус между Церковью и государством. Основываясь на светском принципе устройства РФ, подразумевающим свободу исповедовать любую религию или не исповедовать никакую, государство обеспечивает каждому гражданину право жить в соответствии с религиозными убеждениями тех религиозных организаций, которые зарегистрированы в установленном законом порядке Министерством юстиции РФ. Принуждение гражданина РФ поступить против религиозных убеждений квалифицируется законодательством РФ как дискриминация и недопустимо в правовом обществе, о чем свидетельствует присутствие 136 статьи в УК РФ.

В документе «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных» Церковь одобрила опасения верующих за чистоту исповедания своей веры в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных и внедрения цифровых идентификаторов личности и однозначно указало для государства и общества, что отказ верующих людей от обработки персональных данных религиозно мотивирован. Иными словами, Церковь подтверждает, что отказ верующего человека дать письменное согласие на автоматизированную обработку персональных данных по религиозным убеждениям принадлежит к той категории его действий как гражданина РФ, защита которых гарантируется Конституцией РФ. Таким образом, даже частичное лишение возможности реализовать свое какое-либо конституционное право из-за отказа православного гражданина дать согласие на обработку персональных данных по религиозным убеждениям является очевидным нарушением Конституции, дискриминацией, то есть принуждением его поступить вопреки религиозным убеждениям.

Невозможность исполнить гражданином РФ по религиозным убеждениям требования Федерального закона (152-ФЗ «О персональных данных») не может служить ограничением его прав и свобод.

Позиция операторов персональных данных, отказывающих в предоставлении как государственных, муниципальных, так и прочих услуг противоречит требованиям статей 2, 3, 6, 15, 18, 19, 23, 24, 28, 29, 55 Конституции Российской Федерации, имеющей высшую юридическую силу, статьям 12, 14, 19, 150 Гражданского кодекса РФ, статьям 6 (подпункт 2 пункта 1), 9 Федерального Закона № 152 «О персональных данных».

В соответствии со статьей 9 Федерального закона № 152-ФЗ «О персональных данных» субъект персональных данных принимает решение о представлении своих персональных данных и дает согласие на их обработку своей волей и в своем интересе. Таким образом, гражданин РФ, отказавшийся дать письменное согласие на обработку своих персональных данных, какими бы он соображениями не руководствовался, остается в правовом поле. Это означает, что права и свободы гражданина РФ по факту отказа дать согласие на обработку персональных данных не могут быть ограничены.

Тот же закон статья 6 подпункт 2 пункта 1 дает право оператору на обработку персональных данных субъекта без его согласия, если «обработка персональных данных необходима для достижения целей, предусмотренных международным договором Российской Федерации или законом для осуществления и выполнения возложенных законодательством Российской Федерации на оператора функций, полномочий и обязанностей».

Таким образом, операторы персональных данных обязаны предоставлять свои услуги в полном объеме без каких-либо дополнительных условий. Для исполнения своих функций операторы, в случае отсутствия альтернативной системы обработки персональных данных, обязаны обрабатывать персональные данные отказавшихся от предоставления письменного согласия имеющейся в наличии (автоматизированной) системой, а государство все-таки обязано обратить внимание на просьбу Церкви о создании альтернативной системы учета персональных данных, которая была бы принята всей церковной полнотой.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 4,00 out of 5)
Загрузка...

Один комментарий на “Из редакционной почты: СОВРЕМЕННЫЕ ДУХОВНЫЕ И ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ЦИФРОВОЙ КОДИФИКАЦИИ И ОБРАБОТКИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ ГРАЖДАН РОССИИ.1 min read

  • Михаил Ершов:

    На эту тему вышла статья уважаемого Валерия Филимонова:
    http://ruskline.ru/special_opinion/2017/yanvar/otkrytyj_urok_dlya_dyakona_artemiya_silvestrova_chast_2/
    На РНЛ меня снова заблокировали. Но никакие тролли (вкл. eka и рудовского) и «мормоны» местного разлива не смогут очернить и маргинализировать деятельность уваж. Валерия Павловича.
    Эти ребята-тролли работают сатане.
    В.П. — поклон и дальнейших успехов по разоблачению «нового мирового порядка».

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924