Румынская Православная Церковь против экуменизма и Критского псевдособора2 min read

Ваши Высокопреосвященства, Ваши Преосвященства,

Ваши Преподобия,

почтенные господа профессоры,

братия и сестры во Христе!

ЭМБЛЕМА ВОСЬМОГО СОБОРАИз идеологий, появившихся в мире в ХХ веке, может, самой опасной является глобализация — план, вдохновленный франкмасонством и нацеленный на упразднение государственных, культурных, экономических, лингвистических и религиозных границ и слияние всего человечества в одну планетарную сущность с одним политическим, экономическим и религиозным руководством. С духовной точки зрения, данный конструкт опасен потому, что, с одной стороны, представляется возобновлением плана, бросающего вызов Богу плана и описанного в эпизоде со строительством Вавилонской башни в первой книге Священного Писания (Быт. 11), а с другой стороны, представляется подготавливающим народы к финальному эпизоду истории человечества — пришествию антихриста.

Глобализация является прямым результатом дехристианизации западного общества, произошедшей вследствие отпадения от благодати Западной Церкви после ее отрыва от Святой Православной Церкви Восточной в середине XI века, и последовательных впадений его в последовавшие века в различные ереси и антихристианские философии: папизм, гуманизм, протестантизм, иллюминатство, эволюционизм, секуляризм, атеизм, коммунизм, капитализм, потребительство, нью-эйдж и другие.

Европейский человек-богоотступник, одержимый люциферианским духом, насаждающим бунт демонического духа, против Бога, стремился перенести на свою жизнь некоторые эсхатологические обетования Церкви в извращенной форме, лишенной какого бы то ни было духовного характера. Так объясняется, что эсхатологическое ожидание Царства Небесного было карикатуризировано в попытку осуществить с помощью технологических средств земной рай в виде общества дис-топического, в котором доминирует культ мирской любви, пытающейся, в свою очередь, имитировать христианскую любовь — эту скрепу Тела Христова, Церкви, собрания православных, которые, по образу Троического жительства, живут в общении любви друг с другом и с Богом.

Поскольку глобализм не может быть реализован иначе как путем создания планетарного государства, планетарной экономики и планетарной религии, в религиозной сфере в мире появился экуменизм. Необходимость иметь мировую религию в мире религиозного скептицизма и радикального агностицизма может быть понята лишь через призму конечной цели глобализации — подготовки мира к пришествию антихриста. Если бы тот пришел в совершенно атеистический мир, кто признал бы его в качестве бога и поклонялся бы как таковому? Контрафактная мировая религия, в которой на месте Истины сосуществуют различные «истины», произведенные падшим умом человека, может создать псевдодуховную скрепу, которая могла бы привести всех отвергнувших Бога в ситуацию принятия господства антихриста.

Простая дефиниция экуменизма с точки зрения скорее политической, нежели религиозной, может проиллюстрировать нам, что он является попыткой объединения всех религий мира в одну-единственную, которая служила бы политически декларируемой цели «унификации человечества». С богословской точки зрения, экуменизм является экклезиологической ересью, постулирующей синкретистскую идею о том, что все религии являются частями одного Божественного откровения, которое какое-то четко не определенное Божество дало человечеству для того, чтобы оно прогрессировало к своему духовному совершенствованию. Экуменическая догма о «принятии того, кто рядом с тобой» постулирует универсальную религию, сконструированную на основе федеративного объединения всех существующих религий, которые будут функционировать по принципу релятивизации истины веры вплоть до полного ее исчезновения из человеческого сознания.

Экуменизм, приложенный на христианском уровне, может быть определен как эсхатологическая ересь, имеющая целью совершить объединение всех христиан в религиозную сущность, который имела бы в основании доктрину, проистекающую из сосуществования на основе принципа догматического минимализма и эсхатологического нейтралитета всех еретических идеологий членов экуменического движения, сильно подогнанных под идеологические нужды того нового мира, который подготавливает глобализация.

С этой перспективы и надо смотреть на экуменическое движение и его исполнительный орган — Всемирный Совет Церквей и понимать декларируемую ВСЦ цель — осуществление видимого единства христиан. Не следует забывать, что за экуменическими организациями стоят те же идеологи, которые конструируют также планетарный экономический общий рынок и планетарный политический Новый Мировой Порядок.

Исторически Всемирный Совет Церквей возник в середине прошлого века, в 1948 году, когда в городе Амстердаме состоялась первая Генеральная Ассамблея, мотивировавшая возникновение данной планетарной организации необходимостью «нести общее христианское свидетельство» нехристианским народам. Составленный из очень многих протестантских общин, ВСЦ до сегодняшнего дня сохранил наружность протестантской федерации и, невзирая на экклезиологический нейтралитет, запостулированный Торонтской декларацией, которая была ратифицирована в том числе и прошлогодним Критским собором, принял протестантскую экклезиологическую точку зрения на то, какого рода «восстановление единства христиан» добиваются с помощью экуменического демарша. Процитируем мнение пяти греческих епископов, протестовавших против последних экклезиологических эволюций ВСЦ на последней Генеральной Ассамблеи в Бусане, 2013 год: «До Всемирного Совета Церквей, или, лучше сказать, ересей, которые собрались в Бусане… был сформулирован протестантский догмат о невидимом экклезиологическом единстве Церкви, которая якобы является “мультидогматической”»1.

Если дефинировать экуменизм по тому, как воспринимается его удар на сознание Православной Церкви, у него имеется два направления: одно богословское, которое направлено на синкретическое объединение [религий] на уровне богословских учений путем применения догматического минимализма и релятивизации значимости православных догматов Церкви, переданных нам через Божественное откровение, наследие Святых Отцов и формулировки Святых Соборов, и оценки их еще со времен Генеральной Ассамблеи в Порто-Алегре, 2006 год, как простых «традиций», «вариаций евангельской экспрессии» и отнесения их на тот же аксиологический уровень, что и еретические учения; а другое направление, практическое, заключается в нивелировании православного богословского сознания путем сотрудничества, наперекор священным канонам Церкви, между православными и еретиками с целью создать видимость того, будто опыт поверхностного межхристианского общения на уровне строго человеческом важнее жительства в истине в строго очерченных догматических границах Православной Церкви.

