Итоги Всеправославного собора в контексте международной безопасности России

Проблемы национальной стратегииВсеправославный собор (ВС), состоявшийся на о.  Крит  в  июне  2016 г., ещё до своего начала успел стать событием не только религиозного характера, оказывающим влияние на межцерковные отношения и расста­ новку сил в мировом православии, но и политического, привлекающим внимание со стороны политических элит крупнейших мировых держав. Изначально декларируемый организаторами всеправославный статус Собора предполагал проведение форума, претендующего на представление инте­ ресов всей православной ойкумены, и в тоже время существенно повы­ шающего авторитет созвавшего Собор Константинопольского патриарха.

Подготовка к проведению ВС длилась более 50 лет, начиная с 1961 г., и объединила усилия всех поместных православных церквей. В то же время, на подготовку и проведение без преувеличения центрального со­ бытия в жизни православного мира в 2016 г. оказывали влияние факто­  ры политического и религиозного характера. Итоги Собора, равно как      и сам факт его проведения, вызывающие острые дискуссии в церковном   и экспертном сообществах, будут, на наш взгляд, иметь долгоиграющие последствия для каждой из поместных православных церквей и для всего мирового православия в целом.

ВС прошел на о. Крит с 17 по 26 июня 2016 г., однако без участия четырёх из существующих 15­ автокефальных церквей — Антиохий­ской, Русской, Грузинской и Болгарской. Отсутствие последних обна­жило существующие противоречия в отношениях поместных церквей, а ВС из «Святого и Великого» стал символом разделения православно­го мира. Причиной сложившейся ситуации послужили неразрешённые в рамках предсоборного процесса проблемы межцерковных отношений и существенные недоработки в проектах документов, выносимых на Собор. В более широком контексте, среди причин краха Собора, подготовка к которому продолжалась более полувека (с 1961 г.), лежат амбиции Константинопольского патриарха, рассматривающего Собор в качестве площадки по легализации своих притязаний на административное первен­ство в православном мире.

На современном этапе имеют место попытки Константинопольского Патриархата (КП) занять лидирующие позиции в православном мире, добиться официального признания за собой статуса лидера всего мирово­ го православия с правом представлять православный мир в рамках меж­ религиозного диалога и на внешнеполитической арене. Начиная с первой половины XX в., Константинопольские патриархи стремятся расширить зафиксированное за Константинопольской кафедрой (или Фанаром, как её называют по древнему району Стамбула, в котором расположена ре­ зиденция патриарха) в церковных канонах «первенство чести» до «пер­ венства власти». Названное «первенство власти» предполагает присвое­ ние себе прав контроля над православной диаспорой, провозглашение церковной автокефалии, межправославного «арбитража» и т. д. Актив­ ность греческих иерархов по расширению полномочий и усвоению допол­ нительных административных прерогатив КП вызывает обеспокоенность со стороны Русской православной церкви  (РПЦ)3.

Данная проблема имеет явный геополитический подтекст, вследствие зависимости Константинопольского патриархата (КП) от США и Тур­ ции, и регулярного вмешательства Фанара во внутренние дела других поместных церквей, в том числе РПЦ. КП в течение последних десяти­ летий ведёт двойную игру на Украине, демонстрируя двусмысленные на­ мерения по преодолению церковного раскола в одностороннем порядке.

Малочисленность паствы на основной канонической территории КП (Турция и новые территории Греции и его шаткое положение в самой Турции в связи с происламистской политикой Эрдогана, которая проявля­ется, помимо прочего, в периодических закрытиях христианских  храмов в Турецкой Республике, нерешённости вопроса Халкинской богословской школы6 и т. д. — заставляют КП быть более сговорчивым в переговорах    с официальной Анкарой.

Сотрудничество же КП с государственными структурами США име­  ет более чем полувековую историю. Ещё с началом холодной войны КП вошёл в тесное сотрудничество с Вашингтоном в выстраивании антисо­ветского фронта, выступая проводником американских интересов. Подконтрольный Госдепартаменту США Константинопольский патриарх Афинагор (Спиру) (годы патриаршества 1948–1972), который и выступил в 1961 г. инициатором созыва Всеправославного собора, стал «преданной духовной силой» в проведении внешней политики США, в частности в их конфронтации с СССР. Холодная война закончилась, а американские связи  Фанара  сохранились.

КП продолжает получать как дипломатическую, так и финансовую поддержку из США. Именно в Штатах находится большая часть паствы КП, греческая диаспора, которая и является основным финансовым ре­сурсом КП. Среди американских греков наибольший вес имеет группа  так называемых архонтов, обладающая крупным финансовым и полити­ческим потенциалом.

Собственно, Критский собор был профинансирован преимущественно из США. Бюджет Собора составил 2,5 млн евро, 1,5 млн из которых, по сви­детельству участника Собора, священника греческой архиепископии США Александра Карлуцоса, поступили из негосударственных структур   США.

Политическая поддержка, оказываемая Собору сенаторами и членами Конгресса США, подчеркнувшими особую роль патриарха Варфоломея (Ар­хондониса)  в созыве  и организации  Собора,  была  призвана подкрепить амбиции Константинопольского  патриарха.  Эти  же  цели  преследовала и западная пресса, положительно оценившая Собор в качестве средства усиления позиций КП и усмотревшая в личности патриарха Варфоломея «конституционного монарха всемирного православия».

Как ни парадоксально, но цели КП крайне точно охарактеризовал глава раскольнической «Украинской православной церкви Киевского патриархата» (УПЦ КП) Филарет Денисенко: «Вселенскому патриарху Варфоломею было важно укрепить свои позиции. Сам факт проведения собора, готовившегося более пятидесяти лет, — достаточное  средство  для этого. Неважно, что обсуждали на нём, и какие решения приняли. Собор подтвердил, что вселенский патриарх, созвавший этот собор и председательствовавший на нём, продолжает стоять во главе мирового православия».

