Геронда Савва Лавриот. Речь на Межправославной конференции клира и народа в Салониках 4 апреля 2017 года

Пустыни Афонской отцов, Ангелов во плоти, исповедников вкупе и преподобных, святителей же и мучеников в пениях с похвалами почтим, подражая добродетелям их, всем сонмом афонских монахов взывая единогласно: слава Венчавшему вас, слава Освятившему вас, слава Показавшему вас в бедах нашими предстателями.

(Тропарь святым святогорцам)

Честные отцы, возлюбленные братия во Христе!

Геронда Савва ЛавриотСнова возносим хвалу и благодарение Господу нашему Иисусу Христу, Благодателю, и Пресвятой Его Матери, Управительнице Горы, именуемой Святой, а также преподобным отцам нашим за честь и благословение организовать и участвовать в этой исповеднической конференции против всеереси экуменизма, вместе со столькими отцами и братиями воинствующими, славными, известными и неизвестными тоже, которые в течение десятилетий с неустрашимым помыслом и голосом Стентора1, невзирая на всяческие козни, предпринимаемые с тем, чтобы заставить их замолчать, свидетельствуют, что они благочестно продолжают стоять и жертвенно будут стоять до конца за нашу веру апостольскую, неискаженную и подлинную. Также благодарим Бога нашего Троичного за оказываемую нам честь именоваться святогорцами и быть гонимыми за святейшее имя Господа нашего и за истину нашей веры православной, священной и незапятнанной, воздавая таким образом почитание нашим преподобным отцам, ибо известно, что, как говорят святые, почитать святого значит следовать его жизни.

С самого начала и на протяжении церковной истории монашество стояло во главе сражений с богоненавистными ересями, и особенно Святая Гора — крепость и оплот Православия. А значит и мы, несущие тяжкое имя отцов-святогорцев, хоть и чувствуем, что значительно отстаем от дивной аскетической добродетели святых святогорцев, однако пытаемся, пусть и немного, подражать им в борьбе за веру, ибо это, кстати, и составляет высочайший долг и священную обязанность не только монахов, но и всех православных. По этой причине Господь наш дал нам заповедь, сказав: «Всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным» (Мф. 10: 32–33).

Сегодня, когда православная вера борима и уничижаема величайшей ересью всех времен — всеересью экуменизма, мы испытываем непреодолимую и неудержимую потребность прибегнуть вновь к священной борьбе наших преподобных отцов и на коленях молить их дать нам мудрость, силу и крепость, дабы нам исполнить благоугодное Богу дело отражения ереси и исцеления ее, где это должно иметь место. Ведь наша ответственность за совершаемые дела оказывает сильное влияние на всех членов Церкви, поскольку взоры всех устремлены на то, что делают святогорцы.

На вопрос, что нам делать, чтобы отразить всеересь экуменизма, ответ дают отцы-святогорцы, бывшие до нас, которые применяли каноны и заповеди Церкви и святых не с помощью рафинированных дискурсов, а своей мученической жертвой, запечатлев ее собственной кровью. Они на деле исполнили заповедь святого Афанасия Великого, который, выражая consensus patrum2, говорит: «Желающий спастись прежде всего должен хранить соборную веру, которую если кто не хранит в подлинности и неискаженности, без сомнения, губит себя навечно».

Незаблудными наставниками на поприще исповедничества находим мы на Святой Горе преподобных мучеников эпохи Патриарха Иоанна Векка. А 1274 году на Лионском псевдособоре император Михаил VIII Палеолог вместе с Патриархом Иоанном Векком подписали унию, или, говоря точнее, повиновение латинянам, чтобы обеспечить себе политическую поддержку папы. Святогорцы сильно воспротивились, для начала послав смелое исповедническое письмо императору и собору епископов. В этом письме они с дерзновением критиковали папские заблуждения и ереси, характеризуя папу как еретика и апостола сатаны, латинян — как безбожников и выражая недоумение: «Как же они могут быть приняты и соединиться с непорочным и православным телом Святой Церкви Христовой, Соборной и Апостольской?»

Важно, что одновременно с письмом они прервали всякое церковное общение с теми, кто объединился с латинянами и принял их. И это потому, что они знали, что есть лишь один способ не идти в ногу с ересью. Император, решив любым способом навязать унию, в сотрудничестве с еретиком Патриархом Иоанном XI Векком (1275–1282), яростно обрушился на святогорцев, отправившись на Святую Гору с поддержкой от папистов и с собственными войсками, чтобы вынудить святогорцев принять унию.

