ПРЕСТУПЛЕНИЕ, КОТОРОМУ НЕТ СРОКА ДАВНОСТИ1 min read

Царская СемьяПодложный документ, названный изменниками, трусами и обманщиками ‘Манифестом’, был признан официальным актом об ‘отречении Царя от Престола’ большинством российского общества. Царице Александре Федоровне донесли все ту же мысль, что Царь отрекся, но она этому не поверила, что мы видим из письма, которое она написала своему царственному супругу буквально на следующий день после обнародования ‘Манифеста’. И это несмотря на то, что слово ‘отречение’ повторяли все окружающие люди. Духовное ослепление и безграмотность в отношении знаний законов Российской Империи породили разные толки о поступке Царя, большинство из которых выдвигались теми же богоборцами с целью опорочить личность Царя Николая.

  Эта компания очернителей до сих пор продолжает свою деятельность в разных направлениях и, конечно, очень осторожно, незаметно для простодушных людей, потому что времена поменялись и правда уже вышла на свет. Николай Александрович признан Всеми поместными Церквями человеком святым; признали Его жертвенный подвиг оставления Престола христоподражательным подвигом, совершенным во искупление конкретных грехов русского народа: нарушение клятвы 1613 года на верность до скончания века роду Романовых, измена воинской и гражданской присяге царствующему Императору, бунт и измена против Царя Православного, который одновременно (по учению Церкви) являлся Главой Русской Православной Церкви, т.е. грех отвержения Божией власти над собой в лице Помазанника и даже причастность к цареубийству. Эти грехи, совершенные на Русской земле, вызвали такой гнев Божий, что русский народ попал под страшное иго богоборцев — беспощадных и жестоких гонителей веры, губителей законной власти от Бога, разрушителей великой Державы Российской. 

   Не будем себя извинять тем, что гибель Российской Империи планомерно готовилась странами Запада, отступившими от чистоты христианской веры и церкви, совместно с масонами и иудейскими банкирами задолго до того страшного момента, когда был арестован наш Государь Император Николай, наш истинный Царь-батюшка. Уму непостижимо и невообразимо само это выражение: ‘арест Царя Государя’! И только люди, ‘сожженные в своей совести’ (1 Тим. 4, 2), могли так говорить и так поступать со священным лицом Помазанника Божия. Но в наше время, а эти строки пишутся в 2016 году, многие до сих пор не могут понять все величие царского подвига: сознательного, добровольного принесения себя в жертву за грехи русского народа: вероотступничество, клятвопреступление и невозбранение цареубийства. Если не будет осознания греха и не будет покаяния, то не будет и жизни по-человечески, совесть заглохнет и сердце окаменеет: И надо понимать, что эту жертву Государь приносил не за закоренелых злодеев богоборцев, а за обманутый, ослепленный, соблазненный, одураченный именно русский народ! 

   Здесь уместно привести слова схимонаха Никодима Святогорца: ‘:В древние времена люди не захотели, чтобы Господь управлял ими через пророков, просили царя и этим прогневали Бога, но за молитвы святого Самуила были прощены, и оставил Бог свою власть над людьми в царях — в благодати помазания над ними. Так и в наше злое время люди, потеряв веру в Промысел Божий, просили себе свободы, а Божию власть в лице Помазанника Божия отвергли. 

   Отвергли царскую власть, отдали убить царя, освободили себя от Божественной власти — и попали под сатанинскую власть. 

   Ох, какой это тяжкий грех!.. И согрешили в нем все русские люди: кто — делом, кто — словом, а кто — помыслом, желанием, согласием. За этот великий грех весь мир страдает, а русский народ — больше всех: 

   Ради благодати помазания в Русских Царях Бог щадил весь мир, даже противников Своих, язычников и еретиков. 

