Святой Марк Евгеник и диалог о соединении Церквей1 min read

Марк ЭфесскийСвятой Марк Евгеник, архиепископ Ефесский, не является обыкновенным святым. Он являет собой сильную церковную личность и многостороннюю. Благодаря своей позиции на Фрраро-Флорентийском соборе в 1438-39гг. Он показал себя как первый борец и стал «знамением пререкаемым». О его личности были высказаны противоречивые суждения. Православный Восток и Папский Запад удивлялись его силе и способности вести борьбу, но при этом его осуждали за жесткость. За фанатизм и узость взглядов (преимущественно западные).

«Но взращенный духом и взглядами богоносных Отцов и обладающий чувством православной религиозности, он не соблазнился и упал по причине водоворота событий, которые происходили в то время. Он вовремя смог осознать и понять тот духовный обман, которому поддались многие другие по причине своей политической близорукости. С помощью политики они стремились спасти империю. Он ощутил атмосферу этого Ферраро-Флорентийского лжесобора и понял его подлинный смысл. Будучи проницательным человеком, он понял, что папа не хотел соединения Церквей. Более того, папа вместе с правителями западных стран разыграли неописуемую ни кем и ни чем драму нового Рима-Константинополя, к покорению которого они никогда не прекращали стремиться.

Святитель Марк всем этим был крайне раздражен. Он также был воспламенен любовью к кристально чистой истине, которую он и отстаивал. Он стремился встать выше обстоятельств и возвеличить знамение Креста. Он с самого начала сохранение православной веры и апостольского предания поставил выше политической выгоды. Он явил высоту духовного своего мужества, и он неподвижно встал на своем боевом пьедестале. Он стал непроходимой дверью перед вратами, через которые хотели пройти Западные христиане для того, чтобы попрать страну мучеников и подвижников Православия.

Посему падение Константинополя выходит за узкие рамки времени и пространства, и это событие несет резонанс по всему миру. Поэтому смиренный и благородный образ свт. Марка, епископа Ефесского, поскольку он тесным образом оказался связанным с этой потрясающей драмой эллинизма и Православия, имеет уже вселенский масштаб. Всегда и от всей души, а в особенности сегодня, следует изучать боголюбивую борьбу епископа Ефесского Марка Евгеника, что я вам предлагаю и сделать с теплой любовью ко Господу.

Свт. Марк родился в Константинополе, в районе Галата в 1392г., в период упадка и увядания империи, в благочестивой семье и получил внешнее, благородное воспитание, посему и получил наименование Евгеник-Благородный. Его отец Георгий был диаконом Великой церкви, а его мать звали Мария. Святой Марк в крещении получил имя Мануил, и у него был еще один брат, Иоанн.

И два брата, благодаря заботам их родителей, получили прекрасное образование, т.е философское и христианское. Проходя обучение у замечательных учителей и философов Константинополя, юный Мануил полюбил монашеское жительство и поступил в качестве послушника в монастырь св. Георгия Манганского. В возрасте 25 лет он был пострижен в монашество с именем Марк. Он был рукоположен в диакона, а затем священника, а поскольку он имел прекрасное образование, то он был назначен заведующим Патриаршей школы. Иеромонаха Марка почитали за добродетельность и за образованность. И о нем ходила добрая молва в церковных кругах. Посему было вполне естественным его назначение и его участие в византийское посольстве, которое отправилось на Запад, на Ферраро-Флорентийский собор. На его кандидатуре в особенности настаивал император Иоанн Палеолог, который почитал святителя за его образованность. И он желал, чтобы свт. Марк вошел в состав его посольства, в особенности еще и потому, что ранее он захотел его возвысить и выдвинуть в митрополиты. Патриарший собор, незадолго до отправления византийской делегации в Италию, свт. Марка избрал митрополитом Ефесским. Кроме того митрополит Ефесский Марк был избран в качестве представителя Александрийской и Антиохийской Патриархий во время проведения диалога с латинянами.

Византийское посольство отправилось в Феррару для проведения переговоров по весьма важным и трудным вопросам о тех богословских отличиях, которые появились по причине еретических отклонений и политических притязаний каждого Римского папы на церковное и светское главенство (первенство -Πρωτείο). Император очень торопился достичь взаимопонимания с Западом и Римским папой, поскольку его беспокоила и на него гнетуще действовала угроза военного вторжения турок и очевидное бессилие и угасание увядающей империи. Поэтому он вполне оправданно стремился к соединению двух церквей, надеясь, что после Соединения папа и западные правители поспешат оказать военную помощь Константинополю, а в последствии дать отпор нависшей со стороны турок угрозе. Император в эти критические дни для православного Востока проявлял заботу о том, чтобы Православие было бы представлено лучшими мужами высшего сословия из государственных служащих и высшего церковного руководства, между которыми оказались Константинопольский патриарх Иосиф, философ-неоплатоник Плифон Гемист, митрополиты Никейский Виссарион и Ефесский Марк, два мужа, которые обладали обширным образованием как христианским, так и философским.