Два направления, упомянутых выше, отражены как в организации ВСЦ, так и в экклезиологических принципах, содержащихся в Торонтской декларации 1950 года. С организационной точки зрения ВСЦ состоит из одной догматической комиссии, именуемой «Вера и устройство», и другой, «диаконической», именуемой «Жизнь и порядок», а с точки зрения принципов, прописанных Торонтской декларацией, реализация богословской конвергенции отражеа в положении IV.6: «Церкви — члены Совета готовы консультироваться, чтобы стараться узнать от Господа Иисуса Христа, какое свидетельство Он желает, чтобы они принесли миру во имя Его»2, что постулирует совместное свидетельство православных и еретиков, а нивелирование богословского сознания путем сотрудничества с еретиками содержится в положении IV.7: «Более глубокое сотрудничество между членами Совета означает и то, что церкви-члены должны признавать взаимную солидарность, оказывать друг другу помощь в случае необходимости и воздерживаться от действий, несовместимых с братской любовью»3.

Вопреки решению, принятому Православными Церквами-участницами Московской Православной Конференции 1948 года, не принимать участия в экуменическом движении и в первой Генеральной Ассамблее ВСЦ в Амстердаме, по случаю третьей Генеральной Ассамблеи 1961 года в Нью-Дели большинство Православных Церквей уже примкнуло в данному протестантскому религиозному клубу с последствиями, которые мы ощущаем в православной церковной жизни вплоть до наших дней. В 1961 году присоединилась к ВСЦ и Румынская Православная Церковь.

Чтобы понять борьбу против экуменизма и Критского собора в Румынии, следует сделать несколько отсылок на последствия участия нашей страны в экуменизме.

Учебники по истории Румынской Православной Церкви говорят о патриархе Иустиниане (Марина), во времена которого совершилось присоединение Румынской Православной Церкви к ВСЦ, что он «тщательно руководил участием нашей Церкви во всех мероприятиях, проводимых в рамках Всемирного Совета Церквей, Комиссии Европейских Церквей и т.д. На родине он внес вклад в продвижение “местного экуменизма”. Таким образом, всеми своими свершениями патриарх Иустиниан войдет в историю как фигура, репрезентативная для всего Православия, как выдающийся борец на экуменическом поприще»4. Может, не случайно Румынская Патриархия, отстаивающая в наши дни «ясный экуменизм», объявила текущий год годом памяти патриарха Иустиниана (Марины).

Такая же триумфалистская точка зрения содержится в учебниках по истории Румынской Церкви и в том, что касается участия Рум.ПЦ в экуменическом движении на протяжении десятилетий. На этих учебниках было воспитано не одно поколение священников, которые, в свою очередь, несли усвоенную ими экуменическую идеологию до самых отдаленнейших деревушек нашей страны. Процитирую несколько красноречивых пассажей:

«Румынская Православная Церковь принимала участие во всех мероприятиях, проводившихся в рамках Всемирного Совета. […] Все эти контакты… вели не только к продвижению экуменизма. […] Между всеми этими 14 Церквами и культами5 [юридическими признанными в Румынии. — Авт.] царила экуменическая атмосфера и атмосфера сотрудничества. […] Таким образом сформировался в Румынии истинный “местный экуменизм” […]»6.

Существует мнение, разделяемое многими богословами, будто участие Румынской Православной Церкви в экуменическом движении помогло нашей Церкви выжить в период коммунистических репрессий, поскольку сделало ее открытой для сотрудничества с западными конфессиями, которые, в свою очередь, оказывали давление на коммунистический режим, с тем чтобы он ослабил преследование христианства в стране. При всем том в 1989 году в Москве, в рамках встречи Центрального Комитета Европейского Совета Церквей, румынская делегация раскритиковала данный международный форум за то, что он не осудил нарушений прав человека в Румынии, предпочтя этому политику «дипломатии молчания», — критика, которая была учтена международным экуменическим организмом7.

«Местный экуменизм», взятый как форма мирного религиозного сосуществования различных конфессий, вероучения которых расходятся, интенсивно проповедовался народу, не знавшему на протяжении своей истории ни одного серьезного, кровавого религиозного спора. Под видом необходимости сохранения социального мира, в любом случае существовавшего в Румынии по исторической традиции, была выдана за достоверную идея о том, будто не существует принципиальных различий между преобладающим православным населением и иными конфессиями, будто «Бог один», будто «все мы поклоняемся одному и тому же Богу», — концепции, ослабившие православное догматическое сознание населения вплоть до того, что для многих румын идеал, выдвинутый ВСЦ, стал восприниматься как абсолютно нормальное чаяние, во исполнение слов греческого врача Александроса Каломироса, который объясняет, что мечтающие об единении христиан на тот манер, на какой его проповедует экуменизм, обладают чисто человеческим утопическим взглядом, который они приписывают Христу.

Самым тяжелым последствием «местного экуменизма» было осуждение в 2008 году двух иерархов за евхаристическое, соответственно — литургическое, общение с греко-католиками. Оба они были прощены8 Священным Синодом ради их покаяния. А в марте 2017 года один из них объявил о лишении сана священника, переставшего его поминать после его участия в Критской ереси.

Экуменический менталитет усугублялся в Румынии глобалистской пропагандой, агрессивно проповедовавшей необходимость отказа от национальных ценностей и усвоения космополитических ценностей, на которых зиждется Новый Мировой Порядок. Из этого симбиоза сложился новый этос, глубоко чуждый православному и национальному духу, что в какой-то момент и привело к возложению вины на Православную Церковь, которую стали рассматривать как реакционный фактор на пути политической и религиозной европейской интеграции.

