Двуединый закон любви1 min read

Двуединый закон любви

Неделя 15-я по Пятидесятнице 

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа! Сегодняшнее Евангельское чтение многим из нас хорошо знакомо; в нем раскрыта сущность христианского вероучения. Господь наш Иисус Христос в ответ на вопрос иудейского законника о наибольшей заповеди изрек: Возлюби Господа Бога Твоего всем сердцем твоим и всею душою твоей и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки (Мф. 22, 37–40). Итак, основа Евангелия – любовь: сначала – к Богу, затем – к ближнему.

Вопрос, предложенный Спасителю законником, был в числе главных недоумений, безпокоивших тогда религиозное сознание иудеев. Дело в том, что под влиянием секты фарисеев в народе распространилось мнение об особой важности соблюдения внешних обрядов. Оставив истинное богопочитание, потомки Авраама углубились в излишние рассуждения о выделении наиболее значимых предписаний, исполнение которых казалось им гарантией праведности. Многие полагали, что главное – это повеление о жертвах в честь Иеговы, другие говорили о приоритетности хранения субботы, третьи считали первостепенным обрезание. Таким образом, заповеди Божии стали предметом споров и состязаний, что рождало в народе раздоры и смущения. Для разрешения возникшей дилеммы необходима была воистину Божественная мудрость. И Спаситель явил ее, указав первое и самое основное Божие требование – о любви к Нему. Казалось бы, законники услышали  ответ на тревоживший их вопрос. Но Господь сделал к сказанному одну существенную прибавку: Возлюби ближнего твоего, как самого себя. И это в корне не соответствовало мировоззрению иудеев, не укладывалось в рамки их представлений и ощущений. Ведь, как известно, у этих «ревнителей» закона понятия о любви к ближним были крайне ограничены и извращены, поскольку ближними они считали исключительно людей своей национальности. Любовь же к ним они полагали вмененной законом обязанностью, предпочитая ее внутреннему искреннему чувству. Потому иудейские мудрецы не уразумели мысли Христа, этой органичной связки – что только истинная любовь к ближнему может свидетельствовать о нелицемерной любви к Богу.

Все Евангелие и жизнь Святых Отцов учат нас правильно понимать вышеприведенную великую двуединую Божию заповедь. Мы созданы Господом по Его образу и подобию и поэтому не можем полностью удовлетвориться ничем земным. Кого или что бы мы здесь ни любили, какие бы земные блага ни получали, как бы ни ублажали свое мирское любопытство – только этого нам недостаточно, наше сердце – в постоянном поиске, и душа не может успокоиться до тех пор, пока не встанет на путь стяжания любви к Богу.

Современный мир, погруженный в бездну греха, погибает именно из-за отсутствия истинной любви. Как и иудейские законники, нынешние нецерковные люди не способны воспринять неразделимость заповеди Господней о любви к Нему и ближним. Например, они часто говорят, что если человек делает ближним добро и ведет себя в рамках нравственности, то, даже не веря в Бога, он ничем не отличается от христианина. Но такое мнение не просто ошибочно – оно внутренне противоречиво, абсурдно. Ибо эта связь заповедей о любви к Богу и к ближнему неразрывна: одно без другого существовать не может. И если мы внимательно присмотримся к жизни и поступкам такого будто бы добродетельного, но неверующего человека, то увидим, что, не признавая Бога, он на подсознательном уровне соперничает с Творцом, ставит свою «доброту» на место Божией, уподобляясь этим сатане, и все свои благие деяния совершает напоказ, ради похвалы от людей, ради доброго отношения к себе, для достижения каких-либо личных целей.

Совсем другое дело, когда человек, имея веру и искренне любя Создателя, ценит и своих ближних, делает добрые дела и действительно старается жить нравственно. Да и как не любить всем сердцем своим людей и не стараться творить им благо, если все мы – чада Одного Небесного Отца, братья и сестры?! Если я люблю Бога, то как посмею нарушить Его заповедь о любви к ближним? И когда мы всей душой по-настоящему стремимся исполнять Божии повеления, Он начинает помогать нам на этом поприще, подает силы – Свою благодать. А без благодати этой мы – ничто, все равно что сломанная машина, непригодный для работы механизм. Лишь благодать Господа нашего Иисуса Христа исправляет все наши недостатки, приводит силы и способности в должный порядок и дает необходимую энергию и ревность к осуществлению в жизни двуединого закона любви. Таким образом, полюбить ближнего, не любя Бога, невозможно.

