Торжества на День России и протесты «оппозиции»: кому и чему служит спорный праздник?1 min read

Константин СёминОтгремели события, связанные и с празднованием Дня России и с действиями так называемой «оппозиции», которые тоже выпали на этот день. Возникает вопрос: может ли Россия (в её современном международном положении, в условиях внутренней борьбы, которую пятая колонна ведёт против страны) оставлять этот праздник в его флером поражения и предательства в календаре? И тут возникают другие вопросы: чей это праздник? В чьих он интересах? Кто волен оставлять его в календаре или нет? Те, кто 27 лет назад разрушал страну — они же не отброшены куда-то на обочину и не превратились в изгоев. И пятая колонна является первой колонной с июня 1990 года и августа 1991 года. Хорошо бы не запутаться в колоннах и чётко отвечать, в какой колонне «мы», в какой «они», потому что между «нами» и «ними» есть большая разница. 12-е июня, с моей точки зрения, это дата трагическая. Это день, когда под даже не столько либеральную и демократическую, сколько под буржуазную и националистическую болтовню было уничтожено великое государство. Уничтожалось оно руками, как ни прискорбно это нам признавать сегодня, в том числе руками жителей РСФСР. Нельзя, как бы не хотелось нам этого, переложить время ответственности и вину за гибель Советского Союза исключительно на взбунтовавшиеся национальные окраины. Взбунтовалась в первую очередь столица, взбунтовалась та быстрее всех загнивающая интеллигентская прослойка, которая в последние годы советской власти необычайно разрослась, омещанилась и обуржуазилась. За то предательство, за тот иудин грех, за то клятвоотступничество мы продолжаем платить до сих пор.

Что же касается сегодняшнего праздника и традиции, в которую он превращается, я думаю, что это попытка навсегда забетонировать, зацементировать результаты того предательства, ввести предательство в обращение как монету. Точно такую же цель преследует и открытие «Ельцин-центра», точно такую же цель преследует установка памятника Солженицыну, введение обязательным предметом «солженицыноведения» в школьную программу по литературе. Всё это делает не пятая колонна, а первая колонна. Пятая колонна — это всего лишь небольшой отросток первой колонны. Хотя неантагонистические противоречия между ними существуют, как существуют противоречия между миллионерами и миллиардерами. И в каких-то обстоятельствах эти противоречия могут заставить одних бросаться на других словно бешеных собак. Но пока градус их противоречий, как мы убедились вчера, не настолько высок. Скорее протестные митинги, все эти подростковые школьные гуляния используются как своеобразная прививка обществу от любых проявлений недовольства. То есть вводится небольшой и неопасный вирус, подконтрольных властным механизмам и приспособлениям. При желании у государства достаточно инструментов для того, чтобы этот вирус подавить. Но, поскольку у нас с начала 90-х сложилась антисистема, с помощью таких прививок блокируются любые попытки иммунитета вернуть организму более или менее здоровое состояние.

12 июня 1990 года была принята декларация о так называемым суверенитете РСФСР. Понятна предательская роль Ельцина и его советников. Но были две другие силы. Блокирующий пакет голосов в том совете оставался у коммунистов, и они тоже проголосовали за «независимость». Трудно быть судьёй тем коммунистам. Конечно, в полном смысле этого слова поддерживавшие такие решения коммунистами являться не могут — даже те из них, которые спустя 25 лет схватились за голову и одумались. Конечно, очень многих у нас в стране возмущало то, что внутри Советского государства якобы, как им представлялось, ущемлены права русских. Соответственно, коль скоро русские не обладают собственной независимой коммунистической партией, собственным управлением КГБ, то они имеют полное право этого требовать. Но такие требования на самом деле в действительности оказались первым ударом по целостности СССР, по той дружбе народов, которая являлась залогом этой целостности. И, в конечном счёте, по тому экономическому и общественному строю, который и олицетворял Советский Союз. То есть за разговорами о суверенитете для коммунистов РСФСР очень быстро пошли разговоры об отмене обязательной общественной собственности на средства производства, о приватизации, о совмещении рыночных и нерыночных механизмов. Конечно, к концу 80-х предпосылок для этого было уже очень много, и коммунисты, окружённые со всех сторон коммерческими киосками и варёными джинсами, уже сами поддавались воздействию изменившейся среды. Но, тем не менее, те коммунисты, которые переродились и выдвигали по сути дела националистические, сепаратистские требования внутри Советского государства, этот правый уклонизм, который вновь о себе напомнил спустя многие годы после того, как он был разгромлен — они закономерным образом и страну привели, и сами пришли в буржуазный контрреволюционный лагерь. На них лежит ответственность в такой же степени, как и на тех диссидентах, которые из-за границы желали Советскому Союзу погибели, как и на представителях творческой интеллигенции, которые на кухнях облизывались и дожидались момента, когда они смогут, наконец, реализовать свои «угнетённые» творческие способности.

