Исповедание православной веры монахов афонского румынского скита Продрому, оградившихся от ереси экуменизма1 min read

О нынешней ситуации в афонском скиту Продрому

Исповедание православной веры монахов афонского румынского скита Продрому, оградившихся от ереси экуменизма

3.09.2017

Икона Продромица«­…Как рыбаки прячут крючок в наживке и внезапно ловят рыб, так и лукавые причастники ересей прикрывают свои злобы красивыми словами и ловят на удочку простых, ведя их к смерти» (Преподобный Исидор Пелусиот. Послание 102, книга первая // PG 78, 252 C).

Ты, Господи, ведающий сердца всех (Деян. 1, 24), призри на наше братство и на ситуацию, в которой мы находимся, и молим Тебя: утверди нас в истине Твоей, помогая нам сохранять в чистоте правую веру, переданную нам через Святых, подвизавшихся и проливших кровь свою за имя Твое. Аминь.

Данное открытое письмо имеет целью восстановить правду о том, что произошло в связи с выступлением братства Румынского Скита Продрому против патриарха Варфоломея Константинопольского, после того как он внес свой вклад в узаконение ереси экуменизма посредством так называемого Святого и Великого Собора, имевшего место в июне 2016 года на Крите, на котором он и председательствовал. Мы до сих пор ничего не писали публично об этих происшествиях, уповая на то, что «…страх Божий победит страх человеческий» в управляющих ныне этим братством, и они поймут опасность, которую представляет церковное общение с «волками, пожирающими души», как названы были еретики святителем Иоанном Златоустом. Однако в коммюнике, опубликованном румынским скитом Продрому через пресс-бюро Румынской Патриархии на ее официальной интернет-странице, грубо отрицаются как происшествия, имевшие место в скиту, связанные с тем, что братство оградило себя от ереси после Колимбари, так и беззаконное вмешательство Синаксиса монастыря Великая Лавра во внутреннюю жизнь румынского скита Продрому. Это одна из причин, побудивших нас довести до сведения наших православных братий правду о произошедшем в нашем скиту, поскольку мы это пережили — и еще переживаем — в самом месте происшествия. Другой причиной является желание показать им, как используется ложь для укоренения ереси в Церкви. Богословские и догматические последствия этого события в жизни Церкви будут разъяснены в отдельной главе данного письма.

Коммюнике, адресованное «православным румынам всего мира», было подписано «настоятелем румынского скита Продрому архимандритом Афанасием Продромитом и братиями во Христе, иже со мною», исходящий номер 169 от 26 июня 2017 года.

9 июля 2017 года1 иеросхимонах Паисий Продромит, первый епитроп скитского Синаксиса, публично опровергает авторство данного коммюнике: «Как член Синаксиса румынского скита Продрому могу утверждать, что ничего не знал о публикации данного коммюнике как исходящего от скита Продрому, что является отклонением от Регламента функционирования скита, предусматривающего, что любой документ исключительного значения, в том числе и этот, изданный отцом настоятелем, надо сначала утвердить на Синаксисе скита и затем подписать отцом настоятелем и двумя епитропами, избираемыми ежегодно. Данный факт указывает на то, что Синаксис был проигнорирован и документ является незаконным и недействительным. Это подтверждает сказанное выше, что во что бы то ни стало желают замести всякий след протеста против Критского собора и патриарха»2. Спустя несколько дней после опубликования данного опровержения, на заседании Синаксиса румынского скита Продрому 14 июля 2017 года принимается решение об исключении отца Паисия из епитропства, из Синаксиса, ему запрещено было исповедовать кого бы то ни было в братстве, и он отправлен на огород исполнять послушание.

Тем временем патриарх Румынской Православной Церкви отправил сюда на престольный праздник иконы Пресвятой Богородицы Продромица (который празднуется 12 июля) делегацию, через каковую настоятелю монастыря Великая Лавра был вручен орден Святителя Иоанна Златоуста, а настоятелю румынского скита Продрому — орден Святых царей Константина и матери его Елены.

История событий в румынскому скиту Продрому, связанных с Критским «собором»

В августе прошлого года в ходе дискуссии, состоявшейся в архондарике нашего скита, отец настоятель Афанасий был приглашен монахом Саввой Лавриотом сопровождать его в Румынии на серии конференций по теме ереси экуменизма и так называемого Критского собора, которые должны были состояться осенью, точная же дата не была установлена. Отец архимандрит Афанасий, мотивируя тем, что он не может долго отсутствовать в скиту ввиду ремонтных работ, проводимых в то время, попросил монаха Ефрема поехать вместе с монахом Герасимом в качестве переводчика. К сожалению, монах Герасим не дал хода этому послушанию, когда его попросил монах Ефрем, оправдываясь тем, что оно не было передано ему непосредственно отцом настоятелем. Тот, в свою очередь, больше не признавал, что доверил монаху Ефрему послушание заменить его самого, сопровождая монаха Савву Лавриота в Румынию для конференций, упомянутых выше, оставив монаха без прикрытия перед церковными властями как Румынии, так и Святой Горы Афон.

После волнений в братстве, связанных с событием, произошедшим на Крите в июне 2016 года, в ходе дискуссий, имевших место в рамках скитского Синаксиса 4 декабря 2016 года, было принято следующее решение, с большинством пять голосов против одного: в румынском скиту Продрому было прервано поминовение за богослужениями имени патриарха Варфоломея — местного кириарха [епископа], ввиду впадения его в ересь, до главного престольного праздника нашего скита — Крещения Господня, празднуемого 6 января. В это время, в течение месяца, должна была быть составлена вся необходимая документация для обоснования данного акта, в уповании на то, что, приняв к сведению аргументы, представленные в этих документах, и отец настоятель Афанасий — единственный, кто не был согласен с ограждением себя от ереси, — убедится в необходимости сохранения данного решения и по истечении установленного срока, вплоть до соборного решения проблемы. Отметим здесь, что иеромонах Даниил отсутствовал на этом заседании ввиду своего несогласия с мнением остальных членов скитского Синаксиса, оставив письмо, в котором довел до сведения остальных свое намерение воздержаться от служения литургии, говоря, что выйдет из Синаксиса и даже из скита, если отцы согласятся выдать ему письменное свидетельство о времени его нахождения в румынском скиту Продрому.