Чтобы защищаться от этих обвинений, румынские церковные власти ощутили нужду в том, чтобы адаптироваться к новому менталитету. И вот, на литургическом уровне, богослужебные книги были «вычищены» от молитв, гимнов и даже обрядов, не созвучных политкорректному мышлению европейского человека (были модифицированы и подслащены в экуменическом духе молитвы принятия в Православие еретиков, схизматиков и нехристиан, выброшены некоторые гимны из пасхальных богослужений, дабы не оскорблять некоторых чувств, элиминирован Синодик в Неделю Торжества Православия, чтобы больше не напоминать румынам о том, что вне Церкви обретаются только еретики и раскольники, а не «братья христиане», было заброшено даже чтение молитв святого Василия9).

На гомилетическом уровне, проповеди, произносимые перед алтарем, отражают скорее экуменический менталитет, чем православный догматический и нравственный ригоризм: делаются большие уступки нравственным падениям мира в ущерб каноническим предписаниям Церкви; существует мнение, всё более распространяемое в рядах богословов, будто священные каноны устарели или относятся к той эндемической ситуации, которая существовала в те века, когда они писались, однако они не имеют никаких соответствий с нынешней реальностью. Весте с этой идеей в богословской мысли находит себе место и еретический постпатристический взгляд; отказались от проповедей, в которых проводится догматическое различие между православным и еретическими учениями; всё чаще делаются отсылки на римо-католическую «церковь-сестру» и «наших братьев христиан».

В богословских школах преподается экуменизм в качестве предмета наряду с миссиологией, а учащиеся и студенты-богословы подготовлены к новому менталитету — сосуществования, с догматической и нравственной точек зрения, с ересью в самых добрых отношениях. Весьма тревожный аспект румынского богословского образования представляет подготовка элитных румынских богословов, из которых рекрутируется иерархия страны, в католических и протестантских университетах, откуда они возвращаются с твердо сформированной экуменической ментальностью и очень ослабленным православным сознанием. Немногочисленны, и тем более примечательны, случаи богословов, обученных на Западе еретически, которые возвратились в лоно Румынской Православной Церкви еще более утвержденными в вере, чем уезжали.

Перед лицом этой медленной контаминации10 с экуменизмом верующий народ проявил реакцию отторжения, особенно там, где у него были хорошие духовники, происходящие из крупных монастырей нашей страны. Верующий народ и великие духовники были главными факторами оппозиции проникновению экуменизма в фибры Румынской Православной Церкви. Такие отцы, как святой Иоанн Иаков Нямецкий, Иустин (Пырву), Арсений (Папачок), Клеопа (Илие), Георгий Калчу-Думитряса, профессор академик священник Думитру Стэнилоае и многие другие, оспаривали участие Православия в экуменическом движении, указав на опасности, которые представляет это для чистоты православного учения и спасения верующего народа. Общеизвестны слова профессора Стэнилоае: «Я согласен с отцом Иустином (Поповичем), что экуменизм — это всеересь», или: «Экуменизм является продуктом масонства; снова хотят релятивизировать истинную веру. […] Римо-Католическая Церковь и Православная Церковь не являются Церквами-сестрами. Существует только одно Тело, а значит, одна Церковь. Понятие церквей-сестер является некорретным»11.

Однако с выходом Румынии из коммунистической диктатуры и присоединением к Европейскому Союзу произошло духовное помрачение многих румын на фоне чрезвычайно агрессивной мондиалистской пропаганды, особенно при посредстве масс-медиа, [на фоне] открытия так называемого «религиозного рынка идей», слабой катехизации мирян и экуменического менталитета некоторых служителей алтаря. Таким образом, дело дошло до того, что число оставшихся верными православной традиции резко упало в контексте того, что и великие духовники стали один за другим преселяться ко Господу.

В посткоммунистический период важную роль в борьбе против экуменизма играли конференции, проводимые в Румынии крупными богословами Греческой Церкви. В 2010 году в Констанце состоялась исключительная конференция, названная «Учение святого Григория Паламы для современного мира», на которой выступали отец Георгий Металлинос и профессор Димитриос Целенгидис. В 2013 году ряд конференций на тему экуменизма провел и отец Теодорос Зисис, за которыми последовали в 2014 году пять омилий на тему межхристианского и межрелигиозного экуменизма и масонства, произнесенные Его Высокопреосвященством Серафимом, митрополитом Пирейским. Конференции были организованы Томисской митрополией в сотрудничестве с отцом Матфеем Вулкэнеску.

Такова в общих чертах духовная реальность, на фоне которой внезапно прошел Критский собор с его решениями. Делегация Румынской Православной Церкви состояла из 25 иерархов, которые единодушно проголосовали за документы Критского собора, без единой оппозиции. Сообщения с собора извещали, что имели место жаркие споры, что румынская делегация внесла существенный вклад в формирование документов, согласно некоторым участникам, она якобы грудью встала против радикальной экуменической партии, представленной на соборе митрополитом Пергамским Иоаннисом Зизиуласом. Несомненно, однако, то, что в конце, по причинам, неизвестным широкой публике, вся румынская делегация согласилась с формулировками документов собора, которые она подписала без всяких оговорок.

По возвращении в Румынию собор был преподнесен как большая победа румынского богословия, продемонстрировавшего свою силу в борьбе с экуменизмом благодаря богословам, участвовавшим в соборе и внесшим свои лепты, оцененные всеми как весьма ценные. Что касается богословских последствий документов, то на сей счет хранилось полное молчание на уровне приходов и информирования полноты Церкви.

В конце октября состоялся Священный Синод Румынской Православной Церкви, по случаю которого был принят к сведению вклад румынской делегации в работу собора, то есть были приняты его документы в таком виде, в каком они есть, и так, как того требовала статья 13 Регламента организации Критского собора, без какого-либо их изменения, и сделан вывод о том, что «Святой и Великий Собор не сформулировал новых догматов, новых канонов или литургических изменений, но исповедовал тот факт, что Православная Церковь есть Церковь Христова Единая, Святая, Соборная и Апостольская»12. Было принято к сведению, что тексты собора могут быть «разъяснены, нюансированы или развиты» неким будущим великим и святым собором. Уточнено было также, что разъяснение данных документов и редактирование иных, новых не должно совершаться под давлением времени, а тогда, когда будет иметь место православный консенсус.