Это очень сложный и очень чувствительный момент. Мне, например, некоторое время назад пришлось брать интервью у академика Игоря Шафаревича, человека очень важного, значимого, культового для нашей право-патриотической улицы. Но этот человек до конца своей жизни оставался убеждённейшим антисоветчиком. И вёл свою антисоветскую борьбу, хотя все инструменты для этой борьбы ему давала в первую очередь Советская власть. Без неё, без институтов имени Иоффе и имени Стеклова, которые он окончил, никогда бы Шафаревич — Шафаревичем не стал. Не менее убеждёнными антисоветчиками были другие наши почвенники, другие радетели за русский народ. Люди, старавшиеся вернуть русской деревне исчезающее лицо. «Прощание с Матёрой» и прочие их произведения именно почвенничеством били по советской идее, по советской цивилизации, по советскому интернационализму. А в конечном счёте — по социалистическому методу организации хозяйству, потому что целью в первую очередь было именно это, а не открыть шлюзы для русской культуры, не реабилитировать каких-то забытых героев прошлого. И Распутин, и даже Шафаревич со всем своим гениальным и выдающимся умом могли этого просто не понимать. Целью было пробить барьер на пути к приватизации, чтобы образовалась щель, брешь, через которую буржуазная кислота, разъедающая всё на своём пути, могла бы хлынуть внутрь советского реактора.

Но самое главное: мы привыкли думать, очень часто сами себе повторяем, что «проклятые ненавистники» украинцы, прибалты, кавказские и среднеазиатские республики погнали и дискриминировали русских. Всё это было, конечно, и в каждой окраиной республике был свой маленький националистический фронт, который занимался ровно тем же самым, чем занимались их «державные» единомышленники, столичные, красноярские, иркутские и вологодские уже совсем не коммунисты, а националисты от творческой интеллигенции.

В 90-91 гг. проявилась неразумность огромных масс народа и его лидеров — как в творчестве, так и в политике. А что мы видим сегодня? Вот эти гуляющие «за» или «против» толпы народа — это кто? манкурты? Как их назвать? Они не манкурты потому, что, как мы помним, у Айтматова в романе «И дольше века длится день» описывается легенда: для того, чтобы лишить человека памяти, ему голову обматывают мокрой верблюжьей шкурой, которая высыхает, причиняя такие страдания, что человек забывает себя, мать, родную землю и всё остальное. А нынешние манифестанты 12 июня ничего и не помнили. Какие к ним могут быть претензии? Те, кого вы видите сегодня в кадрах телевизионных репортажей, родились после того, как 90-е закончились. Почему новое поколение может попасть под некоторое очарование 90-х? Так, ёлки-палки, они их не видели, эти 90-е, они не знают, кто такие Ленин, Сталин, Николай II, Колчак, Керенский. Они не знают, и кто такой Ельцин.

Про «оппозицию». То, что они выходят возмущёнными на улицу, объясняется очень просто — они являются продуктом той ельцинской образовательной системы, которая сложилась за 90-е. Откройте любой учебник по истории, хрестоматию по литературе, посмотрите, какие там авторы. Человек приходит в школу и читает это с первого по последний класс. Потом приходит в университет, а его учебник экономики написан в какой-нибудь чикагской экономической школе или в нашей Высшей школе экономики, и там написано, что должно быть так-то или этак-то. Он выходит на улицу, а там вообще не так, не этак и никак. Возникают противоречия, человек начинает в недоумении оглядываться по сторонам. А тут же рядом оказывается другой, такой же хитрый, такой же молодой и такой же малообразованный, но чуть более энергичный товарищ, который объяснит: «Это потому, что у нас неправильный капитализм построен. Надо построить правильный. А чтобы построить правильный, нужно разрушить то, что построили эти исказители капиталистической правды и вернуть всё в ту колею, которая была нами оставлена в 90-е». Вот и всё. Стоит ли порицать молодых «протестантов»? А кто виноват в том, что они такие? Кто их воспитал такими? Да та же самая система, которая их сейчас изо всех сил представляет манкуртами. То есть пятая колонна, которая сегодня приобретает всё более детские, инфантильные очертания, воспитана первой колонной.

