РЕАНИМАЦИЯ ОБНОВЛЕНЧЕСТВА?: Поместный Собор РПЦ 1917 года и… католики1 min read

Поместный Собор 1917–1918 годовВ Вене 2–5 марта с. г. состоялся международный научный симпозиум «1917–2017: столетие Поместного Собора Российской Православной Церкви», организованный католическим теологическим факультетом Венского университета при поддержке католического благотворительного фонда Pro Oriente.

Как говорится в сообщениях СМИ, «в работе форума приняли участие специалисты по истории Русской Православной Церкви из России, США, европейских стран. Научно-редакционный совет Новоспасского ставропигиального мужского монастыря по изданию документов Священного Собора 1917–1918 годов был представлен ответственными редакторами Г.М. Запальским (том «Отдел о монастырях и монашестве»), А.Г. Кравецким (том «Отдел о богослужении, проповедничестве и храме»), профессором С.Л. Фирсовым (том «Отдел о единоверии и старообрядчестве. Отдел о внутренней и внешней миссии»), а также секретарем Научно-редакционного совета и научным руководителем проекта А.И. Мраморновым. Ученые сделали доклады по темам готовящихся томов и приняли участие в дискуссиях, проходивших на английском, русском и немецком языках.

В ходе мероприятия обсуждались вопросы изучения соборного наследия. Материалы симпозиума планируется опубликовать в журнале Ostkirchliche Studien, посвященном вопросам истории Православной Церкви».

Весьма непростые десятивековые отношения Русской Православной Церкви с римо-католиками известны непримиримостью – последствием догматических разногласий католицизма и Православия. Поэтому вполне резонно задуматься: в чем же причина интереса папистов к Поместному Собору РПЦ 1917–1918 годов?

История свидетельствует, что цель Ватикана в отношении Восточной Православной Церкви на протяжении столетий оставалась неизменной – подчинение тем или иным способом православных папской власти. Правда, в наше время об этом, конечно, уже открыто не провозглашается, а все чаще мы слышим «доброе» заманчивое слово «объединение».

Вот, например, выдержка из речи папы, опубликованной в газете «Кафолики» за 30 ноября 2016 года. «Обмен делегациями во время соответствующих праздничных дней апостолов Петра и Андрея между делегациями Рима и Константинополя является видимым знаком глубоких связей, – заявил папа Франциск в своем послании к Патриарху Константинопольскому Варфоломею. – Это является выражением нашего стремления к глубокому общению, т. е. к такому дню, когда, как желает Бог, мы станем свидетелями любви одного к другому, причащаясь совместно одной Евхаристической трапезы». Папа также отметил, что названное стремление было подтверждено год назад на т. н. «всеправославном» критском соборе, «который для католиков является источником вдохновения».

Но православный человек, хоть немного знакомый с основами своей веры, понимает, что на такое «объединение» с еретиками-папистами Святая Церковь пойти не может, ибо оно будет означать прекращение ее существования, духовную гибель. Однако поборники «объединения» не отступают от своих планов и для их реализации усиленно добиваются реформации Православия. В этом отношении критский собор, судя по всему, не оправдал всех ожиданий римской курии – отсутствие на нем Патриарха Кирилла, Предстоятеля крупнейшей Поместной Православной Церкви, безусловно, резко понизило статус и эффективность мероприятия. Обвальной модернизации не вышло, и, следовательно, ее сторонники продолжают трудится в данном направлении.

На Поместном же Соборе РПЦ 1917–1918 годов, как свидетельствуют исторические документы, присутствовали многие зараженные обновленческими идеями церковные деятели (впоследствии в большинстве своем уклонившиеся в обновленчество, бывшие по сути орудиями революционеров-богоборцев). Однако благодаря исповеднической стойкости верных пастырей (многие из которых затем обагрились мученической кровью), утвердить новшества у них не вышло. Но современные модернисты, последователи «живоцерковников» начала XX века, полагают, что это лишь досадная случайность и, при определенных расчетах и мерах, они смогут завершить дело своих предшественников.

Поэтому папистам и их собратьям-неообновленцам, действующим в лоне Русской Церкви, хотелось бы провести свой Поместный Собор или, правильнее сказать, антисобор, на котором были бы реанимированы и перезапущены проекты дореволюционных и революционных реформаторов.

Есть основания полагать, что для достижения этой же цели в нашей Церкви восемь лет назад и было создано Межсоборное присутствие – аналог дореволюционного Предсоборного Присутствия. Кадровая работа, проделанная за истекший период, также, вероятно, направлялась на изменение настроений иерархии РПЦ в сторону более благосклонноого восприятия модернистских новаций.