  И вот русские люди отвергли — не удержали эту благодать, потому и страдают они больше всех, не сознают глубоко своей вины, греха перед Помазанником Божиим, не сознают, что наказываются именно за этот грех, и не каются:’ 

   Возможно ли было Царю после ареста, через какое-то время, опровергнуть ложь о том, что он добровольно ‘отрекся’ от Престола? Несмотря на то что он сразу же после ареста был изолирован от общения с верными ему людьми, — думается, все же оставалась такая возможность. Но Государь не стал этого делать, считая ниже своего достоинства каким-то образом обличать ту ложь о его поступке, которого не было. Кроме того, он понимал, что если ему удастся раскрыть всю эту ‘тайну беззакония’, этот обман, то непременно через некоторое время и офицеры, и солдаты смогли бы опомниться, вспомнить о священной присяге и тогда началась бы гражданская война, которая неизвестно как бы повлияла на ход войны отечественной. Но именно этого Царь не хотел допустить. Все его мысли были о спасении Отечества прежде всего от врагов внешних, а врагов внутренних он намеревался усмирить после победы над Германией. Поэтому он не стал огорчать своих высокопоставленных изменников, трусов и обманщиков публичным обличением их преступления против Бога и Его Помазанника, зная, что такое открытие правды в свое время совершится, а теперь лишь подольет масла в огонь революции и разожжет кровавую гражданскую войну. ‘Молчание Николая II заключалось еще и в том, что он увидел во всем происшедшем Божию волю, перед которой, как православный человек и монарх, он не мог не склониться’ (П.В. Мультатули) В службе святым Царственным Страстотерпцам мы читаем: ‘Егда мнози беззаконницы и вожди людстии восхотеша востати на Веру, Царя и Отечество, тогда ты, богомудре страстотерпче Николае, болезновал еси о народе твоем и, каинова братоубийства в державе своей избегнути хотя, власть земную, славу и почесть оставил еси, все упование возлагая на Бога’. Конечно, ‘тайна беззакония’ бесчестила Царское достоинство, исполнялось то, что тщательно готовили лукавые безбожники — имя Государя было опорочено словом ‘отречение’. В такой же обстановке и в таком же положении, через несколько лет оказался святейший Патриарх Тихон, когда он после освобождения из тюрьмы в 1923 году для охлаждения ненависти большевиков, решил выразить им свое отношение к новой власти и заявил: ‘:Я отныне советской власти не враг. Я окончательно отмежевываюсь от: белогвардейской контрреволюции’. Тем, кто не понимал поступок Патриарха, он говорил: ‘Пусть погибнет имя мое в истории, только Церкви была бы польза’. 

   Но имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси не погибло, как мы знаем, так же как и имя величайшего страстотерпца, мученика Царя Всероссийского Николая. 

   Царь понимал, и мы должны понимать, что цель его низложения со словом ‘отречение’, которого добивались и готовили враги, — в упразднении именно самого Богоустановленного института государственной власти — Самодержавия и что передача этой власти брату Михаилу, которого уже успели ‘обработать’ — бесполезна и притом невозможна по Закону Российской Империи. По логике вещей, если бы эта передача состоялась, то их цель не была бы достигнута — вместо одного царя опять был бы другой царь. Но именно на этом настаивали предатели и упорно уговаривали Николая II совершить такую передачу власти. Почему? Потому что это был тактический и психологический ход для достижения их подлинных целей. Они знали наверняка, что Царь Николай никогда не согласится, даже при угрозе смерти, отречься от самого принципа Царской власти, ибо эта власть Богом установленная. И тогда они придумали свою фальшивку, названную ‘Манифестом’, в которой от лица Царя было сказано о передаче власти Михаилу Александровичу. 

   Но Царь не подписал эту фальшивку и дал понять предателям, что он уходит по зову Божию от власти над изменниками и оставляет их на суд Божий. И суд Божий очень скоро совершился над ними и над всей Россией. 

   ‘После издания ‘Манифеста’ у Императора было два выбора: призвать к гражданской войне или признать режим узурпаторов. Николай II не сделал ни того, ни другого, — пишет известный историк Петр Валентинович Мультатули. — Он предпочел заточение, и мученическую смерть, и даже гибель своей семьи участию в брато-убийственной войне и беззаконии. Таким образом, совершенно понятно, что ни с юридической, ни с моральной, ни с религиозной точки зрения никакого отречения от престола со стороны Царя не было. События в феврале-марте 1917 года были не чем иным, как свержением Императора Николая II с прародительского престола — незаконное, совершенное преступным путем, против воли и желания Самодержца, отрешение его от власти’. 