Отсутствие на Соборе четырёх церквей нанесло сильный удар по ам­бициям Константинопольского патриарха, и в то же время актуализиро­вало вопрос рецепции ВС. Иерархи КП, и лично патриарх Варфоломей, настаивают на обязательном характере Собора для всех поместных церк­вей. Политические и религиозные институты Запада также заинтересованы во всеправославной рецепции ВС, которая открывает для них возможность выстраивать отношения со всем православным миром че­рез «монарха всемирного православия», а не с каждой из автокефальных церквей в отдельности. С другой стороны, такие перспективы увеличи­вают риск установления внешнего контроля над Православной церковью  в целом.

КП, равно как и большинство западных медиа, возложили ответственность за отсутствие кворума на ВС исключительно на Россию и РПЦ, которым инкриминировано «давление» на не приехавшие и «близкие Мо­скве» церкви.

Представители КП не выбирали выражений, обвиняя  отсутствую­ щие на ВС церкви в этнофилетизме. Характерной является речь совет­ ника Константинопольского патриарха Варфоломея архидиакона Иоанна (Хрисавгиса) на 43 съезде духовенства и мирян Греческой Православ­ ной архиепископии США 22 июля 2016 г., в которой он охарактеризовал неприехавшие на Крит церкви как «национальные институты с политическими интересами»18, тем самым недвузначно намекнув на «зависимый» характер неприехавших на Крит церквей от своих национальных прави­ тельств, а также их «пленение» политическими  идеологиями.

Антирецепция Всеправославного собора

Агрессивная политика КП по утверждению своего первенства и до­ стижению всеправославной рецепции ВС прогнозируемо вызывает сопро­ тивление у части поместных церквей.

Особенностью ВС стало то, что ещё до своего проведения он стал символом разделения  православного  мира.  После  того,  как  решение о проведении Собора было принято Синаксисом предстоятелей поместных православных церквей в марте 2014 г. в Стамбуле, в среде православной общественности разных стран стали раздаваться критические замечания    о целесообразности форума. Оппозиция Собору усилилась после встречи предстоятелей  всех  поместных  православных  церквей  в  январе  2016 г. в Шамбези (Швейцария), где было принято решение обнародовать про­ екты документов, выносимых на рассмотрение  Собора.

В содержательном плане критика была направлена главным образом на имевшиеся в проектах документов проэкуменические формулировки. Документ «Об отношении Православной церкви с остальным христиан­ ским миром» вызвал острые дискуссии внутри практически всех право­ славных церквей.

В церковно­-политическом плане суть критики Собора условно мож­но свести к нескольким вопросам: превышает ли     Константинопольский патриарх свои полномочия, созывая собор такого уровня? Не выступит  ли ВС средством для реализации папистских амбиций греческого патри­ арха, стремящегося расширить своё «первенство чести» до «первенства власти»? Говоря о папистских амбициях, стоит отметить, что некоторые греческие богословы выступают апологетами идеи обязательного институ­ционального и персонифицированного выражения единства православно­го мира, что более свойственно католической экклезиологии.

Собственно, по замечанию отечественных экспертов, «вся система подготовки Собора методично и последовательно наделяет Константинопольского патриарха — одного из равноправных предстоятелей Право славных церквей — совершенно исключительными правами»20. Речь шла  в том числе и о протокольных моментах: праве созыва, председательствования, утверждения решений и т. д. Отметим, что вселенские соборы Православной церкви в I тысячелетии созывал византийский император, тогда как механизм их созыва тем или иным поместным патриархом не существовал. Вследствие этого роль, усвоенная Константинопольским патриархом при созыве Всеправославного собора, представляет собой исторический  прецедент.

Не менее серьёзным вопросом стала фактическая невозможность ре­ дактировать документы в ходе работы Собора. Дело в том, что регламент Собора не предполагал голосования по уже утверждённым на Синаксисе   в Шамбези документам, а допускал лишь редакцию и голосование в отно­ шении предлагаемых правок. В условиях соблюдения консенсуса, когда принятие дополнений в документы, которые не устроят хотя бы одну цер­ ковь, крайне важным было достижение согласия всех поместных церквей именно на предсоборном этапе.

По сути антирецепция ВС началась за несколько месяцев до его нача­ла. Особое место в формировании антирецепции «Святого и Великого Со бора» заняла Болгарская православная церковь (БПЦ): она была первой   из автокефальных церквей, кто официально выступил с критикой проектов документов, первой приняла решение не принимать участие в Соборе, и одной из первых, кто осудил ВС. Собственно, решение не ехать на Крит стало основанием для резкой критики болгарского Синода со стороны некоторых представителей общественности Болгарии, официаль­ных представителей КП и западной прессы. В отказе болгар  усматривали «руку Москвы», желание сэкономить, проявление этнофилетизма и т. д.  Не вдаваясь в подробный анализ аргументации критиков БПЦ, отметим, что на фоне напряжённых отношений между БПЦ и Фанаром болгарский Синод мотивировал свой отказ вескими аргументами богословского характера, что предпочитали не замечать критики  болгар.

Как известно, к Болгарской церкви присоединились Антиохийский патриархат (АП), Грузинская православная церковь (ГПЦ), а самым последним «отказником» стал Московский  патриархат.