Поэтому мы приходим к выводу, что и проект издания документов Собора 1917–1918 годов научно-редакционным советом Новоспасского монастыря под руководством А.И. Мраморнова призван содействовать реализации той же задачи – модернистскому реваншу.

P. S.: Чуть позже, стало известно, что 4 мая на заседании Священного Синода РПЦ в нашей Церкви был установлен новый праздник – память Отцов Поместного Собора 1917–1918 годов. Очевидно, это обновление месяцеслова – очередной предусмотрительно положенный кирпичик в фундаменте последовательно возводимой на наших глазах неомодернистской пирамиды.

Максим Бойко

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 4,50 out of 5)
Загрузка...

Один комментарий на “РЕАНИМАЦИЯ ОБНОВЛЕНЧЕСТВА?: Поместный Собор РПЦ 1917 года и… католики1 min read

  • Sviatoslav:

    Письмо прп. Паисия Святогорца архимандриту Харлампию о поминовении Вселенского патриарха Афиногора

    Почти пол века назад, чтобы предотвратить смуту и раскол среди православных верующих Греции, преподобный Паисий Святогорец обратился с письмом к архимандриту Харлампию (Василопулосу) о том, надобно ли поминать Вселенского патриарха Афиногора, который, как известно укоренился на погибельном пути экуменизма. Редакция газеты religruss.info считает, что данное письмо как никогда актуально в сегодняшние дни для прочтения верными чадами Русской Православной Церкви, смущенными встречей патриарха Кирилла и главы латинян.

    Ваше Высокопреподобие, отец Харлампий!

    Насколько я могу видеть, в нашей Церкви произошёл большой шум из-за различных движений в сторону объединения, а также взаимодействия Вселенского патриарха с Папой, и я, как чадо Церкви, чувствую боль, и нахожу полезным, помимо моих молитв, послать небольшую ниточку, которая могла бы послужить для сшивания одежды нашей Матери Церкви. Я знаю, что вы окажете любовь и поделитесь этим с вашими верующими друзьями. Благодарю вас.

    Прежде всего, я хотел бы у каждого попросить прощения за то, что осмелился написать нечто, при том, что я не являюсь ни священником, ни богословом. Я надеюсь, все поймут, что это письмо не более, чем выражение моей глубокой боли о прискорбной позиции и мирской любви нашего отца, патриарха Афинагора.

    Кажется, он влюбился в другую женщину, — которая называется папистской церковью, — потому что наша Православная Мать совсем не произвела на него впечатления, ведь она столь скромна. Эта любовь, которая была слышна из Константинополя, стала сенсацией для многих православных, которые в настоящее время живут в обстановке такой бессмысленной любви в городах по всему миру. Более того, эта любовь в духе века сего: семья теряет свое божественное значение именно от такого вида любви, которая имеет целью разрушение, а не объединение.

    Такую вот мирскую любовь Патриарх являет к Риму. Хотя он должен был бы, прежде всего, показать любовь к нам, своим чадам, и к нашей Матери-Церкви, — к сожалению, он направил свою любовь на сторону далече. В результате, — восторг мирских чад, которые любят сей мир, и имеют в себе эту мирскую любовь, и возмущение чад Православия, молодых и старых, которые имеют в себе страх Божий.

    С грустью мне приходится писать, что среди всех сторонников объединения Церквей, которые мне встречались, я ни разу не видел имеющих хотя бы крупицу духовности. Тем не менее, они знают, как говорить о любви и единстве, хотя сами не едины с Богом, потому что не любят Его.

    Мне хотелось бы ласково попросить всех наших братьев-объединителей: поскольку вопрос объединения Церквей есть нечто духовное, и мы нуждаемся в духовной любви, то давайте оставим его для тех, кто имеет великую любовь к Богу и является богословом, подобным отцам Церкви, а не «законником»; тем, кто всецело посвятил себя служению Церкви, а не просто покупает большие свечи; и тем, кто возжигает огонь любви к Богу, а не зажигающему светильник пономарю.

    Мы должны признать, что существуют не только природные, но и духовные законы. Так, что будущий гнев Божий не отвратить путем собирания вместе грешников (ибо тогда мы получим двойной гнев), но — покаянием и следованием заповедям Господа.