Монастыри Великая Лавра и Ксиропотам, к сожалению, отреклись и приняли мерзкую унию, отслужив литургию вместе с Патриархом. В дальнейшем мы увидим, что требованием латинофилов было принятие псевдособора церковной общностью. Однако, невзирая на то, что в Великой Лавре произошло предательство веры, остальная Святая Гора явила множество мучеников и исповедников.

Так, монахи монастыря Ивирон не только не приняли собора — а это и было тем, что от них требовалось, — но еще и сурово и дерзновенно назвали пришедших еретиками и предателями веры. Обезумев от ярости, император Михаил повелел, чтобы всех монахов посадили на корабль и утопили в море. Память святых преподобных Иверских мучеников мы празднуем 13 мая3.

Однако и в монастыре Ватопед, поняв, что нет никаких шансов убедить монахов в вопросах, касающихся веры, принялись их истязать и в конце концов повесили проигумена монастыря, святого Евфимия, вместе с 12 монахами, память которых мы празднуем 4 января.

В монастыре Зограф у нас есть преподобные мученики Зографские, которые были оповещены о приходе императора преподобным Гавриилом вследствие видения, полученного им от Матери Божией, сказавшей ему следующее: «Поспеши в монастырь и сообщи братиям и игумену, что враги Мои и Сына Моего приблизились. Итак, кто слаб духом в терпении, да бежит и прячется, покуда не минует искушение. Но кто желает мученических венцов, да остается в монастыре»4.

Итак, 26 из них остались в монастыре, где они тоже с дерзновением назвали еретиками единомысленных латинянам. Страшно то, что Матерь Божия называет мудрствующих, как латиняне, «врагами Ее и Сына Ее». Тогда император дал повеление, и святых отцов сожгли живьем, и так они стяжали венец мученичества. Память 26 преподобных мучеников Зографских празднуется 22 сентября5.

Наконец, у нас имеются еще и преподобномученики Карейские. Император настоятельно старался убедить их, но без всякого результата. Монахи и здесь были непоколебимы и не дали себя убедить. Таким образом, было издано повеление умертвить и их. Косма Протос был повешен, а остальных монахов изрубили. Преподобных мучеников Карейских мы празднуем 5 декабря.

Святой Григорий Палама сохранил то же самое свидетельство другого святогорца, преподобного Никифора Исповедника. Вот как описывает сам Никифор свой арест и исповедание: «Когда повсюду с огромной силой вспыхнуло пламя неверия, тогда достиг дым тот и Святой Горы, поскольку император услышал, что отцы совершенно прекратили его поминовение». «Итак, исполнившись гнева, послал он к нам множество палачей, самых суровых и жестоких своих подручных. И требовал от нас, чтобы мы имели общение с ним и через него с латинской церковью, в противном случае угрожал беспощадно лишить нас жизни»6.

Здесь мы видим другое свидетельство, уже через самого святого Григория Паламу, о том, что монахи были гонимы из-за того, что прервали церковное общение с императором и патриархом, а не из-за того, что не поминали папу. Последнее святогорцы даже не делали предметом обсуждения.

Также и другой святогорец, святой Афанасий Эсфигменит, Патриарх Константинопольский, в период своей исихастского жительства на Горе Афон по причине репрессий, проводимых императором против монахов с тем, чтобы они подчинились его повелению, вынужден был уйти со Святой Горы вместе с другими монахами. И это потому, что они более не имели общения с императором и его людьми. Он удалился на гору Ганос и там не оставался безразличным, но учил точности веры не только в пустыне, но и на торжищах.

Тогда епископ горы Ганос, «который был наречен Патриархом Векком, разгневался на святого и вызвал его к себе вместе с учениками. Итак, сначала он пытался по-хорошему убедить его отступиться от веры… Затем требовал от них, чтобы ему участвовать хотя бы в молитве перед трапезой и есть с ними одну пищу. Когда, однако, увидел, что святой был и в этом непреклонен и приводил в споре 10-е Апостольское правило, гласящее, что, “если кто-нибудь станет молиться, даже дома, вместе с отлученным от церковного общения, да будет и сам отлучен”, то не смог более терпеть бесстрашную и дерзновенную непреклонность великого отца. Будучи, таким образом, охвачен яростью, он поднялся со своего трона, схватил великого святого за честную браду, поверг на землю и принялся бить его обеими руками, волочил по полу и рвал на нем одежды».