Несколько слов нужно сказать о причинах отсутствия на ВС  АП. Отказ Антиохии ехать на Крит связан с нерешённой проблемой юрисдикции Катара. Спор между Антиохийским и Иерусалимским патриархатами обострился в 2014 г. и привёл к разрыву евхаристического общения двух церквей. Однако территориальные споры между церквями имеют место и в Европе. Румынская православная церковь (РумПЦ) в начале 1990–х гг. необоснованно вторглась в Молдавию, каноническую территорию РПЦ, где учредила параллельную юрисдикцию, так называемую «Бессарабскую митрополию», а также в Восточную Сербию. Архиерейский Собор Серб­ ской православной церкви (СПЦ) в конце мая 2016 г. пригрозил Румын­ скому патриархату разрывом отношений, если вмешательство во внутрен­ ние дела СПЦ со стороны румын не  прекратится.

Однако вопрос юрисдикции Катара лежит не только в церковно­канонической плоскости, но имеет и ярко выраженный геополитический подтекст. В условиях гражданской войны в Сирии, где АП поддержи­вает правительство Башара Асада, эмирату удобно присутствие на своей территории именно представителя Иерусалимского патриархата, который обосновался на бывшей канонической территории Антиохийского патри­архата в 1997 г. при поддержке США. Решение «катарского вопроса» до ВС было обязательным условием участия АП в работе Собора, неодно­кратно озвучиваемым представителями Антиохийской церкви.

С учётом церковно–политической предсоборной конъюнктуры, реше­ние РПЦ не ехать на Крит стало единственно верным, хотя и было при­нято не сразу. Принимая во внимание решения Архиерейского Собора РПЦ от 3 февраля 2016 г., полностью одобрившего проекты докумен­тов, Московский патриархат, вероятно, до последнего собирался при­нять участие в Соборе. И только позиция БПЦ, ГПЦ и АП подтолкнула РПЦ к тому, чтобы «признать невозможным участие в нём (в Соборе на Крите. — Авт.) делегации Русской Православной церкви», что вызвало критику в адрес РПЦ со стороны либеральной общественности в России. К слову, некоторая непоследовательность РПЦ во многом опровергает растиражированные западной прессой версии о «влиянии Москвы» на Болгарский Синод в его решении не ехать на Крит, и о ведущей роли Русской церкви, «движимой стремлениями к гегемонии» в православном мире, в «срыве»  ВС.

Необходимо отметить, что оппозиция Собору имела место и внутри церквей, принявших участие в Соборе, особенно в КП и Элладской православной церкви (ЭПЦ). Священный Кинот горы Афон в мае 2016 г. направил послание всем поместным церквям, где критиковал проекты документов на предмет их несоответствия православной богословской традиции. Фактически духовный центр мирового православия выступил против экуменического курса, проводимого КП и рядом других церквей. Однако даже среди приехавших на Крит церковных делегаций по ряду вопросов консенсус так и не был достигнут. Вызвавший наиболее острые на предсоборном этапе дискуссии документ «Об отношении Православной церкви с остальным христианским миром» не подписало 33 из 162 епископов, которые приняли участие в работе ВС, что составляет 20 % от общего числа участников. Пять из неподписавших епископов —  члены делегации КП. Интересный факт: из 24 епископов Сербской православной церкви (СПЦ) 17 (абсолютное большинство!) отказались поставить свои подписи под документом. Голос сербской делегации был основан   и не на принципе большинства, и не на принципе консенсуса, что было бы ожидаемым в отношении документа, затрагивающего вероучительные, богословские моменты.

Пример Сербской церкви, на наш взгляд, указывает на изначально профанированный характер самого Собора — для его организаторов об­ ладал значимостью не столько предмет обсуждений и решений, сколько сам факт Собора под эгидой КП. В то же время отсутствие на Крите реального консенсуса послужило дополнительным стимулом для анти­ рецепции ВС.

Внутри поместных церквей практически сразу после завершения работы Собора в его адрес стала раздаваться критика. Вполне естественно был поднят вопрос о том, насколько Критский собор является всеправославным, и являются ли обязательными его решения для каждой из автокефальных церквей? Положительный ответ на второй вопрос означал признание прерогатив Константинопольского патриарха в качестве пер­венствующего в православном мире.

После ВС православный мир фактически разделился на два лагеря — сторонников и противников Крита. Довольно интересная ситуация сложи­лась в балканских церквях — две соседствующие друг с другом церкви, Болгарская и Румынская, заняли диаметрально противоположные пози­ции. Болгарский Синод фактически осудил ВС: «Состоявшийся Собор на о. Крит не является ни Великим, ни Святым, ни Всеправославным». Аналогичное решение приняли Синоды АП и ГПЦ. Румынская право­славная церковь полностью одобрила ВС и принятые на нём документы. Более того, осуждению были подвергнуты критики ВС внутри РумПЦ. Логика не признавших Критский Собор церквей понятна — не может состоявшийся форум претендовать на всеправославный характер, когда церкви, представляющие большую часть православной ойкумены,  не приняли участие в его работе. С другой стороны, неприятие Собора и его решений стало реакцией на агрессивную политику Константинопольского патриарха, направленную к тому, чтобы стать «папой»   православия.

В то же время Собор стал дезинтеграционным фактором внутри от­ дельных церквей, где значительная часть верующих и духовенства, в том числе епископата, выступают против рецепции Собора. Рост протестного потенциала внутри поместных церквей можно отнести в пассив Собора     в контексте государственно­конфессиональных отношений, как, напри­ мер,  в Румынии.

В Греции активная позиция консервативно настроенного духовенства ЭПЦ привела к обострению отношений с КП, о чём, с учётом амбиций главы Фанара, стоит сказать   подробнее.

18 ноября 2016 г. Константинопольский патриарх Варфоломей на­ правил письмо Предстоятелю ЭПЦ, архиепископу Иерониму (Лиапису),   в котором достаточно резко выразил своё недовольство действиями не­ которых представителей духовенства Элладской церкви, среди которых были названы профессор Салоникского университета протопресвитер Феодор Зисис, митрополиты Пирейский Серафим (Мендзелопулос) и Калавритский Амвросий (Ленис), а именно — их критикой документов Критского собора. Более того, предстоятель Константинопольского па­ триархата потребовал от архиепископа Иеронима принять меры против «антицерковной и антиканонической деятельности» со стороны представи­ телей упомянутого духовенства, пригрозив в противном случае разорвать церковное общение с «бунтовщиками».