На греческий язык выражения решений синода были переведены таким образом, что Греческая Церковь поняла, будто Румынская Православная Церковь рекомендовала разъяснять, корректировать и вносить иные темы на другом соборе13. Однако румынский вариант нигде не говорит о корректировании текстов или внесении иных тем.

В декабре прошлого года в ответ на прекращение поминовения некоторыми мирскими священниками и иеромонахами по всей стране и неучастие многих верующих в богослужениях, где поминаются иерархи, участвовавшие в Критском соборе, Священный Синод Румынской Православной Церкви издал коммюнике, в котором объявляет себя адептом ясного экуменизма. Цитирую текст: «С православной точки зрения, ясный экуменизм является не новым догматом веры, а духовной позицией диалога и кооперации между христианами»14. Коммюнике утверждает также, что экуменизм ни разу не осуждался как всеересь каким-либо каноническим православным собором.

Ни один из румынских иерархов не выразил особого мнения по этим двум коммюнике, которыми Священный Синод Румынской Православной Церкви принял тексты Критского собора как православные и объявил себя адептом ясного экуменизма.

Начиная с августа 2016 года после дискуссий с иерархами, участниками Крита, после открытых писем, где иерархов просили отречься от еретического собора, на что авторы не получили ни одного положительного ответа, около 30 священников из всех областей страны прекратили поминовение своих иерархов, увещевая и верующих определиться в своей позиции к собору.

В согласии с 31-м Апостольским и 15-м правилом Двукратного Собора, целью непоминовения не является ни разрыв связей со Святой Церковью, ни суд и осуждение епископа теми, кто его больше не поминает, поскольку он осудил себя сам своей причастностью к ереси и будет осужден собором, который примет канонические меры на его счет. Прерывание поминовения означает ограждение себя от личности епископа, учащего еретически, и детерминирование реакции на уровне всей Святой Православной Церкви, чтобы она осудила возникшую ересь и тех, кто проповедует ее, даже посредством эндемичного собора, в котором участвовало бы, самое малое, два иерарха и множество священников, крупных духовников, диаконов, монахов, монахинь и мирян, как этап, предшествующий созыву большого всеправославного или вселенского собора.

Ограждающие себя путем непоминовения пребывают в общении со всеми, кто исповедует в Православной Церкви православную истину и не является, в свою очередь, участником экуменической ереси, узаконенной на Крите, они пребывают в общении с Церквами и епископами, уже занявшими позицию против собора, каковы Болгарская Православная Церковь, Грузинская Православная Церковь, Антиохийская Православная Церковь, со всеми православными епископами, которые и в ходе Критского собора, отказавшись подписать его документы, и после него высказывались против ереси данного собора, даже если они, по различным причинам, еще не прервали общения с епископами, причастными к ереси, и с синодами, единодушно принявшими ее (каков случай Священного Синода Румынской Православной Церкви).

Следуя увещаниям святого Феодора Студита, который в своем Послании к Навкратию15 советует священника, который страха ради поминает иерарха-еретика, звать на благословение трапезы, но не принимать Святых Таин из его рук, и увещаниям святого Германа II Константинопольского, который советует христианам-киприотам скорее молиться дома, чем находиться в общении со священниками-латинофронами16, большинство православных верующих, пожелавших занять православную позицию по отношению к Критскому собору, предпочли последовать за непоминающими священниками или молиться дома, пока не удастся попасть к непоминающим священникам, нежели продолжать посещать те церкви, где служат священники, поминающие иерархов, причастных к ереси.

Таковой своей позицией верующие исповедуют, что Благодать Божия неотделима от Личности Иисуса Христа, Господа, что Дух Святой есть Дух Истины и не может пребывать там, где нет Истины, то есть Христа и Его правого догмата. Мудрствующие схоластически, отделяя Благодать от Личности Христа, впадают в огромную ошибку неисследования веры епископа и его священников, глядя на Благодать как нечто магическое, не связанное с верой епископа и его священников. Посредством Таинств мы соединяемся со Христом, являющимся живой Личностью в отношениях с нами. Если мы лжем, посредством ереси, в нашей связи со Христом и в Его учении, какие же отношения мы можем иметь с Ним? По этой причине существует опасность того, что некоторые антиэкуменисты станут рассуждать на папистский, варлаамитский манер об отношениях с некой безличностной благодатью, а не со Христом Живым.

Большинство румынских верующих, определившихся в своей позиции к Критскому собору, считают, что посещение храмов, где поминаются иерархи, причастные к ереси, неприемлемо, и предпочитают преодолевать сотни километров, чтобы найти такой храм, где их не поминают. Следуя увещанию святого Феодора Студита, который говорит: «Если священник поминает какого-нибудь епископа-еретика, даже если он [священник] обладает блаженным жительством, даже если он православен, надо отворачиваться от Божественного Причастия [которое преподает он. — Авт.17, румынские верующие не принимают идею о том, чтобы ходить к священникам, поминающим иерархов-экуменистов, но обладают в целом православным образом мыслей, ибо считают, что не может быть православного образа мыслей и одновременно причастности к ереси.

Разоблачена также идея о том, будто румынские епископы, непосредственно не участвовавшие в Критском соборе и не подписывавшие там документов, не причастны к экуменической ереси соответствующего собора, поскольку ни один из них до сих пор публично не обличил ереси и собора, ни один не высказал о них своего особого мнения на поместном соборе [синоде], как советует делать это святой Феодор Студит в том же Послании к Навкратию, где он говорит, что, по икономии, можно принимать Причастие от священника, поминающего епископа, который «не был на прелюбодейном соборе и называет его лживым сборищем», «лишь бы он [священник. — Авт.] не служил Литургию вместе с еретиками. Ибо это ничего, поскольку он поминает православного епископа, даже если тот из страха и поминает своего митрополита-еретика»18.

Из данного фрагмента святого Феодора мы видим, что при оценке причастности к ереси нужно обращать внимание на православную веру епископа непосредственно той епархии, в которой живет христианин: как он исповедует ее, публично выражая свою позицию к еретическому Критскому собору, даже если и остается в общении с митрополитами- или патриархами-еретиками. Полное прекращение поминания митрополита или патриарха — еретиков данного епископа становится необходимостью с того момента, когда они будут номинально осуждены в ереси православным собором.