И здесь мы видим, что монахи не только прервали евхаристическое общение, но и не дерзали совершать вместе с латинофилами даже обычной молитвы перед трапезой.

Другим свидетелем-святогорцем является преподобный Исаия, сподвижник преподобного Григория Синаита. О нем святой Никодим Святогорец упоминает следующее: «Этот блаженный претерпел много зол от императора Михаила Палеолога латиномудрствующего, поскольку не хотел находиться в общении с тогдашним Патриархом Иоаннисом Векком по причине извращения православного вероучения, но, движимый ревностью Божественной, много боролся за Православие и неустанным своим учением еще прочнее соединил всех с Православной Церковью Христовой».

Это свидетельство имеет тут очень важное значение. Святой прервал всякое общение с патриархом и латиномудрствующими, потому что, как говорил он сам, так он мог оставаться соединенным с Церковью Христовой.

То же самое сделал для защиты нашей веры и святой Григорий Палама, один из избраннейших сынов святогорского монашества. Когда исихазм подвергся нападкам одного философа, монаха Варлаама Калаврита, и Григория Акиндина, тогда святой Григорий, вызванный своими друзьями-исихастами в Фессалоники, покинул Святую Гору, оставив свой исихастирий [скит], в сопровождении своих сотрудников, монахов- корифеев Исидора, Марка и Дорофея, и при поддержке монахов-книжников Давида Досфпатоса и Иосифа Калофетоса взял на себя защиту Православия, следуя и в этом великим отцам пустыни Антонию Великому, Савве Освященному, Феодосию, зачинателям общего жительства, которые, когда нашей вере грозила опасность, оставляли исихию и устремлялись на добрый подвиг исповедничества.

Просвещаемый свыше, обладая богословскими познаниями, а в особенности помыслом исповедническим и мученическим, святой Григорий Палама составил Святогорский Томос для защиты «священнобезмолвствующих», который был одобрен и подписан множеством отцов-святогорцев. Когда впоследствии Патриарх Константинопольский примирился с Акиндином и позволил ему учить [народ] своим еретическим мнениям, святой укорил патриарха за его «ревокации», назвав «блистательным лжецом и отъявленным клеветником»:

«Он (имеется ввиду Патриарх Калекас) многократно сам себя отдаляет от Церкви Христовой и всего сонма православных». «Тогда как он подобным образом и многократно отсекал себя от всей полноты православных, то, следовательно, невозможно, чтобы принадлежал к благочестным тот, кто отделил себя от нее. Напротив, кто по данным мотивам отстранился от Калекаса, воистину принадлежит к сонму христиан и соединен с Богом благой верой».

Естественно, что написанное тогда святым Григорием Паламой абсолютно обладает силой для современного Патриарха Варфоломея Архонтониса.

И здесь ясно видно, что святой Григорий Палама и монахи-исихасты прервали церковное общение с патриархом. И по этой причине в апреле 1343 года святой был арестован, а после нескольких «явок» на собор Патриарх Калекас в конце концов предал его анафеме и лишил сана, под чем подписались также и многие епископы, как, например, Патриарх Игнатий Антиохийский и Патриарх Герасим Иерусалимский, находившиеся тогда в Константинополе. Наконец он был заключен в дворцовую тюрьму, где и оставался почти четыре года, вместе со многими политическими заключенными.

Святой Григорий Палама являет собой печать и синтез всего православного богословия и всегда будет для нас незаблудным наставником в любую эпоху и перед лицом любой силы, противящейся Богу, которая будет пытаться сфальсифицировать Святоотеческую Православную Традицию.

Нам потребовались бы десятки часов, чтобы привести все примеры отцов-святогорцев и образцы великих святых, таких как святой Феодор Студит, святой Максим Исповедник, великие святые каппадокийцы и другие, имже несть числа, чтобы продемонстрировать, что прекращение церковного общения с еретиками до того, как они будут осуждены собором, находится в согласии со всей церковной историей. Потому что когда они уже каким-либо образом осуждены, мы неизбежно не можем иметь общения с ними. Прерывание [поминовения] должно совершаться прежде соборного осуждения, на основании 15-го правила Двукратного Собора святого Фотия.

Является ли, однако, в конечном счете прерывание общения с еретиками единственным способом борьбы с ересью или существуют и иные способы, которые более уже не применяются? И как следует применять прерывание общения в случае со всеересью экуменизма?