Богословские вопросы, которые разделили две Церкви Запада и Востока были крайне сложные и исчислялись уже веками, как, например требование папы иметь первенство в Церкви и превосходить по своему положению императоров и правителей, ересь Filioque (об исхождении Святого Духа при недопустимой вставке в Символ веры латинян фразы «и от Сына»), чистилище и другие вопросы относящиеся к богослужению, такие как использование для Божественного Причащения пресного хлеба, пресуществление святых Даров, о днях поста и др. Все эти литургические и догматические добавления внесенные Латинской церковью в одностороннем порядке, надменность и высокомерие западных, а также и взаимное недоверие и подозрительность имели поддержку и в экспансионистских воззрениях Римских пап по отношению к Востоку, Схизме 1054г. Взаимное отлучение, насилия со стороны крестоносцев во время захвата Константинополя в 1204г., еще в большей мере усложняли ведение предстоящего диалога на соборе в Ферраре. Тем не менее, у обеих сторон был некий сдержанный оптимизм, а также огромное стремление у императора Иоанна Палеолога, который был увлечен идеей Соединения по политическим причинам, искреннее стремление православных окончательно упразднить Схизму между двумя Церквами и соединиться. Разделенная Церковь Христова (патриарх Иосиф. Митрополит Виссарион, Г. Схоларий, Марк Евгеник) и давление папы Евгения по церковным причинам и по причине политического престижа и стремление папы обратить «еретиков греков» к Католической Церкви были теми факторами, которые в действительности подталкивали к достижению Соединения. К сожалению не было абсолютной уверенности в отношении того, что будет вестись настоящий и равноценный богословский диалог. И тем самым была утрачена возможность для достижения прочного Соединения, а не этого насильственного и созданного под давлением лжесоединения, которое впрочем не имело никаких оснований для его дальнейшего существования.

Православные на соборе в Ферраре никогда не соглашались на такие условия. Описывая эти условия, которые были поставлены для подписания соглашения, мы можем лучше понять позицию свт. Марка Евгеника, которой он держался на протяжении всего Ферраро-Флорентийского собора, несмотря на то, что в последствии Соединение церквей было подписано и делегация вернулась в Константинополь.

С самого начала папа явил в своем поведении по отношении к православным надменность и высокомерие. Он потребовал от императора, патриарха и других православных встать перед ним на колени, поцеловать его ногу, и чтобы они сели на более низкие кресла (требования, которые не приняли православные, как унизительные и вызывающие). Хотя прения растянулись на долгое время, но латиняне захотели измотать православных, надеясь на то, что недостаток в их повседневном питании и стесненность условий в местах их проживания, мечта о возвращении на родину после многомесячного проживания на земле Италии, давления, насилия со стороны папы, а также его обещания дать денег принесли желанный плод, дабы угасить сознание православных и их вынудить к проявлению усердного желания подписать Соединение — Унию используя определения латинян.