   Если бы Царь действительно отрекся от Престола, то его не надо было бы убивать, но, наоборот, он был бы живым свидетелем своего отречения от власти, данной ему от Бога, и тогда в глазах народа он стал бы нарушителем законов Божиих и человеческих, чего и хотели добиться лукавые заговорщики, — у них был бы сильный козырь для расправы над ‘слабовольным’ Царем, и уже без народного сопротивления можно было бы говорить об устроении новой легитимной власти. 

   Но Царь не отрекся, и поэтому у крамольников не было выбора: они продолжают бояться, что Царь обличит их злодейства, поэтому они принимают решение — он должен замолчать навсегда. 

   Здесь наблюдается похожая Евангельская ситуация, когда Христос спросил первосвященников и книжников о крещении Иоанна Крестителя: оно было от Бога или от человеков? То есть Иоанн действует как пророк Божий или как простой человек? Ведь они знали, что Иоанн Креститель указал на Иисуса, что Он — Обетованный Мессия. Спаситель поставил их перед выбором: признать Его Мессией по свидетельству всенародно признанного пророка или не признать. Все это происходило при большом стечении народа. Вожди иудейские поняли, что они попали в ловушку и с позором обнаружили бессилие своего лукавства, отвечая Христу: не знаем! 

   Господь спрашивает: ‘:Крещение Иоанново откуда было: с небес или от человеков? Они же (первосвященники и старейшины народа) рассуждали между собою: если скажем: с небес, то Он скажет нам: почему же вы не поверили ему? А если сказать: от человеков, — боимся народа, ибо все почитают Иоанна за пророка. И сказали в ответ Иисусу: не знаем’ (Мф. 21, 25-27). 

   У апостола Луки про страх старейшин и книжников сказано более ярко: ‘:А если скажем: от человеков, то весь народ побьет нас камнями, ибо он уверен, что Иоанн есть пророк. И отвечали: не знаем, откуда’ (Лк. 20, 6-7). После такого прилюдного позора у фарисеев, боявшихся дальнейших разоблачений их коварства, не оставалось выбора — Иисус из Назарета должен навсегда замолчать. И закипел их разум возмущенный, и ненавистью налились их кровеносные сосуды от головы до пят! И смертный бой Христу готов: ‘Повинен смерти!’ 

   Когда в 1914 году Австро-Венгрия объявила войну Сербии, то Россия вступилась за маленький славянский православный народ. Так началась Первая мировая война. 

   Начало войны принесло русским успехи на фронте, а страну охватил патриотический подъем. 

  Но вскоре наступление наших войск остановилось, а потери стали увеличиваться. В общественных верхах — и в Ставке, и в столице — началось брожение умов. Неудачами на фронте воспользовались революционеры. Они развернули свою пропаганду против Царя на полях сражений и в тылу. В то же время немцы быстро продвигались к центру России. В этих условиях, желая поднять дух войск, Государь возложил на себя верховное командование и переехал в Ставку в Могилеве. С ним на фронт выехал и Царевич Алексей. ‘Всем православным заступник был еси, Богоизбранный Николае, народом Словенским защиту благую являя и, яко брат брату, помогаяй’ (Служба святым царственным страстотерпцам. М.: Изд. совет РПЦ, 2002). 