    Также мы должны помнить, что наша Православная Церковь не имеет никакого недостатка. Лишь кажущуюся нехватку трезвомысленных иерархов и пастырей со святоотеческим мышлением. «Мало избранных» (Мф. 22:14). Однако, это не должно служить к огорчению. Церковь — есть Церковь Христова, и Он управляет ею. Это не храм, построенный верующими из камней, песка и цемента, который затем сожгли варвары; Церковь — это Сам Христос. «И тот, кто упадет на этот камень, разобьется, а на кого он упадет, того раздавит» (Мф. 21:44). Когда Господь сочтёт нужным, Он пошлёт новых Марка Эфесского и Григория Паламу, чтобы объединить всех смущённых наших братьев, исповедовать Православие, укрепить Предание и даровать великую радость нашей Матери Церкви.

    В прежние времена, как мы знаем, многие верующие чада нашей Церкви, монашествующие и миряне, к сожалению, отделились от нее из-за объединителей. По моему мнению, отделяться от Церкви каждый раз, когда Патриарх совершает ошибку, — дело совсем негодное. Быть вместе с Матерью-Церковью — это долг и обязанность каждого её члена, чтобы по-своему бороться за благочестие. Прекратить же поминовение патриарха, отколоться, создать собственную церковь и продолжать оскорбительно говорить о патриархе — это, я полагаю, бессмысленно.

    Если из-за того или иного приключившегося отклонения патриарха, мы отделяемся и создаем свои собственные Церкви — от чего Господь да сохранит нас! — мы уподобимся протестантам. Уйти легко, а вернуться трудно. К сожалению, появилось много «церквей» в наше время, созданных или большими группами, или даже всего одним человеком, поскольку для некоторых достаточно иметь храм в своей каливе (я говорю о вещах, которые происходят здесь, на Святой Горе), чтобы решиться создать собственную независимую Церковь.

    Если объединители наносят Церкви одну рану, то отделяющиеся наносят другую.

    Давайте молиться, чтобы Бог просветил всех нас, включая нашего Патриарха Афинагора, чтобы прежде произошло объединение этих «церквей» [раскольников, ушедших из Церкви]; чтобы установилось спокойствие среди смущённой православной паствы, чтобы мир и любовь царили между Православными Церквами. А затем давайте думать и о единении с другими «исповеданиями», — но только если они искренне пожелают принять православное вероучение.

    Я хотел бы также сказать, что существует ещё одна, третья группа, в нашей Церкви. Это братья, которые остаются в Церкви как ее чада, но не имеют духовного согласия между собой. Они тратят свое время на то, чтобы критиковать друг друга, а не на то, чтобы вместе трудиться ради общего блага. Один следит за другим (больше, чем за самим собою), чтобы узнать, что тот скажет или напишет, и тут же пригвоздить его. Однако если бы сам он сказал или написал то же самое, то, несомненно, изыскал бы в свою поддержку множество цитат из Священного Писания и отцов.

    Огромный вред происходит от этого, ибо, в то время как один задевает своего соседа, другой бьет его в ответ на глазах у всех верующих. И очень часто от этого неверие поселяется в душах слабых, ибо их возмущают такие люди. К сожалению, некоторые из нас предъявляют бессмысленные претензии к другим. Мы хотим, чтобы они соответствовали нашему духовному устроению. Иными словами, когда кто-то не совпадает с нами по характеру, кажется нам слишком мягким или слишком строгим, то мы немедленно приходим к выводу, что он не является духовным человеком.

    Мы все необходимы для Церкви. Все святые отцы, как мягкие, так и строгие, служили ей. Подобно тому, как для человеческого тела нужно и сладкое, и солёное, и горькое и кислое, то же самое и для Церкви. Все необходимы. Один духовно дополняет другого, и все мы обязаны терпеть не только особенности духовного склада, но и человеческие слабости каждого из нас.

    Я снова искренне прошу прощения у всех за то, что осмелился писать. Я лишь обычный монах и мое дело — стремиться, насколько могу, совлечь с себя ветхого человека, и молитвою к Богу помогать другим и Церкви. Но поскольку тревожные вести, касающиеся нашего Святого Православия, достигли даже моей отшельнической кельи, я очень болезновал, и счел хорошим написать то, что почувствовал. Давайте будем молиться о том, чтобы Господь даровал Его благодать, и пусть каждый из нас поспособствует, как сможет, славе нашей Церкви.

    С большим уважением ко всем,
    Монах Паисий,
    Святая Гора Афон,
    23 января 1969 г.
    http://makaryshka.livejournal.com/712554.html

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924