Особо важная роль в прояснении некоторых деталей, связанных с борьбой, проводимой в масштабах всей Румынской Церкви против Критского собора, и в избегании возможного попадания в подобные ситуации принадлежит конференциям святогорских монахов, членов делегации, возглавляемой Герондой Саввой Лавриотом, которому православные румыны-антиэкуменисты выражают глубокое уважение и признательность.

Священники, богословы и верующие миряне направили Священному Синоду и иерархам в отдельности различные петиции, в которых они излагали свои возражения по Критскому собору, который считают еретическим. Обобщая эти возражения против документов Критского собора, можно сказать, что его противники в Румынии считают его еретическим по следующим причинам:

1. Он не установил границ между Православием и ересью, стер границы, установленные прежними соборами Церкви, не осудил ни одной ереси, ни одного человеческого мудрствования против учения Христа, приняв все их в качестве партнеров по экуменическому «диалогу»;

2. Был проведен по принципам, не считающимся с равенством епископов в благодати, поскольку многие епископы не имели права голоса; система принятия решений была разработана таким образом, чтобы существовала гарантия того, что никакая попытка защитить Православие не аннулирует решений, которые ему предстояло принять. Поэтому собор этот носит клерикальный характер, создав папскую систему, руководимую десятью присутствовавшими патриархами, единственно обладавшими властью решать, в то время как остальные являлись простыми зрителями, что делает данное падение худшим, нежели сам папизм;

3. Упразднил право Поместных Церквей принять или отвергнуть данный собор, и они могут лишь, согласно ст. 13 Регламента организации и работы Святого и Великого Собора, довести до сведения верующих принятые решения, которые обладают всеправославным авторитетом, и нигде не существует положений, касающихся какого-либо обсуждения, пересмотра или аннулирования их поместными соборами;

4. Узаконил участие Православной Церкви в экклезиологической ереси, проповедуемой экуменическим движением, ратифицировав экуменизм в качестве официальной доктрины Церкви;

5. Ратифицировал Конституцию ВСЦ и Торонтскую декларацию как источники православного церковного права, невзирая на то, что данные документы имеют еретическое содержание;

6. Аннулировал признание того, что Православная Церковь есть Церковь Единая, Святая, Апостольская и Соборная, тем, что ратифицировал положение Торонтской декларации, гласящее, что «из членства в Совете не следует, что каждая Церковь должна смотреть на другие Церкви как на Церкви в истинном и полном смысле слова» (положение IV.4), что означает, что Критский собор разделяет теорию «неполных церквей», с одной стороны, и признал, с другой, что партнеры по диалогу, протестанты и католики из ВСЦ, не обязаны, в свою очередь, рассматривать Православную Церковь даже как являющуюся Церковью в истинном и полном смысле слова, а тем паче признавать, что «Православная Церковь является Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью», делая нереальным любой шанс Православных Церквей донести свое спасительное послание в ряды еретиков и схизматиков — миссионерский принцип, который с такой высокопарностью провозглашается аргументом в пользу участия в ВСЦ;

7. Принятием принципа, согласно которому «ни один член ВСЦ не должен менять свою экклезиологию»19, Критский собор сделал недействительной всю свою предполагаемую миссионерскую деятельность в рамках ВСЦ. Под видом некоего мнимого нейтралитета ВСЦ, [собор] принял ту реальность, что тот движется к своей конечной цели, предсталенной в Конституции, посредством превращения сущностного догматического различия между Ортодоксией и какодоксией в «местную традицию», в так называемую «вариацию евангельской экспрессии», как она была наименована в Порто Алегре. Трудно понять, почему Православная Церковь изменила свою экклезиологию на Крите, в то время как экуменический принцип гласит, что она не обязана была делать этого;

8. Ратификацией положения III.2 Торонтской декларации Критский собор допустил, что Православная Церковь участвует в организации, целью которой является «живой контакт между церквами… изучение и обсуждение вопросов, касающихся единства Церкви» (ст. 19)20. Надо ли понимать это так, что ВСЦ работает на осуществление единства Православной Церкви? Разве Православная Церковь и без того не является унитарной и нуждается в ВСЦ, чтобы обеспечить свое единство?

9. Статья 19 документа «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» ратифицирует все еретические экклезиологические положения Торонтской декларации;

10. Принятие «исторического наименования инославных конфессий церквами» находится в согласии с духом Торонтской декларации, в которой члены ВСЦ признаются имеющими различные уровни церковности, согласно еретической, протестантского происхождения, теории «неполных церквей», рафинированной II Ватиканским собором, перенятой митрополитом Иоаннисом (Зизиуласом) и введенной в церковную мысль Критским собором через формулировки Торонтской декларации, полагающей, что существуют христиане extra muros [за стенами Церкви] и даже ecclesia extra ecclesiam [Церковь вне Церкви], противореча утверждению святого Киприана Карфагенского: extra Ecclesiae nulla salus [«вне Церкви нет спасения»];

11. Ратификация Конституции ВСЦ закрепляет принцип догматического минимализма, являющийся фундаментальным в осуществлении синкретического конструкта, предлагаемого ВСЦ;

12. Статья 22 документа об отношениях Церкви с христианским миром представляется созданной специально для того, чтобы наказывать тех, кто противится экуменизму изнутри Церкви. Она исключает из процесса рецепции решений собора полноту Церкви тем, что те, кто будут выступать против решений данного собора, априори классифицируются как враги единства Церкви и схизматики;

13. В документе, касающемся отношений Православной Церкви с остальным миром, поется дифирамб экологии, которая является идеологическим оружием пантеистической религии нью-эйдж;

14. Документ, связанный с «Таинством Брака и препятствиями к нему», своим положением II.5.ii открывает путь для принятия по икономии смешанных браков между православными и инославными, а следовательно, узаконивает экуменизм на уровне семьи21;

15. Положение, согласно которому препятствия гражданского законодательства к заключению брака так же важны, как и церковные, открывает путь для (само)обязательства Церкви освящать гомосексуальные «браки» или хотя бы принимать существование подобных «браков» на гражданском уровне22;

16. Документ, касающийся важности поста, оставляет на усмотрение Поместных Церквей применять икономию в том, что касается соблюдения поста (ст. 7–8), что наносит ущерб единой практике Церкви в данной сфере и релятивизирует важность и строгость святых постов.

