Что делать с русофобией?1 min read

Светлана АлексиевичСкандальное интервью госпожи Алексиевич, которая на деле оказалась никаким не светочем культуры, а элементарной хабалкой и русофобкой, спровоцировало очень важную общественную дискуссию. Это дискуссия о том, что можно, а чего нельзя делать во имя свободы слова и во имя общественного блага. Кстати, напоминаю, что если почитать наших дорогих либералов и западников, то получается, что ради общественного блага можно делать что угодно — в том числе выводить детей на незаконные уличные акции, врать и портить праздник десяткам тысяч ни в чем не виноватых обывателей.

А всё потому, что общественное благо ими понимается, как благо их очень узкой тусовочки, которая многократно признавалась, что она искренне ненавидит большую часть населения России — те самые 85% ватников, колорадов, путинистов, анчоусов и вообще весь «коллективный Уралвагонзавод».

А теперь вот что интересно. Когда те самые 85% «включают “ответку», причем слабенько так, всего лишь на уровне интервью, то вдруг выясняется, что этого делать нельзя. По версии коллективного «пархомбюро», к ним недопустимы малейшие нарушения не то что закона, а даже журналистской этики. И фанаты Алексиевич потом искренне удивляются, что против них кто-то осмеливается применять приёмы информационной войны. Можно долго обсуждать идеологическую ориентацию российских фанатов Алексиевич, но вот сейчас можно точно определить их цивилизационную принадлежность. Нет-нет, они не западники и уж точно не европейцы, они все — гордые дети современной украинской цивилизации, которые смотрят на нас и спрашивают «а нас-то за что?»

Если честно, меня удивляет и радует кое-что другое. По сути, Алексиевич в том скандальном интервью не сказала ничего нового и ничего из того, что нам уже тысячу раз не говорили другие либералы-западники. Казалось бы, зачем протестовать против его публикации и шельмовать журналиста, который это интервью взял? Эти русофобские тезисы уже были высказаны в публичном поле тысячу раз, и никакого особого скандала не было. Но, видимо, что-то изменилось в обществе, что-то изменилось в инфополе, и коллективная либерда воспринимает такие интервью, как проблему и как риск. Они в целом думают так же, как Алексиевич, но уже зачастую стесняются говорить об этом открыто — и говорить об этом прямо. А Алексиевич — это человек из другой эпохи, которая не знает современной России, и которая говорит в стиле материалов перестроечного журнала Огонек, чем подставляет либеральную тусовку в целом. Либеральная тусовка не может попросить нобелевскую лауреатку заткнуться, и тем более не может ее осудить: вот и приходится голосить в защиту эфемерной журналистской этики, на которую они сами всегда плюют.

На самом деле, высказывания Алексиевич, истерика рукопожатной общественности, уголовное преследование за ношение георгиевской ленточки на Украине и недавнее решение Польши об уничтожении памятников советским солдатам — это звенья одной цепи. У нас в стране и во многих странах, которые с нами граничат, живут люди, которые искренне считают, что мы, россияне, не имеет право ни на что. По их твердому убеждению, мы имеем право только на то, чтобы платить и каяться. Причем наши деньги они с удовольствием примут, но покаяние — никогда. И поэтому процесс этот должен быть бесконечным. Извечная историческая вина русского народа перед мировой либеральной общественностью представляется им принципиально непростительной, а также является железным поводом, чтобы исключить всех нас из зоны действия моральных и этических норм, которые распространяются на всё остальное «нормальное» человечество.

Конкретный пример: они готовы понять и поддержать убийц писателя Бузины, но при этом не готовы понять журналиста, который опубликовал интервью Алексиевич. Это не просто двойные стандарты — это уже почти неприкрытый нацизм. В этой логике наши враги имеют право на всё, и любое преступление перед носителями русского языка, русской цивилизации и культуры является изначально оправданным необходимостью как-то компенсировать все «страдания, которые человечество претерпело из-за России за последнюю тысячу лет».

Но самое жуткое это то, что из Украины и Польши с гордостью объясняют нам, что их страны хотят жить по-своему, так, как они сами хотят. Но при этом никто и никогда не задумывается о том, как хотим жить мы. Они считают, что имеют право на диктовку. Нет, господа, никакого морального преимущества перед нами у русофобов нет и не будет. И если мы хотим защищать тех, кого считаем своими за пределами наших границ, то мы будем это делать. Если мы хотим влиять на умы граждан других государств, объяснять свою позицию, рассказывать о том, какое будущее мы строим, критиковать власти других стран, в конце концов — то мы будем это делать. И, естественно, будем это делать строго в рамках международного права. Ну, а если кому-то это не нравится, то сопротивляйтесь этому в меру ваших сил и возможностей. И тоже в рамках закона.

Я заметил, что Путин в интервью с Оливером Стоуном проявил сильные эмоции в момент, когда Стоун начал ему объяснять, что российская избирательная система и российская политика неубедительны для Запада, и что Путин не сможет убедить Запад признать их демократичными. Российский президент прочитал американскому режиссеру краткую лекцию о том, что, во-первых, мы не будем оправдываться, а во-вторых — у нас тысячелетняя история, и у нас есть свои представления о том, что хорошо и что плохо, и мы будем в соответствии с этими представлениями жить.

Практика показывает, что нас невозможно победить в открытом силовом противостоянии, но можно победить, если внушить нам самим комплекс неполноценности и комплекс вины. От комплексов нужно избавляться, и точно не надо пытаться быть хорошими для всех. Я поддерживаю предложение, которое озвучили в Думе: давайте вернем в Россию останки советских солдат из Польши. Причем сделаем это максимально публично с масштабным информационным освещением, историческими фильмами на тему освобождения Польши, чтобы тем здравым полякам, которые еще есть в Польше, стало стыдно за свой выбор таких политиков. Польша не заслужила чести сохранить наших героев в своей земле. Давайте вернем на Украину украинских экспертов, прописавшихся в эфире российского телевидения, которые периодически предлагают нам отдать Крым в обмен на снятие санкций. Вот какую аннексию я готов признать, так это аннексию Ковтунов, Мацейчуков и других экспертов, которые поливают нас грязью на нашем же телевидении, зарабатывают у нас деньги и фактически уже живут в Москве на постоянной основе. Давайте так же не стесняться говорить о том, что Алексиевич — практически нацистка, так как считает допустимым притеснение по национальному признаку. И чем громче будет возмущение недовольных русофобов, тем увереннее можно быть в том, что мы на правильном пути.

Руслан Осташко

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 1,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924