  Однако, воспользовавшись отсутствием Царя в столице, усилила свою деятельность революционно настроенная аристократия. При дворе поговаривали о дворцовом перевороте с возведением на трон Великого князя Николая Николаевича. Многие стали утверждать, что Царь и Царица препятствуют на пути победы России в войне. Князь Николай Николаевич послал Государю телеграмму, умоляя его отречься от Престола! Подобные телеграммы прислали большинство (!) командующих фронтами. И когда в феврале 1917 года произошла ‘буржуазная’ революция, царское окружение заняло сторону Временного правительства. Царя стали уверять, что только его отречение от Престола спасет Россию. Создается впечатление, что люди потеряли разум. В тот период, когда Царь как Верховный Главнокомандующий взял на себя руководство военными действиями, после чего началось явное улучшение положения Русской армии и даже готовилось весеннее наступление, обнаглевшие изменники-генералы, не сумевшие в свое время сдерживать наступление вражеских войск, дают Царю безумные советы — тому, который в отличие от них сумел переломить ситуацию в пользу Русской армии, и просят его уйти от верховного командования и даже с Престола в такой ответственный момент, когда именно только Царская власть могла поднять и объединить народ на защиту Родины! Такое поведение обнаруживает в этих людях одержимость злобой и завистью к величию и силе духовных качеств личности Государя, их раздражали его нравственная чистота, его несгибаемая воля, их ‘бесила’ его искренняя религиозность, они неистово желали его полного устранения от власти. Невозможно себе представить, какую скорбь понес в себе в эти дни наш возлюбленный о Господе Царь. ‘:Скорбию обдержим бысть, венценосче Николае, зря ослепление народа твоего, отрекшегося от Царя Небесного, такожде и земнаго’ (Канон царственных страстотерпцев, Песнь 4. М.: Изд. совет РПЦ, 2002). ‘Очень хочется надеяться, что не только ‘предательство, трусость и обман’ окружали Государя’ — пишет О.А. Федоров (e-mail: feod.oa@yandex.ru). Действительно, были верные люди среди генералов Русской армии, которых можно сосчитать по пальцам. Генерал от кавалерии граф Ф.А. Келлер отказался признавать факт ‘отречения’ Государя и присягать преступному Временному правительству. 6 марта 1917 года, то есть когда Император Николай был уже (арестованным) в Могилеве, граф Келлер направил ему телеграмму (в Царское село) так как был уверен, что Государь находится там, в которой ‘с горячей мольбой свидетельствовал’: ‘Только с Вами во главе возможно единение Русского народа…Только со своим Богом данным Царем Россия может быть велика, сильна и крепка и достигнуть мира…’. 

  Видя, как Россия несется к своей гибели, надо было, следуя промыслу Божию, оставить ее без своего, спасительного для нее, управления. То дело, которым только и жил Государь, — служение своему народу, надо было прекратить. Каким надо было быть самоотверженным человеком, чтобы все силы своей души, с самой юности направленные на благоденствие, созидание великой Российской Державы, вдруг приостановить и отойти, и свои права и обязанности царского служения, которые с момента коронования так ревностно, истово и с великой любовью исполнял, оставить всецело на волю Божию! Какую надо иметь веру, чтобы так поступать главе Государства и Церкви! Какое послушание Богу! Подобно послушанию праотца Авраама, принявшего решение исполнить волю Божию и принести своего долгожданного и любимого сына в жертву заклания! Какая любовь и верность Богу! Очевидно такая же, как у Христа Спасителя к Богу Отцу, открывшаяся для нас в Гефсиманском саду перед взятием Его под стражу, перед Его арестом… 

   Арест Иисуса Христа, арест Царя Николая — удивительные события, учащие нас непостижимое для ума постигать благодатью Духа Святаго. 

  Решение Святого Николая II оставить Престол и уйти от своей власти над теми, кто был недостоин Царской власти, явно сопротивлялся ей, это решение полностью совпадало с Промыслом Божиим о необходимости наказания русских людей за их измену Вере, Царю и Отечеству. И это было совершено нашим Царем по прямому повелению Божию, которое было раскрыто ему через пророчества святых угодников Божиих. 

   О Царе Николае еще до рождения его на свет и потом при его жизни многие святые люди говорили, что он тоже будет святым. ‘Егда угодницы Божии продрекоша вам путь мученический, якоже Павлу пророк Агав, вы, царственные страстотерпцы, не уклонистеся ни одесную, ни ошуюю, но мужественно проидосте его, взирающе на Совершителя веры Иисуса Христа’ (Там же. Песнь 8-я Канона Цар.страстотерпцем). 

   Известна одна история, изложенная двумя духовными писателями начала XX века — С.А. Нилусом и П.Н. Шабельским (Поповым). Последний писал свое повествование будучи в эмиграции, видимо, со слов людей, не ставивших своей задачей отражать исторические события с точностью научного исследователя. Однако если эти воспоминания были написаны до Второй мировой войны, то можно определенно сказать, что в них отражаются пророческие события, которые впоследствии совершились. Шабельский рассказывает о предречении монаха Авеля Вещего о грядущем мученичестве ‘Святого Царя Николая Второго, Иову Многострадальному подобно’ и о дальнейших судьбах России, которые с удивительной точностью уже исполнились, а также о том, что нас ждет еще впереди. Вот это историко-литературное творчество: 

   ‘Император Павел Петрович спросил монаха Авеля, кому передаст наследие и правление царское правнук его, Александр III, которого Авель назвал Миротворцем и преемником на престоле Александру II Освободителю. 