На данные совершенно обоснованные возражения было отвечено в небогословской манере, что сделало явным отсутствие аргументов у тех, кто призван был ответить за принятие экклезиологической ереси экуменизма в Церкви. До этого момента ни один из иерархов, столкнувшихся с его непоминовением со стороны священников и верующих, официально не признал, что экклезиология Критского собора является еретической или что данные документы нужно вывести из употребления. Игнорируя право полноты Церкви на признание недействительными еретических решений какого-либо собора, румынские иерархи настаивают на идее о том, что только новый «святой и великий собор» имеет право осуждать ошибки предыдущего собора, а не православно верующий народ или клир. Чтобы аргументировать данную идею, было использовано даже кощунственное сравнение между II Вселенским и I Вселенским Соборами, давая понять, будто второй из них исправил ошибки первого, невзирая на 1-е правило II Собора, утверждающее все решения I Собора.

Защищающие официальную позицию иерархии приводят различные аргументы против прекращения поминовения иерарха. Говорят, что в жизни Церкви не изменилось ничего и никто не должен исповедовать Критских доктрин, забывая о том, что священник является делегатом иерарха на местах и своим поминовением его он исповедует то же учение, что и его иерарх. Аргументируют также тем, что поминовение следует прекращать только тогда, когда будет навязываться сослужение с еретиками или «общий потир», упраздняя этим смысл 15-го правила Двукратного Собора, рекомендующее прерывать поминовение в тот момент, когда иерарха слышат проповедующим еретическое слово, а не только в тот миг, когда он увенчает свою причастность к ереси совместным причащением [с еретиками].

Существует мнение, что экуменизм не был осужден ни одним собором, не принимая в расчет того, что экуменические учения являются возобновлением ересей и практик, уже осужденных Вселенскими Соборами, и что экуменизм был осужден Синодами некоторых Поместных Церквей, иерархами Церкви и святыми ХХ столетия:

В 1982 году ересь экуменизма была осуждена Синодом Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), а осуждение это было признано и Синодом Русской Православной Церкви, поскольку главным условием, которое было поставлено при осуществлении объединения РПЦЗ с Русской Церковью, было то, чтобы все решения РПЦЗ были признаны;

8 октября 1998 года экуменизм был осужден Синодом Грузинской Православной Церкви, которая не принимает также и решений Критского собора;

В 1948 году экуменизм был осужден девятью автокефальными Церквами, присутствовавшими на Московской Конференции Православных Церквей;

Экуменизм был осужден святителем Серафимом (Соболевым), святым преподобным Иустином (Поповичем), архимандритом Серафимом (Алексиевым), святым Аугустиносом Кандиотисом, святым Паисием Святогорцем, преподобным Дионисием (Игнатом) из кельи Колчу, такими великими духовниками Православия, как Иустин (Пырву), Арсений (Папачок), Иулиан (Продромит), Ефрем Аризонский и т.д.;

Критский псевдособор был раскритикован и осужден Кишиневской Резолюцией, подписанной отцом Теодором Зисисом и г-ном профессором Димитриосом Целенгидисом и многими отцами, Синодом Болгарской Православной Церкви, Синодом Грузинской Православной Церкви, священниками, монахами, монахинями и мирянами по всему миру, Синаксисом в Волосе, Синаксисом на Святой Горе Афон, где собрались отцы и пустынники из келий, монастырей и скитов;

Ереси протестантского вероисповедания, присутствующие в ВСЦ, осуждены Вселенскими Соборами, которые предали анафеме монофизитство, иконоборчество, именование Девы Марии человекородицей, а не Богородицей, хулы на Святой Крест, святые мощи, а папизм осужден II Вселенским Собором, который предал анафеме духоборческие ереси, Вселенскими Соборами святого Фотия и святого Григория Паламы, которые осудили филиокве и доктрину о тварных энергиях;

Идеи, касающиеся существования Церкви вне Православной Церкви, противоречат статье Символа веры, провозглашенной II Вселенским Собором, который установил, что существует лишь она Церковь, и это Церковь Православная. Сотрудничество с еретиками в какой бы то ни было сфере запрещено священными канонами и учением Святых Отцов (10 и 45 Апостольские правила, 32, 33 и 37 правила Лаодикийского собора);

Признание таинств у еретиков запрещено священными канонами под страхом лишения сана священников и отлучения от Церкви мирян (45, 46, 64 и 68 Апостольские правила). Святой Киприан Карфагенский в правиле, установленном собором 256 года, говорит в контексте обсуждения таинств еретиков: «Защитники еретиков должны или изменить вопрос, или защищать истину, чтобы Церковь не отнесла их к тем, о ком они утверждают, будто те имеют крещение»23. Именно это и сделал Критский собор.

Согласно богословию святого апостола Павла, экуменизм осудил себя сам в глазах Божиих уже в тот самый момент, когда возник: «Зная, что таковой (человек-еретик. — Авт.) отклонился и впал в грех, будучи самоосужден» (ср.: Тит. 3, 11). В этом же русле Павловой аргументации святые канонические поместные соборы Православной Церкви должны были «еретика, после первого и второго вразумления, отвращаться» (ср.: Тит. 3, 10), а не торговаться с ним до бесконечности о путях компромисса между Истиной Божией и ереси людской. За почти столетие православного участия в экуменизме первое и второе вразумление, должно быть, происходили многократно.