Таким образом, начиная с 4 декабря 2016 года все священники, входившие по череде в церковь, уважая решение скитского Синаксиса, более не поминали на богослужениях патриарха-еретика. В свидетели приводим самих служителей Святого Алтаря, а именно: иеромонахов Паисия, Иоиля, Каллиника и иеродиакона Матфея, бывших единственными служителями в то время, если учесть, что отец настоятель Афанасий более не служил в этот период, как делал это обычно.

Неделей позже мы узнаём от иеромонаха Каллиника, что настоятель Афанасий оказывает давление на него, с тем чтобы он возобновил поминовение патриарха Варфоломея, не посоветовавшись со скитским Синаксисом. Будучи спрошен, настоятель Афанасий ответил, что «если Лавра узнает, что мы не поминаем патриарха, выгонит всех нас из скита!»

15.12.2016 года в румынский скит Продрому прибыла епитропия монастыря Великая Лавра, состоявшая из: игумена Продрома, иеромонаха Никодима, который является также представителем монастыря Великая Лавра в Священном Кинотисе, и монаха Авраама. По данному случаю состоялась дискуссия со скитским Синаксисом продолжительностью в четыре с половиной часа, а затем со всем братством, — время, в течение которого отцы-лавриоты, не сумев убедить продромитское братство приводимыми ими аргументами возобновить общение с патриархом-еретиком Варфоломеем посредством поминовения его имени, стали угрожать роспуском скитского Синаксиса и наложением епитимии на тех, кто внес вклад в решение прервать поминовение местного кириарха, и даже изгнанием их из нашего скита. Когда испросили мнения иеросхимонаха Иулиана Продромита в связи с обсуждаемой темой, старец ответил, что и он держится того же, чего держались святые, сославшись на святого Иустина (Поповича), назвавшего экуменизм всеересью, и высказался за продолжение непоминовения имени Константинопольского патриарха. Отцы-лавриоты констатировали по данному случаю большое число монахов-продромитов, противящихся возобновлению поминовения имени патриарха, за исключением отца настоятеля Афанасия и еще двух-трех новых братий, его учеников. 18.12.2016 было получено письмо из монастыря Великая Лавра, которым до сведения отцов из Синаксиса нашего скита доводились санкции (административного порядка), наложенные на румынский скит Продрому, вплоть до прибытия в монастырь Великая Лавра всех членов продромитского Синаксиса, проголосовавших за прерывание поминовения имени патриарха, чтобы они били земные поклоны и восстановили общение с патриархом посредством письменного испрошения прощения. В противном случае у настоятеля Афанасия требовали представить список членов нового продромитского Синаксиса, после увольнения голосовавших за прерывание поминовения имени патриарха.

Этот момент стал тем, когда Синаксис монастыря Великая Лавра, не считаясь с предписаниями Уставной Хартии Святой Горы Афон об управлении афонскими братствами, сосредоточил всю решающую власть в личности настоятеля — архимандрита Афанасия Продромита, занимающего покорную позицию по отношению к некоторым членам Синаксиса монастыря Великая Лавра, — узурпировав таким образом право Синаксиса румынского скита Продрому принимать решения по проблемам, имеющимся в его собственном дворе. Вмешательство монастыря Великая Лавра во внутренние дела скита было оспорено письмом, подписанным всеми членами подромитского Синаксиса, включая отца настоятеля Афанасия, и врученным архимандриту Продрому, настоятелю монастыря Великая Лавра, в котором обращалось внимание на отклонения от упомянутого нормативного документа, каковыми были попраны права продромитского братства, которыми пользуются все братства Святой Горы.

Здесь следует заметить, что все афонские братства — будь то братства монастырей или скитов, объявленных киновиальными, каков и румынский скит Продрому, согласно Уставной Хартии Святой Горы Афон управляются настоятелем только совместно с Синаксисом (эквивалент административного или духовного совета), и кириархальный монастырь не может по своей инициативе вмешиваться во внутренние дела скита, ни во что не ставя Синаксис или его привилегии.

Выраженное мнение отца настоятеля Афанасия было всем нам известно как из частных утверждений, так и из сделанных им перед братством, а именно что патриарх является еретиком, Критский синод — разбойничьим, поскольку узаконил ереси, и даже что он не вынимает за патриарха частицу на Святой Проскомидии. Однако по получении из монастыря Великая Лавра письма, упомянутого выше, он стал постоянно действовать вопреки известному мнению, удивив отцов и братий нашего скита во время бдения на праздник Рождества Господа нашего Иисуса Христа, когда он сам, как служащий священник, помянул имя патриарха-еретика Варфоломея, не посчитавшись с решением скитского Синаксиса, еще бывшим в силе.

Из-за давления Синаксиса монастыря Великая Лавра, требовавшего возобновить поминовение имени патриарха-еретика, с одной стороны, а с другой — из-за невозможности убедить и остальных членов продромитского Синаксиса согласиться на это [возобновление], отец настоятель Афанасий ушел с настоятельства на заседании Синаксиса от 28.12.2016 года. Поскольку братство не приняло его сложения полномочий и вызвало его назад через двух епитропов, иеросхимонаха Паисия и иеромонаха Иоиля, которые были делегированы Синаксисом довести до сведения отца Афанасия отказ братства, они принесли ответ, объявленный братству в трапезной, что отец Афанасий поставил в качестве условия принятия им на себя настоятельства вновь, среди прочего, и возобновление поминовения имени патриарха Варфоломея (которого сам охарактеризовал как еретика) посредством совместного служения с настоятелем монастыря Великая Лавра архимандритом Продромом на нашем приближающемся скитском празднике, а также удаление из Синаксиса монаха Ефрема. Он внушил двум епитропам объяснить ему, чтобы он сложил с себя полномочия, это могло бы сойти за «наказание, наложенное монастырем Великая Лавра за сопровождение им монаха Саввы Лавриота на конференциях в Румынии», и благодаря этой отставке в скиту мог бы быть восстановлен мир со стороны монастыря Великая Лавра. Реальной же причиной было то, что отцу настоятелю Афанасию невозможно было убедить на Синаксисе отца Ефрема в том, что «для блага скита» он должен согласиться на общение с патриархом, впавшим в ересь. Все контраргументы, приводимые отцом настоятелем Афанасием, касались только боязни репрессий со стороны монастыря Великая Лавра после того, как там узнают о прерывании поминовения имени патриарха: «…Если Лавра узнает, нас всех выгонят из скита!», «…Пусть прервут поминовение хотя бы два-три монастыря!», «…Кто мы такие, чтобы первыми светиться?» и т.д.