Наблюдается ли какое-то отличие — типологическое, мировоззренческое, субэтническое и т.д. — между теми, кто размахивает трёхцветными флагами и кричит «Путин!» и теми, кто повязан белыми ленточками и кричит «Долой Путина! Даёшь Навального!» С моей точки зрения это сообщающиеся сосуды. Даже если просто посмотреть, что происходит с теми, кто размахивает лояльными флажками, сертифицированными за последние годы, мы увидим: то один за границу отъехал, то другой оказался латентным скрытым демократом и либералом, причинявшим себе страдания и боль на службе режиму. То «закроют» кого-нибудь из особо лояльных за махинации и хищения. Происходит кругооборот одной и той же субстанции в природе. И какого-то решительного противоречия между теми, кто празднует 12 июня и теми, кто пытается превратить 12 июня в день для «революционной борьбы», я не вижу. Кстати, и те и другие ходят с одной и той же символикой. Эта символика, мягко говоря, ничего общего с памятью народной, с интересами народа не имеет — если мы, конечно, подразумеваем под народом народ трудящийся, а не паразитирующий на чужом труде.

По поводу Навального. Ходорковский написал, что Навальный совершил провокацию. То же самое считают многие другие видные «западники». Это что — отставка Навального? Навальный — это не крёстный отец протестного движения в нашей стране и не какой-то уникальный человек, без которого молодёжи будет нечем возмущаться. Это отражение, выразитель противоречий, которые назрели в буржуазном правящем классе внутри той самой первой колонны, расщепляющейся ещё на двадцать колонн. Дискредитировал себя Навальный, подставился, опорочил, опростоволосился, зелёнкой покрылся или прыщами — это ничего абсолютно не меняет, потому что противоречия никуда не делись. Как они разъедали правящую олигархическую группировку, так и будут разъедать. Был один Навальный — завтра ему на смену придёт другой. Эти процессы не связны с Ходорковским и с какими-то другими «гадами», которые всё портят. Эти процессы имеют объективный характер. Не будет ходорковских, не будет навальных — это абсолютно не примирит угнетённый сегодня не сырьевой буржуазный сектор экономики с сырьевым олигархическим. Между этими лагерями, между этими группами интересов существуют большие противоречия, потому что одним выгодна одна, скажем, политика в области финансов и кредитов, а другим совершенно противоположная. То, что выгодно сырьевому олигарху, убивает машиностроителя. И таких противоречий дикое количество, они множатся. Есть противоречия в бюрократическом классе. Есть противоречия между силовыми министерствами и ведомствами, которые никаким тумблером, никакими блокировками сайтов, ничем не отключить, потому что эти противоречия носят системный характер, они проистекают из тех системных изменений, которые были произведены в начале 90-х годов.

Пока что проваливаются любые попытки хоть какой-нибудь день из всего нашего календарного разнообразия превратить в день общенародного единства. 4 ноября — давайте Минина с Пожарским вспомним. Давайте 12 июня вспомним и «освободителя» Ельцина. Давайте ещё что-нибудь вспомним, лишь бы демонстрировать единство. Отчего необходимо и кому необходимо демонстрировать единство? Единство необходимо демонстрировать тогда, когда с единством проблемы. А с единством — проблемы. И эти проблемы связаны не с тем, что у школьников обеды подорожали в столовой. Эти проблемы связаны с колоссальным расслоением нашего общества, с колоссальными противоречиями, в нём накопившимися. В первую очередь, между горсткой людей, обогатившихся на разграблении народных ресурсов и теми, кто гнёт на воров спину. Чем сильнее взаимная ненависть и раздражение, тем больше и отчаянней попытки замазать расширяющиеся трещины и изобразить хорошую мину при не очень хорошей игре. Чем сложнее обстановка, тем больше будет разговоров о том, что «мы едины, мы непобедимы». Мы — не едины! У нас разные праздники. Для большинства вменяемых людей 12 июня — это траурный день. А для какого-то количества людей — это день, который их осчастливил на четверть века и на многие годы вперёд их самих и их потомков. Это разные люди. По национальности и вероисповеданию они могут быть совершенно одинаковыми, но это разные народы внутри одного государства. И, если уж до конца эту логику проводить — это две разные страны. Поэтому чем больше говорят о единении, тем больше проблем с этим единением в действительности.

Ну как, скажите, можно праздновать день предательства 12 июня и в то же время порицать предательство? Разве в этом нет какого-то шизофренического элемента? Как можно требовать верности, лояльности, единения от одних людей, и, в то же время, на каждом шагу сквозь пальцы смотреть на предательство и клятвоотступничество других? Это не может не напомнить нам известные строки Маяковского: «Знаете ли вы, бездарные, многие, думающие, нажраться лучше как, — может быть, сейчас бомбой ноги выдрало у Петрова поручика?.. Если б он, приведенный на убой, вдруг увидел, израненный, как вы измазанной в котлете губой похотливо напеваете Северянина!» В буквальном смысле в нашей современной жизни происходит именно так. Потому что один человек служит добровольцем и погибает за Родину, а другой проживает большую часть времени за границей, а то, что не успел вывезти, прожигает на Рублёвке. Ну какое между этими людьми единение?

Константин Сёмин

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924