Весьма интересным представляется тот факт, что оппонирование Критскому собору, с одной стороны, преподносится патриархом Варфоломеем   в качестве самодостаточного основания для санкций; с другой, воспринимается в качестве едва ли не лично против него направленного выпада.

Данное обращение патриарха Варфоломея как нельзя лучше демон стрирует его желание добиться всеправославной рецепции Собора. Ны­нешний глава КП дал понять, что готов идти на самые радикальные ме­ры — вплоть до грубейшего вмешательства во внутренние дела других автокефальных церквей.

Церковный  раскол  на Украине в контексте Всеправославного  собора

Церковно­-политическая ситуация, сложившаяся вокруг Всеправо славного собора, требует отдельного анализа в контексте затяжного по­литического кризиса на Украине, в который страна погрузилась после государственного переворота в феврале 2014 г. Интерес к «украинскому вопросу» обусловлен, помимо прочего, проблемой регулярного вмеша­тельства КП в церковную жизнь на Украине, на которую распространя­ется юрисдикция РПЦ.

«Евромайдан» и последовавшие за ним трагические события актуа­лизировали запрос украинских национальных и политических элит на создание «национального религиозного продукта», отвечающего евроин­теграционным устремлениям Украины. Вопреки закреплённому в укра­инской Конституции принципу отделения церкви от государства новая украинская власть делает ставку на создание «единой поместной церкви» (ЕПЦ). В разных вариациях проект создания ЕПЦ предполагает объеди­нение существующих на Украине православных конфессий — канонической УПЦ МП и раскольнических церквей, УПЦ КП и «Украинской Автокефальной Православной Церкви» (УАПЦ) — в единую церковь, обладающую автокефальным статусом, которая не имела бы административных и духовных связей с РПЦ.

УПЦ КП и УАПЦ, последовательно отстаивая с 1990­х гг. идею созда­ ния на Украине ЕПЦ, претендуют на статус «базисной» для ЕПЦ церкви. За неполные тридцать лет своего существования они обрели поддержку  со стороны государственной власти Украины и политических элит англо­саксонского мира, рассматривающих «самостийные» церкви, а также саму идеологию раскола как средство вычленения Украины из единого      с Россией цивилизационного пространства. Вместе с тем данному проекту отведена дополнительная роль фактора, легитимирующего существование украинского государства. Достаточно показательным в данном контексте является высказывание главы УПЦ КП Филарета Денисенко о том, что «возникновение государства связано с возникновением независимой церкви… Без единой церкви нет и единого государства».

В течение последних лет лоббистами ЕЦП предлагались различные схемы по созданию единой церкви. Все они предполагали обязательное участие в реализации этого проекта КП. Именно Константинопольский патриарх призван предоставить автокефалию объединённой на Украине церковной структуре. Методы же достижения столь желаемого для рас­ кольников объединения и принуждения действующей властью канонической церкви к созданию ЕПЦ задействуются разные — политическое и административное давление на УПЦ МП, захваты храмов, диффамация    в СМИ, вплоть до открытых гонений на духовенство и верующих УПЦ. Так, за 2014–2016 гг. на Украине было зафиксированы более 500 фактов преследований и гонений на УПЦ МП.

Сам Константинопольский патриарх также имеет на Украине политический интерес. Начиная с 1990­х гг. прошлого столетия он система­тически заявляет о своих притязаниях на церковные приходы Украины, которые пребывают в юрисдикции РПЦ. Константинопольский  престол считает себя «церковью-­матерью» украинского православия и подвергает сомнению легитимность факта воссоединения Киевской митрополии   с Московским патриархатом в 1686 г.  Патриарх  Варфоломей  в  тече­ние последних 25 лет многократно заявлял о том, что готов предоставить украинскому православию автокефальный статус, выдвигая необходимое для такого шага требование — объединение украинских церквей в единую церковь. Своё вмешательство в церковную жизнь на Украине он объясняет «обязанностью вселенского патриархата».

ВС во многом обострил проблемы церковно-­государственных и межконфессиональных отношений на Украине. В преддверии собора все за­интересованные в создании ЕПЦ стороны предприняли попытку сыграть на противоречиях в отношениях между Москвой и Фанаром. Скандально известное обращение украинского парламента к патриарху Варфоломею о предоставлении автокефалии «украинской церкви» было принято 16 ию­ня 2016 г., собственно, когда уже было известно о том, что РПЦ не при­мет участия в Соборе. Расчёт был сделан на то, что патриарх Варфоломей, как главный режиссёр Собора, при отсутствии на Крите делегации РПЦ предпримет действенные меры по решению «украинского вопроса». Оптимизм украинских «элит» частично был основан на имеющемся опыте КП в поддержке «объединительных» инициатив раскольников. Действия депутатского корпуса стали прямым вмешательством во внутренние дела УПЦ МП, наиболее многочисленной Православной церкви Украины.