Оба епитропа согласились на эти условия, не посоветовавшись со всеми членами Синаксиса, а лишь с отцом Иулианом, который тоже согласился на устранение монаха Ефрема из Синаксиса, прося его сложить с себя полномочия «для блага скита» словами: «…Если ты не уйдешь в отставку, ты сам разрушишь скит!» Монах Ефрем обратил внимание этих трех отцов, что истинной причиной, из-за которой так настойчиво требуют его удаления из Синаксиса, является желание отца Афанасия навязать в румынском скиту Продрому волю монастыря Великая Лавра, то есть возобновление поминовения имени патриарха-еретика, с чем отец Ефрем согласен не был. С другой стороны, этот акт мог быть проинтерпретирован как принятие епитимии, наложенной на него со стороны Синаксиса монастыря Великая Лавра за сопровождение монаха Саввы Лавриота на конференциях в Румынии.

Давлением, которому было подвергнуто братство и которое началось с оказанного епитропией, прибывшей из монастыря Великая Лавра 15.12.2016, о чем было упомянуто ранее, и некоторой информацией угрожающего характера, поступавшей как из Патриархии Румынской Православной Церкви, так и из монастыря Великая Лавра — с помощью отца Афанасия, — была создана смутная атмосфера, в которой часть братий перестала считаться с авторитетом самого Синаксиса.

Подобная информация была передана непосредственно во время Синаксиса, созванного 13 января 2017 года, на котором обсуждалась проблема принятия условий настоятеля, снявшего с себя полномочия, когда схимонах Михаил — приближенный к нему ученик, — войдя, объявил, что несет последнюю информацию, «поступившую две минуты назад из надежного источника: Румынская Патриархия уже подготовила группу монахов, которую готова в любой момент прислать в Продрому». Иеромонах Дамаскин (Попа), тогдашний эконом скита и один из членов Синаксиса, одобривший решение о прерывании поминовения, однако со временем изменивший свое мнение, утверждал, что тоже слышал об этой группе, что ее якобы возглавляет архимандрит Климент (Харалам), в прошлом насельник румынского скита Продрому, и т.д. Еще он говорил, что нет никакого смысла противиться воле монастыря Великая Лавра, поскольку «…в любом случае, если Лавра захочет заменить братство даже на греческое братство, будет так, как захочет Лавра». И до сегодняшнего дня так и не стало определенно известно, была ли или не была у Румынской Патриархия эта подготовленная группа монахов.

Монах Ефрем объявил на Синаксисе нашего скита, что не может снять с себя полномочий, поскольку таким образом он отказался бы от всего, что делал для того, чтобы отмежеваться от ереси, предупреждая остальных отцов, что принятие претензий отца Афанасия, тех же самых, что и у монастыря Великая Лавра, ведущих к последствиям, уже разъясненным выше, представляет собой официальное вступление румынского скита Продрому в ересь. В заключение он сказал, что не огорчится, если будет освобожден от обязанностей остальными членами Синаксиса, при условии письменного указания причины освобождения его от обязанностей, с указанием номера протокола.

Иеросхимонах Паисий объявил, что передумал и более не согласен с обещаниями, данными отцу Афанасию: «…Я не могу служить с настоятелем Лавры и с освобождением Ефрема от обязанностей тоже не согласен!» Иеромонах Иоиль, услышав это и обратив внимание отца Паисия на несоблюдение обязательства, принятого совместно с отцом Афанасием «ради блага скита», продемонстрировав свое недовольство словами: «…Вчера говорили одно, а сегодня делаем другое!..» — положил поклон и удалился с заседания, говоря, что тоже уходит из Синаксиса, провоцируя таким образом начало его распада. Этот распад был доведен до конца иеромонахом Дамаскином (Попой) — скитским экономом, когда он немногим позже тоже объявил, что уходит из Синаксиса.

В этой ситуации кризиса в руководстве скита, спровоцированного теми, кто снял с себя полномочия прямо на пороге принятия решения, оказывающего важное влияние на всё братство, — принятия условий, поставленных архимандритом Афанасием, в которые входило и возобновление поминовения имени патриарха-еретика Варфоломея, — теми, кто остался в скитском Синаксисе, решено было передать принятие этого решения собранию братий, обладающих правом голоса. Дезинформация и волнения, спровоцированные и подпитываемые среди монастырских братий и монахов некоторыми из учеников отца Афанасия, сделали невозможным разъяснение истинной важности голосования, в котором им предстояло участвовать, и извещение их о реальной опасности, которую представляет официальное общение с епископом-еретиком, каковым и является патриарх Варфоломей. Свой вклад в эту атмосферу внес и монах Климент тем волнением, которое он производил на каждой беседе братства на тему экуменизма и Критского «собора», так что делал невозможным продолжение обсуждения, и проблема каждый раз оставалась без решения по причине этих волнений. В одном из таких эпизодов он воспротивился даже старцу монаху Серафиму, не устыдившись его седин, который, не в силах выдержать бесчиния, творимого им, взяв его за рукав, потянул к выходу. Следует заметить, что обычно отец Серафим не делает известным свое мнение в подобных случаях, если только его не спросят лично.

В итоге большинство отцов братства, восприняв данный акт как увиливание от ответственности, ложащейся на членов продромитского Синаксиса как проестоса (предстоятеля), отказались выразить свой выбор путем голосования. А затем, путем переключения внимания с истинного намерения отца Афанасия, каковым в действительности было возобновление поминовения имени патриарха-еретика Варфоломея, как навязывал это монастырь Великая Лавра, на необходимость удаления монаха Ефрема из скитского Синаксиса, ссылаясь на невозможность сотрудничества с ним, был совершен отвлекающий маневр, с помощью которого братству дали понять, что ему нужно голосовать только вопрос об исключении отца Ефрема из Синаксиса, поскольку создалось впечатление, что только так можно восстановить порядок в нашем скиту. На самом деле отсутствие сотрудничества между ними двумя [монахом Ефремом и Синаксисом] имелось в то время только по одному предмету — поминовению на скитских богослужениях имени Константинопольского патриарха, впавшего в ересь, с чем монах Ефрем не был согласен. Таким образом, с «большинством» — восемь голосов за, шесть против, прочие воздержались — преобладающая часть братства и до сегодняшнего дня знает, что был проголосован только вопрос об исключении монаха Ефрема из продромитского Синаксиса, чтобы к настоятельству мог вернуться архимандрит Афанасий. Как только условия были приняты, он вернулся на должность настоятеля с согласия всех остальных членов Синаксиса.