   Авель отвечал: 

   — Николаю Второму — святому царю, Иову многострадальному подобному. Будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную. О нем свидетельствует Писание: псалмы 90, 10 и 20 открыли мне всю судьбу его. На венок терновый сменит он венец царский, предан будет народом своим, как некогда Сын Божий. Искупитель будет, искупит собой народ свой — бескровной жертве подобно. Война будет, великая война, мировая (Первая мировая война 1914 года. — прот. Георгий). По воздуху люди, как птицы, летать будут, под водою, как рыбы, плавать, серою зловонною друг друга истреблять начнут. Накануне победы рухнет престол царский. Измена же будет расти и умножаться. И предан будет правнук твой, многие потомки твои убелят одежду кровию агнца такожде (убиение Царя в 1918 году. — прот.Георгий), мужик с топором возьмет в безумии власть, но и сам опосля восплачется. Наступит воистину казнь египетская. Кровь и слезы напоят сырую землю. Кровавые реки потекут. Брат на брата восстанет. И паки: огнь, меч, нашествие иноплеменников и враг внутренний власть безбожная, будет бес скорпионом бичевать землю русскую, грабить святыни ее, закрывать церкви Божии, казнить лучших людей русских. Сие есть попущение Божие, гнев Господень за отречение России от своего Богопомазанника. А то ли еще будет! Ангел Господень изливает новые чаши бедствий, чтобы люди в разум пришли. Две войны — одна горше другой — будут. Новый Батый на Западе поднимет руку (Вторая мировая война 1941 года. — прот. Георгий). Народ промеж огня и пламени. Но от лица земли не истребится, яко довлеет ему молитва умученного царя. Бог медлит с помощью, но сказано, что подаст ее вскоре и воздвигнет рог спасения русского. И восстанет в изгнании из дома твоего князь великий, стоящий за сынов народа своего. Сей будет избранник Божий, и на главе его благословение. Он будет един и всем понятен, его учует самое сердце русское. Облик его будет державен и светел, и никто же речет: ‘Царь здесь или там’, но: ‘Это он’. 

   Воля народная покорится милости Божией, и он сам подтвердит свое призвание: Имя его трикратно суждено в истории Российской. 

  О времени спасения России через страдания и покаяние русских людей после двух мировых войн пророчествовал преподобный Аристоклий (Амвросиев), старец Московский. Вот что мы узнаем из сообщения монахини Варвары (Цветковой) из книги ‘Житие преподобного Аристоклия афонского, старца Московского’: ‘Для нашей семьи батюшка был многолетним другом милостью Божией. 6 марта 1917 года, тотчас после взрыва революции, я была у него, и он беседовал со мной долго о событиях. Все было так бесконечно ужасно. Батюшка тогда сказал, между прочим, что теперь начался суд Божий над живыми и не останется ни одной страны на земле, ни одного человека, которого это не коснется. Начало — в России, а потом дальше. Ничего утешительного он не сказал, но все время мне повторял: ‘Только не бойся ничего, не бойся. Господь будет являть Свою чудесную милость’: Затем наступил страшный октябрь, и сатанинская власть захватила нашу Русь, родную православную: За 10 дней до его кончины я была у него, и :я ему говорила, что образовалась тогда Белая армия и есть надежда. ‘Нет, не будет, потому что дух не тот. Надо много и много перестрадать и глубоко каяться всем, только покаяние через страдание спасет Россию’. Говорила я, что еще и война-то не закончилась. ‘А еще и другая будет, — сказал батюшка, — и ты узнаешь о ней :только ты не радуйся еще. Многие русские подумают, что немцы избавят Россию от большевистской власти, но это не так. Немцы, правда, войдут в Россию и много что сделают, но они уйдут, так как еще не время будет спасения. Это будет потом, потом».

   Как пишет историк В.П. Мультатули: ‘:Начало осознанного мученического пути, которым пошел Император Николай Второй: был подсказан ему в письме Серафима Саровского, переданным Царю накануне прославления Преподобного’. 