Как известно, Синод КП поручил специальной комиссии изучить обра­щение Рады. Отказавшись на тот момент от активных действий в украин­ском направлении, Фанар оставил за собой возможность возврата к решению вопроса при более благоприятных условиях. Дело в том, что вско­ре после  окончания  Собора,  16 июля  2016 г., в Турции  была   совершена попытка государственного переворота, о котором предположительно был осведомлён патриарх Варфоломей, покинувший страну за считанные часы до его начала. Данная версия, растиражированная некоторыми СМИ,  имеет косвенные подтверждения. Патриарх вылетел из Стамбула в Словению, каноническую территорию СПЦ, не проинформировав предварительно об этом Сербский патриархат вопреки принятому протоколу межцерковных отношений, в частности, в той его части, которая касается совершения визитов в другие поместные церкви, что говорит о спонтанно принятом решении патриарха Варфоломея покинуть страну. Возможную осведомлённость патриарха Варфоломея о готовящемся перевороте нель­зя отнести в актив КП в контексте его положения в Турции и отношений  с государственной властью. Вместе с тем потепление отношений между Турцией и Россией послужило сдерживающим фактором для возможного вмешательства Фанара в ситуацию на   Украине.

Стоит отметить, что принятые на Соборе документы всё же оставля­ ют КП широкое поле для манёвров. В документе «Автономия и способ её провозглашения» присутствует два заслуживающих внимания момента. Во­-первых, право предоставления автономии той или иной церковной об­ласти утверждается за автокефальной церковью, к которой принадлежит данная область. Проблема в том, что представители Константинопольско­ го патриархата неоднократно публично подвергали сомнению законность факта вхождения Киевской митрополии в 1686 г. в состав Московского патриархата. А значит, на Фанаре продолжают рассматривать Украину      в качестве своей канонической территории. Реваншистские идеи патриар­ ха Варфоломея находят отражение в его «пастырских» посланиях к укра­ инской пастве, в которых КП именуется «церковью-­матерью» украинского православия, имеющей «пастырские обязательства» перед Украиной.

Во­-вторых, «в случае предоставления двумя автокефальными церк­ вами автономного статуса в одной и той же географической церковной области и, как следствие, возникновения разногласий по поводу этих ав­тономий», Константинопольский патриарх наделяется правом арбитража юрисдикционных споров. Названные моменты создают дополнительную почву для стремления Фанара добиться полной рецепции Критского со­ бора. В последнем случае потенциальное вмешательство в дела других поместных церквей, в том числе на Украине, приобретут вполне легитим­ный характер.

Помимо Украины, спорными в юрисдикционном плане регионами     с потенциальным вмешательством КП являются также Эстония, где поми­ мо Эстонской православной церкви Московского патриархата действует Эстонская апостольская православная церковь в юрисдикции КП, а так­  же Молдавия — на канонической территории РПЦ действует «Бессараб­ ская митрополия», учреждённая РумПЦ ещё в 1992   г.

На Украине послесоборный период во многом характеризуется стрем­ лениями раскольнических структур доказать Фанару свою лояльность. УПЦ КП с пониманием отнеслась к тому, что не была приглашена на ВС. При этом позиция Собора была принята как «позиция, выраженная всей Православной Церковью»53, а документы ВС достаточно быстро успели перевести на украинский язык. Не отставала от «филаретовской церкви»  и УАПЦ, которая практически сразу после ВС обратилась к патриарху Варфоломею с прошением54 принять её в состав КП «на правах автономии Киевской митрополии до 1686 года», фактически отказываясь от своего самопровозглашенного  «автокефального» статуса.

В своём стремлении обрести благосклонность КП украинские расколь­ ники не одиноки. В июле 2016 г. Совет непризнанной «Священной Митро­ полии Абхазии»  (СМА)  принял  документы  ВС  в  качестве  обязательных. В феврале 2017 г. абхазская раскольническая структура официально обра­ тилась к патриарху Варфоломею с призывом «создать Межправославную комиссию под председательством Вселенской Патриархии для обсуждения вопроса по пересмотру канонических границ Грузинской Православной Церкви и определения статуса православной общины в Абхазии»55. Харак­ терно, что письмо СМА было размещено на подконтрольных Фанару ин­ формационных ресурсах, что может говорить о намерениях КП использо­ вать «абхазский вопрос» в качестве средства давления на    ГПЦ.

В лагере сторонников создания ЕЦП звучит как критика в адрес РПЦ за «срыв» Собора, так и оптимизм в отношении участия Фанара в реше­ нии церковной проблемы на Украине. Продвигая тезис о том, что Мо­ сковская патриархия после Собора «потеряла важный инструмент шан­ тажа Константинополя», лоббисты ЕПЦ выражают надежду на то, что патриарх Варфоломей сможет действовать более свободно. Именно на это и рассчитаны продолжающиеся регулярные визиты украинских политиче­ ских элит  и лидеров  раскольников  на Фанар,  встречи  с иерархами  КП и т. д. Такими были посещения резиденции Константинопольского патриар­ ха спикером украинского парламента А. Парубием в ноябре 2016 г. и деле­ гацией УПЦ КП в январе 2017 г. Вместе с тем, с учётом указанного выше неблагоприятного для Фанара внутриполитического положения в Турции, данные визиты в послесоборный период для украинской стороны имеют скорее имиджевый характер и рассчитаны на легитимацию церковной по­литики официального Киева, среди прочего в реализации проекта  ЕПЦ.

***

Проблема церковного раскола на Украине, получившая острый характер в ходе подготовки и проведения ВС, а также в послесоборный пе­риод, демонстрирует, с одной стороны, значимость осуществления анти­ рецепции ВС, как меры против вмешательства КП в церковную жизнь на Украине, с другой — высокую степень политизированности сферы цер­ ковно­государственных отношений на территории самой Украины.

Официальная позиция в отношении ВС Русской православной церкви по состоянию на январь 2017 г. ещё не была окончательно сформулирова­на. Синод РПЦ в июле 2016 г. признал Критский собор «важным собы­тием в истории соборного процесса в Православной Церкви», подчеркнув при этом что «состоявшийся на Крите Собор не может рассматриваться как Всеправославный, а принятые на нём документы — как выражающие общеправославный консенсус»57. Изучение документов было поручено Синодальной  библейско­богословской  комиссии.

