Ангел-хранитель для «ничьих детей»1 min read

В начале лета мы с сыном попали в больницу. Пока бегали по кабинетам, перезнакомились с мамами и детьми самых разных возрастов.
— А здесь лежат отказники! — почему-то шепотом поведала мне одна мама, кивнув в сторону закрытой двери, из-за которой доносился детский плач.
Некоторые особо активные мамаши пробовали прорваться за ту дверь, но медсестры их останавливали — не положено.
— Мама, а почему там детки плачут? — спросил меня однажды сын.— Им больно?
— Нет, сынок, просто они одни, и им грустно.
— А почему они одни? Где их мамы?
— У них нет мамы.
— Как это — нет мамы? Такого не может быть!
Спустя несколько дней после того, как мы выписались из больницы, сын рассказывал друзьям по песочнице, что был в таком месте, где дети совсем одни и без мам.

Нужны памперсы!

Фото Ольги Новиковой

Фото Ольги Новиковой

«Братья и сестры! Детям-отказникам нужны гигиенические средства и средства от комаров». Марина — преподаватель воскресной школы храма Рождества Христова — крепит листок на доску объявлений рядом с расписанием работы воскресной школы, кружка резьбы по дереву и курсов золотого шитья. Здесь же — фотографии «ничьих» детей и отчеты о поездках в больницу. Для того чтобы люди видели — их помощь идет не абстрактным отказникам, а вот этим вполне конкретным малышам. И хотя с наступлением холодов нужда в антикомариных мазях вроде бы отпала, памперсы детям нужны всегда. Постоянные прихожане знают это — они опекают отказных детей из 7-й городской больницы уже третий год.

— Люди несут влажные салфетки, присыпки… А еще сами вяжут шапочки, носочки. Прихожане у нас очень отзывчивые,— улыбается Марина.

Рассказывает, как одна семья, увидев объявление и фотографии деток, закупила полный багажник памперсов, детской одежды, игрушек, моющих средств для больницы.

Раз в месяц, а иногда и чаще, от храма в больницу отправляется машина. За рулем — Елена. Таких, как она, принято называть «бизнес-леди». Молодая успешная женщина находит время в своем плотном графике, чтобы отвезти памперсы ничьим детям. Вместе с Еленой и Мариной в больницу ездит священник Роман Волков. По просьбе медперсонала батюшка крестит и причащает отказников, освящает палаты. А недавно его попросили освятить помещение реанимационного отделения больницы.

— Когда говорят, что детям нужна помощь, имеют в виду что-то материальное. А про духовное — забывают,— говорит отец Роман.— Но разве можно оставить этих детей без духовной помощи?

— Мы ведь не просто «приехали, отдали сумки и уехали»,— продолжает мысль отца Романа Марина.— Мы молимся за этих детей. У них у всех — разные диагнозы: у кого — ДЦП, у кого — порок сердца. Есть очень тяжелые детки. Не могу забыть Сонечку — она на Пасху умерла… А бывает и так, что совершенно безнадежные с медицинской точки зрения дети с Божией помощью выкарабкиваются. Даже врачи удивляются!

Одно маленькое чудо сейчас лежит в больнице. Это Настя Еремина. Девочка родилась 2 июня 2008 года с глубоким пороком сердца. Врачи говорили: ребенок не выживет. Но девочка выжила, только вот где ее мама — теперь никто не знает.

Почему они одни?

В больнице нас встречает старшая медсестра Людмила Андреевна. Проводит в боксы для отказничков. Здесь светло, чисто, тепло, но по-больничному пусто. Из мебели — только кроватки, в которых лежат, сидят или стоят дети. Над кроватками прикреплены бумажки. На них — имена детей, дата рождения и дата поступления малыша в больницу. Окутанный трубками Егор, запрокинув голову, тихо стонет и раскачивается из стороны в сторону. Алена, такая маленькая, что ее почти не видно в кроватке, лежит молча, отвернувшись к стене.

Я пулей вылетаю из палаты. Отец Роман понимающе смотрит на меня.

— Как-то я взял с собой на крещение алтарников, они тоже не смогли долго в палате находиться.