Все иерархи и консистории, судившие на данный момент случаи священников, прервавших поминовение, отрицали действенность и применимость 31-го Апостольского правила и 15-го правила Двукратного Константинопольского Собора или манипулировали ими, придавая им интерпретации, совершенно отличающиеся от их реального смысла, правая в неубедительных аргументах, стремящихся продемонстрировать, будто не исполняются условия, требуемые данными канонами для прекращения поминовения. Поступая таким образом против канонов, на которые они ссылаются, соответствующие консистории и иерархи осудили непоминающих священников в схизме, неповиновении иерархии и противоречии официальной позиции Церкви, лишая их сана на субедных маскарадах, где слово соответствующих священников в свою защиту, задокументированное и весьма обоснованное, ни значило ровным счетом ничего.

Почтенная публика!

Борьба против Критского собора в Румынии имеет ряд особенностей, отличающих ее от акций во всех остальных православных странах-сестрах:

1) Это самая мощная реакция на Критский собор со стороны православной полноты;

2) Она сильнее всего подавляется церковными властями;

3) Она ведется в условиях, когда в Румынии нет хотя бы одного архиерея, который отрекся бы от Критского собора.

Насколько распространен экуменизм в рядах православной румынской иерархии и клира, настолько энергичной была народная реакция против него. Даже если по причинам, названным выше, большинство православного населения Румынии еще и не поняло опасности экуменизма и его официализации Критским собором, священники и верующие, решившие занять твердую позицию, намерены защищать правую веру любой ценой.

До сих пор имеется пятеро священников, уже несправедливо лишенных сана за прекращение поминовения. Четверо из них — отец Космин Трипон, отец Киприан Стайку, отец Иоанн Мирон и отец Онисим Бану — служат в западной провинции Трансильвания, где православное население самой исторической ситуацией было вынуждено на протяжении сотен лет сосуществовать с иноверцами, а экуменическая традиция в рядах иерархов очень сильна, и один — с юга страны, отец Клавдий Бузэ.

Непоминающие священники Молдовы ждут над собой суда, где шансы на то, что приговор будет иным, нежели лишение сана, мизерны, поскольку консистории поставлены в безвыходную ситуацию: любое неосуждение в схизме священников, осуждаемых за непоминовение, означало бы осуждение самих иерархов, направивших их дела в суд, в причастности к ереси, поскольку было бы допущено, кто прекращение поминовения иерархов было совершено согласно 31 Апостольскому правилу и 15 правилу Двукратного Собора по причинам, указанным данными канонами. Поскольку это поставило бы тех, кто судит эти дела, в ситуацию, когда их самих направят в консисторию, то остается ждать, что все обвиняемые священники будут лишены сана. Так, именно сегодня в митрополии Молдовы судится дело отца Памво (Жугэнару), игумена скита Рэдень, создавшего в своем скиту подлинный центр борьбы с экуменизмом.

Ситуация будет становиться всё более тяжелой по мере того, как лишенные сана священники более не смогут служить в своих храмах, откуда их выгонят после лишения сана. Им нужно будет находить места, где бы они смогли служить, частные дома, храмы, воздвигнутые на частные средства, и т.д. В данный момент многие из них и верующие, следующие за ними, служат в частных часовнях или специально приспособленных для этого помещениях, принадлежащих частным собственникам.

Помимо преследования священников, были изгнаны из монастырей монахини, переставшие посещать богослужения, где поминаются [причастные к ереси] иерархи; отмечен даже случай одной превосходной учащейся семинарии, которой пришлось перевестись в другое учебное заведение, поскольку она отказывается участвовать в службах поминающих священников.

В свою очередь, верующие, следующие за непоминающими священниками, подвергаются публичной обструкции прежде всего священниками тех приходов, из которых они ушли: их обвиняют в том, что они стали стилистами [старостильниками], сектантами и даже римо-католиками.

Благодаря мощной пропаганде, разворачиваемой в протопопиатах против тех, кто оспаривает Критский собор, иерархия, не подающая никаких признаков отречения от критской ереси, готовит священников и верующих, не прекративших поминовения, к тому, чтобы они восприняли решения, которые примет нынешний Синаксис и те, которые еще будут проведены, как неканонические и нелегитимные, как вмешательство во внутренние дела Румынской Православной Церкви. В свою очередь, очень многие из священников, не прекративших поминовения, некоторым образом утвердились в идее, что безусловное повиновение епископу важнее защиты истин веры.

В среде румынских священников и верующих, защищающих Православие от еретического Критского собора, возлагается огромное ожидание на сегодняшний Синаксис, а также на тот, что запланирован в Киеве. Скептически относясь к тому, что ситуация в Румынии сможет существенно измениться, по меньшей мере в том, что касается архиереев, участвовавших в еретическом соборе минувшего года, румынские непоминающие священники и верующие ожидают, что антиэкуменические синаксисы, проводимые сейчас, предадут анафеме не только критское еретическое учение, чтобы подать сигнал к пробуждению и остальным православным, еще не понимающим, как тяжела ситуация. Присутствует ожидание того, что анафема распространится и на тех, кто создал экуменизм и кого приведенная выше цитата из наследия отца Думитру Стэнилоае индентифицирует как часть более широкой системы порабощения человечества в планах Нового Мирового Порядка. В противном случае, с изгнанием экуменизма со сцены истории, они просто создадут другую идеологию, которая заняла бы его место, по политическому образцу, которым социалистический коммунизм был замещен коммунизмом капиталистическим и потребительским, гораздо более тонким и опасным.

Также имеет место ожидание того, что, помимо темы экуменизма, синаксисы дадут те ответы, которые отказались дать присутствовавшие в прошлом году на Критском соборе.

В Неделю Торжества Православия во всех храмах непоминающих священников были зачитаны анафемы, согласно традиции, в том числе анафемы учениям, принятым на Критском соборе:

Еретическим текстам экуменизма Критского псевдособора июня 2016 года, названного «Святым и Великим Собором Православной Церкви», и тем, кто их принимает и применяет на деле, текстам, которые:

закрепляют так называемое «восстановление единства христиан» и историческое наименование церквей за еретиками;

закрепляют Конституцию так называемого «Всемирного Совета Церквей» и в качестве основания для диалога с еретиками — догматический минимализм;

закрепляют Торонтскую декларацию, утверждающую, будто существуют члены Церкви за стенами Православной Церкви и будто Церковь Христова есть нечто больше, нежели вероисповедание каждого члена так называемого «Всемирного Совета Церквей» в отдельности;

закрепляют смешанные браки (с еретиками) с помощью ложной икономии;

закрепляют концепцию Иоанниса (Зизиуласа) о «человеческой личности» —

Анафема!