В лоне Московского патриархата усиливаются церковно­обществен­ные движения антикритской направленности. Представители духовных школ, православные общественные деятели, отдельные клирики и миряне на протяжении всего предсоборного периода и особенно после завершения ВС пытаются донести до иерархов РПЦ свою позицию с целью повлиять на более адекватную оценку принятых на соборе документов. Одной из наиболее организованных и богословски компетентных инициатив тако­ го рода был проект по антирецепции Критского собора, подготовленный Аналитическим центром святителя Василия Великого в сентябре 2016 г.   и направленный в Синодальную библейско­богословскую комиссию58.

В контексте широко развернувшейся в православном мире антирецеп­ ции Критского собора, объединившей консервативные силы в поместных православных церквях (зачастую пророссийски настроенные, как, например, на Украине), стратегически обоснованным решением для РПЦ пред­ ставляется антирецепция принятых на Крите документов. Антикритская позиция позволит сохранить авторитет церкви и её иерархов, избежать внутренних разделений, тенденции к которым чётко прослеживаются в ряде других поместных церквей, а в какой-­то степени и в РПЦ. Провокации раскола под предлогом «борьбы за чистоту православия» могут негативно сказаться на общественном климате внутри  России.

В то же время антирецепция ВС может оказать косвенное позитив­  ное воздействие и на состояние национальной безопасности Российской Федерации, с учётом значимой роли церкви в жизни общества и её над­национального статуса, позволяющего объединять народы стран бывшего СССР.

Источник: https://riss.ru/bookstore/journal/2017-2/2-41/

СПИСОК  ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Александрос Карлуцос: бюджет Собора на Крите составил 2,5 миллиона евро // Россия сегодня. 06.2016. URL: https://ria.ru/religion/20160621/1449440064.html (дата обращения: 18.01.2017).
  2. В Турции по приказу Эрдогана государством отчуждено шесть христианских храмов // Издательский дом Святая Гора. URL: http://www.agionoros.ru/docs/2344. html (дата обращения: 12.2016).
  3. Вселенский Патриарх Варфоломей I: В Украине мы переживаем конфликт меж­ ду Западом и Востоком // Информационное агентство УНИАН. 05.2014. URL: https://religions.unian.net/orthodoxy/919434­vselenskiy­patriarh­varfolomey­i­v­ukraine­ myi­perejivaem­konflikt­mejdu­zapadom­i­vostokom.html (дата  обращения:  15.02.2015).
  4. Ермилов П. Вхождение Константинопольского патриархата в русло внешней по­ литики США в первые годы «холодной войны» // Проблемы национальной стратегии.

№ 3 (36). 2016. С. 217–233.