   А.С. Нилус передает рассказ Марии Федоровны Герингер, которая была при Дворе в должности камер-фрау, что означало самые доверительные отношения с Царицей Александрой Федоровной. Нилус пересказывает слова Марии Федоровны: ‘В Гатчинском дворце, постоянном местопребывании Императора Павла I, когда он был наследником, в анфиладе зал была одна небольшая зала, и в ней посредине на пьедестале стоял довольно большой узорчатый ларец с затейливыми украшениями. Ларец был заперт на ключ и опечатан. Вокруг ларца на четырех столбиках, на кольцах, был протянут толстый, красный шелковый шнур, преграждавший к нему доступ зрителю. Было известно, что в этом ларце хранится нечто, что было положено вдовой Павла I, Императрицей Марией Федоровной, и что ею было завещано открыть ларец и вынуть в нем хранящееся только тогда, когда исполнится сто лет со дня кончины Императора Павла I и притом только тому, кто в тот год будет занимать царский престол России. В утро 12 марта 1901 года и Государь, и Государыня были очень оживлены, веселы, собираясь из Царского Александровского дворца ехать в Гатчину вскрывать вековую тайну. К этой поездке они готовились, как к праздничной интересной прогулке, обещавшей им доставить незаурядное развлечение. Поехали они веселые, но возвратились задумчивые и печальные и о том, что обрели они в том ларце, никому, даже мне, с которой имели привычку делиться своими впечатлениями, ничего не сказали. После этой поездки я заметила, что при случае Государь стал поминать о 1918-м годе как о роковом годе и для него лично, и для династии’ (П.В.Мультатули. Император Николай II человек и монарх. М.: Вече, 2016). 

   Сведения о трагической судьбе Царя есть и в других нескольких воспоминаниях и свидетельствах: ‘Полковник Лейб-гвардии Финляндского полка Д.И. Ходнев утверждал: ‘Незадолго до своей праведной кончины преподобный Серафим Саровский вручил запечатанный пакет верующей и богобоязненной женщине Е.И. Мотовиловой, наказав хранить его и передать тому Царю, который приедет в Саров ‘особо обо мне молиться’. Через семьдесят лет, в 1903 году, этот пакет был вручен Государю во время прославления прп. Серафима Саровского — открытия его святых мощей. Это была рукопись святого, в которой он подготовлял Государя к тяжким испытаниям. Тогда же и там же об этом устно поведала и блаженная Паша Саровская. Об этом рассказывал мой отец, который тогда, в 1903 году, командуя Фанагорийским гренадерским генералиссимуса Суворова полком, был на охране Царя в Сарове при открытии мощей святого’ (там же). 

   Со слов монахини дивеевской пустыни Серафимы (Булгаковой), Н.Л. Чичагова, дочь архимандрита Серафима (Чичагова), рассказывала ей, что когда во время Саровских торжеств Государю передали письмо, он принял его с благоговением и положил в свой нагрудный карман, сказав, что прочтет позже. Когда Государь прочитал письмо, уже вернувшись в игуменский корпус, он горько заплакал. ‘Придворные утешали его, говоря, что хотя батюшка Серафим и святой, но может ошибаться, но Государь плакал безутешно. Содержание письма осталось никому не известно’ (там же). 

   Княгиня Н.В. Урусова в своих воспоминаниях писала: ‘Познакомилась я в Посаде с семьей графа Ю.А. Олсуфьева, принявшей в нас сердечное участие, но они тоже были совсем разорены и хоть очень хотели бы, но мало чем могли помочь. Граф в то время заведовал архивом лавры, стараясь, что можно из ценных исторических документов сохранить от варварских рук большевиков. Он принес мне однажды для прочтения письмо со словами: ‘Это я храню как зеницу ока’. Письмо, пожелтелое от времени, с сильно полинявшим чернилом, было написано собственноручно Святым Преподобным Серафимом Саровским — Мотовилову. В письме было предсказание о тех ужасах и бедствиях, которые постигнут Россию, и помню только, что было в нем сказано и о помиловании и спасении России. Года я не могу вспомнить, так как прошло 28 лет, и память мне может изменять, да и каюсь, что не прочла с должным вниманием, так как год указывался отдаленно, а спасения хотелось и избавления немедленно еще с самого начала революции’ (там же). 