Но при всех этих условиях давления на православных латинян бескомпромиссно стоял защитник истинной веры, воевода и столп Православия свт. Марк Ефесский Евгеник. Давайте обратим наше внимание на ту позицию, которую занимал свт. Марк на протяжении всего собора. Прежде всего нам следует ясно осознавать то, что свт. Марк принимал участие в прениях на соборе, имея искреннее расположение к диалогу и подлинное стремление прийти к Соединению в соответствии с неизменной Евангельской истиной и Апостольским Преданием единой-соединенной Церкви первых столетий. Намерения свт. Марка были выше самого диалога и примирения на основании любви во Христе и истинной веры. Латиняне и друзья заключения унии совершенно несправедливо его осуждали за упорство и непримиримость, почти что фанатичную позицию. Чистота и искренность свт. Марка видна в его приветственной речи к Римскому папе и указывает на его пламенное желание достичь Соединение: «Сегодня — предначаток всемирной радости! Сегодня духовные лучи солнца мира предвосходят для всей вселенной. Сегодня члены Тела Господня, ранее разделенные и рассеченные в течение многих веков, спешат к взаимному единению! И не страждет Глава — Христос Бог — быть над разделенным Телом, и Любовь не желает совершенно отъять от нас узы любви! Поэтому Он побудил тебя, Первенствующего среди священнослужителей Его, пригласить нас сюда, и подвигнул благочестивейшего нашего Императора послушаться тебя, а также сотворил нашего Пастыря и Патриарха забыть старость и долговременное недомогание, а нас — пастырей (находящихся) под ним, отовсюду собрал и сотворил отважиться на долгий путь, и море и прочия бедствия. О, разве не очевидно, что это произошло силою и судом Божиим и что результат (Ιò πέρας) также будет хорошим и богоугодным, как уже наперед намечается? Итак, Святейший Отец, прими чад твоих, издалека с Востока приходящих: обними их, бывших в разделении в течение долгаго времени; уврачуй смутившихся [1]. Всякий терний и причину преткновения, угрожающие делу мира, повели убрать из среды; скажи и сам твоим Ангелам, как подражатель Бога: «Путь сотворите людем Моим, и камение, еже на пути, размещите» (Ис.62,10). До каких пор мы, Того же Христа и той же веры, будем друг друга поражать и рассецать?! Доколе мы, почитатели Той же Троицы, будем друг друга угрызать и снедать, пока друг друга не истребим (Гал.5,15) и дадим возможность внешним врагам уничтожить нас?! Да не будет сего, Христе Царю, и да не победит Твою благость множество наших грехов».

Во время прений литиняне для доказательства своих богословских нечестивых взглядов привлекли рукописи восточных православных отцов. Однако, при сравнении их с подлинниками они оказались искаженными. Свт. Марк, глубокий знаток богословия и творений Святых Отцов,доказал что представленные тексты являются испорченными. Для того, что ввести диалог в правильное русло и поставить его на правильную основу, в рамках решений Вселенских Соборов, которые осудили нововведения и своевольные добавления в вере, свт. Марк настаивал на том, чтобы были во всеуслышание прочитаны все определения и решения Вселенских Соборов. Латиняне же в действительности воспротивились этому, потому что тем самым были бы раскрыты подделки, подлоги и отступления. Но представители православной делегации были весьма удивлены позиции свт. Марка: «Если бы ты видел как святой и досточтимый Марк говорил Папе и всем латинянам, ты бы засмеялся и заплакал бы. Как ты видишь святой Марк Ефесский подобен предшествующим ему Отцам, свт. Иоанну Златоусту, свт. Василию Великому и Григорию Богослову. Ты также видишь и только ты, что теперь латиняне теперь не дерзают более противоречить святителю Марку. Папа бежал вместе со свей мудростью, он взял вместе с собой и все свои книги».

Эту позицию свт. Марк удерживал на всех заседаниях собора. Он настаивал на том, чтобы те
богословские различия, которые разделяют Западную и Восточной Церкви, были бы представлены на обсуждение: первенство Римского папы, Filioque, огонь чистилища. Он настаивал на том, чтобы все они обсуждались на основании решений Вселенских соборов, и чтобы благодаря чтению деяний и определений соборов выявить истинную и не поврежденную искажениями веру. «Прежде всего существует необходимость в мире и любви, которые нам заповедал наш Христос.
Во-вторых, Римская Церковь пренебрегла любовью и нарушила мир. 
В-третьих, теперь вновь Римская Церковь призывается решать все с любовью, дабы нам. придя сюда, на это место, изучить существующие между нами различия. 
В-четвертых, что невозможно взывать к миру, если не ликвидирована причина схизмы, а пятое — да будут прочтены определения Вселенских Соборов, дабы было ясно согласны ли и мы с теми Отцами, в присутствии которых проходили эти Соборы». Таким образом свт. Макр утвердил верное основание для ведения богословского диалога, любовь и мир, которые ликвидируют схизму, поскольку решения, которые будут приняты, должны иметь согласие с духом и учением Святых и Вселенских Отцов. 
Однако, несмотря на все благочестивые усилия и доброе расположение
Св. Марка, со всех сторон его толкали любой ценой подписать акт Соединения, сделать это по икономии и путем компромисса, словно ранее не было никаких попыток разрешить имеющиеся богословские различия. Папа, латиняне, греки сторонники унии Виссарион и митрополит Киевский Исидор принуждали к такого типа Унии. Император Иоанн Палеолог
призвал свт. Марка принять эту Унию, потому что он был главным препятствием на пути принятия. Безусловно, позорного псевдоединства.
Свт. Марк сказал императору необычное слово: «Я этого никогда не сделаю, пусть даже если случится так, что я услышу голос западных учений, я их не признаю, не приму, поскольку считаю что они растленны. Не следует идти на компромисс в православной вере».

