Привидения из мира фантазий1 min read

Юрий Воробьевский

очерк из новой книги

Но в чем же был магизм Ильи Ефимовича? Не в том ли, что творческая фантазия по определению является прибежищем сил инфернальных?! (Ленин утверждал, что «фантазия есть качество величайшей ценности». Потом «сказка» о светлом будущем обрела научный расчет – в миллионах, десятках миллионов загубленных душ.

В болезненном отношении Репина к крови было что-то «розановское». Буквально обонятельное и осязательное. Вот вам пример. Дочь Ильи Ефимовича “маленькая Вера делала гимнастику на трапеции. Внезапно у нее закружилась голова, и она упала. Разбила нос в кровь. Переполох! Мать бежит с водой, полотенцем. А отец умоляет подождать. Он смотрит, смотрит на струящуюся из носа кровь и запоминает цвет, направление струек. Он забыл, что это его дочь, что ей больно и надо скорее унять кровь. Художник главенствует над всеми чувствами, а художник увидел в натуре то, что создает сейчас на полотне – струящуюся кровь”.

Репин не просто интересовался кровью и смертью. Он как будто сам нес смерть. Причем, не только отдельным людям.

Например, картина про убийство сына Ивана Грозного вдохновляла не одних лишь декабристов. «Еще нигде не описаны те переживания революционеров, – вспоминал один из ближайших сотрудников В.И. Ленина В.Д. Бонч-Бруевич,- те клятвы, которые давали мы там, в Третьяковской галерее, при созерцании таких картин, как «Иван Грозный и сын Его Иван»»…

Да, они дали клятвы, и вскоре Клио не просто заплакала. Она заплакала кровавыми слезами.

Но что же они прочитывали в этом псевдоисторическом эпизоде? Что видели за плоскостью полотна? И здесь стоит вспомнить несколько эпизодов из жизни самого живописца, на которые обращает внимание исследователь С. Фомин.

Итак, во второй половине февраля 1881 г. Репин выехал из Москвы в Петербург на открытие Передвижной выставки. Дела задержали Илью Ефимовича в столице, где между тем произошло цареубийство. Вскоре Репин возвращается в Москву, но в апреле он уже снова в Петербурге, аккурат поспев к казни первомартовцев 3 апреля. 12 апреля он опять в Москве. Авторы жизнеописаний художника считают эти совпадения не случайными.

Далее. Поэт Василий Каменский, друг В. В. Маяковского, оставил дневниковую запись о поездке, еще до революции, к художнику в “Пенаты”: “За столом Репин рассказал мне, как он был свидетелем публичной смертной казни первомартовцев: Желябова, Перовской, Кибальчича, Михайлова, Рысакова. – Ах, какие это были кошмарные времена, – вздыхал Репин, – сплошной ужас… Я даже помню на груди каждого дощечки с надписью “Цареубийца”. Помню даже серые брюки Желябова, черный капор Перовской…”

Исследователями отмечено еще одно любопытное совпадение. Ко времени учебы И. Е. Репина в Академии художеств в 1860-е годы относятся два его эскиза: “Видения Иоанна Грозного” (поджав ноги, Царь в ужасе смотрит на стоящие перед ним привидения – якобы замученных ими людей) и “Митрополит Филипп, изгоняемый Иоанном Грозным из церкви 8 ноября 1568 г.” (ныне они хранятся, один в музее-усадьбе “Пенаты”, другой – в Национальной галерее в Праге). Последний из эскизов был одобрен Советом Академии художеств. Работа над ним Репина датируется 20 мая 1866 г. Таким образом, она по времени совпала с покушением на жизнь Императора Александра II Д. В. Каракозова (4 апреля) и со временем казни последнего (3 сентября), на которой тоже, как известно, присутствовал Репин, выполнивший с натуры рисунок “Казнь Каракозова».

Таким образом, это противостояние: Царь Иван Грозный/Самодержавие и революционная борьба против него – засело в голове художника давно и, похоже, прочно.

Суммируя все эти факты, следует признать правоту советских исследователей творчества Репина и рассматриваемой нами картины, в частности (не сочувствуя при этом, разумеется, общему пафосу): “Трагические впечатления, следовавшие за событиями 1 марта 1881 года, вызвали потребность откликнуться на них картиной, где царь был бы показан и разоблачен как тиран и сыноубийца. Нельзя было написать на эту тему картину из современной жизни: “естественно было, – говорил Репин, – искать выхода наболевшему трагизму в истории”.

Фальсификации придан статус не просто документа, но символа… Хорошо, что у русских людей есть чувство юмора: я видел как-то коллаж под названием: «Иван Грозный убивает квадрат Малевича».

Если же говорить серьезно, стоит вспомнить, что во времена Третьякова зловредная картина Репина находилась в отдельном зале, который при желании можно было обойти стороной. Теперь в галерее мимо «шедевра» не проскочишь. Православные люди уже предлагали отправить полотно в запасники. Стоит вернуться к этой идее.

Юрий Воробьевский


ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (2 голосов, в среднем:4,50 из 5)
Загрузка...


 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Пожертвование на развитие сайта:

WebMoney R373636325914; Z379972913818; B958174963924…
Яндекс.Деньги: 410014581448603