  1. Журналы заседания Священного Синода. Журналы № 40 и 48 // Официаль­ ный сайт Московского Патриархата. URL: http://www.patriarchia.ru/db/document/ 4367412/ (дата обращения: 12.2016).
  2. Кнутов Алексей, иерей; Кузенков П.В. Размышления о регламенте «Святого и Великого Собора», намеченного на Пятидесятницу сего года // Богослов.ru. 05.2016. URL: http://www.bogoslov.ru/text/4914016.html   (дата   обращения:   04.12.2016).
  3. Константинопольский патриарх Варфоломей знал о путче в Турции заранее? // Информационное агентство Regnum. 07.2016. URL: https://regnum.ru/news/polit/ 2157967.html (дата обращения: 12.02.2017).
  4. Новое обращение Совета СМА на имя Вселенского Патриарха Варфоломея // Офи­ циальный сайт Священной Митрополии Абхазии. URL: https://anyha.org/novoe­obrash­ enie­soveta­sma­na­imya­vselenskogo­patriarxa­varfolomeya/ (дата обращения: 02.2017).
  5. О ситуации, возникшей в связи с отказом ряда Поместных Православных Церк­ вей от участия в Святом и Великом Соборе Православной Церкви. Журналы заседания Священного Синода от 13 июня 2016 года. Журнал № 40 // Официальный сайт Мо­ сковского патриархата. 06.2016.  URL:  http://www.patriarchia.ru/db/text/4538212.  html (дата обращения:  24.12.2016).
  6. Определение освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церк­ ви «О единстве Церкви». Москва, 24–29 июня 2008 года // Официальный сайт Мо­ сковского патриархата. 27.06.2008. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/428916. html (дата обращения: 02.2017).
  7. Постановления Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви (2–3 февраля 2016 года) // Официальный сайт Московского патриархата. 02.2016. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4367700.html (дата обращения: 24.12.2016).
  8. Рабочая группа православных клириков и мирян Русской Православной Церк­ ви завершила свою работу // Информационно­аналитический портал о религии. URL: http://amin.su/content/analitika/9/4698/ (дата   обращения: 02.2017).
  9. Рогатин В.Н. Гонения на Православие на Украине в 2014–2016 гг. М.: РИСИ, ФИВ,   224 с.
  10. Святейший Патриарх Кирилл: От Собора я ожидаю еще большей консолида­ ции православного мира // Официальный сайт Московского патриархата. 01.20016. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4358752.html  (дата  обращения:  01.02.2017).
  11. Филарет: Решения Критского Собора — не важны // Союз православных жур­ налистов. 01.2017. URL: http://uoj.org.ua/novosti/sobytiya/filaret­resheniya­kritsko­ go­sobora­ne­vazhny (дата обращения: 18.01.2017).
  12. Чапнин С. Святой и Великий Собор: победа или поражение? // Россия в гло­ бальной политике. № 2017. URL: http://www.globalaffairs.ru/number/Svyatoi­i­Ve­ likii­Sobor­pobeda­ili­porazhenie­18567 (дата  обращения: 15.02.2017).
  13. Чибисова А. А. «Украинский вопрос» в отношениях Константинополя и Москвы в начале XXI в. // Вестник ПСТГУ I: Богословие. Философия. 2014. Вып. 5 (55).  С. 9–25.
  14. Эггерт К. Комментарий: православный «бархатный» раскол // Dw.com. URL: http://www.dw.com/ru/комментарий­православный­бархатный­раскол/a­19359428 (дата обращения: 01.2017).
  15. Архієрейський Собор УАПЦ звернувся до Вселенського Патріарха з проханням про прийняття до Константинопольської Матері­Церкви на правах Української Церкви до 1686 року // Карпатська єпархія УАПЦ. Официальный сайт. URL: http://keuapc. org/novini/153­vazhlivo/1007­arkhierejskij­sobor­uapts­zvernuvsya­do­vselenskogo­ patriarkha­z­prokhannyam­pro­prijnyattya­do­konstantinopolskoji­materi­tserkvi­na­ pravakh­ukrajinskoji­tserkvi­do­1686­roku.html (дата обращения: 02.2017).
  16. Лавриш Ю. Бог керує Церквою, але… не без нашої участі // День.kyiv.ua. 18.12.2015. URL: http://day.kyiv.ua/uk/article/cuspilstvo/bog­keruye­cerkvoyu­ale­ne­ bez­nashoyi­uchasti (дата обращения: 04.2016).
  17. Проект Постанови про Звернення Верховної Ради України до Всесвятості Вар­ фоломія, Архієпископа Константинополя і Нового Риму, Вселенського Патріарха щодо надання автокефалії Православній Церкві в Україні // Офіційний портал Верховної Ради України.   URL:   http://wc1.rada.gov.ua/pls/zweb2/webproc4_1?pf3511=59348   (да­ та обращения: 10.02.2017).
  18. Решение на Св. Синод от 21.04.2016 г. с предложение за промени в предсъ­ борния документ за отношението към останалите християни // Българска Патриар­ шия. 21.04.2016. URL: http://www.bg­patriarshia.bg/news.php?id=201851 (дата обраще­ ния: 12.2016).
  19. Решение на Св. Синод от 1 юни 2016 г. относно Всеправославния Събор (16–26 юни 2016 г., о­в Крит) // Българска Патриаршия. 06.2016. URL: http://www.bg­patriar­ shia.bg/news.php?id=205494 (дата  обращения:  27.12.2016).
  20. Рік 2016­й: релігія між політикою та геополітикою // 10.01.2017. URL: http://risu.org.ua/ua/index/expert_thought/interview/65693 (дата  обращения: 15.02.2017).
  21. Саопштење Светог архијерејског сабора СПЦ са редовног засиједања одржаног од до 25. маја 2016. Године // Mitropolija.com. URL: http://www.mitropolija.com/sa­ opstenje­svetog­arhijerejskog­sabora­spc­sa­redovnog­zasijedanja­odrzanog­od­14­do­25­ma­ ja­2016­godine/ (дата обращения: 03.02.2017).
  22. Становище на Св. Синод относно Събора в Крит (2016) и текста «Отноше­ нията на Православната Църква с останалия християнски свят» // Българска Патри­ аршия. 29.11.2016. URL: http://bg­patriarshia.bg/news.php?id=220554 (дата обраще­ ния:  11.2016).
  23. Червоненко В. Чи виграє Україна від суперечки Москви і Константинополя? // ВВС Україна. URL: http://www.bbc.com/ukrainian/politics/2016/06/160617_church_ orthodox_synod_vc?ocid=socialflow_facebook%3FSThisFB (дата обращения: 12.2016).
  24. Щодо Святого і Великого Собору Православної Церкви, який завершився на о. Крит // Официальный веб–сайт «Церква.info». 06.2016. URL: http://www. cerkva.info/ru/news/pomesnye/8618­holycouncil.html (дата обращения: 12.02.2017).
  25. Berger P. Bartholomew’s Picnic // The American 27.07.2016. URL: http://www.the­american­interest.com/2016/07/27/bartholomews­picnic/ (дата обраще­ ния: 19.12.2016).
  26. Bershidsky The Orthodox Church Stays in the Dark Ages // Bloomberg. 16.06.2016. URL: https://www.bloomberg.com/view/articles/2016­06­16/the­orthodox­ church­stays­in­the­dark­ages (дата обращения: 21.12.2016).
  27. Clergy­Laity 2016: Holy and Great Council // Youtube. URL: https://www.youtube.com/watch?v=WK_vxGCV4xA. См. 36:00–38:00 мин. (дата обращения: 10.02.2017).
  28. Communique: Any clarification regarding faith must be made in ecclesial communion, not in disunion // News Agency Basilica.Ro. 22.12.2016. URL: http://basilica.ro/en/ communique­any­clarification­regarding­faith­must­be­made­in­ecclesial­communion­not­in­ disunion/ (дата обращения: 01.2017).
  29. Conclusions of the Holy Synod regarding the proceedings and the decisions of the Holy and Great Council of the Orthodox Church (Crete, 16–26 June 2016) // News Agency Basilica.Ro. 31.10.2016. URL: http://basilica.ro/en/conclusions­of­the­holy­synod­ regarding­the­proceedings­and­the­decisions­of­the­holy­and­great­council­of­the­orthodox­ church­crete­16­26­june­2016/ (дата обращения: 01.2017).
  30. Final decision of the Church of Georgia on the Council of Crete (Summary) // Or­ thodox Website. URL: https://orthodoxethos.com/post/final­decision­of­the­church­ of­georgia­on­the­council­of­crete­summary (дата обращения: 11.01.2017).
  31. Higgins A. Orthodox Churches’ Council, Centuries in Making, Falters as Russia Exits // The New York 14.06.2016. URL: https://www.nytimes.com/2016/06/15/ world/europe/orthodox­church­council­russia.html?_r=1 (дата  обращения:  10.02.2017).
  32. Kalmoukos T. Was Putin behind the Downplaying of the Holy and Great Council? // The National Herald. 15.09.2016. URL: http://www.thenationalherald.com/135925/was­ putin­behind­the­downplaying­of­the­holy­and­great­council/ (дата  обращения:  12.2016).
  33. Kenny P. Pan­Orthodox Council goes ahead without Russians; decisions ‘will be binding’ // Ecumenical 17.06.2016. URL: http://www.ecumenicalnews.com/ article/pan­orthodox­council­goes­ahead­without­russians­decisions­will­be­binding/46330. htm (дата обращения: 17.12.2016).
  34. Lambriniadis E., Challenges of Orthodoxy in America, and the Role of the Ecumenical Patriarchate // The Canadian Journal of Orthodox Christianity.