Были приняты решения, а события развивались своим ходом. Свт. Марк наблюдал за ходом развивающихся событий «молча и с болью переживания за происходящее». Даже пап его призвал к себе , прилагая усилия к тому, чтобы путем давления и угроз его убедить подписать документ лжеединства, в противном случае в отношении него будут иметь место последствия. Святой Марк принял решение находится в одиночестве в своем месте, ссылаясь на болезнь ног и он сидел один без дозволения папы. Было видно, что его позиция как православного иерарха была твердой и мужественной , и что он не станет подчиняться папским давлениям и угрозам.
В итоге Уния была подписана. Только гемист Плифон и свт. Марк не подписали униональный орос. Когда же папа Евгений узнал, что Марк Эфесский не подписал документ, он сказал особые слова: «Марк не подписал, мы ничего не сделали!»1 «Была совершена праздничная божественная литургия во время которой поминался папа и был прочитан документ о соединении латинян с греками (митрополитом Виссарионом). Греческая делегация покинула Италию. Сам император гарантировал сохранность жизни свт. Марку, которого он, несмотря ни на что, уважал и предоставил ему императорскую галеру. Православные на пути своего возвращения домой сделали остановку в Венеции, где была совершена в храме св. апостола Марка литургия 17 сентября 1439г. без присутствия латинского духовенства и без поминовения Римского папы. Было ясно то, что в глубине своей души православные не приняли Унии, так что они подписали документ о Соединении под сильным давлением.

Новость о Соединении церквей быстро распространилась по всему Востоку. Когда же греческая делегация возвратилась домой, со стороны православных было выражено полное неодобрение их действий, в то время как свт. Марка Эфесского приветствовали и восхваляли как не подписавшего Унию. По причине противодействия верующего народа Унии епископы, которые подписали документ о соединении приносили покаяние. Итак, они отвечали, что «мы продали нашу веру, променяли благочестие на нечестие, предав чистую жертву став азимитами-опресночниками. И что же мы подписали? Боящиеся франков — эта правая рука подписала, делом и словом исповедав то, на что было вынесен осуждение». (Дука. История Византии. Δούκα, Ιστορία Βυζαντινή, σελ. 216Α

). Император на место умирающего патриарха Иосифа может назначить только сторонника унии Митрофана Кизического, поскольку он не стал в полной мере применять определения Унии. Народ оказывал сопротивление. В храмах, где служили сторонники унии, народ не принимал участия в богослужении, считая их предателями и теми, кто продал веру, в то время ак они воздавали почести свт. Марку, который был воспринят как столп и непобедимый воевода Православия.

Но свт. Марка ожидали новые битвы. После возвращения в Кнстантинополь: он, восприняв всю тяжесть забот, переехал в Эфес, а в последствии по распоряжению императора он оставался в заключении на острове Лемнос (1440-1441). Там он написал известное Окружное послание «Сущим повсюду на материке и на находящимся на островах православным христианам» («Προς τους απανταχού της γης και των νήσων ευρισκομένους Ορθοδόξους Χριστιανούς»(P.G. 160, 112-204). В нем он просвещает православных верующих относительно вопроса об Унии и как относится к латинянам, и в то же время он указывает на тот факт, что православные сохранили веру Отцов неизменной. Он называет латинян «еретиками», потому что они веруют «нелепо и нечестиво», потому что прибавили к Симвору Веры «необоснованную прибавку» (филиокве), и оправдывает характеристику латинян как еретиков таким образом: «ибо благочестивые законы говорят, что тот еретик и подлежит законам против еретиков, кто хоть в чем-то малом отклоняется от правой веры». И с тех пор, как западные уклонились от Православия, мы «правильно отсекли их как еретиков».

Об отношении православных как к сторонникам унии и папы, так и к еретикам латинянам, святой Марк занимает жесткую и бескомпромиссную позицию. «Следует избегать их, как иной бегает от змей (а они даже гораздо хуже [змей]), этих христопродавцев и христоторговцев». Таким образом, мы видим, что после подписания унии святой Марк сильно ужесточает свою позицию и дает нелестные характеристики латинянам.