На два зимних престольных праздника нашего скита, Крещение Господне, 6 января 2017 года, и, соответственно, святого Антипы Афонского (из Калаподешть), 10 января, поминалось имя патриарха-еретика Варфоломея самим игуменом монастыря Великая Лавра архимандритом Продромом, который был приглашен архимандритом Афанасием. При всем том некоторые служащие священники продолжали литургисать, не поминая имени патриарха, впавшего в ересь, с разрешения отца Афанасия — разрешения, дать которое он обещал двумя отцам: Паисию и Иоилю, еще когда они приняли его условия возвращения к настоятельству. Разумеется, это согласие исчезло, как этого и следовало ожидать, поскольку архимандрит румынского скита Продрому обязал всё братство возобновить общение с патриархом, навязав 18 января 2017 года служителям Святого Алтаря возобновить поминовение имени местного кириарха, сказав, что, если они еще хотят служить, пусть поминают имя патриарха, а если не повинуются, пусть больше не служат. С момента возникновения этой обязательности отцы Паисий, Иоиль и Матфей более не служат, но участвуют во всех скитских литургиях, а иеромонах Иоиль служит соборне, когда он не обязан поминать имя еретика (…). Однако целью прерывания поминовения имени епископа-еретика на богослужениях является прерывание церковного общения с данным иерархом, чтобы оградиться от ереси. Отцы, упомянутые выше, путем участия в молитве с теми, кто поминает еретика как пастыря, своим личным примером поддерживают в рядах братий замешательство, которое не дает им понять, как правильно совершать ограждение от ереси, по учению Церкви. При всем том, даже при такой форме «ограждения», эти отцы являются в настоящее время живым свидетельством, реминисценцией решения Синаксиса румынского скита Продрому от 4 декабря 2016 года о прерывании поминовения имени патриарха, впавшего в ересь, которое воодушевило всё братство скита.

Под прессингом архимандрита Афанасия большинство братства изменило свое мнение как о том, как воспринимать Критское событие и относиться к патриарху-еретику, так и о том, как воспринимать решение продромитского Синаксиса, которым пытались оградить всё братство от ереси. Нас, тех немногих, кто соблюдает это решение, будучи теперь в меньшинстве, считают отколовшимися от тела братства и характеризуют по-всякому все, кто основывает свою правоту только на мнении большинства и в то же время находит в этом свою безопасность. В реальности те, кто официально представляет скитское братство (настоятель и остальные члены Синаксиса), отступив от церковного учения своим вхождением в общение с патриархом-еретиком, потянули за собой большинство братства за пределы разума Церкви и с этого момента самовольно находятся в руководстве церковной обителью, более не функционируя по принципам Церкви. Таким образом, не мы «…откололись от тела скитского братства…», как утверждает продромитское коммюнике — тогда как мы остались в теле Соборной Церкви благодаря хранению истины веры, исповедуемой ею, истины, которую и остальное братство исповедовало до определенного момента, — а тело скитского братства было отделено от Истины, проповедуемой Церковью, теми, кто официально управляет румынским скитом Продрому сегодня.

Поскольку осознание некоторыми из членов братства опасности, которую представляет ересь, просочившаяся в Церковь, и возможное позиционирование ими себя против ереси воспринимается новым руководством скита как потенциальная причина раздора между братиями монастыря, то, чтобы избежать этого «раздора», был начат процесс изоляции братства от церковных реалий нашего времени, и одной из принятых мер явилось ограничение контакта с нами, прервавшими общение с Константинопольским патриархом-еретиком.

На престольный праздник святого Антипы Афонского, 10 января 2017 года, распределялись послушания (обязанности) среди всех членов братства на период всего года, только начавшегося, по обычаю всех афонских братств, — событие, возглавлявшееся, в отсутствие архимандрита Афанасия, первым епитропом — иеросхимонахом Паисием. По данному случаю было установлено, что те из нас, кто не был согласен с новой линией, принятой Синаксисом румынского скита Продрому в новой формулировке, исключены из расписания братства: иеросхимонах Дамаскин (Рэуш) Продромит, монах Ефрем Продромит и схимонах Никодим Продромит, поскольку нам не было прописано послушаний. Отцы, впоследствии прервавшие церковное общение с патриархом-еретиком, были также исключены из расписания братства и выведены: из послушания повара — схимонах Варсануфий Продромит 16 января 2017 года и из послушания секретаря — монах Марк Продромит 24 января 2017 года, поскольку это было в тот день, когда двум последним отцам запрещено было самим архимандритом Афанасием впредь заходить в трапезную, чтобы принимать вечернюю трапезу, хотя отец Марк весь день и пробыл рядом с ним, исполняя свое секретарское послушание. После трапезы как повара, так и трапезничавшие получили непосредственно от архимандрита Афанасия указание не давать больше ничего съедобного тем пяти отцам, которые были выведены из расписания братства из-за прерывания ими поминовения имени патриарха Константинопольского, впавшего в ересь. Неделю спустя отец Дометий проинформировал отца настоятеля Афанасия, что монах Марк болен. Услышав это, отец Афанасий отдал распоряжение отнести ему еду, затем отменил данное распоряжение для всех, и нам было позволено есть после общей трапезы.

В период Великого поста схимонах Никодим покинул скит, чтобы обрести безмолвие, и остановился в Карее. Увидев, что ограничение доступа братства к информации, связанной с Критским «собором» и ересями, одобренными им, может дойти до запрета на чтение книг апологетического содержания, румынский скит Продрому покинули и другие наши братия, такие как рясофорный послушник Рафаил, послушник Иоанн (Олару) и брат Александру, которые, поняв, что не имея защиты, предоставляемой афонским гражданством, они не имеют и официального права исповедовать свою веру, вынуждены были покинуть Святую Гору Афон, чтобы иметь возможность сохранить свою православную веру.