В прошлом имели место конгрессы, конференции, омилии и проповеди и рассылались сотни писем, подтверждавшие тот «диагноз», что экуменизм действительно является всеересью, что [почти] все патриархи — экуменисты, но до сих пор никто еще не перешел к следующей стадии, а именно к терапии. Имелись различные представления и личные мнения о том, как бороться с упомянутой ситуацией: нужно или нет прерывать общение с еретиками-экуменистами, не осужденными собором, что свидетельствовало о том, что имелось опасение, что данным действием будет совершён раскол в Церкви, что существует опасность основать новую Церковь и таким образом выйти из Единой и Истинной Церкви, объединиться со старостильными группировками и раздробиться, как говорят некоторые.

Другие утверждали, что надо занять определенную позицию по данному вопросу после того, как состоится православный Собор, и существовало другое мнение, совершенно лишенное святоотеческих свидетельств, о том, будто бы достаточно протестовать, но сохранять церковное общение с экуменистами-еретиками, поскольку они еще не осуждены Собором, а их Таинства действительны. Одни искренне утверждали, что еще рано прерывать общение с ними и сначала должен быть проинформирован об ереси благочестивый народ, а потом уже отделяться. Однако всем этим еретикам предоставлялось всё больше возможностей беспрепятственно действовать и продолжать учить и проповедовать «с открытым лицем» свои ереси, часть которых являются такими диавольскими, что о них до сих пор еще не слыхивали в Церкви: будто бы демонический Коран, лишенный святости, хулящий Христа и Богородицу, надо признать освященным и святым, будто бы все религии являются путями ко спасению, будто бы все протестантские парасинагоги являются хранилищами благодати и имеют действительное крещение, как его якобы имеют и паписты, будто бы святые пребывают в аду, в осуждении, поскольку своей ненавистью, которую испытывали к нам [к ересям], они оставили нам в наследство раскол (потому что и они такие же раскольники, как и мы), а следовательно, было нарушено единство Церкви, — и многие иные ереси, которым несть числа.

Итак, эта «икономия», лживо именуемая подобным образом, по отношению ко всеереси экуменизма и экуменистам — лжебратиям, мудрствующим еретически, особенно к Патриарху Варфоломею Архонтонису, — десятилетиями причиняла гигантский вред в том, что касается оценки правой веры в рядах клира и народа.

С самого начала в истории Церкви еретики, а скорее диавол при их посредстве, пытались через извращение догмы и распространение своих ересей утопить Церковь во мраке лжи и на этом пути аннулировать спасительную жертву Христа Спасителя и основать иную «церковь», которая не спасает. Чтобы избежать этого, Святые Отцы, после диагностирования ереси, отсекали от Тела Церкви тех, кто распространял ересь, как гнилые члены Церкви, чтобы болезнь не переходила на ее здоровую часть и чтобы ересь не утверждалась в качестве законного учения Духа Святого. Это был единственно эффективный способ отражения еретиков.

Конечно, ему предшествовало первое и второе обличение их, как это было сделано в случае с Несторием, но потом Церковь перешла к «отдалению» от них, «зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден» (Тит. 3: 11). Мы пока, после «двух» обличений, не перешли к отдалению себя от еретиков, а ограничиваемся прискорбными констатациями того, что Патриарх и иже с ним проповедуют ереси, что их экклезиология и богословие являются еретическими, что они находятся вне Церкви и тому подобное, имея, однако, полное церковное общение с ними, что, согласно Святым Отцам, означает сопутствование им и отождествление себя с ними прежде всего в том, что касается веры. И, таким образом, иначе говоря, всё, что мы утверждали, и осуждали, и против чего голосовали, мы, по сути, обращали против самих себя, пока во всем принимали их как православных, поминали их и сами себя обманывали перед Самой Истиной — Христом, что бы мы себе ни мнили.

Конечно, целью всего этого было информировать стадо, систематически пребывшее во тьме по причине беззаконного равнодушия епископов, которые и являются ответственными за то, чтобы уберегать стадо от неведения, губительного для души. Ересь, однако, тем временем завоевывала позиции, упрочивалась и, наконец, была соборно узаконена Колимварским псевдособором на Крите, в то время как народ годами ждал от нас твердого отпора ей.