— Когда болеют взрослые — это одно. Всегда найдется, за что. Но почему страдают дети? — спрашиваю я батюшку.

— Иначе взрослых не вразумить,— отвечает отец Роман.

Фото Ольги Новиковой

Фото Ольги Новиковой

Людмила Андреевна проводит меня в палату к другим детям. Грудничок Ксюша улыбается, радуется приходу гостей. А вот более старшие дети — Настя, Даня, Миша и Ярослав — смотрят настороженно. Они научились опасаться взрослых… Людмила Андреевна рассказывает, как малыши попадают к ним в больницу. Я узнаю, что дети, найденные в мусорных баках и на помойках,— не выдумки журналистов. И не сводки из криминальной хроники федерального телевидения. Это — вполне реальные саратовские истории. Лишь единицы отказников поступают в эту больницу из роддомов. Остальных бросают позже. Кого-то оставили на пеленальном столике в детской поликлинике. Кого «забыли» в уличном кафе. Одного малыша — голенького, завернутого в пиджак — отец «сдал» в милицию. Других просто бросают дома — уходят и не возвращаются по два-три дня. Все это время голодный ребенок плачет в квартире, пока соседи не вызовут МЧС.

Иногда детей изымают из родного дома — одного малыша с петлей на шее доставили сразу в реанимацию. Родная мать привязала его к кроватке, чтобы не убежал.

Некоторые бывшие родители пытаются вернуть ребенка. Но механизм государственной машины уже запущен, и «обратный ход» ему дать очень трудно. Ведь если для того, чтобы отказаться от ребенка, достаточно лишь записки — то для того, чтобы вернуть его, понадобятся уже тома справок. Для одумавшихся горе-родителей это шанс всё исправить. Но используют его не все.

Детский «транзит»

Главный врач 7-й городской больницы Юрий Борисович Поляков рассказывает, что в двух отделениях больницы — педиатрическом и неврологическом — могут находиться до 20 отказников. Но в среднем в палатах лежат 9–12 ребятишек, их возраст — с первых дней жизни до четырех лет.

Долго они здесь не задерживаются. Только на время, необходимое для медицинского обследования и определения статуса брошенного ребенка. Из больницы детей распределяют: редко кого — в семью (родную или приемную), гораздо чаще — в детдом, в дом инвалидов, на операцию в другую больницу.

Настя Еремина ждет своей очереди — оперировать ее будут в кардиологическом центре, и отец Роман старается приезжать как можно чаще, чтобы причастить ребенка.

— Только благодаря Причастию она и живет,— говорит медсестра Люда, ухаживающая за девочкой.

В тот день, когда в больнице была я, у четверых ничьих детей появился Ангел-хранитель. Людмила Андреевна держала на руках маленькую Ксюшу, Марина — плачущую Настю, медсестра Люда — серьезного Данилку. Самый старший — Миша, малыш лет трех-четырех — стоял в кроватке самостоятельно. После крещения батюшка причащает новопросвещенных Ксению, Анастасию, Даниила и Михаила, потом идет в следующую палату — к Егору и Алене…

Весть о том, что в больницу приехал священник, разносится по коридорам быстро. Мамы из других отделений просят причастить их детишек.

Прощаясь, спрашиваю у Людмилы Андреевны, что привезти в следующий раз.

— Колготки,— с ходу отвечает она.— Дети к нам поступают — кто в чем. Их нужно одевать! Памперсы всегда нужны, разных размеров. Влажные салфетки тоже. А еще — игрушки, только не мягкие, а те, которые можно мыть. Можно книжки для детей — вот сейчас бы Миша почитал.

Миша рассматривает крестик у себя на груди. Пробует его на вкус. Нам пора уезжать. Отец Роман, Марина и Елена скоро снова приедут в больницу. Я — тоже. Надо собрать дома детские книжки…

Ольга Новикова
Газета «Православная вера» № 19 (399) за 2009 г.


ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (Оценок пока нет)
Загрузка...


 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Пожертвование на развитие сайта:

WebMoney R373636325914; Z379972913818; B958174963924…
Яндекс.Деньги: 410014581448603