Мы, отцы, выведенные скитским Синаксисом из братского расписания, стали добровольно помогать мыть посуду и чистить овощи, что было запрещено нам отцом Афанасием со словами: «Вы больше не часть братства». Отцом настоятелем было также запрещено духовникам принимать нас на исповедь. 1 мая 2017 года брат Лукиан, бывший трапезным, довел до сведения отцов Дамаскина и Варсануфия распоряжение, данное отцом Афанасием, больше не принимать в трапезной ни одного из четырех отцов, исключенных из братства, и не давать им никакой еды, даже хлеба. Исповедуем, что были и другие скитские братия, которые, к их чести, не подчинились этим распоряжениям, еще остающимся в силе. Разумеется, подлинную помощь мы получали извне скита, и поступки продромитов ценны были более как знаки любви к истине и ближнему, хотя порой они приносили нам реальную пользу.

Всё описанное выше — это формы давления, оказываемого архимандритом Афанасием и новым скитским руководством по рекомендации монастыря Великая Лавра, чтобы заставить нас уйти из румынского скита Продрому «добровольно», в желании скрыть таким образом всякую форму противления ереси экуменизма, узаконенной Критским «собором».

Такова истинна причина, по которой мы были оторваны от остального братства по решению, принятому Синаксисом нашего скита, об исключении нас из общих послушаний, общей трапезы, и братству вообще было запрещено любое общение с нами. Затем, чтобы продолжение нашего ограждения от ереси путем неучастия в службах, на которых теперь официально поминается епископ-еретик, также не оказало никакого влияния на братство, нас представили им как прельщенных и раскалывающих братство, тогда как раскол был совершен самим же нынешним руководством скита путем принятия ереси, с чем большинство вначале не было согласно. Затем руководство, обеспечив себе большинство в братстве с помощью различных видов ограничений, которые мы уже указали, аргументирует свое общение с патриархом-еретиком следующим утверждением: «Наш епископ еще не был осужден собором как еретик». Данным объяснением они делают не что иное, как усыпляют совесть, как свою, так и братий, той идеей, будто они оберегают себя от раскола, на самом же деле удерживая братство в ереси, губительной для души.

Основные причины, требующие от нас прерывания общения с епископами, причастными к ереси, соборно узаконенной на Крите

Извечным правилом православного монашества и христианства вообще было и остается соблюдение заповедей Святого Евангелия, посредством чего нам делается известной воля Божия — основа нашего спасения. Евангелие порождает святых среди тех, кто живет им по-настоящему, и в то же время оно отражается во всем, что делают и говорят святые. Мы ничего не встречаем в их жизни, кроме Евангелия. Именно это и отличает их как от других христиан, так и от тех, кто преподносят нам себя как святые, хотя ими не являются. Соблюдения воли Божией и Евангелия в его целостности достигают послушанием заповедям Христа Спасителя, а также Его верных последователей — Святых Апостолов и Святых Отцов. В действительности это является послушанием Священному Преданию, указывающему нам способы, какими мы можем достигнуть святости, к которой мы все призваны.

Таким истинным последователем Отцов и Предания, хранителем евангельских заповедей в эти смутные времена является и святой Иустин (Попович), охарактеризовавший экуменизм как всеересь. Он, хотя и прервал церковное общение с экуменическим синодом Сербской Патриархии еще в 1971 году (см. газету «Ὀρθόδοξος Τῦπος», № 144, 15–7–1971), не переставал обращать внимание иерархии на опасность соборного узаконения данной ереси. В 1977 года он писал к епископам Сербской Церкви в связи с проводившимися приготовлениями к организации Всеправославного Собора: «…Если этот собор, Боже упаси, состоится, мы можем ждать от него только одного: расколов, ересей и погибели множества душ. Исходя из исторической, апостольской и святоотеческой практики Церкви, подобный собор вместо того, чтобы исцелять, выроет новые язвы на теле Церкви и произведет новые страдания и напасти». По реакции, последовавшей после собора, мы можем констатировать пророческий характер слов того, кто был назван самым великим богословом ХХ столетия.

Что же касается самых катастрофических решений так называемого Критского собора, напомним следующие:

1. Официально было признано крещальное богословие (в документе о браке), согласно которому признается действительность «таинства» всех христиан, которые были крещены во имя Святой Троицы, независимо от вероучения. Иными словами, у всех «христиан» одно и то же Крещение;

2. В том же контексте, игнорируя Священные Каноны Церкви, были разрешены смешанные браки между православными и еретиками, и таким образом был фактически признан екклезиологический характер ересей. 72-е правило VVI Вселенского Собора полностью запрещает браки между православными и неправославными, а святой Никодим Святогорец поясняет, что подобный брак недействителен и пара должна расстаться;

3. Было признано одно из основных еретических учений митрополита Пергамского Иоанниса (Зизиуласа), согласно которому Церковь является иконой Святой Троицы. Это вводит затем еретическим образом иерархизацию, а в качестве результирующей — и примат в лоно Пресвятой Троицы, передавая данный образец иерархизации и в Церковь. Данное ошибочное богословие не имеет никаких оснований в Священном Писании или учениях Святых Отцов, однако находится в полном согласии с персонализмом, являющимся источником еретической философии папизма по проблеме личности;

4. Во имя так называемой «человеколюбивой икономии» отменяется обязательность поста, по примеру Запада;

5. Были признаны все ереси (папизм, монофизитство, протестантизм) в качестве «церквей», согласно требованиям Всемирного Совета Церквей, признав, таким образом, и с «всеправославной» точки зрения действительным всё то, что уже было признано действительным в рамках данного Совета. Тот факт, что «собор» был сконструирован на основе предписаний ВСЦ, говорящего о «любви» и «единстве» между «церквами», доказывается присутствием на «соборе» официальных представителей папистов, протестантов и монофизитов в качестве наблюдателей;

6. Был соборно признан и утвержден экуменизм путем одобрения той важной роли, которую имеют решения, принимаемые в рамках ВСЦ;

7. Был признан и получил статус официального двусторонний «богословский» диалог, прежде всего, с папизмом путем принятия всех общих богословских текстов, проистекших из данного диалога, а через них — новая и в то же время еретическая евхаристическая екклезиология, с помощью которой придается новое понимание роли епископа в Церкви, без отсылки на Святых Отцов или Священное Предание. К сожалению, это новое учение о епископе, которое мы, не боясь ошибиться, можем назвать антипатристическим, завладело догматическим сознанием всех верующих Церкви, у которых теперь нет возможности понять, каково святоотеческое учение, касающееся обязанности стада по-православному отражать ересь, когда она навязывается нам нашим собственным епископом (мы имеем в виду здесь ограждение себя от ереси путем прерывания поминовения);

8. В самом «соборе», как можно видеть это в Регламенте его организации и функционирования, был грубо разрушен принцип соборности, по которому на протяжении веков управлялась Церковь, базирующаяся не на выборочном «представительстве», а на присутствии всех епископов3, которые, в противовес действующему «регламенту» лжесобора, должны обладать свободой мнения, слова и голоса;

9. Хотя Критское лжесобрание и называется «всеправославным», но, как известно, отсутствовали четыре Поместные Церкви, так что оно — формально — лишается всеправославного характера. Тем не менее следует заметить настаивание присутствовавших Церквей на обязательном характере «собора», который [характер] они уже даже не делают предметом обсуждения.

