“Какая погода в Португалии?..”1 min read

Русский матрос всегда задать умеет правильный вопрос. Уточню, что русские адмиралы тоже ого-го как умеют задавать вопросы. Такие вопросы, что просто наповал!..

КорабльНижеописываемые события имели место на Черноморском флоте. Я уже писал, что конец 90-х был для него очень трудным временем. Как распевали свободные от вахты остряки:

Денег нет-нет-нет.
И монет нет-нет.
И кларнет нет-нет
Не звучит!..

Да, денег действительно не было. Но флот их изыскивал. Где угодно и как угодно.

По напряжённости и драматичности эта эпопея, пожалуй, не уступала двум оборонам Севастополя вместе взятым. В очередной раз позабытый правительством, флот бился сам за себя. В одиночку. И, что-таки удивительно, побеждал.

Поставленную ещё в далёком 1990-м для частичной модернизации на стапеля Николаевского завода, “Славу” смогли ввести в строй только в 1999-м. Это было настоящее чудо, что гвардейский ракетный крейсер так и не “ушёл на патефонные иголки”. Чудо состоялось благодаря упрямству экипажа и… спонсированию из закромов московской мэрии. Включая личный кошелёк г-на Лужкова. Столичного мэра потом на крейсера так и называли “наш Лужок-Спаситель” (а сам крейсер кулуарно обзывали “Славой Лужкову”, хе-х).

Долг на Руси, как известно, платежом красен. Потому флагман Черноморского флота без особых моральных терзаний переименовали из “Славы” в “Москву”. После чего стали на нём дальше жить-поживать и добра наживать. Последнее, благодаря непрерывной “шефской помощи” из Москвы, приняло вполне упорядоченный и неиссякаемый характер.

Похожая история произошла с подлодкой Б-871, которую с сентября 1997-го взялась “подкармливать” акционерная компания “АЛРОСА”. Для тех, кто не в курсе, поясню, что название данной скромной богадельни расшифровывается как “Алмазы России”. Итог гешефта вполне закономерен – Б-871 перелицовали в “Алросу”.

Кстати, старое морское поверье о том, что сменивший имя корабль обречён на неприятности, в отношении “Алросы” (тьфу-тьфу-тьфу) сработало прямо в обратную сторону. Лодка не просто осталась в строю, но и умудрилась пять раз завоевать Приз Главнокомандующего ВМФ по торпедной стрельбе. Во как!

Шло время и ЧФ как-то незаметно сам для себя стал всё активнее “подниматься с колен”.

Было приросшие к причалам, корабли стали всё чаще и чаще выматываться из гавани. Смотришь, то БДКашки наших миротворцев в Салоники оттарабанят, то “Москва” с “Азовом” торопятся в Средиземку нашим флагом помахать. Мол, не спешите нас хоронить! Мол, у нас ещё здесь дела…

Короче, какая-то движуха была налицо. Но в плане реального повышения боеспособности флота одиночная беготня туда-сюда почти ничего не давала. Комфлота Масорин понимал это как никто. Почему и вис с упрямством бульдога на брючинах министра обороны, вытрясая средства на групповой дальний поход.

И вытряс…

На этом заканчиваю вступление и перехожу непосредственно к сути.

В начале апреля 2003 года флот впервые чёрт знает с каких времён снимался с бочек для броска аж в Индийский океан. В дальний поход уходили без особой помпы. Шли не в гости. Шли на работу.

Первыми Босфор 10 апреля миновали танкер “Бубнов”, буксир “Шахтёр” и БДК “Цезарь Куников” с усиленной ротой морпехов на борту. Не обошлось без приключений.

Перед самым мостом Ататюрка из-под восточного берега выскочил турецкий патрульный катер и по УКВ потребовал от нашего большого десантного корабля застопорить ход. Чтобы принять на борт осмотровую группу.

– Совсем нюх потеряли! – не выдержал командир “Куникова” кап-два Сергей Синкин. И приказал следовать прежним курсом.

Катер забежал вперёд. Продолжая назойливо требовать от БДК застопить ход, замер, загораживая собой путь к Дарданеллам.
– Он нам ещё и борт подставляет, гад.. – желчно обронил Синкин. И сыграл боевую тревогу.

Миг – и экипаж разбежался по боевым постам. На палубе залегли морпехи с оружием. 57-мм АКашка весело подмигнула потомкам янычаров своими спаренными стволами.

Новый приказ с катера лечь в дрейф прозвучал уже как-то неуверенно. БДК в ответ отсигналил “Не мешайте моим действиям”. Расстояние между высоченным носом “Куникова” и низеньким планширем патрульника неуклонно сокращалось. Наконец, когда до неумолимо надвигающейся 4000-тонной туши русского десантника оставалось меньше полукабельтова, турки врубили полный ход и, не попрощавшись, унеслись к Босфору…

Сутки спустя Мраморное море проходила “Москва” с СКРами “Сметливый” и “Пытливый”. Крейсер и сторожевики досматривать уже никто не пытался.

Зато стоило отряду покинуть турецкие терводы, как на пересечку курса идущего головным крейсера бросился невесть как забредший в восточное Средиземноморье португальский фрегат “Васко да Гама”. И засигналил, и засигналил!..