Эта заповедь приложима к любой стороне нашей жизни. Например, зададимся вопросом об отношении к дорогим нам людям. Если мы истинно кого-то любим – не на словах, а на деле, то стремимся радовать объект нашей любви и избегаем того, что может его опечалить. Т. е. стараемся ему угодить, а все, что исходит от любимого человека, любые его просьбы и требования – принимаем без возражений и сопротивления, даже если это порой нам не совсем приятно. Мы проявляем терпение, потому что – любим. Сказанное верно и в отношении к Богу. Он желает видеть нас праведниками, а более всего Его огорчают наши грехи. Значит, если мы на самом деле любим нашего Создателя, то должны всей душой стремиться к добродетельной жизни и удаляться от греха, смиренно принимать от руки Господней все скорби и испытания, оказывая Ему свою покорность и послушание. Кроме того, искренно любящий не хочет никогда разлучаться с любимым. Так и мы, если любим Бога, должны находиться с Ним в постоянном общении через молитву.

Но мы вместо братской любви и уважения к ближним нередко сеем клевету и распространяем суждения, порочащие людей, участвуем в интригах, даже в доносах. Вместо того чтобы покрывать недостатки и слабости окружающих, мы ради собственного больного самолюбия порой даже преувеличиваем их и измышляем все новые вины. Но будем знать, что в таком случае мы – лжецы и обманщики, далекие от настоящей веры и любви к Богу.

Но тут есть еще один важный момент. Нельзя путать любовь к ближнему с потаканием его страстям и порокам. Надо помнить, что христианская любовь в корне отличается от светской сентиментальности и чувствительности, снисходительности к явному злу, т. е. от того, что сегодня именуют «толерантностью». Христианская любовь не может быть слепой, она разумна и строга, ибо единственной своей целью полагает спасение души. Поэтому долг верующего – проявлять иногда и суровость к согрешающим и заблуждающимся, дабы этим побудить их опомниться, вразумиться и обратиться на путь покаяния. Ведь и Сам любящий Отец наш, Милосердный Господь именно так поступает с нами и Сам говорит в Писании: Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю (Откр. 3, 19). Однако эта строгость должна быть свободна от внутренней неприязни и озлобления.
Истинно христианская любовь – всеобъемлющая и всепрощающая, но вместе с тем она справедлива и не знает снисхождения и поблажки там, где видит укоренение во зле, упорное противление правде и воле Божией, нераскаянность. Господь простил разбойника на кресте, снисходил к мытарям и блудницам, когда они искренне сожалели о содеянном. Но та же любовь Божия сурово покарала первосвященника Илия за его неразумное отношение к порочным сыновьям, слепую любовь к ним, полную поблажек и потворства нечестию. Эта любовь наказала всемирным потопом и весь человеческий род, дошедший до полного нравственного разложения. Она и по сей день вразумляет нас войнами, наводнениями, землетрясениями, пожарами, болезнями и иными бедствиями. Ибо настоящая любовь, повторим еще раз, делает все ради спасения душ человеческих и ведет к сему, употребляя самые разные средства. Она действует как врач, лечащий больного не только приятными или безвкусными лекарствами, но и горькими пилюлями, а в особо сложных, запущенных случаях даже причиняющий физическую боль и страдания хирургическим вмешательством. В этом отношении нельзя не отметить, что люди, пропагандирующие т. н. экуменизм – лжеучение о необходимости объединения православных с еретиками и иноверцами, – глубоко заблуждаются. Хотя они подчас носят архиерейские и священнические одежды, их трудно назвать даже просто христианами. Согласно их убеждениям, «христианские конфессии», в том числе и Православие, по отдельности не могут претендовать на полноту благодати, ибо являются якобы лишь некими «осколками», «ветвями», «церквами-сестрами», как они говорят. Но это противоречит нашему Символу веры, его догмату о Единой Святой, Соборной и Апостольской Церкви, т. к. означает, что все еретические сообщества – монофизиты, католики, англикане и прочие безчисленные протестантские секты – уравниваются с Православной Церковью, которая не признается самодостаточной и единственной хранящей полноту истины Христова учения.

На наше православное обличение экуменисты, как и древние иудейские законники, не разумевшие разницы между подлинной любовью и потаканием злу, обыкновенно отвечают, что у нас якобы «нет любви». Но Господь прорек: Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16, 18). Да, к сожалению, мы видим в нашей жизни, как оскудение богопочитания приводит к умалению нравственности, и люди нередко становятся предателями любви и веры, превращаются в богопротивных существ, для которых нет ничего святого. И поэтому мы, подражая апостолам, должны непрестанно просить Бога: Умножь в нас веру! (Лк. 17, 5). А Церковь Христова – не папская, не лютеранская или еще какая-либо иная еретическая, – а Святая, Соборная и Апостольская, пусть в малом остатке людей, сохранится в полноте истины до скончания века. И только ее чада могут стяжать истинные веру и любовь и с помощью этих добродетелей наследовать Жизнь Вечную. Аминь.

Протоиерей
Георгий ВАХРОМЕЕВ,
настоятель храма во имя
Святой Живоначальной Троицы
на Шаболовке, г. Москва

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (Оценок пока нет)
Загрузка...


 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Пожертвование на развитие сайта:

WebMoney R373636325914; Z379972913818; B958174963924…
Яндекс.Деньги: 410014581448603