Решения Ферраро-Флорентийского собора в сознании православной полноты были признаны недействительными и необязательными. Уже Геннадий Схоларий составляет «Краткую апологию» в пользу противников унии, латиномудрствующий патриарх Митрофан характеризуется как еретик и матереубийца веры, из тридцати трех подписавших унию большинство письменно отвергли ее и отозвали свои подписи, в то время как в сознании верующего народа собор остался как «разбойничий». Но и формально Православная Церковь отменила Ферраро-Флорентийский собор. После 1443 года состоялся собор в Иерусалиме с участием Иерусалимского, Александрийского и Антиохийского патриархов, который осудил лжеединение и решения собора, а также всех латинствующих. Новый собор состоялся в Константинополе с участием православных патриархатов Востока в 1482 году и осудил «плохо и опрометчиво во Флоренции совместно совершенное и решенное как догматы ложные и Кафолической (=Православной) Церкви чуждые», а Ферраро-Флорентийский собор был провозглашен «бездейственным и не имеющим силы и вовсе не состоявшимся». Поскольку святой Марк со своим слабым здоровьем чувствовал, что приближается конец его земной жизни, он избрал своего ученика Геннадия Схолария (позднее первого патриарха после падения Константинополя) как наиболее подходящего продолжателя борьбы с унией, «чтобы он был вместо меня защитником Церкви и подателем здравого учения и поборником правых догматов и истины».

Святой Марк Эфесский преставился в возрасте 52 лет, 23 июня 1444 или 1445 года и был погребен в монастыре святого Георгия Мангана в Константинополе, как сообщает его брат Иоанн. Его ученик, Константинопольский патриарх Геннадий Схоларий, своим соборным решением в 1456 году установил праздновать его память как святого 19 января и совершать ему службу. А в 1734 году при патриархе Серафиме соборным решением вновь было подтверждено, что Марк Эфесский чтится как святой: «Наша святая Христова Восточная Церковь священного сего Марка Эфесского Евгеника и ведает, и чтит, и приемлет как мужа святого, и богоносного, и преподобного, и разжженного ревностию благочестия, и наших священных догматов и правого слова благочестия поборника и прекрасного защитника, и подражателя и равного предшествующим священным богословам и украсителям Церкви древних веков».

Суждения и оценки личности и вклада Святителя Марка.

За общепризнанную добродетель, святость жизни, широкую образованность и стойкость в православной вере, святой Марк пользовался уважением среди друзей и противников. «Дивный сей отец и великий учитель, блаженнейший господин Марк Эфесский, по-истине имеет многую премудрость и добродетель и опыт в догматах Церкви» (Феодор Мидийский).

«Это дивный человек, украшенный духовными дарованиями и исполненный всякой божественной премудрости, пожив преподобной жизнью, сначала становится архиереем, и, хотя и был заметным лицом на соборе, является без страсти, прилепляясь только к Богу и имея свой ум в Нем Одном, находясь всегда далеким от всего житейского и того, что ведет к заботе о теле. И поскольку он таков, он не боится изгнания, не страшится голода, не считается с жаждой, не пугается меча, не трепещет темницы, смерть считает благодетельницей» (Феодор Агаллианос, монах монастыря Манганы, о героическом и подвижническом мудровании святого [из книги архимандрита Хараампия Василопула, издание ΟΡΘΟΔΟΞΟΥ ΤΥΠΟΥ, с. 25-26]).

«Богоподобный душой и произволением, только он делом и словом показался столпом Православия перед царями и тиранами, потому что он с обнаженной головой возвещал истину и совершенно не принял сомнительно вошедшую в святой Символ веры прибавление» (Мануил Ритор, один из жизнеописателей святого Марка).

«Он был мудрейшим и одним из подвижников, живущих в пустыне; и когда отверг все ради Христа и подклонился под иго монашеского послушания, не преступил своих обетов Христу, не смешался с мирским шумом, увлекшись временной славой, но до своей кончины твердо сохранил теплоту веры во Христа, в иерействе украшался, в архиерействе просиял, боролся за Церковь весьма хорошо, явился твердейшим адамантом, почтил наших предков… муж, лучший всех нас словом и жизнью… единственный из нас истинный архиерей» (Геннадий Схоларий, в надгробной речи о добродетели и вере святого Марка).

Но и сторонники унии признали достоинство святого. «В эллинских учениях и оросах святых соборов – канон и правило непревзойденное» (Дука, описатель падения Константинополя), «поистине мудрейший и высочайший богослов» (Виссарион). Даже католический богослов иезуит Гилл., историк Флорентийского собора (с. 462 и 413), честно признается: ​​«Марк был полон огненной страсти крестоносца, он был единственным иерархом, отказавшимся подписать указ во Флоренции, а значит единственным последовательным, не подвергшимся критике. И наряду со всем этим, он пользовался уважением за святость жизни. Поэтому совершенно неудивительно, что его влияние на своих соотечественников было столь велико».

Перевод выполнен иеромонахом Сергием Троицким и М. М.

1΄΄Μάρκος ουχ υπέγραψεν, ουδέν εποιήσαμεν!΄΄

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924