– Чего он там? – поинтересовался командир “Москвы” каперанг Щербицкий.

Поинтересовался шёпотом, чтобы не разбудить перенервничавшего за время прохода проливов, а теперь со смаком храпевшего в командирском кресле контр-адмирала Евгения Орлова.

– Запрашивает чего-то. – ответили сигнальщики.
– “Чего-то”, это чего? – кэп начал медленно закипать.
– Никак не разберём, тащ командир.
– Драл я вас мало, – прошипел каперанг, тоскливо шаря глазами по мостику в поисках с кем бы посоветоваться.

Будить замкомандующего флотом не хотелось до смерти. Щербицкий потеребил себя за нос и придумал:
– Переводчика на мостик.
– Есть переводчика на мостик!

Щербицкий с опаской посмотрел на завозившегося в кресле и зачмокавшего губами контр-адмирала:
– Да тише вы, ироды.
– Есть тише!
– Блин…
– Есть!

Капраз как раз собрался кратко, но ёмко выразить свою мысль о непонятливости подчинённых, когда с воплем “Прошу разрешения подняться на мостик!” нарисовался переводчик.
– А? Чего?.. – вскинулся в кресле замкомфлота.

Кэп в немой муке вздел очи к подволоку и стиснул зубы.

Через пару минут с помощью переводчика разобрали-таки запрос португальца.

“Что за груз у вас на борту?” – вслух повторил Орлов. Тупо посмотрел на Щербицкого: – Они там что? Совсем охренели?!

Поскольку вопрос был явно из разряда риторических, ответа контр-адмирал не дождался. Впрочем, он на него и не рассчитывал. Отоспавшийся замкомфлота почувствовал внезапный прилив адреналина и острое желание насмерть постоять за честь родного флага.

– Вот уроды, а? – контр-адмирал не глядя протянул руку, в которую тут же вложили бинокль.

Придирчиво изучив силуэт по-прежнему маячившего впереди португальца, Орлов от вопросов перешёл к утверждениям:
– Точно – уроды. …Дожили. Докатились. Не успеешь в море выйти – к тебе уже лезет всякая мелюзга. Прямо в карман. Хорошо хоть – не сразу в трусы!
– Так точно, – счёл нужным поддакнуть капитан первого ранга, чем сразу вызвал со стороны контр-адмирала самое пристальное внимание к своей персоне.
– Ну, Александр Владимирыч, чего отвечать будем супостату?
– Ээээ… Товарищ контр-адмирал, фрегат у португальцев новенький, команда – тоже. Могли и напутать. Разрешите поднять “Зулу”-“Лиму”?
– Добро.

“Москва” – “Да Гаме”: “Ваш сигнал принят, но не понят”.

Теперь задумались уже на фрегате. Однако, спустя пять минут повторили свой первоначальный запрос.

На крейсере продублировали свой ответ: “Ваш сигнал принят, но не понят”.

Через минуту всё та же “Да Гама” – всё той же “Москве”: “Что за груз у вас на борту?”

– Ну, это уже хамство! – бушевал на крейсере Орлов. Да что они там о себе возомнили, колумбы херовы?! Да я их… Сигнал на фрегат: “Пошли на куй!”
– Товарищ контр-адмирал, разрешите обратиться? – ожил переводчик, разом взопревший от мысли о возможных последствиях орловской эскапады.
– Ну? – недовольно буркнул замкомфлота.

Сам удивляясь своей решительности и красноречию, переводчик (всего-то – старлей!) в изумительно обтекаемых выражениях начал объяснять контр-адмиралу, что так дела не делаются. Что нахамить иностранцу любой дурак может. А вот аргументированно настоять на своей правоте может далеко не каждый. Что культурнее тут, за границей, надо. Культурней.

– Культурней? – кхм. – контр-адмирал набычился как мальчишка, который после драки оправдывается “а чё он первый начал?” – Культурней, говоришь? Ну, раз культурней… Вот ты, старший лейтенант, раз такой умный, ответь: о чём говорят культурные люди, когда им лялякать не о чём, но обидеть друг-друга не хочется?
– О погоде. – ляпнул первое пришедшее в голову переводчик.
– Отлично. – едко ухмыльнулся замкомфлота. – Александр Владимирыч, запрос на фрегат: “Какая погода в Португалии?”
– А если откажутся отвечать?..
– Тогда сразу – “На куй!”

Португальцы от вопроса явно выпали в осадок не меньший, чем Орлов от их запроса про груз “Москвы”. Минут тридцать “колумбы херовы” напряжённо консультировались по спутниковой связи с Лиссабоном. За это время отряд кораблей Черноморского флота успел оставить “Васко да Гаму” далеко за кормой. Наконец через пол часа португальцы вышли на связь с русским флагманом и сообщили: “Средняя температура по стране – плюс 16 по Цельсию.”
– Что ответить, товарищ контр-адмирал?
– “Так держать!”

Больше португальцы на связь не выходили…

А Евгений Орлов по итогам похода в том же году был произведён в вице-адмиралы.


ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (Оценок пока нет)
Загрузка...


 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Пожертвование на развитие сайта:

WebMoney R373636325914; Z379972913818; B958174963924…
Яндекс.Деньги: 410014581448603