Мы, нынешние святогорцы, не желая приуменьшить ничью борьбу против экуменизма, приняли это. Мы уважаем всё осуществленное боровшимися отцами, однако это равнодушие к тому, что нам предстоит сделать, и непочитание канонов, особенно если сравнить с тем, что делали святые, поставили нас перед свершившимся фактом, а именно перед собором, состоявшимся по этой именно причине — потому что не было должного отражения ереси со стороны клира и народа. Его мы снова и снова ожидали от игуменов Святой Горы и особенно от Святого Кинотиса, являющегося духовной и институциональной властью Святой Горы, — их твердого отпора в вопросах веры, которые не могут являться предметом договоренностей, и, наконец, следования их своим предшественникам в прерывании общения с экуменистами-еретиками, а особенно с ересиархом Патриархом Варфоломеем Архонтонисом. Однако их молчание, в лучшем случае — теплохладное обличение [еретиков], не только не успокоило нас, но и произвело впечатление нашей причастности ко всеереси экуменизма.

Самое худшее, однако, то, что они не только не остановили неистового бега патриарха к ереси, но и каким-то образом выказали согласие с его демаршами и катастрофическим сползанием в экуменизм. И теперь патриарха не только не упрекают за еретические решения псевдособора, не только согласны с этим собором, но и идут еще дальше и принимают на себя роль гонителей. Они гонят нас, лишают сана и ищгоняют за то, что было само собой разумеющимся, — за неимение общения с предателями нашей веры.

Итак, после прискорбных констатаций того, что мы годами видим развивающимися на Святой Горе, и после многих терзаний и молитв мы в начале 2014 года, благодатию Господа нашего Иисуса Христа, взяли на себя долг бороться, в масштабах всей Горы Афон, против всеереси экуменизма и универсальной религии антихриста. Мы думали, после отдельных отзывов некоторых монахов и отцов и наших отдельных писем патриарху и Святому Кинотису, снова воедино представить голос Святой Горы выпуском в свет брошюры «Святая Гора — Свидетельство сквозь времена в борьбе за веру», собрав в нее значительные фрагменты исповеднических текстов Святых Отцов, Святого Кинотиса, игуменов и различных святогорских духовных отцов. И это для того, чтобы воссиял свет сидящим во тьме и тени смерти-ереси.

Упомянутую брошюру имели смелость поддержать и подписать только четыре игумена Святой Горы и около 300 монахов. Впоследствии мы снова прибегли к открытым письмам Святому Кинотису и монастырям, прося их обличить патриарха и иже с ним в антиправославных мыслях и убеждениях. Мы предупреждали институциональное руководство Святой Горы, что, если на Критском соборе проголосуют за его окончательные тексты, мы прервем общение с патриархом, следуя нашим святым и вековой традиции Святой Горы. К сожалению, Святой Кинотис и монастыри вместо того, чтобы ответить, открыли гонение против нас, как якобы разрывающих единство Церкви и проповедующих ереси.

До собора мы по долгу информировали полноту православных христиан о текстах, которые предстояло вынести на голосование так называемого «Святого и Великого Собора», подробно ссылаясь на их содержание, равно как и на триадологические ереси митрополита Пергамского Иоанниса Зизиуласа, еретическое богословие которого вместе с богословием Всемирного Совета Церквей почти целиком определяет характер Колимварских текстов. Нас приглашали для чтения омилий почти по всей Греции, а также в другие страны, каковы Румыния, Молдова, Украина, Швейцария, чтобы мы информировали христианскую полноту о темах собора, омилий, в которых мы излагали пространные богословские исследования ереси экуменизма и говорили о том, что нам должно делать в согласии с нашим преданием, полученным от Духа Святого и Святых Отцов.

Мы столкнулись с вирулентностью экуменистов, проявляющейся в гонениях против нас, обвинениях в том, будто мы самовольные, безголовые, непокорные, неуравновешенные, сумасшедшие, самозванцы, небогобоязненные, монахи-немонахи. Иногда даже подключали силы полиции, чтобы воспрепятствовать нам информировать народ. Но только всё это — в честь и похвалу нам, поскольку то же самое и еще гораздо худшее предпринимали против Святых наших Отцов.

Вкратце, всем, кто говорил нам, что монахи должны только подвизаться в безмолвии в своих келийках и оказывать послушание, мы отвечаем, что «заниматься исихией, когда в опасности находится вера, равносильно отречению, тогда как обличать значит искренне исповедовать веру». А святой Григорий Палама причисляет молчащих во время ереси к рядам безбожников, в то время как святой Иоанн добавляет: «Беспощадно осуждение за молчание: кто не говорит правду, тот ответственен за кровь, то есть за истребление душ, впадающих в прельщение».

