Тарас Бульба как знамя русского освобождения. Отрывки из повести Н.В. Гоголя1 min read

Тарас Бульба«Тарас был один из числа коренных, старых полковников: весь был он создан для бранной тревоги и отличался грубой прямотой своего нрава. Тогда влияние Польши начинало уже оказываться на русском дворянстве. Многие перенимали уже польские обычаи, заводили роскошь, великолепные прислуги, соколов, ловчих, обеды, дворы. Тарасу было это не по сердцу. Он любил простую жизнь козаков и перессорился с теми из своих товарищей, которые были наклонны к варшавской стороне, называя их холопьями польских панов. Вечно неугомонный, он считал себя законным защитником православия».

* * * *

«Муж дома? — сказал Бульба, слезая с коня и привязывая повод к железному крючку, бывшему у самых дверей.

— Дома, — сказала жидовка и поспешила тот же час выйти с пшеницей в корчике для коня и стопой пива для рыцаря.

— Где же твой жид?

— Он в другой светлице молится, — проговорила жидовка, кланяясь и пожелав здоровья в то время, когда Бульба поднес к губам стопу.

— Оставайся здесь, накорми и напои моего коня, а я пойду поговорю с ним один. У меня до него дело.

Этот жид был известный Янкель. Он уже очутился тут арендатором и корчмарем; прибрал понемногу всех окружных панов и шляхтичей в свои руки, высосал понемногу почти все деньги и сильно означил свое жидовское присутствие в той стране. На расстоянии трех миль во все стороны не оставалось ни одной избы в порядке: все валилось и дряхлело, все пораспивалось, и осталась бедность да лохмотья; как после пожара или чумы, выветрился весь край. И если бы десять лет еще пожил там Янкель, то он, вероятно, выветрил бы и все воеводство».

* * * *

«И погиб козак! Пропал для всего козацкого рыцарства! Не видать ему больше ни Запорожья, ни отцовских хуторов своих, ни церкви Божьей! Украйне не видать тоже храбрейшего из своих детей, взявшихся защищать ее. Вырвет старый Тарас седой клок волос из своей чуприны и проклянет и день и час, в который породил на позор себе такого сына…

«Что, сынку, помогли тебе твои ляхи? Андрий был безответен.

— Так продать? продать веру? продать своих? Стой же, слезай с коня!

Покорно, как ребенок, слез он с коня и остановился ни жив ни мертв перед Тарасом.

— Стой и не шевелись! Я тебя породил, я тебя и убью! — сказал Тарас и, отступивши шаг назад, снял с плеча ружье».

* * * *

«Они шли с открытыми головами, с длинными чубами; бороды у них были отпущены. Они шли не боязливо, не угрюмо, но с какою-то тихою горделивостию; их платья из дорогого сукна износились и болтались на них ветхими лоскутьями; они не глядели и не кланялись народу. Впереди всех шел Остап…..

Что почувствовал старый Тарас, когда увидел своего Остапа? Что было тогда в его сердце? Он глядел на него из толпы и не проронил ни одного движения его. Они приблизились уже к лобному месту. Остап остановился. Ему первому приходилось выпить эту тяжелую чашу. Он глянул на своих, поднял руку вверх и произнес громко:

— Дай же, Боже, чтобы все, какие тут ни стоят еретики, не услышали, нечестивые, как мучится христианин! чтобы ни один из нас не промолвил ни одного слова!

После этого он приблизился к эшафоту.

— Добре, сынку, добре! — сказал тихо Бульба и уставил в землю свою седую голову.

   Палач сдернул с него ветхие лохмотья; ему увязали руки и ноги в нарочно сделанные станки, и… Остап выносил терзания и пытки, как исполин. Ни крика, ни стону не было слышно даже тогда,  когда стали перебивать ему на руках и ногах кости, когда ужасный хряск их послышался среди мертвой толпы отдаленными зрителями, когд панянки отворотили глаза свои, — ничто, похожее на стон, не вырвалось из уст его, не дрогнулось лицо его.

Тарас стоял в толпе, потупив голову и в то же время гордо приподняв очи, и одобрительно только говорил: «Добре, сынку, добре!»