Из сказанного можно со всей ясностью понять, что сердцевина экуменического богословия, на котором зиждется экуменическое единство, не только присутствует в решениях Критского лжесобора, но они уже и навязываются всеправославным авторитетом «собора» всем Поместным Церквам и их верующим. Признание «собора» уже завершилось в синодах Поместных Церквей, которые восхваляют Критский «собор», называя его продолжением семи Вселенских Соборов, — недавний пример являет нам Кипрская Церковь. Были опубликованы епископские энциклики, в которых священникам в епархиях приказывают исполнять решения Критского «собора». Параллельно этому, официальным богословием, как оно выражено в церковных епархиальных периодических изданиях, на конгрессах и богословских факультетах, является богословие лжесобора, которое им восхваляется. Пространством, в котором доминирует «новое богословие», является, безусловно, и академическое пространство, в котором всё находящееся вне этого богословия характеризуется как экстремистское или фундаменталистское. Дело дошло до полного исключения традиционного Православия, а если кто-нибудь желает получить академическое богословское образование, тому следует (де)формироваться на основании нового неправославного «богословия» западнофилософского типа. Результатом всего этого является формирование нового «богословского» сознания экуменической ориентации в душах молодых священников и монахов, которые обучаются на богословских факультетах и которые, поскольку не изучали ничего, что не было бы извращено экуменическим богословием, не знают — да и не понимают — ничего из святоотеческого православного богословия. На основании всего этого мы можем представить себе, какого рода катехизацию будут оно проводить с верующим православным народом…

Некоторые из отчасти понимающих опасности экуменизма — но не всю проблему в целом — отделяют ересь от еретиков, говоря, что «мы боремся против ереси, а не против людей», как если бы ересь была своего рода безличностной чумой, существующей только в воздухе…

Следует напомнить здесь, что не ересь, а люди, усвоившие еретическое мышление, были теми, кто обезглавливал или сжигал святогорских монахов после принятия Лионской унии в 1274 году патриархом Иоанном (Векком), который, как это уже известно, был осужден на Соборе как еретик лишь в 1282 году. Именно поэтому на Вселенских Соборах всегда осуждались не только ереси, но и еретики, передававшие ереси верующим на их погибель. Синодик Православия, каждый год читаемый в храмах в Неделю Православия, является свидетельством о предании анафеме патриархов, епископов, монахов и мирян — еретиков. Впрочем, и сегодня, когда, к сожалению, Церковь снова сталкивается с ересью, встает такой вопрос: кто является гонителем — безличностная ересь или епископы- и игумены-еретики? Впрочем, красноречивы в этом отношении решения об их обсуждении, как они записаны в документах Вселенских Соборов. Например, в документах III Вселенского Собора, состоявшегося в Ефесе в 431 году, написано: «Господь наш Иисус Христос, на Которого он (то есть Несторий) изрыгал хулы, устами сего Святейшего Собора определяет лишить его епископского сана и отлучить от общения церковного»4. И еще: «Все епископы воскликнули в один голос: Кто не анафематствует Нестория, да будет анафема… Его анафематствует правая вера, его анафематствует собор… Его анафематствует Священный Собор… Имеющий общение с Несторием да будет анафема… Мы все анафематствуем послание и догматы Нестория… Еретика Нестория мы все анафематствуем… Имеющих общение с Несторием анафематствуем… Веру нечестивую Нестория мы все анафематствуем… Учение нечестивое Нестория мы все анафематствуем… Нечестивого Нестория мы все анафематствуем… Вся Церковь анафематствует нечестивую религию Нестория… Кто не анафематствует сего [Нестория], да будет анафема… Его анафематствует правая вера… Имеющий общение с Несторием да будет анафема»5.

Еще один пример являет нам VII Вселенский Собор (787 г. по Р.Х.). На этом Соборе, среди прочего, имело место подробное опровержение решений разбойничьего лжесобора 754 года, который, следует заметить, икономахи [иконоборцы] считали VII Вселенским Собором. При всем том Отцы Собора не сказали, будто епископы-икономахи, в Духе Святом, сказали то, что сказали, а они должны лишь каким-то образом исправить или улучшить тексты, как мы это слышим сегодня применительно к текстам так называемого Критского собора. Нет, но они четко осудили епископов-икономахов, сказав, что, хотя те и «облеклись в священническое достоинство, [однако] отреклись его силы»6, и еще: «только имя им “священник”, а ум их осквернен и испорчен, ибо, с одной стороны, истину они фальсифицировали, а с другой — ложью хвалились»7 и составили не священный собор, но «Каиафин синедрион», в котором, как нам говорят, «они зачали учения злочестивые»8 и были подобны еретикам, «опустошившим и Церковь, и истину»9. Как и на Критском «соборе», святоотеческие и библейские пассажи они использовали, как говорит VII Вселенский Собор, «коварным и пагубным образом»10 и, «желая смешать истину с ложью, как если бы смешивали яд с медом»11, дошли, наконец, до того, что стали «подобны пугающим волкам для стада Христова»12. Потому что если бы действительно «их собрание совершалось по Божественной благодати», оно было бы украшено «словами, произносимыми с благодатью Божией… и [украшено] истиной»13.

Наконец Собор анафематствовал еретиков-икономахов — патриархов Константинопольских: «Анастасию, Константину и Никите, последовательно восседавшим на Константинопольском престоле, как вторым Арию, Несторию и Диоскору, анафема. Ересиархам Иоанну Никомидийскому и Константину Наколийскому, анафема»14.

После изложенного выше следует ответить и на недоумения некоторых братий, которые, хотя и имеют добрые намерения, но сомневаются в том, что касается способа, каким мы противимся ереси, то есть прерывания поминовения. Следует заметить, что многие недоумения вызваны не столько отсутствием информации, сколько дезинформированием, которым занимаются епископы, духовники, священники и богословы, старающиеся, преднамеренно или нет, минимизировать опасности, исходящие от ереси. К сожалению, учение в Духе Святом богоносных отцов о правильном способе борьбы с ересью столь искажено, что дело дошло до клеймения и даже осуждения тех, кто правильно использует данное учение.