Впрочем, нам хорошо известно, что «никакой пользы не остается от праведной жизни, в то время как догматы извращаются». И когда нас спрашивали, кому вы оказываете послушание, мы отвечали: святителю Василию, святителю Григорию, святителю Фотию и святителю Марку, которые тоже, в свою очередь, не оказывали послушания патриархам и императорам, но Великому Архиерею и Спасу нашему Иисусу Христу. Ему мы оказываем послушание, когда наши пастыри оборачиваются волками.

Когда в Церкви появляется ересь, тогда наступает время исповедничества. И если бы наши игумены исповедничали, мы бы молчали и поддерживали их в борьбе, благоугодной Богу. Однако сейчас сами братья наши причисляют нас к еретикам. Что же нам делать? Ради какого-то единства, отрывающего нас от Христа, подчиняться всеереси экуменизма или же скорее сохранять единство веры и общение Духа Святого посредством подвигов, которые показывают нам Святые Отцы, посредством их борьбы и исповедания веры? «Ибо лучше и похвальнее война, нежели мир, отделяющий от Бога», — говорит нам святой Григорий Богослов.

Чтобы оставаться в Церкви и общении со Святыми, надо не иметь общения с еретиками, то есть с теми, кто сами себя выводят за пределы Церкви. Верующий народ Божий составляет Тело Церкви, всегда органично связанное с его Главой, Христом.

Так что же нам делать сегодня, когда Критский псевдособор узаконил в Церкви ересь экуменизма и его аксессуары: постпатристическое и крещальное богословие, теорию личностей и примата в Церкви и Святой Троице, упразднение соборного строя, узаконил аннулирование поста, упразднение канонов Вселенских Соборов, узаконил «беззаконные браки», иными словами, браки смешанные, и что хуже всего — признал миссию Всемирного Совета Церквей важной для возвращения к утраченному единству христиан и принял все тексты собраний ВСЦ, начиная с Торонтских текстов и кончая Пусанскими?

Мы должны делать то, что сделали бы Святые Отцы, — уточнить свою позицию по отношению к ереси. По этой причине мы и организовали данное собрание. Не для того, чтобы еще раз повторить, что экуменизм является всеересью, а чтобы перейти от теории к практике.

Итак, сегодня мы, клир и народ, делаясь последователями Святых Отцов, ПРЕРЫВАЕМ ЦЕРКОВНОЕ ПОМИНОВЕНИЕ ЕРЕСИАРХА ПАТРИАРХА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО ВАРФОЛОМЕЯ АРХОНТОНИСА как главного вдохновителя собора, глашатая и проповедника всеереси экуменизма, и иже с ним епископов, принимающих Критский Собор как являющийся православным, основываясь на правилах: 10-м и 31-м Апостольских, 2-м Антиохийского Собора, 33-м Лаодикийского Собора, 15-м Двукратного Собора святого Фотия Великого.

Сегодня мы словом и делом отвергаем и осуждаем экуменизм, межрелигиозный и межхристианский синкретизм как всеересь. Отвергаем и осуждаем Всемирный Совет Церквей как являющийся Всемирным Советом Ересей и еще раз провозглашаем, что Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью является только Православие.

Мы отвергаем и осуждаем собор, имевший место на острове Крит, как являющийся псевдособором, узаконившим всё вышеизложенное. Вследствие этого просим епископов всего мира, а особенно Церкви, не принимавшие участия в Критском «соборе», сохранять православный образ мыслей и созвать воистину православный Собор, который осудит вышеизложенное и в особенности лиц, стоящих во главе всеереси, для избежания раскола и разделения в рядах верующих.

Что касается наших братий, клириков и мирян, мыслящих православно, но еще не убежденных и не уверенных в том, что единственная возможность исповедовать Христа и оставаться в Церкви — это прерывание общения с еретиками, то мы не только не отделяемся от них, но и будем оставаться рядом до нашего полного с ними отождествления в этом добром подвиге.

Святые мученики своей жертвой исполнили Евангелие, а преподобные исповедники положили свои тела и кости за сохранение святых канонов, являющихся продолжением заповедей нашего Господа. Мы сегодня призываемся следовать Крестным путем исповедничества и мученичества, который проторил нам Господь наш Иисус Христос и которым шествовали святые мученики и исповедники. Нам всем необходимо понять, что после Критского псевдособора Церковь вступает в новый период — период ереси и гонения. Антихристовы последние времена начались, и перед нами открывается поприще исповедничества и доброго свидетельствования о нашей вере.