Благодарю вас от имени всех румынских священников и верующих, борцов против экуменизма, за возможность обратить к вам этим слова.

Богослов Михай-Сильвиу Кирилэ

Перевела с румынского Зинаида Пейкова

https://danielvla.wordpress.com/2017/04/04/textul-completat-al-discursului-teologului-mihai-silviu-chirila-care-va-fi-citit-azi-4-aprilie-la-sinaxa-de-la-tesalonic-oreokastro/


1 https://graiulortodox.wordpress.com/tag/declaratia-de-unitate-new-delhi/.

2 Ср. рус. перевод Декларации: http://www.ortho-hetero.ru/doc-ecum/51. — Пер.

3 Ср.: Там же.

Prof. Pr. Dr. Mircea Păcurariu. Istoria Bisericii Ortodoxe Române [Свящ. проф. д-р Мирча Пэкурариу. История Румынской Православной Церкви]. Vol. III. Bucureşti: EIBMBOR, 1994. P. 486.

5 Заметим это выражение «Церкви и культы», служившее прологом к Критскому решению еще с 1994 года, года издания учебника по истории Рум.ПЦ. — Авт.

Prof. Pr. Dr. Mircea Păcurariu. Оp. cit. Р. 521523

7 См.: http://www.obinfonet.ro/docs/nmr/nmrex/datex/Biserica%20Ortodoxa%20si%20Ecumenismul%20azi.htm.

8 См.: http://www.greco-catolica.org/a393-decizia-oficiala-a-sinodului-bor-ips-nicolae-corneanu-si-ps-sofronie-drincec-au-fost-iertati.aspx.

9 Три мощные молитвы свт. Василия Великого на изгнание бесов и от всякой немощи традиционно читались в храмах Румынии 1 января, в день памяти святителя. У нас этой традиции нет. Первая и самая краткая из этих молитв имеется в нашем Требнике, и при отчитке от злых бесов читаются первая и вторая молитвы свт. Василия. — Пер.

10 Скрещивания, смешения. — Пер.

11 «Schimbarea la Faţă». № 2, luna 11/1997. Р. 8; Omagiu memoriei părintelui Dumitru Stăniloaie. Iaşi: Editura Mitropoliei Moldovei şi Bucovinei, 1994. Р. 93 [Журнал «Преображение». № 2, месяц 11/1997. С. 8; Дань памяти отца Думитру Стэнилоае. Яссы: Изд-во Митрополии Молдовы и Буковины, 1994. С. 93].

12 См. на рум. яз.: http://basilica.ro/concluziile-sfantului-sinod-cu-privire-la-desfasurarea-si-hotararile-sfantului-si-marelui-sinod-al-bisericii-ortodoxe-din-creta-16-26-iunie-2016/. На рус. яз. см.: http://www.odigitria.by/2016/12/08/svyashhennyj-sinod-rum-pc-prinimaet-k-svedeniyu-kritskie-dokumenty/.

13 См.: http://astradrom-filiala-bihor.blogspot.ro/2016/12/surprize-traducere-cu-cantec-ips.html.

14 См.: http://basilica.ro/comunicat-orice-lamurire-privind-credinta-trebuie-facuta-in-comuniune-bisericeasca-nu-in-dezbinare/.

15 Sfântul Teodor Studitul. Epistola către Navcratie // Dreapta credinţă în Scrierile Sfinţilor Părinţi. Vol. 1. Editura Sofia, 2006 [Святой Феодор Студит. Послание к Навкратию // Правая вера в писаниях святых отцов. Т. 1. Издво «София», 2006].

16 Латиномудрствующими, — Пер.

17 Sfântul Teodor Studitul. Op. cit. P. 59.

18 Ibidem. Р. 59–60.

19 Торонтская декларация, положение III.3, см.: http://www.ortho-hetero.ru/doc-ecum/51.

20 Ср.: http://theolcom.ru/images/ 2016/3.%D0%9E%D1%82%D0 %BD%D0%BE%D1%88 %D0%B5%0%BD%D0% B8%D1%8F_%D0% 9F%D1%80%0%B0%D0%B2 %D0%BE%1%81%D0%BB %D0%B0%D0%B2%D0 %BD%D0%BE%0%B8%CC%86 _%D0%A6%0%B5%D1%80%D0 %BA%D0%B2% D0%B8_%D1%81_ %D0%BE%D1%8 1%D1%82%D0%B0%0%BB%D1%8CD0%BD%D1%8 B%D0%BC_%D1%8 5%D1%80% D0%B8%D1%81 %D1%82%0%B8%D0%B0% D0%BD%D1% 81%D0%BA %D0%B8%0%BC_%D0%B C%D0 % B8%D1 %80%D0 %BE%D0%BC.pdf.

21 См.: http://theolcom.ru/images/2016/7. %D0%A 2%D0%B0%D0 %B8%D0%BD%D 1%81%D1%82% D0%B2%D0%BE_% D0%B1%D1 %80%D 0%B 0%D0%BA%D 0%B0_%D0% B8_%D0%B F%D1%80%D 0%B5%D0% BF%D1%8F% D1%82%D1% 81%D1%82%D0 %B2%D0%B8%D1 %8F_%D0%BA _%D0%BD%D 0%B5%D0%BC %D1%83.pdf.

22 См.: Там же, ст. 6.

23 Arhid. pr. prof. Ioan N. Floca. Canoanele Bisericii Ortodoxe, note şi comentarii. Sibiu: f.e., [Архидиак. проф. Иоанн Н. Флока. Каноны Православной Церкви, примечания и комментарии. Сибиу: б.изд.] 2005. P. 200.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (5 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Один комментарий на “Румынская Православная Церковь против экуменизма и Критского псевдособора2 min read

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924