№ 3. 2009. Volume IV. Р. 129–144.

  1. Luxmoore J. Church officials say Orthodox Council decisions will be binding // National Catholic 23.06.2016. URL: https://www.ncronline.org/news/global/ church­officials­say­orthodox­council­decisions­will­be­binding (дата  обращения:  17.12.2016).
  2. Message By His All­Holiness to the Devout Ukrainian People on the occasion of the Triumphal Entry of our Lord Jesus Christ into the Holy City of Jerusalem // Сайт Константинопольского Патриархата. URL: http://www.patriarchate.org/documents/patri­ archal­message­palmsunday­2014 (дата  обращения: 04.2016).
  3. Patriarch of Constantinople’s Letter to the Archbishop of Greece: Defrock and Sever Communion with those Opposed to our Council in Crete // Orthodox Ethos. URL: https://orthodoxethos.com/post/patriarch­of­constantinoples­letter­to­the­archbish­ op­of­greece­defrock­and­excommunicate­those­opposed­to­our­council­in­crete (дата обра­ щения: 15.01.2017).
  4. Patriarchal Proclamation on the 25th Anniversary of His All­Holiness’ Election to the Ecumenical Throne // Orthodox Christian News. 10.2016. URL: http://myocn. net/patriarchal­proclamation­25th­anniversary­holiness­election­ecumenical­throne/ (дата обращения: 15.01.2017).
  5. Persona non grata ο Βαρθολομαίος για τους Βούλγαρους! // URL: http:// www.romfea.gr/epikairotita­xronika/4321­persona­non­grata­o­bartholomaios­gia­tous­ boulgarous (дата обращения: 23.02.2017).
  6. Scans of the Final, Signed Documents from the Cretan Council Available On­line // Orthodox Website. URL: https://orthodoxethos.com/post/scans­of­the­final­signed­ documents­from­the­cretan­council­available­on­line (дата обращения: 15.01.2017).
  7. Smirnova Julia von. 1000 Jahre Eiszeit und ein russischer Boykott // URL: https://www.welt.de/politik/ausland/article156381438/1000­Jahre­Eiszeit­und­ein­rus­ sischer­Boykott.html (дата обращения: 21.12.2016).
  8. Sotiropoulos E. Analyzing the Holy and Great Council // The Huffington 14.03.2016. URL: http://www.huffingtonpost.com/evagelos­sotiropoulos/analyzing­the­ holy­and­gr_b_9442122.html (дата  обращения: 12.12.2016).
  9. Statements by Members of the US Congress on the Holy and Great Council // org. URL: https://www.orthodoxcouncil.org/­/statements­by­members­ of­the­us­congress­on­the­holy­and­great­council?inheritRedirect=true&redirect=%2Fhome (дата обращения: 14.01.2017).
  10. Statement of the Secretariat of the Holy Synod of Balamand // The official website of the Greek Orthodox Patriarchate of Antioch and All the East. 27 June 2016. URL: http://antiochpatriarchate.org/en/page/1448/#English (дата  обращения: 11.11.2016).
  11. Ιεραπύτνης Ευγένιος: «Τσάρος» ο Κύριλλος κάνει επίδειξη δύναμης // info. URL: http://orthodoxia.info/news/ιεραπύτνης-ευγένιος-τσάρος-ο-κύριλλ (дата обращения: 24.01.2017).
  12. Ντοκουμέντο: Η Αντιόχεια ποτέ δε συμφώνησε να γίνει η Αγία Σύνοδος! // URL: http://www.romfea.gr/epikairotita­xronika/8929­ntokoumento­i­antioxeia­pote­de­ sumfonise­na­ginei­i­agia­sunodos (дата обращения: 15.02.2017).
  13. Οι αποφάσεις της Αγίας και Ιεράς Συνόδου του Οικουμενικού Πατριαρχείου. URL: http://www.amen.gr/article/oi­apofaseis­tis­agias­kai­ieras­synodou­tou­oikoumenikou­pa­ triarxeiou (дата   обращения:  02.2017).

    52. Σέρβοι: »Δεν έπρεπε να ενημερωθούμε για την επίσκεψη του Οικουμενικού Πατριάρχη» // Romfea. URL: http://www.romfea.gr/epikairotita­xronika/9601­serboi­den­eprepe­na­eni­ merothoume­gia­tin­episkepsi­tou­oikoumenikou­patriarxi  (дата  обращения: 12).

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 4,67 out of 5)
Загрузка...

Один комментарий на “Итоги Всеправославного собора в контексте международной безопасности России”

  • иеромонах Арсений (Железнов):

    Лучшей антирецепцией «собора» со стороны РПЦ МП было бы дезавуирование принятых на Архиерейском Соборе 2016 года «шамбезийских» документов. Пока под ними стоят подписи всего нашего епископата, РПЦ МП согласна с деяниями «собора» на Крите, пусть и заочно….

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924