На Святой Горе была задумано и организовано нынешнее собрание клира и христианского народа, и там же готовится великое всеправославное собрание, которое будет иметь место в июне в Бэнченах, с епископом Лонгином7, как рассудили отцы, прервавшие поминовение патриарха, о том, как нам действовать впредь. Единственный путь — нам вместе, клиру и народу, прервать церковное общение с еретиками и, объединившись в вере, невзирая на все разногласия между нами по второстепенным вопросам, положить благое начало церковной борьбе за сохранение и сбережение нашей православной веры — единственно спасающей веры.

Борьба начинается сейчас. Нам надо оставаться соединенными между собой, соединенными с нашими святыми и Самой Истиной, Которая есть Господь Иисус Христос. «Не являются частью Церкви те, кто не пребывает в истине», по слову святого Григория Паламы. Независимо от трудностей, которые мы встретим, и различия наших позиций и мнений, должна превалировать рассудительность и совершаться необходимые снисхождения для наших более слабых и неподготовленных братий, но только всегда на основании мудрости Святых Отцов, переданной нам, в истине и любви, без убавлений в том, что касается веры. Если между апостолами бывали напряженные отношения, тогда делать нам, даже на уровне рассудка не имеющим разумения их духовного состояния?

Общая цель всех нас — держаться в лоне Церкви и далеко от ереси. Общим врагом всех православных является ересь, отдаляющая нас от Бога. Путь наш должен быть общим, и надо, наконец, понять, что нам делить нечего, а, напротив, надо помогать друг другу, чтобы оставаться соединенными с Чаемым, Коим является Господь наш Иисус Христос. Впрочем, святые каноны нельзя применять произвольно, но в том духе, в каком Святые их установили и применяли, то есть обладая Духом Святым и будучи органично соединенными со Христом и всем Телом Церкви.

Эпилогом и ответом всех нас, отвергающих Колимварский еретический псевдособор и всеересь экуменизма, вводящий новую веру в сравнении с преданной святыми апостолами и святыми отцами, да будет ответ четырех Патриархов и Синодов Патриархий пентархии 1848 года к папе Римскому Пию IX, чтобы, с одной стороны, показать огромный разрыв между нами и епископами-экуменистами, а с другой — показать, что мы ничего не говорим от себя, не изобретаем собственных догматов, не выдумываем учений, но во всем и всегда следуем истинной Церкви Христовой, как это было всегда, через наших святых, не провоцируя раскола, и что, к сожалению, раскол провоцируют все, кто действовал в пользу данного Критского собора, и все, кто следовал ему:

«Вера наша, братие, (получила начало) не от человек и не чрез человека, но чрез откровение Иисуса Христа, которое проповедовали Божественные Апостолы, утвердили Святые Вселенские Соборы, предали по преемству великие мудрые Учители вселенной, и запечатлели своею кровию святые мученики! Будем же держаться исповедания, которое мы приняли чистым от толиких мужей, отвергая всякую новизну, как внушение диавола: принимающий новое (учение) признает как бы несовершенною преподанную ему православную Веру. Но она, будучи уже вполне раскрыта и запечатлена, не допускает ни убавления, ни прибавления, ни другого какого-либо изменения, и дерзающий или сделать, или советовать, или замышлять сие, уже отвергся веры Христовой, уже подвергся добровольно вечной анафеме за хулу на Духа Святого, как будто Он (Дух Святый) глоголал несовершенно в Писаниях и на Вселенских Соборах. Сию страшную анафему не мы изрекаем ныне… но изрек прежде всех Спаситель наш: иже речет на Духа Святаго, не отпустится ему, ни в сей век, ни в будущий (Матф. 12, 32); …Но и аще мы (апостолы), или Ангел с небесе благовестит вам паче, еже благовестихом вам, анафема да будет (Гал. 1, 6), (то есть да будет отлучен от Бога).

То же изрекли и семь Вселенских Соборов, и целый лик Богоносных Отцев. Итак, все вводящие новизну — будь то через ересь, будь то через раскол — добровольно облеклись, по словам псалмопевца, в клятву, яко в ризу (Пс. 108, 18), хотя бы то были папы, или патриархи, или клирики, или миряне… Так рассуждали Отцы наши… — и пребыли твердыми и непреклонными в Вере, по преемству им преданной, сохранили ее неизменною и чистою среди стольких ересей, и предали ее нам всецелою и неповрежденною, как истекла она из уст первых служителей Слова.

Так рассуждая, и мы передадим ее в грядущие поколения совершенно такою же, какою сами приняли, без всякого изменения, дабы и они, подобно нам, непостыдно и без упрека могли говорить о Вере своих предков»8.