Но когда подвели его к последним смертным мукам, — казалось, как будто стала подаваться его сила. И повел он очами вокруг себя: Боже, все неведомые, все чужие лица! Хоть бы кто-нибудь из близких присутствовал при его смерти! Он не хотел бы слышать рыданий и сокрушения слабой матери или безумных воплей супруги, исторгающей волосы и биющей себя в белые груди; хотел бы он теперь увидеть твердого мужа, который бы разумным словом освежил его и утешил при кончине. И упал он силою и воскликнул в душевной немощи:

— Батько! где ты! Слышишь ли ты?

— Слышу! — раздалось среди всеобщей тишины, и весь миллион народа в одно время вздрогнул».

* * * *

«Когда очнулся Тарас Бульба от удара и глянул на Днестр, уже козаки были на челнах и гребли веслами; пули сыпались на них сверху, но не доставали. И вспыхнули радостные очи у старого атамана.

— Прощайте, товарищи! — кричал он им сверху. Вспоминайте меня и будущей же весной прибывайте сюда вновь да хорошенько погуляйте! Что, взяличертовы ляхи? Думаете, есть что-нибудь на свете, чего бы побоялся козак? Постойте же, придет время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымается из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!..

А уже огонь подымался над костром, захватывал его ноги и разостлался пламенем по дереву… Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая бы пересилила русскую силу!»

Н.В. Гоголь

Послесловие

После монгольского ига южные земли Древней Руси были захвачены сначала Литвой, а затем Речью Посполитой. Прошли годы, и, не утративший своей православной веры и национальной идентичности, русский народ (1) начал освободительную борьбу, на своей земле, которую ляхи назвали Окраиной – окраиной польского государства. Одно из самых выдающихся литературных произведений русского писателя Николая Васильевича Гоголя «Тарас Бульба» повествует об этой жестокой борьбе.

Герои повести презирают отягчающую душу грехами роскошь и разоряющее все вокруг корыстолюбивое жидовское корчемство, не имеют страха перед ляхами, не ведают отчаяния и уныния. Только святая любовь к православной вере и родной Отчизне, сердечное желание объединения с единокровными братьями Великой Руси подвигает их на национально-освободительное движение.

Сейчас нам, разделенному русскому народу на три отдельных государства, необходимо учиться у героев этой повести любить Бога, свои святыни, не отдавать их на поругание, и снова начинать движение за единение. Как бы сейчас воскликнул старый Тарас, увидев, какие мы стали безгласные и немощные перед властвующими над нами «ляхами» и «янкелями» наших дней: «Так продать? Продать веру? Продать своих?»

В 1896 году в Париже миллиардер Ротшильд предложил императору Николаю Второму погасить долг перед Францией в обмен на равноправие евреев в России. Государь отказал, говоря, что русский народ очень доверчивый и при равноправии немедленно попадет в кабалу к евреям.

Так мог ответить человек, по-отечески любивший всем сердцем и душой свой русский народ.

После крушения Российской Империи русская земля была «выветрена» не только от исконного православного уклада жизни, но и от десятков миллионов православных людей: убитых, замученных, неродившихся.

По прогнозу выдающегося русского ученого Дмитрия Ивановича Менделеева, население Российской Империи к 2000 году должно было составить 594,3 млн. человек.

На международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге президент Российской Федерации Владимир Путин поделился своей яркой, по мнению прессы, шуткой об антисемитизме: «Сам придурок, ничего сделать не может, а евреи виноваты». «От избытка сердца говорят уста» — так говорил Иисус Христос фарисеям (Мф. 12-34).

Смог бы произнести такие слова Государь, по-отечески любивший всем сердцем и душой свой русский народ? Или русский человек?

«Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их» — сказал Господь (Иоанн. 10:11-12).

Плачь Россия, какого царя потеряла ты! Но и помни слова Тараса Бульбы: «Постойте же, придет время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымается из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!» Аминь.

А.А. Горбунов, 2017 г.

Примечание (1) Назвать человека украинцем по национальности, это тоже, что сказать: «В Приморском крае проживают люди, по национальности являющиеся приморцами, в Ставрополье – ставропольцы по национальности. Преподобный Лаврентий Черниговский говорил настойчиво: «…что наши родные слова – Русь и русский. И обязательно нужно знать, помнить, и не забывать, что было Крещение Руси, а не Крещение Украины». И что Киев был колыбелью и матерью городов русских, а не украинских.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (6 votes, average: 4,50 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924