Прежде всего всех прерывающих поминовение обвиняют в том, будто бы они провоцируют раскол в Церкви или движутся к расколу. Обвинение вызвано неправильным пониманием 15-го правила Двукратного Собора 861 года, времен Фотия Великого, Собора, обладающего вселенским авторитетом. Это правило четко отмечает, что покуда кто-либо отделяются от общения со своим епископом-еретиком (вот точное слово, разъясняющее правильное понимание прерывания поминовения: «отделяющиеся от общения со своим предстоятелем», то есть от общения с тем, кто «проповедует ересь всенародно»), они не только НЕ чинят раскола, но и, наоборот, «потщились охранити Церковь от расколов и разделений». То есть прерывающих общение с епископом-еретиком не только не надо осуждать, но они, как объясняет само правило, даже достойны похвалы, ибо защищают Церковь от действий коррумпированных епископов: «таковые… не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным». Достойными оказания чести со стороны православных являются «те, кто отделяется/ограждается» от еретиков; а «отделение» или «ограждение», как записано в правиле, — это барьер, ограда (откуда происходит и термин «ограждение»), которую ставят православные между собой и еретиками, каковым ограждением и является прерывание церковного общения путем прерывания поминовения на богослужениях имени епископа-еретика. Когда это всё имеет место? Мы спрашиваем об этом, поскольку некоторые утверждают, что прерывание общения должно иметь место лишь ПОСЛЕ соборного осуждения еретика! Однако упомянутое святое правило очень ясно объясняет то, что делали всегда и всюду ВСЕ, кого сегодня чествуют как исповедников веры и богоносных отцов: «отделяющиеся… от общения с глаголемым (греческий смысл этого слова — “так называемым”) епископом, (именно) прежде соборнаго разсмотрения». Нужно быть в прельщении, чтобы понимать что-нибудь иное в столь ясных словах правила! Таким образом, ПРЕЖДЕ соборного осуждения епископа-еретика прерывается церковное общение. Зачем надо было бы прерывать общение с епископом-еретиком после его соборного осуждения, когда собор рукоположит вместо него другого епископа? Впрочем, в этом месте нам разъясняется и то, как следует понимать епископа, впавшего в ересь: «Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей». Итак, с того момента, когда епископ стал известен как еретик, он более не воспринимается как епископ! Святой Григорий Богослов пишет, что, когда он отправился в Константинополь, то «нашел стадо без пастыря», хотя существовал епископ-еретик того времени, в руках которого были все храмы. Само собой разумеется, что, если бы он был лишен сана, то уже не мог бы обладать всеми храмами Константинополя. Таким образом, когда еще не был лишен сана епископ города, святой Григорий говорит нам, другими словами, что у города не было епископа!

Всем этим дается ответ на еще одно обвинение, возводимое против оградивших себя, будто всё, что делают, они делают «без причины», «возмущая Церковь», тогда как епископы еще не были осуждены как еретики. Словно отвечая на всё это, святой апостол Павел предупреждает нас: «Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема. Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема» (Гал. 1, 8–9). Известно, что во все эпохи, в которые еретики оккупировали административные посты в Церкви, они имели власть гнать и анафематствовать защитников Православия, обвиняя их как «возмущающих Церковь и разрывающих ее единство», несколько примеров (среди многих других) представляют синодальные (соборные) анафемы против православных, вынесенные патриаршим синодом, созванным Константинопольским патриархом-униатом Иоанном Векком15, так же как и соборная анафема против святого Григория Паламы, объявленная Константинопольским патриархом-еретиком Иоанном Калекой16. Ответ на вопрос, почему были осуждены православные, дают нам сами соборные анафемы, провозглашенные против православных за то, что те прервали поминовение еретиков, — а следовательно, и всякое церковное общение с ними, — до того, как эти еретики были осуждены православным собором. Это предусмотрено и 15-м правилом Двукратного Собора, как было показано выше.

Разумеется, после того как Православие было восстановлено, патриархи- и епископы-гонители были и осуждены соборно, и анафематствованы, тогда как православные были почитаемы, как свидетельствует о том и Синодик Православия.

Наконец, оградившихся от ереси спрашивают, какого епископа они поминают вместо того, чье поминовение прервали. Один уже простой вопрос подобного рода выявляет две очень важные проблемы, имеющиеся у спрашивающих. С одной стороны, выявляется тотальное игнорирование 15-го правила Двукратного Собора (кратко проанализированного выше), как его «буквы», так и богословской основы, на которую оно опирается. Смысл правила, — помимо красноречивого указания, которое оно делает на прерывание поминовения «прежде соборного осуждения», то есть до того, как будет осужден православным собором епископ, проповедующий ереси, — в том, что оно НЕ устанавливает замены поминовения, то есть введения поминовения другого епископа, о котором [введении], впрочем, следовало бы сказать четко. Это происходит потому, что, хотя правило и называет еретика лжеепископом (из-за еретических учений, которые он проповедует), он должен быть обследован, иметь возможность защищаться, и, если останется нераскаянным, должен быть осужден православным собором. Лишь после упомянутых процедур и после лишения еретика сана может быть избран новый епископ, православный, для соответствующей епархии, которого священники должны поминать.

С другой стороны, здесь находит свое выражение епископо-центризм, в согласии с позицией митрополита Пергамского Зизиуласа, являющийся учением глубоко антитрадиционным и антицерковным, который, начав преобладать прежде всего на богословских факультетах, перешел отныне, в популяризированном виде, и к священникам, монахам и простым верующим. Согласно данной концепции, главой Церкви не является Христос, но епископ, а поминовение его имени за Божественной Литургией и делает Святую Литургию «действительной»! Воистину, не слыхано было до сих пор большего богохульства! Это не Дух Святый освящает Божественные Тайны, а имя архиерея, каким бы неверующим и грешным он ни был! Это невиданное учение, не имеющее никаких свидетельств ни святоотеческих, ни библейских, возводит свои корни в папистской екклезиологии Communio (известной в богословской среде как «евхаристическая теология»), на фундаменте которой основывается и оправдывается после II Ватиканского собора примат папы и которую митрополит Зизиулас желает перенести и на наш Восток.