Так рассуждая, и мы провозглашаем сегодня пред Богом и людьми, благодатью и помощью Господа нашего Иисуса Христа, Пресвятой Госпожи нашей Богородицы и Приснодевы Марии и всех святых святогорцев, что не будем молчать, не остановимся в борьбе против антихристовых сил и, повторяя слова Иосифа Вриенния, будучи последователями святых отцов, вопием и мы, смиренные:

«Не отречемся от тебя, возлюбленное Православие! Не обманем тебя, почитание, от отцов переданное! Не отдалимся от тебя, матерь благое почитание. В тебе мы родились, и в тебе живем, и в тебе умрем! А если время потребует, и тысячу раз умрем за тебя». Аминь.

Перевела с румынского Зинаида Пейкова

http://ortodoxinfo.ro/2017/04/05/gheronsavvalavriotulomilielaconferintainterortodoxacleruluisipoporuluidelatesalonic-4-aprilie-2017/


1 Стентор — участник Троянской войны, обладавший, согласно греческой мифологии, голосом, равным по силе голосам пятидесяти человек. (Здесь и далее примеч. пер.)

2 Сonsensus partum — принцип согласия отцов.

3 Имена Иверских мучеников в русских святцах отсутствуют, так же как и имена упоминаемых далее Ватопедских и Карейских мучеников.

4 О прпп. мучениках Зографских см.: http://www.odigitria.by/2016/10/25/o-vragax-xrista-i-bozhiej-materi-pamyat-prepodobnomuchenikov-zografskix-ot-latinyan-ubiennyx/.

5 В наших святцах нет такого праздника, святые мученики Зографские включены в собор Афонских преподобных.

6 На рус. яз. имеется лишь упоминание свт. Григория Паламы о исп. Никифоре в его «Триадах в защиту священнобезмолвствующих». См., напр., Триаду 2, часть 2, § 2: https://azbyka.ru/otechnik/Grigorij_Palama/triadyvzashhitusvjashhennobezmolvstvujushhih/#0_8.

7 Впоследствии было уточнено, что Синаксис не принял решения о том, чтобы организовать грядущий собор в Бэнченах, см. п. 10: http://www.odigitria.by/2017/04/10/itogi-salonikskogo-sinaksisa-osuzhdenie-ekumenizma-kak-vseeresi-i-otverzhenie-kritskogo-sobora-kak-ereticheskogo/.

8 Окружное послание Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви ко всем православным христианам. § 20 // Догматические послания православных иерархов XVIIXIX веков о православной вере. СТСЛ, 1995. С. 237–238.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

2 комментария на “Геронда Савва Лавриот. Речь на Межправославной конференции клира и народа в Салониках 4 апреля 2017 года”

  • Владимир А.:

    Нет сомнений в истинности православной позиции геронды Саввы Лавриота. Она полностью соответствует канонам Православной Церкви (15-ое Двухкр. собора и др.). Геронда не занимает крайних позиций, и призывая к непоминовению, признает возможность поминовения еретиков по икономии. Две цитаты из статьи в которых видим соответствие его позиции каноническому пути:

    1. —————————
    Итак, сегодня мы, клир и народ, делаясь последователями Святых Отцов, ПРЕРЫВАЕМ ЦЕРКОВНОЕ ПОМИНОВЕНИЕ ЕРЕСИАРХА ПАТРИАРХА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО ВАРФОЛОМЕЯ АРХОНТОНИСА как главного вдохновителя собора, глашатая и проповедника всеереси экуменизма, и иже с ним епископов, принимающих Критский Собор как являющийся православным, основываясь на правилах: 10-м и 31-м Апостольских, 2-м Антиохийского Собора, 33-м Лаодикийского Собора, 15-м Двукратного Собора святого Фотия Великого.

    2.—————————
    Что касается наших братий, клириков и мирян, мыслящих православно, но еще не убежденных и не уверенных в том, что единственная возможность исповедовать Христа и оставаться в Церкви — это прерывание общения с еретиками, то мы не только не отделяемся от них, но и будем оставаться рядом до нашего полного с ними отождествления в этом добром подвиге.
    —————————

    Огромная благодарность сестре Зинаиде за перевод!

  • Михаил Ершов:

    Да поможет Бог и Матерь Божия всем верным христианам, стоящим в истине! Надеюсь, что уже этим летом или осенью состоится канонически законный архиерейский собор с участием православных христиан — монашествующих и мирян с целью осуждения всеереси экуменизма и решений разбойничьего критского собора.
    Христос воскресе!

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924