   Наконец, о письме сообщал в своих воспоминаниях игумен Серафим (Кузнецов): ‘Преподобным Серафимом еще при жизни было написано по откровению Божию собственноручно письмо к тому Царю, которому суждено приехать в Саров и Дивеев, передав его своему другу Мотовилову, последний передал это письмо покойной игумении Марии, которая вручала его лично Государю Николаю II в Дивееве 20 июля 1903 года. Что было написано в письме, осталось тайной’: (там же). 

   ‘То, что Паша Саровская предвидела мученическую кончину Царской Семьи, свидетельствуют воспоминания игумена Серафима (Кузнецова). В 1915 году игумен лично приезжал в Саров и Дивеево и в праздник Успения Божией Матери служил Литургию в Дивеевском монастыре. Прямо из церкви он ‘зашел к старице Прасковье Ивановне, пробыв у нее больше часа, внимательно слушая ее грядущие грозные предсказания, хотя выражаемые притчами, но все мы с ее келейницей хорошо понимали и расшифровывали неясное. Многое она мне тогда открыла, которое я тогда понимал не так, как нужно было, в совершающихся мировых событиях. Она мне еще тогда сказала, что войну затеяли наши враги с целью свергнуть Царя и разорвать Россию на части. <:> Прозорливица при мне несколько раз целовала портреты Царя и Семьи, ставила их с иконами, молясь им, как святым мученикам. Потом горько заплакала’ (там же). 

   Известно, что преподобный Серафим Саровский пророчествовал: ‘Будет Царь, который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого Царя и его самодержавия, все восставшие погибнут, а Бог Царя возвеличит:’. Он же еще в 1832 году предсказал всеобщий бунт против Царской власти и кровавый момент ее падения: ‘Они дождутся такого времени, когда и без того очень трудно будет земле Русской, и в один день и в один час, заранее условившись о том, поднимут во всех местах Земли Русской всеобщий бунт, и, так как многие из служащих тогда будут и сами участвовать в их злоумышлении, то некому будет унимать их и на первых порах много прольется невинной крови, реки потекут по земле Русской, много дворян, и духовенства, и купечества, расположенных к Государю, убьют:’. 

   Святитель Феофан Полтавский (Быстров) в 1911 году посещал келью блаженной юродивой Паши Саровской, от которой он услышал пророчество о судьбе Царской семьи. ‘Блаженная вдруг вскочила на скамейку, схватила портрет Государя Императора Николая II Александровича, висевший на стене, и швырнула его на пол. Затем быстро схватила портрет Государыни Императрицы Александры Федоровны и также швырнула его на пол. Затем приказала келейнице вынести портреты на чердак. Это было за шесть лет до государственного переворота 1917 года’. Этим страшным предсказанием блаженная Паша повторила пророчества преподобного Серафима Саровского, старцев Оптинских, Глинского старца схиархимандрита Илиодора, прозрения отца Иоанна Кронштадтского и других прозорливцев Российских, т.е. пророчества, уже известные для Государя. 

   Блаженная Матрона Московская (1881-1952), будучи еще ребенком, попросила у матери куриное перо, общипала его и сказала: ‘Вот так обдерут Царя-батюшку’. Позже говорила об Императоре: ‘:Принудили. Пожалел народ, собою расплатился! Зная вперед путь свой’. 

   Архиепископ Мелхиседек (Лебедев, ┼2016) говорил: ‘Духовный подвиг Государя определен Провидением, для спасения России от власти тьмы. Царь добровольно отдал себя на муки, уничижение и смерть по образу Христова кенозиса (греч. самоограничение. — прот. Георгий), и свет святости Его не затмить силам тьмы никакими нагромождениями лжи и клеветы. Народно-церковное почитание Его означает, что народ не только сохранился, но и находится на пути ко спасению’.    

Протоиерей Георгий ВАХРОМЕЕВ

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Один комментарий на “ПРЕСТУПЛЕНИЕ, КОТОРОМУ НЕТ СРОКА ДАВНОСТИ1 min read

  • К.И.:

    Царя Православного, который одновременно (по учению Церкви) являлся Главой Русской Православной Церкви
    ——
    Какой Церкви? Какие каноны говорят,что император=Глав помест.Церкви?
    Или это это наоборот,антиканоничное учение на западный еретический манер?
    Цари Иван,Федор,Годунов,Шуйский,Михаил и Алексей Романовы cчитались на Руси 16-17 вв Главой Церкви?

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924