Завершая эту краткую историко-богословскую отсылку, мы молимся, чтобы это наше письмо внесло благое беспокойство в ряды право верующих братий, остающихся в общении с экуменистами-еретиками, чтобы мы все вместе образовали великий фронт православного сопротивления ереси, которое приведет, благодатью Божией, к упразднению ереси и новой победе возлюбленнейшего Православия. Аминь!

Иеросхимонах Дамаскин (Рэуш) Продромит

Монах Ефрем Продромит

Схимонах Варсануфий Продромит

Монах Марк Продромит

Перевела с румынского Зинаида Пейкова

http://lumeaortodoxa.ro/situatiaactualadelaschitulromanescprodromu/


1 Все даты, начиная с этой и до конца данного открытого письма, будут приводиться по календарю, которого придерживаются на Святой Горе Афон. (Т.е. по старому стилю. — Пер.)

2 http://www.odigitria.by/2017/07/27/pravda-o-situacii-s-nepominoveniem-patriarxa-ekumenista-varfolomeya-v-afonskom-skitu-prodormu/#comment-38946. — Пер.

3 Заметим просто для иллюстрации, что даже эти еретические лжецеркви проводят «соборы», созывающие всю совокупность их «епископов»; пример — присутствие 2500 епископов-папистов на еретическом II Ватиканском соборе. Какой контраст со «Святым и Великим Собором»!..

Schwartz E. „Ἀπόφασις ἐξενεχθεῖσα κατὰ Νεστορίου ἡ καθαιροῦσα αὐτὸν”, Acta Conciliorum Oecumenicorum (ACO) Ephesenum I,1,2. Berlin & Leipzig: Walter De Gruyter, 1927. Р. 54. (На рус. яз. см: Деяния Вселенских Соборов. СПб., 2008 (репр.). Т. 2. С. 260. — Пер.)

5 Там же. Р. 35–36.

Mansi J. D. Sacrorum Conciliorum nova, et amplissima collectio. Vol. 13. Florentiae, 1768. Р. 401.

7 Там же. Р. 412.

8 Там же.

9 Там же. Р. 324.

10 Там же. Р. 288.

11 Там же. Р. 333.

12 Там же. Р. 324.

13 Там же. Р. 209.

14 Там же. Р. 416.

15 Показательно в этом отношении, что на соборе 1277 года Векк и весь патриарший синод решили: «В силу власти, данной нам Пресвятым Духом против тех, кто обладает священством, на какой бы ступени они ни находились — пользуются ли они почетом ради архиерейского достоинства или находятся на ступени священников или диаконов, — против всех них мы решаем [применить] лишение сана, отлучение от Церкви и анафему. А против всех остальных просто… отлучение от Церкви решаем и анафему» (Laurent V. et Darrouzes J. Dossier Grec de lUnion de Lyon. Paris, 1976. Р. 467).

16 Так, патриарх Иоанн Калека решил: «Паламу и единомысленных ему и все нечестивые догматы их, которые следует назвать скорее абсурдностями, и тех, кто утверждается на них и принимает и признает содержащееся в Томосе согласно их разъяснению, а скорее их пустословию… (дерзнувших) неканоническим образом и без суда прерывать поминовение меня, мы подвергаем оковам от Животворящей и Святой Троицы и посылаем им анафему» (PG, 150, 863D).

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (4 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

8 комментариев на “Исповедание православной веры монахов афонского румынского скита Продрому, оградившихся от ереси экуменизма1 min read

  • Владимир А.:

    Зинаида, слава Христу! Благодарствуем за перевод!

  • Владимир А.:

    «Следует заметить, что многие недоумения вызваны не столько отсутствием информации, сколько дезинформированием, которым занимаются епископы, духовники, священники и богословы, старающиеся, преднамеренно или нет, минимизировать опасности, исходящие от ереси. К сожалению, учение в Духе Святом богоносных отцов о правильном способе борьбы с ересью [имеется ввиду 15-ое правило] столь искажено, что дело дошло до клеймения и даже осуждения тех, кто правильно использует данное учение.»

  • Владимир А.:

    «Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей». Итак, с того момента, когда епископ стал известен как еретик, он более не воспринимается как епископ! Святой Григорий Богослов пишет, что, когда он отправился в Константинополь, то «нашел стадо без пастыря», хотя существовал епископ-еретик того времени, в руках которого были все храмы. Само собой разумеется, что, если бы он был лишен сана, то уже не мог бы обладать всеми храмами Константинополя. Таким образом, когда еще не был лишен сана епископ города, святой Григорий говорит нам, другими словами, что у города не было епископа!

  • Владимир А.:

    Соборная анафема против святого Григория Паламы, объявленная Константинопольским патриархом-еретиком Иоанном Калекой, которую святой Григорий проигнорировал. Так, патриарх Иоанн Калека решил: «Паламу и единомысленных ему и все нечестивые догматы их, которые следует назвать скорее абсурдностями, и тех, кто утверждается на них и принимает и признает содержащееся в Томосе согласно их разъяснению, а скорее их пустословию… (дерзнувших) неканоническим образом и без суда прерывать поминовение меня, мы подвергаем оковам от Животворящей и Святой Троицы и посылаем им анафему» (PG, 150, 863D).

  • Владимир А.:

    Наконец, оградившихся от ереси спрашивают, какого епископа они поминают вместо того, чье поминовение прервали. Один уже простой вопрос подобного рода выявляет две очень важные проблемы, имеющиеся у спрашивающих. С одной стороны, выявляется тотальное игнорирование 15-го правила Двукратного Собора (кратко проанализированного выше), как его «буквы», так и богословской основы, на которую оно опирается. Смысл правила, — помимо красноречивого указания, которое оно делает на прерывание поминовения «прежде соборного осуждения», то есть до того, как будет осужден православным собором епископ, проповедующий ереси, — в том, что оно НЕ устанавливает замены поминовения, то есть введения поминовения другого епископа, о котором [введении], впрочем, следовало бы сказать четко. Это происходит потому, что, хотя правило и называет еретика лжеепископом (из-за еретических учений, которые он проповедует), он должен быть обследован, иметь возможность защищаться, и, если останется нераскаянным, должен быть осужден православным собором. Лишь после упомянутых процедур и после лишения еретика сана может быть избран новый епископ, православный, для соответствующей епархии, которого священники должны поминать.

  • Владимир А.:

    Ошибка в имени в подписи — Монах Ефем Продромит

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924